Творчество и общение интересных людей

Соблазнить женщину, - хмуро сказал Бертлеф, - умеет каждый дурак. Но по умению расстаться с ней познается истинно зрелый мужчина

(Милан Кундера)

Сегодня
13 августа 2022 г.

Дни рожденья

13 августа Stopr
13 августа uknanzian
13 августа Aactiliala
13 августа eneuceo1726
13 августа Sano-sama
13 августа Tanechkina
13 августа nutka-ho

Здесь и сейчас:

На сайте - никого? Значит, все в Общалке...

Все авторы > 

Все даты
В 1899 году, 123 года назад:
Родился сэр Альфред Хичкок

Конкурсная лента

Все произведения   Избранные   Потрошенные

Вернуться

бобелен-чн. гл.14

Глава 14. СЛУЧАЙНЫЕ ХУЛИГАНЫ.

Сидеть на голом дереве, продуваемом всеми зимними ветрами, тяжело и неудобно. Ноги и руки медленно коченели от неудобной позы, а терпеть по крайней мере еще полчаса. До тех пор, пока не выйдет из дома криминальный авторитет и сядет в свою роскошную машину.
Жутко мешал бездомный пес, от скуки тявкающий на спрятавшегося в ветвях Бобелема-ч. За маскировку герой не переживал, сумерки скрадывали детали, и издали он напоминал сугроб снега, застрявший в густых ветвях дерева. Гениально выбранный цвет героического костюма удачно вписывался в суровый пейзаж зимнего города. Силой воли, прекратив дрожание озябших конечностей, Бобелем-чн занялся обогревающим аутотренингом, продолжая наблюдать за святящимся окном спальни.
За обледенелым стеклом, глава одной из многочисленных шаек района, предавался бесстыжему разврату с женой местного прокурора, пока супруг произносил обвинительную речь на заседании суда. Прокурор слыл порядочным и честным мужчиной, не подозревающим о криминальной связи жены с уголовным авторитетом.
Скрытые в прокурорской квартире подслушивающие жучки передавали в наушники Бобелема-ч страстные вздохи любовников и скрип пружин на стареньком диване. Расстояние до окна не превышало двух метров и вполне вероятно, звуки доносились натуральные, не пропущенные через электронные фильтры микрофонов.
В постельных играх уголовник был неутомим на выдумки. Экстравагантные позы сменяли друг друга с частотой поз в порнофильмах, а скорости фрикций в секунду, позавидовал бы и кролик.
Бобелем-чн осторожно достал фотоаппарат и, дождавшись н удачного ракурса в позиции любовников, щелкнул пару снимков. В кадр вошли интимные части тел влюбленных, и раскрасневшиеся, перекошенные страстью и приближающимся оргазмом лица. Теперь никакой скептик не заикнется о фотомонтаже. Вечернюю темноту пронзили яркие фотовспышки, но разгоряченные соитием любовники, не заметили папарацци. Лишь испуганный кобель перестал гавкать и умчался в ночь, поджав трусливо хвост.
Охранник-телохранитель в одном лице, высунулся из окна бронированного Мерседеса, привлеченный вспышкой света. Подслеповато пощурился на дерево и спрятался обратно в машине, справедливо рассудив, непонятные вспышки на березе, не несут непосредственной опасности боссу, а за подозрительные всполохи света ему не платят.
Раздался финальный крик прокурорской жены, оповещая соседей и Бобелема-ч о достижении удовольствия. На некоторое время в квартире затихли, бы через несколько минут возобновить разврат с удвоенной силой. Тяжело вздохнув, герой зябко вздрогнул плечами и опять неподвижно замер на дереве, маскируясь под сугроб снега.
Через час, когда Бобелем-чн окончательно замерз на дереве, главарь банды удовлетворенно отпал от жены прокурора, и быстро одевшись стал прощаться. С трудом, отцепившись от ветки, окоченевший наблюдатель спрыгнул на землю и замаскировался в сугробе. Теперь предстояло лететь дальше. Сегодня герой непременно установит преступные и любовные связи криминального авторитета.
Хлопнула дверь подъезда, охранник мгновенно проснулся и, выскочив из машины, бросился открывать дверь хозяину Мерседеса. Авторитет грузно упал на кожаное сиденье, и красивая машина, заурчав мотором, медленно тронулась из двора.
Выбравшись из сугроба, Бобелем-чн попрыгал на месте, пытаясь согреться и вскинув вверх руки, взмыл в морозное небо. Последнее время погода не баловала героя теплом, хотя откуда взяться жаре в северо-восточном регионе огромной страны? После столицы, где Бобелем-чн провел большую часть жизни, историческая Родина предков отличалась суровостью климата и местного населения.
Город засыпал, мирные обыватели отходили ко сну, преступность выходила на ночной промысел.
Следовать за преступником не сложно, хотя машина быстро мчалась по дороге, обгоняя попутные автомобили. Встречные и попутные водители в страхе перед бандитским Мерседесом, прижимали свои колымаги к кромке дороги, освобождая проезжую часть. Уважают.
Свернув с центральной улицы, преступник подъехал к высотному дому, и медленно остановился. Хлопнула дверь машины, и криминальный авторитет зашел в подъезд дома. Теперь предстояло определить, куда направился преступник. Максимально снизившись, Бобелем-чн стал летать вокруг дома, наблюдая за светящимися окнами.
Следить за порядочными людьми, не подозревающих о слежке, неприятно и стыдно. Но кто-то же должен брать на себя грязную, неблагодарную работу?
Жители первых этажей высотного дома закрылись от мира плотными шторами, но чем выше к небу, тем занавески прозрачнее, а после шестого этажа вообще не задергиваются. Народ расслаблялся, не подозревая, что кроме беззаботных и глупых птиц, за ними наблюдают внимательные глаза.
Чем занимается человек, когда находится дома? Чувствует себя свободным и отдыхает. Чем уже семейный круг, тем свободнее отдых. Если в квартире находятся дети, или престарелые родители, отдых неполноценный и приходится страдать в одежде, для поддержания родительского авторитета, но если хозяин, или хозяйка находятся в одиночестве, люди возвращаются к бесстыжей природе. Когда наши человекообразные, предки-лемуры и мартышки, не знали стыда и одежды. Падает мораль в замкнутом домашнем пространстве культура и приличные манеры человека. Палец в нос, зубочистку в рот. Не говоря о прочих невинных развлечениях. И будь человек, депутатом парламента, преподавателем литературы, продвинутым компьютерным гением, работником торгового прилавка, академиком, дома он становится обыденным приматом, сняв вместе с галстуком или бюстгальтером, культуру и этикет.
Пролетая мимо освещенных окон, Бобелем-чн скользил глазами в поисках спрятавшегося криминального авторитета, стараясь не задерживаться взглядом на слишком откровенных сценах в квартирах дома.
Кто-то из жильцов наслаждался третьим ужином за вечер, кто-то сидел у телевизора и сопереживал героям мыльных опер. Некоторые предавались домашнему хозяйству, готовя на следующий день завтраки, обеды и ужины. Замужние - стирались, гладили белье, приколачивали полки, женатые валялись на диванах, напряженно размышляя о мировых проблемах в свете последних хоккейных матчей и баскетболов. Молодые супруги, пылко наслаждались скандалами друг с другом и родителями. Редкие любовники, торопливо удовлетворяли подруг и друзей, торопясь к ужину. Суровый климат накладывал отпечаток на взаимоотношения полов. Южная страсть в суровом климате не приживалась, заменяясь неторопливостью эротических действий, зато основательно и до полного удовлетворения сторон. Казалось, народ не любит, а выполняет работу по любви, трудясь добросовестно и ответственно, как и положено северным людям.
Наконец Бобелем-чн обнаружил преступника, опять занимающегося любовью. Сменилась дама, но потенция не снижалась. Подивившись неутомимости мужчины, герой отметил в блокноте номер квартиры. Теперь осталось узнать, кто здесь прописан, сделать пару фотоснимков для улик и на сегодня достаточно. Герой замерз, и ждут другие подвиги. Негромко спикировав на балкон, Бобелем-чн сфотографировал половой компромат и встав на перила, взлетел в ночное небо, направляясь к дому.


У Сашки началась ломка, и раздражение требовало выхода, или свежей дозы. Стоящий рядом Тыря, покачивался с идиотской улыбкой на лице и пытался сочувствовать другу. Получалось неискренне. Ему хорошо, стырил у мамки серебряное кольцо, загнал барыге и теперь наслаждается заслуженным кайфом. Валька тащилась в экстазе рядом с друзьями. Дуре, перепала дурь. За шприц, отдудела Тыре минет, а теперь глупо таращила глазенки и весело хихикала. Гадина, про Саню забыла! Заболел живот и начало трясти от холода. Еще часа два, и ломка вдарит по организму на полную катушку. Срочно нужны бабки на дозу, хоть бутылки собирай как последний алкаш, или гомику отдаться… Вальку сдать клиенту на полчаса? Стольник поимеют, вполне хватит отойти от края.
Саня критически оглядел подружку. Кое-как намазанные ресницы, облизанная помада на губах, обшарпанный пуховик и грязные джинсы. Больше полтинника за дуру не обломится. На трезвую голову иметь…. Брр… Правильно говорят, нет некрасивых женщин, есть мало водки. За пару доз…. При упоминании о дозе организм закорчило в судорогах. Черт с ней, пусть вкалывает! За четвертак сойдет. Найти компанию из четырех клиентов и стольник в кармане. Одна старушка – рубль, пять - уже деньги.
- Тыря, соображать можешь?
- Круто и всегда! – Воинственно ответил друг, пытаясь сосредоточить взгляд на Сашке. – Чего тебе Сыч?
- Есть идея. – Саня шмыгнул носом. – Давай Вальку продадим?
- Вальку продать? – Тыря перевел взгляд на общую подругу. Валька продолжала бессмысленно хихикать и ритмично покачиваться под музыку в голове. У нее своя шиза. Везет дуре, уколется, музыку слышит без плеера. - Зачем? Она же не колбаса.
- Хорошо, не продадим. Сдадим в аренду на пару часов.
- Как такси? – Хихикнул Тыря. – На ней кататься будут? По кругу, как на пони в цирке? Цок-цок стучат копыта. Не получится, у Вальки копыт нет.
- Чо тупишь? – Ужасно хотелось дать Тыре в морду, еле сдержался, не давая воли рукам. Грубая физическая сила нужна в дальнейшем, как метод убеждения для Вальки. К Тыре она относится с любовью, по старой памяти, со школы, давая бесплатно и в долг. – Клиентам сдадим. Мужикам на пару часов, бабки заработаем.
- Бабки класс. – Согласился Тыря, покачал в сомнении голову. – Валька не захочет. Типа, свои принципы. За любовь и за дозу, а за деньги нет. Типа проституткой не хочет быть. Только друзьям.
- А мы кто? – Искренно возмутился Саня. - Разве не корефаны? Друзья? Мы ее типа друзья. Мы же ненадолго сдадим, на пару часов. Бабки заработаеть, чистого героиныча возьмем, оттянемся вместе!
- Чистого взять, класс. – Согласился Тыря и критически поглядел на Вальку. В наркотическом дурмане, подруга выглядела привлекательно… Рублей на триста. Триста разделить на сто… колеса добавить… Сутки кайфа! За сутки кайфа - продать Вальку, выгодная сделка. Тыря утвердительно икнул-кивнул. – Согласен. Когда начинаем работать с народом? Кто предлагать и агитировать будет?
- Ты убеждаешь Вальку. – Саня через силу, лицемерно улыбнулся. - Ты у нас красивый, убедительный. За тобой, Валька в огонь и воду! Клиенту в ширинку. Кстати, я занимаюсь самым ответственным – работой с клиентурой. Все по честному.
- По рукам! Куда двигаем?
- А Вальке говорить не будешь? – Осторожно ил Сыч, покосившись на танцующую Вальку.
- Женщин надо ставить перед фактом и сразу в позу, тогда меньше сомневаются в верности пути и не предаются моральным истерикам. – Глубокомысленно ответил Тыря и повернувшись к Вальке взял ее под руку. Девушку встрепенулась и приоткрыла блеклые глаза - Валька кончай меломанить! Пошли, фронтовая подруга, швырнемся по стриту, есть дело на пару сотен!
- Куда? – Хихикнула Валька, возвращаясь из музыки на землю. – На танцах колбасится? Потусоваться?
- Нет, с друзьями знакомится!
Тыря с Валькой неторопливо тронулись в путь, влюбленной парочкой, а Сыч, спрятав голые руки в карманы, сжался в комок, пытаясь сохранить тепло, пошел впереди друзей, указывая дорогу. Издалека троица напоминала обычных подростков, лишь широко раскрытые зрачки, вялость движений и разболтанная походка, выдавала бывалых наркошей.
Сыч сидел на игле третий месяц, еще получая кайф, но доза непрерывно росла. Ширяться начал в колледже, куда залетел после школы. У предков не хватило денег на высшее образование ребенку и пришлось идти в заводской колледж, получать рабочую специальность. Что-то связанное с железом и электрическими станками. Проучившись полгода, Саня не врубился чему учится. Главное, что здесь давали отсрочку от армии, куда он категорически не хотел. Вернее не хотела мамаша, очень переживающая по поводу дедовщины и непрекращающейся войны на Кавказе. Мамашка решила, пусть любимый сынок учится, получает верную рабочую специальность, а потом с божьей помощью и знакомого военкома, она добьется для Сашеньки белого военного билета и вечной отсрочки от армии.
Колледж, встретил Сашеньку приветливо и заботливо. После первой недели обучения сломали переносицу старшекурсники, но педагоги замазали инцидент. Учится в такой обстановке Саня не захотел, но нашелся достойный коллектив, взявший салагу под опеку. За дружбу приходилось расплачиваться деньгами на завтраки, зато узнал много нового в жизни. Например, клеем не только склеивают разбитые чашки и порванные ботинки, и получают удовольствие. Получив опыт, Саня принялся изучать прикладную химию. Процесс происходил увлекательно и незаметно от бдительных родителей. Запаха, вонючего перегара из рта нет, а кайф классный! Был минус - на следующий день жутко болела голова, и пахло резиной от верхней одежды. Опытные наставники-друзья предложили экспериментировать с колесами. Обычные таблетки, а положительный эффект усилился, но депрессия начала прогрессировать. Пойдя два круга, за пару месяцев, Саня приобщился в вершине общества. Колоться иголкой, нестрашно, главное знать куда, а через несколько мгновений, уходишь в другой мир. Мир красоты и ярких красок. Полнота чувств! Острота ощущений! Если где-то существует рай, он должен выглядеть именно так.
Единственная проблема заключалась в ограниченной сумме бабла выделяемых предками. Суммы для завтрака едва хватало на эпизодическое путешествие в нирвану. Друзья предложили организовать собственную маркетинговую сеть. Типа дилер. Приобщаешь новичков к кайфу и имеешь с них долю. Друзья были. Вначале пути. Остались Тыря и Валька. Остальные разбрелись по другим интересам. Некоторые не восприняли дурь, другие испугались, а большая часть ушла создавать собственные маркетинговые сети. Теперь Валька и Тыря умные и за спасибо, бабок не дают. И родители не дают. Узнали новое хобби ребенка. Теперь мамашка хочет, чтобы сын пошел в армию. Странная логика у предков. То хотят, то не хотят…. Подумаешь, слегка облегчил семейную кассу, вынес несколько старых бесполезных вещей из дома, да пару безделушек из серебра. Нашли причину для расстройства. Теперь дома, как в тюрьме под конвоем. Шаг влево, шаг вправо, под пристальным наблюдением. Отец запил, мать в слезах. Чего выть? Он же не законченный наркоша, захочет - бросит, захочет – продолжит. Проблем нет! Кстати Саня не алкоголик и водку не пьет! Вальку в арену на пару часиков отдаст и все. Завяжет. Одну дозу и больше никогда.
Ура. Достойный внимания клиент. Спрятавшись как пьяный страус, за тонким деревом, мужик покачиваясь, неторопливо справлял нужду. Струя весело блестела в свете вечерних огней, а проходящие мимо женщины, возмущенно отворачивались, но незаметно косили взглядом. Саня встал недалеко от спрятавшегося мужика и, дождавшись окончания процесса, осторожно подошел ближе. Про себя он решил, предложить сразу и конкретно, как в американском фильме. Фак сразу и конкретно. Предложить любовь, пристрелить врага, съесть биг-мак….
- Мужчина, не желаете девушку на часик? – Мужчина неуклюже справился с молнией на ширинке и, подняв мутный взор, поглядел на худого пацана. Пацан страха не внушал, и он перевел взгляд на низ живота. При словах, о возможности поработать по основной специальности, товарищ высказал некоторую заинтересованность, слабо шевельнувшись. Потенция не дремала.
- Мысль интересная. – Согласился задумчиво мужчина и как Цезарь лаконично уточнил. – Что, где, когда и почем?
- Сейчас. Сто пятьдесят. – Клиент не послал, значит, клюнул, и Саня обрадовано помахал друзьям стоящим невдалеке, подзывая ближе. Пока друзья медленно подходили, затараторил, нахваливая живой товар. – Телка классная! Свежак - полный улет! Все умеет! Сам бы пользовался непрерывно, но временные финансовые затруднения. Девушка жаждет любви с солидным, опытным мужчиной!
Подошли Тыря и Валька. Подруга снова ловила музыкальные хиты, слегка покачиваясь в такт музыки. Мужик подошел вплотную и критически оглядел девчонку. Нижний друг, осмотрев предстоящую любовь, остался вполне доволен и попытался встать гордо и жестко, выпрямляясь прямо в штанине. Сил на стойку чуть-чуть не хватило и друг на время затих, усиленно посылая вверх гормональные позывы к действию. Мозг не сдавался, пытаясь оценивать реальность адекватно. На сто пятьдесят рублей, девушка явно не тянула. Да и денег увы… Хватало на стольник, за пол-разочек.
- Нет, парни. – Критически хмыкнул. - Цена высоковата. У дамы и груди не видно, и вид потасканный.
- Чтоб вы понимали в современной моде. Одежда потасканная, а тело чистое, практически непорочное. Студентка медицинского института, живет на стипендию. Кстати, нормальная грудь, это из-за одежды не видно, ты потрогай! – Возмутился Тыря, искренно переживая, что подружку низко оценили. - Как резиновые, торчком стоят. Не висюльки, как уши спаниеля, у твоей жены. Две складки кожи.
- Откуда знаешь? – Мужик подозрительно взглянул на парня. Нет, на любовника парень не тянул, хотя доля правды в словах присутствует. Трогать и гладить у жены нечего, остается расстраиваться и мечтать о настоящих женщинах. Например, о Помеле Андерсен…. Пусть грудь искусственная, зато большая и упругая. Качнув головой, упрямо повторил. – Больше стольника не дам!
- А ты потрогай, потрогай! – Наседал Хмырь, входя в раж завзятого спекулянта. – Можешь прикоснуться бесплатно, фирма не возражает, но после щупанья ставки удваиваются!
- Бесплатно говоришь? Честно? – Мужик оживился и подняв руку, бесцеремонно начал искать девичьи прелести. Действительно - любимый размер, грудь едва вошла, в растопыренную потную ладошку. Озверевшие от страсти гормоны, достигли мозг и затопили сексуальным желанием здравомыслящее сознание. Мужик почти сдался соблазнам, но не терял надежды снизить розничную цену, продолжая держать в руках пленительную девичью грудь. Валька слегка очнулась, но подумав что ее тискает рука Тыри, снова впала в прострацию, не отстраняясь от пламенных тисканий.
- Эй, достаточно! – Тыря с трудом, оторвал руку мужика, от девичьего тела. – Теперь согласен? Размер что надо!
- Вынужден признать, размер замечательный. – Согласился мужчина, сглатывая накопившуюся слюну, но продолжил упорно торговаться. – Больше стольника не дам!
- Ты че козел! – Вскипел неожиданно Сыч, началась ломка, и он потерял терпение, на ходу меняя планы. Деньги уплывали из-под носа и нудно торговаться, не было человеческих сил. Оглянувшись по сторонам и не заметив лишних свидетелей, зашипел громче. – За стольник мы сами тебя поимеем. Плати как обещал, и так бесплатно отдаем! Деньги отдавай!
- Ребята все хорошо. Извините. – Залепетал мужик, трезвея на глазах и оглядываясь по сторонам. Улица была пуста. Закон подлости, хочешь скромно отлить за раскидистым деревом, как народ валом валит, возмущенно фыркая на безобразие, но возникает неприятный момент, люди мгновенно рассасываются по домам и машинам, чувствуя приближающиеся неприятности пятой точкой тела. – У меня и денег нет, я пошутил.
- Пошутил? – Недоуменно переспросил Тыря и стал наливаться злобой как Сыч, бабки на дозу, уплывали в неизвестном направлении. – Ты чо?! Потрогал телку на халяву и в кусты? Это тебе не центральный рынок, семечки у бабушек пробовать бесплатно! Бабки гони старый козел!
- Я больше не буду! – Стал пятиться мужик, стараясь отступить подальше от хулиганов и сделать как в детстве ноги. Вспомнилась дорогая семья и теплый дом. Инициатор любовных похождений сжался в комок, прячась в трусах. Теперь он не хотел большой светлой любви, проклиная половую функцию. - Простите ради бога, я нечаянно, в пылу страсти…
- Я тебе покажу - больше не буду! – Передразнил мужика Тыря, хватая за грудки. - Больше и не сможешь никогда!
- Спасите! - Взвизгнул негромко мужик, остатки мужества и героизма славных предков, требовали от потомка решительности, но современная цивилизация развратила нордический характер, превратив славного самца, в трусливого кобелька. – Люди помогите! Мама! Папа! Жена! Грабят!
Сыч ударил мужика в живот и тут же нанес в голову. Силы, подорванные клеем и героином, не смогли свалить мужика с ног, но выбили из носа кровь, пополам с соплями. Жертва едва не захлебнулась, но верещать не перестала. Тыря не отпуская воротник жертвы, стал лягать мужика, зверея на глазах от радости. Наркотик туманил остатки мозгов, и ему казалось, что он благородный рыцарь, защищающий честь прекрасной дамы. Хотя две минуты назад с удовольствием торговался, предлагая на продажу свою Дульцинею.
- Гони бабки, гад вонючий! Трогал – плати! Скотина двуногая! Ненавижу! Халявщик! Старый кобель! – Крикнул азартно другу, давая полезный совет. - Сыч вали его с ног! Оттопчем хотелку твари!
- Мама! Грабят! Больно же! – Мужик потерял от страха голову и бестолково топтался на месте, стараясь прикрыть лицо от сыплющихся ударов. Очнулась Валька и, увидев сражение, азартно взвизгнула и бросилась на обидчика друзей, стараясь пнуть мужика по промежности и ткнуть растопыренной пятерней в глаза. Веселый прикол!
- Карманы проверяй! По внутренним шарь, в пиджаке! – Крикнул Сыч и попал ногой жертве по копчику, мужик слегка качнулся, но удержался на ногах, продолжая прикрывать лицо, даже не пытаясь перейти от обороны к нападению. Тыря, услышал крики друга и перехватив руки, полез мужику за пазуху в поисках бумажниках. Жертва внезапно перестала орать и захихикала.
- Ты че придурок?! С ума сошел? – Недоуменно спросил мужика Тыря, продолжая шарить за пазухой. – Крыша поехала от страха?!
- Щекотки боюсь! Ой, не надо! – Ответил мужик, извиваясь от прикосновений Тыри. – Мама! Все отдам, не трогайте изверги! Ох, девочка! Зачем же туда, пинать?!
И рухнул на истоптанный, грязный снег дорожки, сворачиваясь калачиком. Валька все же попала ногой в промежность. Основной удар приняла голова нижнего друга, и он провалился вглубь тела, зарываясь в мошонку. Неистраченное семя дружно вскрикнуло и взбултыхнулось в семенных канальцах, ломая хвостики. Полный облом! – Подумал мужчина, теряя сознание от боли.

Бобелем-чн спешил домой окончательно замерзнув с трудом управляя полетом. Скорее домой, к теплому электрическому обогревателю. Укрыться колючим пледом из верблюжьей шерсти и взяв в озябшие руки, горячую кружку с чаем, сжаться в комок. Степан молчал, значит, не вернулся с работы. Лучше тарелку горячего куриного бульона, потом чай с малиной! Что-то необходимо решать с костюмом. Надо утеплить, создать зимний вариант, по крайней мере, демисезонный. Кстати, сегодня не посетил левую часть района. Непорядок. Внутренний голос немедленно запротестовал, просясь в домашнее тепло, но твердый характер пересилил упрямство, и тяжело вздохнув, Бобелем-чн изменил направление полета. Лишь формально бросит взгляд на улицы, обозначит присутствие и домой! Но лишних десять минут в пути. Внутренний голос тяжело вздохнул, но подчинился голове.
Уже разворачиваясь к дому после недолгого инспекционного полета над левой частью района, Бобелем-чн заметил на тихой улице, на которой никогда не совершалось правонарушений непонятную суету. Три подростка, что-то оживленно пинали на пешеходной дорожке. Играют в футбол, пытаясь согреться - подумал Бобелем-чн, но душа неприятно екнула, отыгрываясь за лишний круг. Пришлось согласиться и подлететь ближе.
Детки пинали не мяч. Что-то большое, а значит подозрительное. Бобелем-чн вошел в крутое пике и приземлился в двадцати метрах от игроков. Увлеченные подростки, не услышали приближения героя, за криками и пыхтением. Бобелем-чн включил вмонтированный в шлем инфракрасный бинокль, навел резкость и ахнул от возмущения. Подростки били лежащего на снегу человека! Безобразное преступление, необходимо срочно прекратить! Герой бросился к хулиганам, пытаясь бежать как можно скорее. Замерзшее тело едва слушалось, но пробежав несколько метров, Бобелем-чн чуть-чуть согрелся и врезался в хулиганов уже готовый к подвигам.
Подростки разлетелись по сторонам кеглями, дружно вскрикнули и попытались разбежаться. Не на того напали! Это в поговорке, за двумя зайцами погонишься, а в результате пшик на постном масле. Мгновенно оценив комплекцию и спортивные данные хулиганов, Бобелем-чн, бросился за самым большим подростком. Ловко осуществив подножку, мгновенно связал и аккуратно уложив на землю, бросился за следующим преступником.
Старший но мелкий, оказался живее, но внезапно споткнулся и забился на снегу как эпилептик. Перевернув на спину и связав руки, отбросил тело в сугроб, чтобы больной, не разбил голову при судорогах.
Третий хулиган бежал по-девичьи, высоко вскидывая пятки и покачивая бедрами. Не мудрствуя, Бобелем-чн прыгнул и сверху обрушился на спину беглеца. В падении, разворачивая беглеца на сто восемьдесят градусов и упал подростку на грудь, прижимая к земле. Грудь оказалась неожиданно большой и мягкой. Шапка с подростка спала, по снегу рассыпались длинные, крашенные волосы, и Бобелем-чн густо покраснел, под затемненным стеклом шлема. Он лежал на девушке, сжимая ее в крепких объятиях. На секунду Бобелем-чн растерялся. Герой никогда не был так близко к женскому телу, пусть и телу преступницы. Стало стыдно, но славно. Оказывается, приятно лежать на женском теле, глаза в глаза, пусть и разделяет куча одежды, и они находятся по разные стороны баррикад. За романтический порыв Бобелем-чн едва не поплатился.
- Отпусти козел! Гад! Я не виноватая, он сам пришел! - Девушка противно и громко завизжала, вцепилась ногтями в шлем, сдирая краску и острой коленкой попыталась лягнут героя в низ живота! Механическая защита смягчила удар, но герой охнул от неожиданности и мысленно поблагодарил прозорливость Степана. Именно он, настаивал всегда надевать металлический панцирь на промежность, во избежание неприятных моментов во время героических подвигов. Глухая защита пригодилась.
Бобелем-чн очнулся, романтические настроения пропали, и он хладнокровно связал девушку, использовав вместо кляпа ее же варежку, для тишины. Взвалив девичье тело на могучее плечо, отнес к поверженной жертве. Так же неторопливо доставил на место преступления других малолеток и лишь потом занялся избитым.
Жертва - мужчина лет сорока, в толстой дубленке, теплых зимних ботинках, меховой пыжиковой шапке и хорошем костюме. Такие люди ездят на собственной машине, служат в богатой конторе и пешком по улицам не ходят. Бобелем-чн перевернул мужчину с бока на спину, но мужчина как лежал калачиком, так и продолжил лежать, задрав ноги в темное небо и тихо поскуливая. В морозном воздухе повеяло запахом алкогольного перегара. Вот и причина блужданий пешком по ночным улицам. Где-то задержался на празднике, вероятно на корпоративной вечеринке, машину оставил на стоянке и пал жертвой местных хулиганов – пьяный, одинокий мужчина, легкий объект для внезапного нападения.
Судя по задранным ногам, и руках, скрещенных на половых органах, мужчина стал жертвой меткого удара в низ живота, остальные травмы для организма не представляли опасности. Толстый слой одежды смягчил удары ботинок. Взяв комок снега, Бобелем-чн растер лицо мужчины, убирая кровь и сопли, с физиономии жертвы. Нос представлял жалкое зрелище, но глаза, губы и щеки не пострадали. От холода мужчина пришел в чувство и заскулил громче, увидев над собой жуткую фигуру в белом костюме. Смерть явилась, - промелькнула в очнувшейся голове испуганная мысль. Но смерть хлопнула жертву по плечу и приятным мужским баритоном произнесла.
- Очнулись, значит, жить будете. – Смерть участливо предложила. - Рекомендую встать и попрыгать на пяточках, скорее боль проходит.
- Не могу… - Жалобно произнес мужчина и закатил глаза. – Травма слишком опасная, смертельная, вызывайте реанимацию…
- Какая реанимация, ему тюрьма нужна! – Возмутился Сыч, очнувшись от приступа ломки. Сознание было ясное как никогда, и он сразу придумал алиби. Теперь нужно кричать громче, в надежде, подельщики услышат и сообразят, как действовать. – Он приставал к девушке! Пьяный кобель!
- А вы слегка попинали. – Предположил Бобелем-чн. – Восстановили справедливость и попранную честь дамы?
- Конечно! – Сообразил друг Тыря и жалобно добавил. – Он ее хватал за грудь и возбужденно дышал перегаром в лицо! Я прав Валька? Эй, дура! Че молчишь, когда спрашивают? Вы ее убили!
- Варежку вставил в варежку. – Пошутил Бобелем-чн, народ промолчал, не оценив тонкий юмор. Время не для смеха и забав, понял герой. Разное положение. У героя - эйфория от победы, у хулиганов - впереди печальная жизнь. Пришлось разъяснить шутку. – Вставил вашей подельщице импровизированный кляп. Громко визжит и ругается матом, забыв о женском достоинстве.
- Тебя бы попытались изнасиловать, не так бы матерился! – Достойно парировал Сыч. В том, что их поймал милиционер, Сыч не сомневался. Пусть мужик в идиотском прикиде, наверняка, под костюмом на плечах блестят погоны, да и кому в голову, придет связываться с хулиганами? Лишь служебный долг и премия за каждого задержанного преступника. - Нас больше, чем его - мы правы! Алиби железное! У нас самозащита была!
- Слушай Сыч! В кино требуют присутствия адвоката. – Вспомнил Тыря. – Так и говорят полицейским: – буду говорить в присутствии адвоката! Может попробовать? Пускай адвоката тащит!
- Ребята, не выдумывайте, чего не знаете. – Поморщился Бобелем-чн, помогая встать избитому мужчине. – Адвоката требуют в американских боевиках, имеющих такое же реальное отношение к жизни, как сказки про Айболита. Адвоката требуют когда происходит задержание чиновника со взяткой, босса мафии, а остальных преступников, в Америке стреляют месте, при попытке бегства, или сопротивлении. В отличии от нашего законодательства, стрелять вначале в воздух, в Америке это не обязательно. Достаточно объяснить судье, что преступник угрожал полицейскому. Пусть докажет, что не угрожал, если уже на небесах?
- В каком смысле? – Не понял Тыря.
- В прямом. – Бобелем-чн тяжело вздохнул. – Полицейские стреляют на поражение, в отличие от милицейских.
- Хотите сказать, да здравствует наш самый гуманный суд в мире? – Уточнил мужчина, прыгая на пятках. – Жаль…
- Почему жаль? Классно! – Не согласился Сыч, сразу полюбив Родину. - Мы сдаемся и требуем справедливого суда!
- Вначале с пострадавшим уладим формальности, а потом решим вашу незавидную участь. Выясним мотивы, изучим последствия. – Алексей обернулся к мужчине. - Давайте отойдем в сторону, поговорим вдалеке от посторонних ушей. Пусть терзаются догадками.
- Да, да! Пусть мужик расскажет, как хотел трахнуть нашу телку! И грудь ее трогал, проверяя, какая упругая! – В отчаянии крикнул Сыч. От переживаний, ломка исчезла и он с ужасом представил дальнейшую судьбу. Попадет на зону, испортит дальнейшую жизнь. Если не опустят в камере, не превратят в петуха, станет мелким шнырем, моющим чужие ботинки. Карьера, высшее образование, дальнейшая, счастливая жизнь насмарку. Проклятые наркотики! Себе любимому, родителям, жизнь испоганил! Мама дорогая, помоги и сохрани, я больше не буду!
- Как вас зовут? – Поинтересовался Бобелем-чн у мужчины, когда они отошли на несколько метров от связанных подростков. – Ко мне, можете обращаться просто – Бобелем-чн, героический псевдоним, для работы.
- Константин Дмитриевич. – Представился мужчина, подпрыгивая время от времени. Острая боль ушла, но неприятные ощущения остались. – Форма у вас оригинальная. В милиции работаете? Новое подразделение? Районный участковый? Если б не вы…
- Спасибо. – Скромно прервал мужчину Бобелем-чн. – Это моя общественная работа. К правоохранительным органам страны и района, не имею никакого отношения. Что ж, Константин Дмитриевич неосторожно гуляете пьяным, где попало? Да и в вашем возрасте заниматься случайными половыми связями на улице…
- С замечанием согласен. – Понурился мужчина. – Обычно не злоупотребляю. Понимаете, целыми днями за рулем. Заместитель директора по хозяйственной части. Метелки. Оборудование, технический персонал, уборщицы, электрики, сантехники, работы хватает. Фирма у нас крупная, сегодня пятилетний юбилей со дня рождения организации. Чуть-чуть расслабился.
- И потянуло на любовные подвиги? – Упрекнул Бобелем-чн. - Захотелось, продажной любви? А еще семейный человек!
- Откуда знаете? – Удивился, было, Константин Дмитриевич, но взглянув на правую руку с обручальным кольцом, тяжело вздохнул, шмыгнув разбитым носом. – Ах, да. Женат. Двадцать три года, безупречной службы во имя семьи. Полная тоска. Вы не женаты?
- К несчастью, еще нет. – Неохотно признался Бобелем-чн. – Много работы…
- И не торопитесь! – Воскликнул мужчина, опахнув Бобелема-ч алкогольным перегаром. Герой поморщился и отшатнулся, а мужчина с пафосом развил мысль. – Послушайте добрый совет, доказанный печальной жизнью. Женится и найти семейное счастье успеете, а иметь личную свободу на стороне, не всегда! Питаться апельсинами надоедает на третий год, а долг и обязанность заставляет нести груз до конца жизни! Чуть-чуть не сорвался. В свое время не догулял, недолюбил, недо… прошу прощения, чуть не сорвалось. Представляешь, несмотря на седину, до сих пор мечтаю о посторонних женщинах. В лучшие годы, жена не любила заниматься сексом, полностью манкирует обязанностями! Но я же человек, какой никакой, а мужчина! Хочу ласки и любви хотя бы разочек в неделю, чтобы ощущать полноценность!
- Хотите сказать, едва примете в организм алкоголь, в вас просыпаются низменные желания? – Удивился Бобелем-чн. – Фигурально выражаясь, тянет постоянно налево?
- И налево, и направо, вниз, вверх! Куда угодно и когда угодно! Все из-за него проклятого! – Мужчина указал глазами на живот. Бобелем-чн невольно проследил взглядом в указанном направлении. – Трезвый под жестоким контролем ума, но едва разум туманится водкой, так начинаются проблемы. Хочет проявить излишнюю инициативу, как в далекой молодости. Больше гонора, чем способностей. Хотя сегодняшний эпизод вышел за рамки приличий, согласен безоговорочно. Если честно, и денег всего стольник. Но как удержаться, если предлагают недорого, плюс бесплатно потрогать чужую девичью грудь. Кстати, заметили, какая большая грудь? Мечта поэта и черная зависть плоскогрудых дам!
- Нет, не заметил. – Смущенно буркнул Бобелем-чн и перевел разговор на другую тему. –Что будем делать с хулиганами?
- А расстрелять нельзя? – С надеждой поинтересовался Константин Дмитриевич. – Как у американских полицейских, при исполнении?
- Нет. – Отрезал Бобелем-чн. – Мы же не в Америке, я не полицейский. И вообще общественная работа - вроде дружинника. Могу вызвать милицию, дальше разбирайтесь сами. Мне с органами встречаться нельзя, по техническим причинам, действую инкогнито. Доставят в отделение, составят акт о нападении, заведут уголовное дело. Передадут в суд, будут таскать несколько месяцев на допросы. Вынесут суровое обвинение, молодежь посадят. Дадут лет по пять, если адвокаты не отсудят приговор.
- Оооо… - Разочарованно протянул Константин Дмитриевич. – Как долго и нудно…. Слава нехорошая в фирме. Жена узнает, начнутся проблемы в семье... Другой альтернативы нет? Решить быстро, по семейному?
- Если только отпустить. Провести воспитательную работу, надавить на совесть.
- Ремнем по заднице! – Оживился мужчина.
- Самоуправство. – Отверг предложение Бобелем-чн. – Физические наказания в уголовном законодательстве запрещены.
- Тогда отпускайте после морального воспитания. – Обречено согласился мужчина. Боль в органе прошла, и злость исчезла. Захотелось домой, забыться в крепком сне на вялой груди супруги. – Грех на душу брать не хочу, связываться с правосудием тем более. Девчонку жалко. Пусть живут на свободе мерзавцы и помнят мою доброту!
- Это ваше последнее слово, Константин Дмитриевич? Жалеть не будете? Реальный шанс поквитаться с молодежной преступностью.
- Пусть уматывают по домам! - Подумав, Константин Дмитриевич добавил. – Возможно шаг опрометчивый, но у них будет последний шанс. Может, проснется голова, и гаденыши вырастут достойными людьми. Хотя вероятность минимальна, да бог им судья.
- Понял. – Согласился Бобелем-чн. – Желаете присутствовать на воспитательной работе, или сразу домой?
- Лучше домой. Уже недалеко. – Мужчина неопределенно махнул рукой в сторону домов и полез рукой за пазуху. - Пара кварталов, доберусь. Большое спасибо за помощь, ваш должник навеки! Вот моя визитка, звоните, не стесняйтесь, чем могу, помогу. Расшибусь в лепешку, но для вас сделаю! Наша фирма многопрофильная, производим электронику, продаем продукты питания, медикаменты, оборудование. Кстати по вашему профилю. Спасибо! Успехов в нелегкой общественной работе! Кстати, что обозначает странный псевдоним?
- Некоторая аналогия с бетманом. – Неохотно признался Бобелем-чн и расшифровал название. - Большая белая летучая мышь, тире человек. Из-за летающего костюма разработанного индивидуально. Защищаем с коллективом единомышленников наше общество от преступников, из-за слабой работы правоохранительных органов.
- Точно, хилого. – Согласился Константин Дмитриевич, сунул герою визитку и, покачиваясь ушёл домой. Сегодня он получил красочную жизнь по полной программе. Погулял на работе, потрогал девичью грудь, получил по физиономии. Можно дальше существовать тихой семейной жизнью, суетливой работой и бурными воспоминаниями…
Дождавшись, когда мужчина отойдет, Бобелем-чн вернулся к связанным подросткам. Девушка ритмично дергала головой, уйдя в музыкальный глюк из кошмарной действительности. Тыря обиженно сопел, а Саня-Сыч, молил бога и родителей о помощи. Встав над подростками, Бобелем-чн грозно подбоченился и начал психологическую атаку.
- Не замерзли валяться на снегу? Ничего, скоро ваши мучения закончатся, согреетесь в отделении. Пострадавший ушел за районной милицией, оставив меня на боевом посту. Скоро вернется. С милицейским нарядом. Они любят, когда работа совершается руками пострадавших. Канители меньше и показатели выше. - Бобелем-чн засвистел беспечный мотивчик, выдерживая паузу. Просвистев куплет, снова обратился к подросткам. – Лет по пять получите. Строгого режима. Уличный грабеж бандой, усугубляет наказание.
- Не было банды! Он первый начал! – Выкрикнул Сыч и завертелся на снегу. – Не было! Мы не виноваты, отпустите, пожалуйста, мы больше не будем!
- Конечно, не будете. – Согласился Бобелем-чн. – Лет пять. Возможно и больше. Суд у нас гуманный, прокуратура справедливая и неподкупная. Тем более, сейчас проходит компания борьбы с уличной преступностью. Пресса жаждет сенсаций, милиция реальных преступников. Вы подходите по всем показателям.
- Неправда! Мы случайно! – Продолжал оправдываться Сыч. Обиженно сопящий Тыря, лежащий молча, внезапно зашевелился. До головы дошло, в какую ситуацию он вляпался.
- Случайно только сосульки с крыши падают. На глупые головы. Криминального опыта не было? Теперь появится, на полную катушку.
- Мы же просто шутили! – Выдвинул новую версию Сыч, паникуя и теряя голову от страха. – Неудачно прикололись над дяденькой. Предложили ради юмора подружку, он клюнул, стал приставать.
- Вы только в тюремной камере не шутите. Там народ шуток не понимает, могут сменить половую ориентацию. Догадываетесь, что имею ввиду? - Бобелем-чн усмехнулся. – Народ без женской ласки, в замкнутом пространстве камеры, теряет голову от сексуальных желаний и пользует друг друга без зазрения совести.
- Будем сопротивляться до последнего! – Буркнул отчаянно Тыря. – Нас просто не возьмешь! Живыми не дадимся.
- У вас нет силы характера. Вы же наркоманы? Значит люди слабые, не можете справиться с дурными привычками, уж тем более сопротивляться до смерти. – Бобелем-чн критически оглядел друзей. – Не тот народец. Родители, наверное, приличные? Скромные, интеллигентные?
- Да. – Понурили головы Тыря и Сыч, вспоминая о родителях. В свете предстоящих событий, мамы и папы перестали быть предками, динозаврами и недалекими ящурами. Захотелось спрятаться в глубоком детстве, под мамину юбку и забыть о кошмаре.
- Теперь пожнут результаты воспитания. – Подвел горький итог Бобелем-чн. - Основная масса уголовников из неблагополучных семей, привыкли с детства надеяться на себя. Характеры закалены в драках. А вы? Слюнтяи и размазни, воспитаны в тепле и ласке, характер мягкий, податливый. Не мужчины….
- Мужчины! - Отчаянно выкрикнул Сыч.
- Нет. Первичные признаки, не аргумент. – Бобелем-чн удрученно хмыкнул, покачав головой. – Мужчина - это характер, достоинство. Защитник слабых и обиженных. Женщин и детей. Какие же вы защитники, если свою дам продаете? На дозу наркотиков не хватило?
- Да, не хватило! – С вызовом ответил Сыч. – А вас когда нибудь ломало в отходняке после наркоты? Выкручивая желудок на изнанку? Проще повеситься, кого ни будь грохнуть. Кто не испытал, тот нас не поймет!
- А надо? – Равнодушно пожал плечами Бобелем-чн. – У людей есть другие увлечения для яркой жизни.
- Зато кайф, и глюки! Твой мир и больше никого! Представил, и получил. Лучше любого кино, мультфильма, книжки и сна! Такие отстойные глюки идут, словами не передашь! Люди – кровожадные звери, безжалостные волки, лицемерные животные. Только ради этого, стоит уйти в другую реальность!
- Вы же не одни уходите? За собой тяните других, показывая миф, за который потом расплачиваются здоровьем и жизнью. – Боболем-ч безжалостно ткнул пальцем в друзей. - Мало того, создаете проблемы всем ради кайфа, готовы пойти на преступление. Эгоисты. Не думаете о будущем, но лишь появляются проблемы со здоровьем, деньгами, жизнью, требуете внимания к себе, к вашей персоне, требуя от окружающих внимания, и защиты.
- Больно надо. – Буркнул Тыря. – Сами справимся и ни у кого помощи, просить не будем. Проблемы решим .
- И попадаете на зону! - Перебил Бобелем-чн и продолжил страстный обвинительный монолог. - Ничего, в тюрьме, халява закончится. Каждый за себя, отвечать придется по высокой ставке. Не переживайте, приспособитесь. У опущенных свои преимущества. Каста неприкасаемых. Пять лет позора, и выйдете на волю. Ни работы, ни специальности, будете искать место в жизни, а оно уже занято молодыми. Начнете опять воровать, грабить и через пару месяцев обратно. Думаете, опущенные не возвращаются обратно на зону? Еще как возвращаются, зная место и позу. В тайне свое место любят и лелеют. Так будет продолжаться до незавидной кончины под забором. Родители помрут, квартира перейдет к другому владельцу. Вы без прописки, без собственного угла, без семьи и детей.
- Поняли дяденька. – Глядя честными, жалобными глазами на мужика, согласился Сыч. - Судьбу нарисовали ярко, черных красок не пожалели. Может отпустите, пока нас не опустили? Пока, не покатились по наклонной плоскости? Пожалейте малолеток, больше не будем! Честное, благородное слово! Правда, Тыря?
- Без понтов! – Тыря, судорожно закивал головой, соглашаясь с другом. – Честно-честно! Мы Вальку больше не будем продавать! Отпусти, на волю гражданин–начальник, дяденька пожалей!
- Мы осознали! Брошу проклятые наркотики и друзьям отсоветую! Никогда! – Искренне веря словам, продолжил Саня. – Начнем учится жить, работать, служить честно в армии. Проведем жизнь без глюков, ломки и проблем!
- Честно не будете? – Строго уточнил Бобелем-чн. – Никогда и ни за что? Осознаете безмерную вину?
- Осознаем! – Уже хором воскликнули друзья-наркоманы. Большая слеза покатилась по щеке Тыри, закатываясь под воротник куртки, Саня зашмыгал носом. – Дайте шанс доказать глубину раскаянья! Будем защищать слабых и больных! Женщин с детьми любить и лелеять!
- Поклянитесь!
- Клянемся! – Крикнули оба. Саня подумал и добавил. - На чем угодно клянемся! Мамой и папой клянусь! Что б им век воли не видать!
- И того … - Тыря сморщил лоб и расплылся счастливой улыбкой придумав свою клятву. – Клянусь здоровьем несчастных родителей! Завтра в школу вернусь, получать образование! Хочу стать таким вы! Благородным, смелым защитником страны! Отпусти дяденька…
- А девушка? – Кивнул Бобелем-чн на Валентину. – Тоже станет порядочной и честной?
- Пусть рискнет не стать порядочной! – С угрозой произнес Тыря сжимая кулаки, заискивающе улыбнулся и поправился. – В смысле, больше никогда, никому не даст!
- Дурак! Соображай! – Осадил Сыч глупости Тыри, заискивающе улыбаясь Бобелему-ч поправляя мысль бестолкового друга. – Конечно, станет порядочной, и себя продавать не позволит!
- Именно! – Мелко закивал Тыря. - Мы ее беречь будем! Всегда! Хором!
- Надеюсь на искренность ваших слов и чистосердечное раскаяние. – По второму кругу начал Бобелем-чн, проверяя закрепленный успех. - Надеюсь, первый и последний раз?
- Первый и последний! Больше никогда и ни за что! – Сыч видел слабую надежду впереди и горячо закивал. – Однозначно!
- И всегда! – Добавил Тыря. – Зуб даю!
- Тогда освобождаю и ухожу. Встанете на кривую дорожку, пощады не будет. – Бобелем-чн склонился над подростками и принялся развязывать, освобождая от веревок. – Возможности у меня есть.
- А тот дяденька, … которого мы слегка побили. – Робко поинтересовался Саня. – В милицию сообщать не будет? Искать не начнут? В международный уголовный розыск не попадем?
- Он вас благородно простил. Благодарите интеллигентную жертву. Не захотел брать, грех на душу. Ушел домой. – Веревки упали, ребята дружно сели, потирая затекшие руки и ноги. Освободив парней, герой приступил к девушке. Валя удивленно приоткрыла глаза, возвращаясь в реальность. Значит, был не кошмар? Едва Бобелем-чн достал из ее рта шерстяную варежку, как Валя попробовала укусить героя. Крепкие, молодые зубы, подпорченные курением, лязгнули в сантиметре от запястья. Бобелем-чн испуганно отшатнулся, и тут же облегченно рассмеялся. – Девушка ведите себя достойно, уже освобождаю.
- Ты че старый козел лезешь? Хочешь трахнуть без согласия?! А по-человечески попросить нельзя?! – Валя яростно завертелась на снегу, пытаясь освободится от веревок. – Не трогай, гад!
- Валька, успокойся! Это не он! – Осадил Тыря подружку, покрываясь липким потом от страха, что мужик обидится и передумает отпускать на свободу. – Молчи дура, не дергайся! Нас простили и отпускают без последствий!
- Короче ребята. Освобождайте даму сами. – Бобелем-чн отошел в сторону. Опыт общения с преступницами немного и герой не знал как себя вести, попав в двойственную ситуацию. Трепетное отношение к прекрасному полу и мерзкое поведение девушки, временно не укладывалось в голове. – Объясните ситуацию, и пусть ведет себя прилично, не позволяя прохвостам, обманывать женское достоинство!
- Будет как принцесса на горошине! – Заверил жизнерадостно Саня, улыбаясь ангельской улыбкой. – Лично буду контролировать ее честь!
- Теперь уладим небольшие формальности. Ваши домашние адреса, фамилии. – Достав блокнотик, приказал Бобелем-чн. – Номера телефонов. Буду вас контролировать и периодически навещать. Любые попытки вернуться к наркотикам, пресеку решительным образом!
- Базара нет. – Безропотно согласился Саня. – Записывайте. Сычев Александр Анатольевич. Улица Трамвайная сорок два, квартира шестьдесят четыре. Телефона нет. Учусь в механическом колледже. Первый курс, если не выгнали, за пропуски.
- Ясно. – Пробормотал Бобелем-чн, внося данные в блокнот. Рука дрожала от холода. Скорее бы домой, в тепло. Крепко сжал карандаш, стараясь выводить четкие буквы. – Следующий.
- Я? – Переспросил Тыря. – Записывайте. Тарахтуев Вадим Аликперович. Тот же дом. Квартира сто два. Одиннадцатый «в» класс, восемьдесят четвертой школы. Телефон – сто два, триста шестьдесят пять. Отца нет.
- Безотцовщина? Один у матери? – С сочувствием ил Бобелем-чн. – Ясно, женское истерическое воспитание, но ответственности не снижает. Следующий.
- Пошел ты! – Фыркнула Валентина и презрительно добавила. – Могу уточнить адрес, если не понял!
- Валька выеживаться, дяденька обидится! – Шикнул Сыч, и заискивающе улыбнулся Бобелему-ч. – Под кайфом, действительность не воспринимает. Хотите, продиктую?
- Работай. - Согласился Бобелем-чн. – Видите, к чему приводит употребление наркотических средств? Человек становится неадекватным, грубым, агрессивным и злым, полностью не контролируя состояние!
- Улица – Пик Коммунизма, десять, Квартира шесть, комната два. Живет в коммуналке, одна комната на четверых, батяня квасит, мать уборщица, брат после армии, безработный. Учится в швейном училище, после девятого класса.
- Ну ты Сыч, козел. На первом шухере сдал падла! – Валька насупилась и грозно пообещала. - Хрен тебе интим на ближайший месяц!
- Сама коза! – Достойно парировал Вальку обиженный Сыч, и обернулся к герою. - Мы все честно рассказали. Раскаялись. Теперь можно идти домой?
- Идите и помните, мои слова и вашу тоскливую участь. – Сурово произнес Бобелем-чн, захлопывая блокнот. - Даю последний шанс думать головой. До скорого свидания. Ключ на старт. Пуск! Вернусь с проверкой!

Мотор пыхнул раскаленным паром и Бобелем-чн, едва успев встать в стартовую позицию, стремительно взлетел, уносясь к дому. Подростки облегченно проводили взглядом мужика, и перевели дух.
- Эй, козлы! Развяжите! Так и буду валятся, как дура, на земле? – Раздался Валькин голос. Сыч подскочил к девчонке, и лягнул ее по бедру.
- Я тебе покажу, не дам! Шалава сопливая! Чуть под статью не подвела! - Пнул еще, снимая нервный стресс. – Следи за базаром, когда с ментами разговариваешь! Из-за тебя страдали!
- Сыч! – Позвал Тыря оглядываясь по сторонам. – Это глюк был, или мы действительно, чуть не залетели в ментовку?
- Не понял?! – Изумился Сыч. – Крыша не на месте? Вставляет в бреду? В глюке тащишься?! Я как падла распоследняя, вас отмазываю от уголовки, а он до сих пор тащится под кайфом! Может и ты Валька, так думаешь?!
- Черт тебя дурака знает. Пинаешься вроде по-настоящему, синяки на заднице будут, тогда и поверю. Зачем связали?
- Торчки чумовые! – От негодования Сыч, едва потерял дар речи. – Щас вам фейсы приведу в порядок, тогда узнаете на каком свете!
- Кончай прикалываться Сыч. – Досадливо сморщился Тыря, подходя к Вальке и развязывая ей руки. – Я же не вру. Как во сне было…. Вроде били кого-то, Вальку продавали, торговался… Мужик в шлеме, бетман, пугал зоной. Про петухов - говорили… Теперь ты орешь, отходняк начинается… Отстой…
- Продавали как дешевую проститутку? – Изумилась с негодованием Валька, вставая с земли. – Продали мою любовь за дозу наркоты?! Подлецы, где моя доля?!
- Никто тебя не продавал. – Сыч отвернулся в сторону, стараясь не показывать бегающих глаз. – Типа прикола. Денег же нет? Нет. Дозы нет. Значит померещилось… лучше разойтись по домам. Танцев сегодня не будет…
- Клеем догонимся? – Смущенно предложил Тыря. – Сгладим неприятные воспоминания в кульке?
- Мы что, мелкие пацаны?! Отстойные токсикоманы?! – Обиделся Сыч. – Лучше уж спирту взять, не трезвым же домой возвращаться.


Автор:jiger
Опубликовано:21.11.2006 19:35
Просмотров:1434
Рейтинг:0
Комментариев:0
Добавили в Избранное:0

ВАШИ КОММЕНТАРИИ

Чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться


Потрошители:


Авторизация

Колонка редактора

Новости литературы

Сетевые новости

События сайта

Собственное мнение

Золотая коллекция

Жемчужинки

Народ хочет знать!

Автограф

Решетотека

По всем вопросам пишите на info@resheto.ru
© При полном или частичном использовании материалов сайта гиперссылка на resheto.ru обязательна Ссылки по теме

  Яндекс цитирования  Rambler's Top100 Content.Mail.Ru
5555555