РЕШЕТО - независимый литературный портал
Александр Асмолов / Художественная

Чужая кровь

1091 просмотр

 То, что у меня «голубая» кровь я узнал еще студентом в далекие семидесятые. Однажды стипендия закончилась слишком быстро, и мы с коллегами решили стать донорами. Правда, не по комсомольскому призыву, а корысти ради. Взамен своих кровных четырехсот граммов я получил справку в деканат, талон на обед и полстипендии. Причем у остальных «добровольцев» взяли только по двести граммов, что стало поводом для моего спонсорства. Впрочем, время было веселое, и поход на станцию переливания крови окончился восстановлением сил народными средствами, отчего в голове у всех шумело одинаково.

Мне вспомнилась эта история, когда я очнулся в реанимации после серьезной операции. Значительная потеря крови и остатки анестезии еще держали тело в неподвижности и бесчувственности, а в голове гудело, но настроение было приподнятое. Вдруг я почувствовал что-то вроде удара по всему телу. Резкий озноб и холод. Сквозь какую-то пелену я разглядел, что в капельнице рядом со мной на пакете жирным фломастером написана моя группа крови, но плюс, вместо моего отрицательного резуса. В следующую секунду меня скрутило судорогами, и я стал проваливаться в липкую вязкую темноту. Очевидно, отказала печень, да и пульс почти пропал. Ноги, а за ними и все тело леденели. Сознание быстро угасало.
Не было никакого светлого туннеля. Холод и мрак. Страха тоже не было. Появилась жуткая злость на того, кто по ошибке вливал в меня отнюдь не «голубую» кровь. Хотелось рвануться, закричать, но сил не было. Словно в пустом холодном склепе гулко эхо разносило редкие удары ошалевшего сердца. Потом я увидел глаза Ирины, только вместо голубых они были темно-синими и очень грустными. Затем все исчезло.
 
Откуда-то из темноты сознание уловило незнакомый женский голос, который что-то невнятно произносил, словно это крутилась запись на испорченном магнитофоне. Я напряг внимание и стал различать слова.
   - Слышала, вчерашняя смена перепутала пакеты с кровью? Да, чуть мужика не угробили… Так он после операции, вскочил на одной ноге, и давай с себя катетеры и трубки выдергивать. Девки его назад уложить пытаются, а он рычит, схватился за стойку с капельницей… Представляешь картину? Посреди реанимации голый мужчинка весь в крови и бинтах отбивается от дежурной смены… Спеленали только когда сознание потерял. Потом старшая поняла, в чем дело, и сама чуть в обморок не свалилась. Второго «жмурика» за неделю ей бы не простили. Кинулись переливание делать, а такой редкой крови нет. Едва плазмой прокапали… Слушай, а он глаза открыл. Живучий…
            Первое, что я увидел, были мои стопы, торчащие из-под простыни. На большом пальце бирки не было. Значит, я все еще на этом свете. Эта мысль придала мне уверенность. Впрочем, сколько ни пытался вспомнить, что же произошло – ничего, кроме темного пятна. Только глаза любимой женщины. Они-то и спасли меня, несмотря на чужую кровь.
22 August 2008

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Осенние холсты
Сны
Тубабао

 Комментарии

Валерий Моголь Цыков220.63
03 November 2009 01:21
"Ничего, кроме темного пятна". Это про как-раз про этот рассказ. Сам посуди. глаза появились и исчезли, но спасли. А если бы без пояснения?
Вот, если бы объединить этот рассказ с твоим "Аргентинским танго", то выиграли бы оба рассказа. Ну, а перо живое.Впрочем, я не мэтр.Можешь не слушать.
Александр Асмолов56.84
04 November 2009 20:38
Романтики и остальные видят все иначе
У каждого из нас свое любимое пенсне.
Кому картошку поровнее высадить на даче,
Кому хотя бы раз увидеть эдельвейс во сне.
Валерий Моголь Цыков220.63
08 November 2009 22:07
Иным и впрямь хватает роста
Увидеть эдельвейс во сне,
Ведь с гениальностью все просто,
Тут сна достаточно вполне!
А огородников удел -
Поел пюре и по...