РЕШЕТО - независимый литературный портал
Александр Асмолов / Конкурсная лента

Аргентинское танго

909 просмотров

Перед встречей с ней меня всегда охватывает волнение. Ещё днем я начинаю суетиться, неосознанно берусь за ненужные или несрочные дела – лишь бы чем-то заняться. Но заранее знаю, что все попытки отвлечься тщетны, мои мысли всё равно через минуту будут рядом с ней.
Я не смогу дождаться лифта и, перепрыгивая через пару ступенек, быстро окажусь около её двери. Глубоко вдохну и, зажмурившись, нажму кнопку звонка. Я буду прислушиваться ко всем шорохам за дверью, но сначала, кроме бешеного стука своего сердца, ничего не услышу. В эти секунды время цепляется за что-то и останавливается. Медленно-медленно оно пытается оторвать свои тоненькие ножки от чего-то липкого и растягивается, смазывая в сознании картинку в разноцветные полосы. Отчаянно пытаюсь бороться с самыми нелепыми мыслями, которые бурей проносятся в голове. Наконец-то легкие шаги в коридоре выводят, дарят мне надежду. На несколько секунд она задержится около зеркала — и откроет дверь. Голубые молнии её озорных глаз выводят меня из оцепенения, а руки ложатся мне на плечи. В восторге я кружусь по маленькой прихожей, сжимая в объятьях самую любимую женщину. Её тепло проникает в меня мягкими волнами, заполняя сердце нежностью. Как наркоз, глубоко вдыхаю знакомый запах, и голова начинает кружиться ещё быстрее. Откуда-то издалека доносятся её слова:
- Да пусти же, сумасшедший. Колется…
Опускаю её на пол и растерянно протягиваю букет. Она склоняется к розам, и золотистые локоны закрывают лицо. Грудь медленно поднимается от глубокого вдоха, и я чувствую такое возбуждение, что готов кинуться на неё, но натыкаюсь на строгий взгляд.
- Торопыжка был голодный… - подтрунивает она надо мной.
Оставаясь в состоянии прерванного полёта, изнемогаю от желания и физически ощущаю, какую огромную власть она надо мной имеет.
- Набери, пожалуйста, воды, – получаю указание вместе с вазой.
Только тут я замечаю длинное вечернее платье, подчеркивающее её соблазнительную фигуру. Как ей удаётся так изящно одеваться! Впрочем, всё, к чему прикасаются её руки, становится удивительно красивым и гармоничным. Я даже как-то пошутил, сравнивая её с феей. Пытаюсь говорить запоздалые комплименты и обеими руками сжимаю холодное горлышко высокой вазы, сдерживая желание положить их на восхитительные бёдра. Поймав мой взгляд, она звонко смеётся и наигранной походкой идет на кухню. Послушно следую за ней, как паж, неся на почтительном расстоянии шлейф её духов.
Мы долго целуемся, ставя цветы в вазу. Нежность её влажных губ заполняет всю мою вселенную, я чувствую, как призывно прижимается её упругая грудь, и мои руки начинают блуждать в поисках самых сокровенных тайн её горячего тела.
- Пригласите же даму к столу, – останавливает меня её тихий шёпот.
Пламя свечи едва колышется и зайчиком от бокалов соскальзывает с изящной посуды на кружевную скатерть. Мы стоим, обнявшись, у двери и смотрим на сказочный островок в полумраке, предвкушая, что сейчас шагнём туда, в мир любви и нежности, созданной руками самой удивительной женщины в мире.
Больше всего мы любим «Аргентинское танго». Более насыщенного и яркого вкуса в других винах нам не встретилось. Зной южной ночи, терпкость страстного поцелуя, аромат необузданного желания и ещё что-то неуловимое звучит в этом красном вине с рубиновым отливом из далёкой Аргентины. Первый тост «за нас» разливается по телу, навевая новые ритмы. Мы сидим напротив и мечтаем, как было бы здорово попасть на настоящий карнавал, но в глазах её так призывно сверкают искорки желания, что долго сдерживаться мы не можем.
Шоколадное тело в моих объятьях почти сливается с темной простынею, а две незагорелые полоски белой кожи притягивают мои поцелуи. Едва сдерживаясь, медленно ласкаю губами каждую частичку любимой женщины. Наконец мы сливаемся в неистовом аргентинском танго, и мне кажется, что и в той далёкой стране тоже начался карнавал. Ещё и ещё раз приглашаем мы друг друга на танец, пока усталые музыканты не объявляют перерыв.
До сих пор не перестаю восхищаться, насколько безгранична фантазия и энергия моей удивительной избранницы. Надев белые туфли на высоком каблуке, она начинает прохаживаться передо мной, демонстрируя восхитительную фигуру и грацию. Три белые детали её одежды так соблазнительно сверкают в темноте, что я не выдерживаю и вскакиваю, чтобы поймать её. Это не так просто. Как черная пантера в южной ночи, она дразнит и шутя играет со мной. Всё же мои попытки награждаются долгим поцелуем.
Потом мы долго сидим за столом и рассказываем разные истории, как два старых друга, встретившихся после дальних странствий. Мне удивительно хорошо с этой замечательной женщиной, подарившей мне и любовь, и дружбу. Когда робкий рассвет погасит свечу, мы заснем обнявшись, но сон мой будет так неспокоен. Мысль о том, что шоколадка может растаять в моих горячих руках уже никогда не даст мне покоя…
И ожидание встречи с этой удивительной женщиной, ставшей мне женой, до сих пор не перестаёт волновать меня.

22 August 2008

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Чужая боль
Апрель
Загадка

 Комментарии

Валерий Моголь Цыков220.63
03 November 2009 01:08
Мастерство в описании чувств очевидно и бесспорно. Боюсь показаться каким-нибудь мэтром, но надеюсь, что с жизненным опытом придет и остальное.Не бросай!