РЕШЕТО - независимый литературный портал
Anna Luna Fursik / Акростих

Нежнее Зефира

2643 просмотра

Любовь - странная штука, кто-то боится ее, кто-то от нее страдает, а кто-то просто любит. Я просто люблю тебя, Земля.

 Багряный румянец на щеках, макияж, духи, часы около шкафа и мой выбор: самые простые лосины, теплая кофта, ботиночки - вроде готова. Я прекрасна как всегда. Проверяю кошелек и телефон, черт возьми, где телефон, именно он сообщит о том, что он меня ждет. Нашла. Уф. Перевели дыханье, ну что ж пора идти. Надеваю пальто и выхожу. Прохладно, ну а что ж ты хотела - середина октября. Я переживаю почему-то, интересно, давно так не торопилась. Автобус, теплый автобус, осенью и зимой он как раз очень нужен, запрыгиваю. Как долго тянется время, звони мне, звони! Незнакомый номер, а я в впопыхах забыла записать, этот голос... Я ждала, когда услышу его, сначала я влюбилась в голос. 


- Ты где?- спросил он
- Я уже еду, жди.
- Извини, подождешь чуть, я опоздаю.
Мой любимый ответ:
- Ок.
Бросаю трубку, о Боже, я дождалась. 

Я вышла на остановке, там, где я обычно выхожу к своей тете, были каникулы и я, как раз подумывала у нее остаться, но немного нарушила планы, ради него, человека с прекрасным голосом. Нашла свободную лавочку и как говориться "прижопилась". Я просидела еще минут 10: «что за грубиян, опаздывает, это некультурно по отношению к девушке». Звонок телефона опять нарушает мысли: «Ты где? Встань, пожалуйста». Встаю и вижу его, хромого и смешного и вовсе не грубияна. Мы поздоровались и, наверное, оба поняли, что по какой-то нелепой ошибке судьба сводила нас не с теми, а тот, кто был нужен все эти годы сейчас стоит и мило улыбается. Именно в тот момент я влюбилась в его улыбку, он вроде не любил улыбаться, а я все твердила, что она великолепна. Я не знаю, что именно в нем было такого, что я полюбила и что есть такого, что еще люблю.

А Боги смеялись все утро и вечер. 
Смешила их фраза: "Случайная встреча".

Он смотрел на меня еще минуту, и я почувствовала, как по коже пробегают мурашки, что ты со мной делаешь. Я робко поздоровалась с ним, Хэй, девочка, где твоя уверенность, стоп! Стоп! Перевела дух и все равно, на меня напал приступ робости, которую я давно не проявляла, странно. Ну что же теперь поделаешь? Мы пошли на набережную в такой холод, два идиота. Там холодно и практически нет людей. Я одета красиво, а это значит, что не тепло, мне холодно, но уходить не хочется. Мы посидели там минут 20, я узнала, что он курит. А он узнал, что я болтушка, он писал о том, что не разговорчивый, поэтому я решила поддерживать разговор. Я уже не могу терпеть холод и говорю о том, что мне холодно, мы решили искать мне теплое место. Нашли какую-то лавочку среди микрорайона и сидели там, разговор становился все более и более откровенным, он разговорился. Я была рада, у меня получилось. Затем, все из-за того же холода, мы зашли в подъезд. Я  грела руки в его рукавах, мы болтали, обо всем. Она ему позвонила в тот момент, когда мы решили немного выйти, чтобы он покурил, он не поднял трубку, отправил шаблон какого-то, явно грубого, сообщения. Она была зла и, наверное, поэтому звонила ему еще 2 раза, а он был со мной. Я смотрела на него, и мне до жути хотелось его поцеловать, что же это такое, еще ни разу не было такого. Это наверно любовь.

И часто, сидя в первый раз с человеком, посреди равнодушного разговора, безумная мысль: — «А что если я его сейчас поцелую?!»

 

Ему звонит мама, пора домой, мы прощаемся и он приобнимает меня. «Дойдешь, обязательно позвони!»,- сказала я, мне хотелось знать, что он в порядке.

Это была третья ночь без нормального сна, для нас обоих, всю ночь мы проболтали в сети. Приятная утомленность, засыпаю в мечтах.

Утром надо было бежать домой, помогать бабушке, собираюсь и бегом к ней. Я  ждала следующей встречи целых 2 дня. Все это время мы не переставали общаться утром, в обед, вечером и ночью. Мы говорили обо всем.

Денек выдался тяжелый, я очень устала, но собираюсь духом и все-таки берусь за косметику. Я долго стояла перед выбором: джинсы или леопардовые лосины? Хм… остановилась на лосинах, в них удобнее. Наверх я надела красивую водолазку, хотя смысла особого в ней и не было так, как она была под пальто. Я вышла из дома и еще долго привыкала к октябрьской прохладе, мне казалось, что октябрь похож на меня: холодный, но не слишком, пустой, но пустота красива, именно она мне и нравилась, тишина и спокойствие шли бок обок с суетой обыденности, которая, к счастью, меня не касалась. Я была рада тому, что пустота во мне была заполнена.  Немного я прошлась пешком, а потом села на автобус, люблю ходить пешечком, но было слишком холодно. Мы ждали этой встречи целых два дня, равных бесконечности.  Музыка в наушниках была кстати, она дополняла мои мысли. Я постриглась около месяца назад и казалась себе нелепой, еще не привыкла, а ему нравилось. Вышла на остановку и пошла к той лавочке, где ждала его в прошлый раз. Он подошел, и мы пошли гулять, веселье и удовольствие, получаемое от прогулки наверно стоил всех тех проблем, что были до знакомства с ним. Точно стоили. Его улыбка была великолепна, она напоминала мне май, такой яркий, цветущий май.  Я и сама когда-то была маем, моя улыбка заполняла всех вокруг, а глаза горели всегда ярким желто-зеленым пламенем, такие глаза только у меня. Но всегда хорошо быть не может, так вот когда было плохо, они и погасли, да и сама я опустошилась. А он заполнял меня своей улыбкой.

-  Когда я была маленькой, я любила играть носиком,- сказала я - моя мама говорила, что ежики так целуются. Показать  как? – я знала, что он понимал, о чем идет речь, но все-таки решила спросить. Он согласился, наши губы были так близко.

- Не вижу смысла предлагать девушке встречаться, просто бывает так: ты ее поцеловал и все, она твоя.

И он поцеловал, правда, не тогда, а еще через два мучительных дня. Я плохо целовалась, скудный опыт, хотя и встречалась с множеством парней, мне как-то не хотелось  и целовать-то их. Они другие. Прекрасное мгновение, его поцелуй нежнее зефира, и даже птичьего молока. Моя жизнь разделилась:  до встречи с ним и после.

Меня звали Луна. Холодная, одинокая луна, всего лишь спутник. Я правда была нелюдима, ну это внутри, а знакомых было море, я улыбалась всегда, но близкие звали Луной, они-то знали меня. У Луны есть тоже большая любовь- Земля, добрая Земля. Он стал Землей для Луны, такой большой теплой Землей.  Храбрый – не побоялся. Если вас спросят холодная ли Луна, скажите что рядом с Землей всегда теплая, это правда. Это странно: чувствовать себя защищенной после того как защищалась сама. Так приятно, но страшно, еще не прошла та глупая привычка, ты все еще боишься, но что-то внутри твердит: "Эй, малышка, хватит, хватит терпеть себя. Отдайся чувствам и живи на полную катушку!" А ты залезаешь под одеяло страха и воспоминаний и боишься. Но он меня вытащил, как бы говоря о том, что пора бы мне перестать боятся, что, мол я тут твой герой. Мой разум решил поднять глаза, он считал, что они красивее всего, и не прогадал: там стоял мой герой, спаситель из страны моих страхов. Это случилось когда он пришел на площадь и среди множества людей узнал меня, хромой, смешной и очень добрый, тогда я поняла пусть будет, что будет, но я не вернусь под то одеяло. Как то он сказал мне: " Твое пальто было тогда таким особенным." И пусть это по-женски напридумывать и верить в это, но по-мужски молча исполнять то, что напридумывала твоя женщина, молча никому об это не говоря. Он делает меня счастливой. Я люблю его.

Я молчала, опять говорят ерунду, не делай так, не делай то. Устала. Думаю о нем: серо-голубые глаза, необычайно страстные и глубокие, моя слабость, улыбка- которая вызывала восторг. Я скучаю, не прошло и суток. Мне почему-то хотелось к нему, о Боже, я свихнулась, где гордость. Знаете, гордость теряется сразу, как вы влюбились, если вы «любите» и все еще горды, задумайтесь.

Любить глубоко — это значит забыть о себе.
- Ж.- Ж. Руссо.

Он пришел, весь такой простой и красивый. Я уже заждалась и обняла его крепко-крепко в коридоре, не повезло, я маленькая и не тяжелая, а он большой и сильный. Я люблю его силу, а он мою слабость, хотя даже не подозревал, что слабость это он, что слабая только с ним. Мы поехали к нему. Его мама достаточно добрый человек, ей повезло с сыном, он ее очень любит. Я ей понравилась. Она называет нас: «Мои дети», мелочь, а приятно. У него в комнате было достаточно прохладно, мы сели под одеяло, он обнял меня. Я чувствовала себя как дикий котенок, немного даже испугалась. Мои друзья часто меня обнимали, но это было не то, они обнимали тело, а он обнял то, что было внутри, он обнял Луну. Поцеловал, столько нежности только лишь в одном поцелуе.

Я готова описывать каждый день, но не вижу смысла. Он делает все, чтобы я была счастлива, ему нравится моя улыбка и глаза, что неудивительно. А любил он меня. Капризную, плачущую, смеющуюся, добрую, злую, сумасшедшую, волнующуюся любит.

С ним я перешла за грань, за грань себе дозволенного. Ну у каждого есть внутренние ограничения: это можно, то нельзя. Я сделала то, что было нельзя, мне никто не запрещал этого, кроме меня. Я не жалею.

Утром я пришла к нему, мы были одни, мама на работе, тетя на смене. Я настаивала на просмотре фильма «Метро» и неудивительно, что все было так, как этого хотела я. Поцелуй в шею, ничего лишнего, но в то же время так много. Меня давно манило к нему, но сейчас этот соблазн был слишком велик. Он был так близко, что страшно. Я не могла понять, как за такое короткое время он стал безумно близким, как он заслужил моего доверия, я часто говорила, что нельзя полностью доверять человеку, а ему доверяла. Он повернул меня к себе лицом, поцеловал, обнял, фильм ушел на второй план. Он поцеловал меня еще раз, страстно. Его руки касались спины, он прижал меня к себе в упор, я чувствовала все. Его рука скользила по моей спине, то сжимая ее, то глажа. Я чувствовала то, что впредь не доводилось. Мгновение и я оказалась под ним, он смотрел на меня, погладил по щеке, поцеловал.

- Я люблю тебя Луна.

- А я тебя люблю.

- Ты этого хочешь? - спросил он, в его голосе звучала надежда. Я хотела этого, но боялась признаться даже самой себе, а еще больше я боялась, что он предаст потом. Но я привыкла жить моментом, будь что будет!

- Да! – сказала я, мой голос звучал нежнее обычного.

Мне было страшно, мой первый раз не запомнился мне особой нежностью, я жутко любила человека, а он воспользовался. Я и врагу не пожелала б этого, страшно. Я была маленькая и глупая, он сказал не говорить маме, хотя минуту назад он бил меня и говорил, что я ему должна этого. Я ничего ему не должна была. Я просила «не надо» умоляла его, ему все равно. Это было противно.  На моем теле не было ни побоев, ничего, он напугал меня тем, что мне не поверят. Я не сказала маме. Я общалась с ним после этого, он вел себя так, будто все так и должно быть. Мое детство закончилось.

Он обнял меня очень сильно и еще долго продержал в объятьях. Его поцелуи ласкали мою шею, я не привыкла к ласке. Его руки опустились, чтобы снять мою кофту, я стеснялась своей наготы. И вот я: полуобнажена, и совершенно беззащитна, а напротив он: сильный, красивый и все еще одетый. Я сняла с него футболку, его тело так же прекрасно, как и он. Впервые наши тела соприкоснулись, прекрасное мгновение. По моему телу прошлись мурашки. Все знают что произошло дальше, не хочу описывать подробно, скажу одно, в нем все настолько гармонично, хотя и говорят идеальных нет. Я перестала боятся.

Пришел на обед, голодный, я приготовила ему узбекское блюдо – шавлю, это рисовая каша. Он любит мясо, там его много, я очень старалась, он первый раз ест то, что приготовила ему я. Ему нравится, я очень рада, многие говорят мне, что я готовлю вкусно, но он не многие, он моя Земля. Я рассказывала ему как прошел мой день, а он слушал и ругался что не ем. Я не худышка, даже пухляшка, но он говорил, что моя фигура прекрасна, я спорила, но было приятно. Всегда когда он уходит с обеда мне хочется плакать: «Не уходи». Ему нельзя остаться, поэтому я молчу. Он обнял меня: «Скоро увидимся любимая». Целых четыре мучительных часа.

Я очень люблю писать стихи. Стихи – это моё отношение к людям, к тем или иным. До знакомства с ним я  долгое время ничего не писала, а он вдохновил на один прекрасный стих:

Ну что поделал ты со мной мужчина?
Ты любишь? бред, 
Со мной смеешься без причины,
С тобой проходит столько бед.

Любовь невыносима, что ж мужчина
Со мной готов ты разделить и ужин, и обед?
Любви большая половина
Досталась мне? Мужчина это бред.

Со мной ты настоящий, ты - мужчина,
Приносишь счастье, а иногда и вред,
Твоей судьбы несчастной героиня?
нет, плата прожитых счастливых лет.

Ты никуда не денешься, мужчина, 
Ты полюбил ведь глаз счастливых свет,
Ты мне подаришь сына, мой мужчина,
Чтоб я не знала, дашь ему конфет.

Это пожалуй единственное постоянное увлечение. Я очень люблю танцевать, я танцевала в течение всей моей жизни, дома, с друзьями, в школе. Если стихи мое увлечение, танцы – жизнь.

Однажды вечером он приехал ко мне с большим свертком, я думала это пластиковые трубы. Нам надо было к моей маме, это не далеко от его дома. Мы поехали с «этим» что бы это не было, когда мы пришли к маме я узнала что там – это был страйкбольный автомат Калашникова, как настоящий!! Восторгу не было придела. Мы пришли к нему домой, и начали стрелять, какое удовлетворение приносит стрельба не описать никакими словами! Мы стреляли около двух часов и о Боже мне так это понравилось. Еще одно мое маленькое увлечение. Я чувствовала в его голосе азарт, когда он рассказывал мне о своем прекрасном увлечение, я слушала его с особым интересом. Он всегда говорит умные вещи, с ним есть о чем поговорить, мы спорили, доказывали, обсуждали. Я ждала, когда мы соберемся на страйкбол, мне стало интересно это.

Я осталась у своей тети, у нас с Землей коварный план, он украдет Луну на ночь. Мы проболтали с моей тетей около двух часов, она прекрасный человек.

- Я никогда не отпрашивал девушек к себе домой, я нервничаю.

- Ну, Земля, у нас получится!

Он верит мне, всегда-всегда, я люблю говорить, что он может все, поддержка любимой женщины всегда важна. Он спросил, мне разрешили, восторгу нет предела. Ура! Ура! Ураа! Мы собираемся и бежим, счастливые до изумления.

- Ты первая кто остается у меня дома.

- Ты первый с кем я остаюсь на ночь.

Он пошел делать маме массаж, это небольшая традиция, так сказать, в его доме. Я сижу в интернете, у меня истерика, опять она со своей любовью, он мой, я жутко зла. Когда он пришел, я все показала и рассказала ему.

- Ты у меня дома видишь, ты моя, я твой. Я люблю тебя Луна.

И правда с ней он был другим, Землишкой, а со мной он Земля, всемогущая Земля! Моя Земля и ее Землишка совсем разные.

- Я тебя тоже Земля.

Мы ложимся спать, включили фильм, болтаем, смеемся. Мы счастливы. Он целует меня, желает спокойной ночи, мы спим рядом. Я встаю очень рано, смотрю на него, а он такой красивый, глажу по лицу, он улыбается сквозь сон. Я целую его, кровать маловата для двоих, да и он обнял меня, поэтому я все еще лежу рядом, да и куда торопиться, он рядом, такой умиротворенный и красивый. Он просыпается, мы оба сонные, лохматые и все еще любим друг друга. Наверно в это и заключается счастье, любить его любым. Он обнимает меня, рассказывает о том, что я дрыгаюсь во сне, ну что же, бывает. Я ему рассказала, что он такой красивый, когда спит. Он улыбался, много-много. День начался хорошо.

Я проводила много времени за компьютером: разрабатывала сценарий Нового Года. Это была наша семейная традиция: дарить детям на новый год праздник. Он согласился быть Дедом Морозом, я была так счастлива. Все я наконец-то все доработала! Вечером вручаю ему сценарий, вроде неплохо. Мы много репетировали, и  все получилось, умница.

Еще несколько дней и новый год, мы собираемся в кино. Целый день он на работе и я, устали жуть, после работы я поехала выбирать себе платье, вымоталась еще сильнее. Итог: ни платья, ни сил. Кино начнется еще не скоро, и мы решили походить выбрать платье, нашли, счастья полные штаны. Начался фильм, он не особо интересовал меня, я рассматривала каждый изгиб его лица, все идеально. Мгновения с ним стоили тех мук, что я перенесла до него. Сначала я была с ним подобна дикому не прирученному котенку, я сторонилась его, но приласкав любую кошку, она начнет мурлыкать, ей нужна ласка.

- Ты самый лучший, Земля. До тебя я думала, что моя жизнь закончилась, но она только началась, а главное, я забыла прошлое и смогла смотреть в будущее. – Прошептала ему я. «Когда есть любимая пара глаз, будущее становится более видимым»,- подумала я.

- Сама такая, - игриво отвертелся он. - Все благодаря тебе Луна.

Нет, Луна дикая и не может дать ничего хорошего, совсем. А он Земля, у Земли много всего: цветы, животные, рыбы, люди, а у Луны ничего, кроме Земли. Я от него завишу. Каждый раз, видя его, я побоюсь к нему подойти, потому что придется уходить. Я бы многое отдала, чтобы он был рядом всегда, я много отдала, чтобы он появился в моей жизни.

Мне кажется, нет смысла называть имена, они вообще ничего не значат. Вот, бывает, дадут тебе имя, а оно не подходит тебе. Вот я Луна, а он Земля, а имя, имя ничего не значит. Иногда я смотрю на человека и понимаю, что этот, например, Март, переменчивый, то грустный, то веселый. А бывают еще люди Сорняки, таких много, они получают знания в рамках школьного образования, нет никакого саморазвития, интереса к жизни вообще, они везде их много, от них трудно избавиться. Есть люди Жизнь, они интересны, веселы, не стесняются, им плевать на мнение окружающих, я еще не Жизнь, но уже не Сорняк. Каждый в праве сам выбрать, кем ему быть.                                               

Луна любит тебя, Земля. Его голубые глаза освещают мне путь, его сильные руки подержат, когда надо. Без него, мне трудно. Он берет меня на руки, и я чувствую себя самой маленькой и счастливой на этой планете. Я хочу от него детей, банально и ванильно, но я хочу видеть такие  глаза у малыша, или губы, или носик, впрочем, неважно, главное от него. Он уже большой, Земля старше Луны, ему уже можно заводить деток, он ждет Луну. Я готова подарить ему свою молодость, мне не нужны клубы, бары, мне нужен он, главное, чтобы он встретил со мной старость. Он дает мне уверенность в себе, чувство, что я не одна, что мне помогут и подадут руку. Он верит в меня, даже когда все отворачиваются, он говорит о том, что у меня все получится. Это важно.

Это важно, чтобы кто-то искренне верил в тебя, когда ты уже не в силах.

Тридцатое декабря, я осталась у него, утром тридцать первого мы пошли выбирать мне кольцо, я сделала себе подарочек. Потом мы пошли за моими туфлями, он отправил меня домой. Приехал часа в три, я еще не готова, заходит с огромным мешком, радостная раскрываю, огромная панда. Я очень люблю животных, особенно панд, они милые. Я подарила ему мешочек «100 причин почему я люблю тебя». У меня заслуженный выходной, две недели я работала без продыху, дарила детям праздник. Сегодня мы подарим праздник моим близким, у него нет родных братьев или сестер, а у меня их две, две сестренки и 5 младших двоюродных братьев, я самая взрослая. Мы поехали к тете самые первые, моя мама осталась дома с детьми. У тети мы еще раз отрепетировали, все отлично. Дети пришли, и мы начали программу. Вечером мы отпрашивались у мамы, они ни в какую, он  пошел к маме встречать новый год, я осталась со своими. После двенадцати моя мама, сестренки, бабушки ушли домой, я  убралась у тети и легла ждать его. Он пришел, отпросил у тети. Купи вино, встретили мою подругу и его друга, проговорили с ними полчаса и пошли к нему. Его мама и тетя были рады видеть меня, я тоже рада видеть их.

Эта ночь останется в моей памяти навсегда, мы выпили по пол стакана вина, болтали, играли. Он обнимал меня, очень сильно.

- Если бы у меня был папа, я бы хотела, что бы он был как ты, – это травма, расти без папы, я стеснялась этого и завидовала тем, у кого они есть. Поэтому я так быстро стала называть своего отчима Папой. И спустя пять лет я поняла, он не заслуживает называться папой. Я не жила с ними, я жила с бабушкой, так проще, я выросла на маленькой планете, где все было таким родным. Я благодарю отчима лишь за то, что он подарил мне моих любимых сестренок: Весну, потому что она переменчивая, цветущая и веселая, и Лето, она буйная, сумасшедшая, яркая.

- Я буду стараться.

Мы любились, это самое прекрасное чувство, любиться, это не заниматься сексом, даже звучит лучше. Мы уснули уставшие и счастливые. Это была лучшая новогодняя ночь.

Я люблю его слушать, все что он говорит имеет смысл, его наверно не слушали, но он любит говорить. А еще он любит, когда я называю его «самым-самым» и не важно, любимым, умным, лучшим или, например, смешным. Несмотря на возраст, он маленький, рано вырос, мы с ним бесимся, танцуем, играем, слушаем друг друга. 

Мне было страшно, я думала что это сон, я боялась проснуться, а его нет. Моей Земли нет, совсем и все что было не правда. Все эти мысли исходили из одной: «Так хорошо не бывает».

-  На этот случай, ты будешь знать мое имя, фамилию, номер и адрес. – Сказал он и написал мне все это, хотя я и так знала. Бывает. Бывает даже лучше, если кольцо на безымянном пальце и дома куча деток. Луне еще рано, Земля мечтает об этом. Я тоже мечтаю, это самая большая мечта.

Пока я не знаю что больше писать. Земля, я люблю тебя, я не могу без тебя. Мы оба делаем многое друг для друга, но, во-первых, мы любим. Он безумец, я сумасшедшая – мы идеальная пара. Я так рада, что тогда приняла дружбу, хотя и не верила в любовь «в сети», но тогда мое настроение было прямо-пропорционально частоте его посещений его страницы. У нас похожие улыбки, мне часто это говорили, хотя поверить в то, что у меня такая же, безумно красивая и лучезарная улыбка невозможно. Чтобы не случилось, я рядом, я подам руку, когда надо, поверну в правильное направление, я помогу и знаю, ты сделаешь то же самое. Говорят что «Чем сильнее ты распахнешь объятья, тем легче тебя распороть», я люблю, а значит, я доверяю. Я могу дать ему нож и быть уверенной в том, что он будет резать все завистников. Если весь мир отвернется от него, я буду рядом, и даже если ему придется отстреливаться, я буду стоять за ним и подавать ему патроны.

Я люблю тебя Земля.

                                                                                                               Вечно твоя Луна.

10 June 2014

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Нежнее Зефира

 Комментарии

Комментариев нет