РЕШЕТО - независимый литературный портал
Дэвид Лазба / Проза

День подведения итогов

196 просмотров

***

Я нашел этот необычный журнал совершенно случайно.
Он был в потертой, зеленой обложке и написан от руки разными чернилами. Этот журнал отличается от других тем, что записи делались только раз в год. Человек, которому принадлежал  сей молескин, начал вести его, будучи шестилетним мальчиком. Но сам он до этого додуматься не мог – ему посодействовал отец. И на протяжении нескольких лет он поучал сына тому, как правильно нужно оформлять записи и о чем вообще писать. 
Я взял на себя ответственность и перепечатал все на бумагу в чистом и понятном виде. Стилистику автора я сохранил, но удалил множество матерных слов, которые были не уместны и никак не влияли на суть текста. Разве что, передавали негативные эмоции. Я бы их, несомненно, оставил, но редакторы, захотевшие напечатать некоторые заметки в своем журнале, попросили вырвать из контекста хотя бы самую острую матерную ругань.


 





1994.


Меня зовут Дима. Мне 7  лет. Я учусь в первом классе. Мне нравятся пауки. Я хочу собаку.


1995.


Мне нравится ходить в школу. Там весело. Но больше всего я люблю гулять. И я все еще хочу собаку.


1996.

Тетя Света несколько месяцев назад отдала нам котенка. Я назвал его Цезарь. Он классный. А еще я недавно ломал средний палец на левой руке. Когда это случилось, мне не было больно. Только потом. Мама сказал, что это называется «шок». А потом мне его вправляли, и я кричал на всю больницу. Вот тогда было очень больно. А потом мне наложили гипс. Я проходил в нем две недели. 


1997.

Мне нравится одна девочка, но она в 5 классе. А я в 4. Она на меня даже не смотрит. Мне очень обидно. Ее зовут Катя. Я хотел бы на ней жениться. Все мысли только о ней. 
Я даже и не знаю о чем еще можно написать. Цезарь вырос. Уже совсем большой кот. Любит спать и кушать.
Думаю, что этой Кате нравится мальчик из 6. Я следил за ней. Она на него все время смотрит, а на меня никогда. Наверное, все потому что я младше.


1998.

Мне больше не нравится Катя, зато нравится Маша. Она новенькая в моем классе и очень стесняется всех. Я немного боюсь с ней говорить, но думаю, что скоро перестану и наконец-то подойду к ней.
А еще меня отдали в кружок рисования. Правда, там пока не очень интересно. Мы рисуем не то, что хотим, а то, что нам задают. Но надеюсь, что скоро все изменится. 
Друг Саша рассказал мне об одном занятии, от которого становится приятно. Он называет это «Дрочка». Я попробовал и мне понравилось. Вся фишка в том, что ты берешь свою пипиську и начинаешь дергать вверх и вниз, потом она вырастает, а потом из нее выходит прозрачная жидкость. Но это под конец она выходит. Ну, а потом приятно очень. Правда длится все это недолго, но мне безумно нравится. Теперь это мое любимое занятие. Одно из любимых. Но думаю родителям лучше не рассказывать.
Так же случилась одна очень странная штука. Я ходил в гости к одному другу. В квартире был его отец. Когда я пришел он был в халате. Мы с другом начали играть в игры на его компьютере, а потом я услышал какой-то звук. Этот звук напомнил мне «дрочку». Я повернулся и увидел, что отец моего друга сидит сзади нас и занимается «дрочкой». Я немного перепугался, спросил у друга, в чем дело, а он ответил, что это нормально.
-Не бойся. – Сказал мне его отец.
Потом он ушел на кухню и вернулся через несколько минут. У него в руках была морковка. Он сел, как собака и, глядя на нас, начал пихать себе в попу эту большую морковку. Мне было очень страшно. Я хотел уйти. А друг сидел и играл, как будто ничего такого не происходило. А его папа продолжал пихать себе морковку в попу. И смотрел на меня. Через десять минут я ушел. А ночью мне снились кошары.


1999.

Отец брал мой журнал и смотрел на даты. Он говорит, что это непременно важно, чтобы я писал сюда все, что хочу и все, что у меня на душе. И я не должен писать мало. Чем больше, тем лучше. Но так не всегда выходит. Я не писатель. Да и не хочу становиться кем-то вроде этого. У меня не выходит писать красиво и интересно. Мне иногда кажется, что мой отец самый странный человек на всем белом свете. Это он придумал эту идею – вести такой вот журнал. Я сюда пишу раз в год, 5 марта. Это он выбрал этот день. Отец дал ему название: «День подведения итогов». Не знаю, почему он выбрал именно этот день и почему так назвал. Какие еще итоги? Но он не хочет отвечать. Говорит, что потом сам пойму. 
Ну, вот, я уже кучу всего написал, а толку нет. Мне и рассказать-то нечего. Я просто хожу в школу, пытаюсь получать четверки, дрочу и смотрю на Машу. Ах, да, забыл. Она встречается с моим другом. Когда я узнал об этом, мне было больно. Такой комок в груди стоял. А вечером я плакал. Нашел грустную музыку по радио и буквально выдавливал из себя слезы, уткнувшись в подушку. Это я так себя жалел. Каждый человек должен уметь себя жалеть. Ближе и роднее, чем собственное «я» ведь никого нет.


2000.

Отец сказал, что я не должен сюда писать то, что произошло в моей жизни, если это не подкрепляется какими-либо эмоциями, чувствами и т.д. Каждый год он поучает меня, как я должен вести этот журнал. Неужели нельзя было сразу все рассказать? Хотя он пытался, да, но я не особо понимал. А еще он сказал, что я не должен ничего исправлять и дополнять. Если только в тот же день. Но я не понимаю, почему нельзя писать сюда в другие дни? Иногда мне прям так и хочется излить душу и выплеснуть все сюда, но я этого не делаю. А 5 марта мне как раз совсем не хочется ничего заносить сюда. 
И все же я попробую писать только самое интересное и важное.
Итак. Маша мне перестала нравиться. Это хорошая новость. Какие эмоции при этом я испытал? Облегчение. Каким же я был идиотом. Как она могла мне нравиться? Да я готов был жениться на ней! Готов был убить ради нее кого угодно! А она мне что дала? Говна в мешке она мне дала! Но я зла на нее не держу. Да, разумеется, она вела себя, как полная паскуда, но ничего. А хотя. Оказывается, эта дура знала, что нравится мне и специально не обращала на меня внимание. Но сейчас мне все равно. А с тем другом я уже не общаюсь. Он вообще ушел в другую школу, и я забыл о нем вовсе. 
Я устал писать. Настроения нет.


2001.

У меня появились новые друзья. Колян, Серега, Миша. Один из них мой одноклассник, другие два с параллельного класса. А еще я начал курить. Прикольная штука, мне нравится. Но нужно привыкнуть. Я ходил на день рождения к Коле. У него такие крутые родители. Ушли просто и оставили нас одних в квартире. Там было пиво. Много пива. Я выпил две банки и меня так разнесло…. Было очень весело. А потом я блевал в толчок. Все так ржали, и я вместе с ними. Правда, потом меня родители спалили. Отец сказал, мол, напишешь об этом в своем дневнике. 
-Ты вырастишь, перечитаешь и поймешь, что поступал очень плохо! – Сказал он.
Может быть. А сейчас мне все равно.
Ах, точно, я же сюда про чувства и эмоции должен писать, забыл совсем. Ну, в общем, все у меня нормально. Нет у меня никаких эмоций. 


2003.

Отец заметил, что я не написал «отчет» за 2002 год. Мне просто не хотелось и все. Что за бред? Зачем писать сюда всякую ерунду? Чем мне это поможет? Ну, перечитываю я его и что? Ничего не чувствую. В самом начале я хотел собаку, и? Какая разница? Мне не нравится писать! Это он у нас великий драматург, пишет рассказики, картины рисует, наверное, хочет, чтобы и я таким был. А я раздалбай, вот кто я. Не нравится мне эта задротская херня – сидеть и строчить. И если ты читаешь это папа, знай, что я никогда не стану таким, как ты! Да и не хочу! Не дай Бог! Меня выворачивает от этого. Чувствую себя сранным гомиком, от того, что пишу это дерьмо. Вот что я чувствую! Вот так эмоции, а? Это все, что я чувствую! Я мужик, а не гомик. И должен чувствовать себя соответственно! Это все…


2004.

За год многое изменилось. Сейчас перечитываю то, что писал ранее и становится жутко стыдно за самого себя. Хочется все страницы повыдергивать к чертовой матери и начать с чистого листа. И дело даже не в том, как я вел свой образ жизни, а в том, как я о нем писал. Теперь я начал читать различные интересные книги. В основном, это зарубежная литература. Я стал больше размышлять о жизни, любви, и даже о том, что нас ждет после смерти. Но писать мне опять, увы, не о чем. В жизни ничего не происходит. Каждый день одно и то же – школа, дом, бесполезное сидение за компьютером, глупые прогулки с друзьями. Курить я не бросил, даже стал смолить еще больше. А так же при любой возможности употребляю алкоголь. И неважно какой. Будь то пиво или какой-то дешевый коктейль. Мне нравится состояние опьянения. Вся жизнь смазывается, наступает эйфория, полное спокойствие, легкость. Я пробовал легкие наркотики: гашиш, план, спайс, какие-то грибы, насвай. А еще употреблял таблетки Триганде. Но все это никудышный помет, который оставляет желать лучшего. Например, гашиш уничтожает мозги. Причем в пух и прах. Люди из-за него становятся овощами. Вслед за тем, как ты его «подул» тебе становится очень смешно. Причем, мозги-то понимают, что не смешно вовсе, а тело просто смеется и все. Но потом, когда «радость» проходит к чертям собачьим, становится очень худо. Ты просто лежишь и преешь, как тухлый помидор. Ты можешь смотреть телевизор и при этом не понимать о чем на том или ином канале вообще говорят. Ты просто не в силах уловить суть. А еще параллельно твой разум где-то порхает на малахольных крыльях. И только одна мысль пульсирует в твоей неподатливой, бараньей голове: «Почему я такой тупой? Я таким и останусь?» 
Со спайсом вообще отдельная история. После принятия ты становишься бледным, как мгла и у тебя начинаются галлюцинации. А один раз я употребил эти самые «грибы». Паршивее, чем после этой гадости мне в жизни не бывало. Не знаю, что с ними было – плохие или хорошие, но меня рвало, и лицо у меня было белое, как мел. А еще были галлюцинации, но не такие, как от «спайца», нет. Я видел огромный коридор, он был весь в огне, а в конце кто-то очень громко и злостно смеялся. Меня туда кто-то словно тащил. Я пытался мысленно остановиться, но не получалось. Я лишь затормаживал себя. А потом, когда я оказался почти у самого конца, то увидел кого-то наподобие Иисуса. Только я не уверен он ли это был. У него на лбу был какой-то странный красный знак. Но у него были длинные волосы, борода, одеяния. Все, как полагается. Я не понимал, где нахожусь и, когда пытался открыть глаза - мне становилось хуже. В конце концов, это прекратилось, и я поклялся самому себе, что больше это говно принимать не буду. Однако через неделю нарушил свою клятву и снова съел эти сучьи грибы, да еще и запил все это водкой. У меня в тот день было подавленное настроение и, если честно, я готов был уйти с концами из жизни. Вернее, я не боялся этого. И на тот период мне было абсолютно все равно, что там после смерти. Но, к счастью, в этот раз со мной ничего такого не случилось. Перед глазами отплясывала химера, я смеялся и хлопал в ладоши. Было похоже на «спайс». А потом я блевал, но это, наверное, из-за водки. Причина того почему мне было так паршиво? Я не знаю. Но я был таков.
Словом, нет ничего лучше, чем старый добрый алкоголь. Только вот последнее время за мной пристально следит отец. Это напрягает. Надеюсь, он не обнаглеет и не заглянет сюда, в надежде, что, прочитав эти худые строки, поймет меня с ног до головы. Это все пустяк. Здесь, я пишу для себя. Можно даже сказать, что все это шифр, который в будущем просто освежит мне память. Ну, знаете. Размышления – они вытекают друг из друга с неимоверной скоростью. Ты можешь задуматься о жвачке, а через несколько секунд поймаешь себя на мысли, что думаешь уже о Колумбе и о том, как он открыл Америку. А ассоциации – это вообще мощная штуковина. Ты можешь увидеть по телевизору банан и вспомнить, как подбил когда-то одному парню глаз. Где связь? Связь есть. У каждого своя. Едва уловимая.


2005.

Мне чертовски паршиво. Я взял свою жизнь и перенес ее на бумагу в виде теста с вопросами, на которые нужно ответить, либо «да», либо «нет». Либо «галочка», либо «крестик». А вопросы типа: «Вам нравятся ваши друзья?», «Вам нравится ваша внешность?»,  «Вам нравится ваш голос?», «Вас удовлетворяет ваше положение в обществе?» и так далее. Всего я наскреб вопросов двадцать. И отвечал на них  честно, без обмана. И напротив каждого вопроса стояло «нет». Крестик. 
На носу - поступление в ВУЗ. Весь год я ездил на подготовительные курсы в агропромышленный университет. Но это мне нихрена не дало. Да еще, и в школе куча троек в аттестате выходит. Я постоянно прогуливаю, ничего не учу. У меня постоянно нет настроения, ничего не хочется, никого не хочется. Иногда хочется просто раствориться. Родители на меня давят. Не понимают меня. Я и сам себя понять не могу. Мне просто хочется лежать. Просто существовать, ничего не делая. 
Я не хочу учиться. Уже сейчас представляю, как в этом университете будет паршиво. Еще пять лет учебы! Вот отстой! Тотальное дерьмо. Апатия достигла максимума. 


2006.

Университетская жизнь. Я ее представлял немного по-другому. Но насчет учебы я был прав. У меня уже куча хвостов. Каждый день приходится вставать в пять утра, выползать из дома, переть на остановку и дожидаться 376-ого. Потом ехать в забитом автобусе, метро, в убийственной давке. А после тухнуть в университете на бесполезных, скучных парах. И все это полито соусом со вкусом «чувство уныния». Тебя давит то, что у тебя полный завал по предметам, ты на грани отчисления, и в жизни ничего не клеится. 
Вскоре мне надоело ездить, а так же надоело, что родители все еще пытаются меня контролировать. Денег они мне почти не давали и постоянно что-то требовали от меня. Каждый день за ужином я выслушивал от них лекции на тему: «Как нужно жить». И все эти поучения были до того унылыми, банальными и скучными, что хотелось просто бежать, куда подальше. 
Ну, и в итоге, я переехал в университетское общежитие. Живу вдвоем с одним идиотом, который понятия не имеет что такое гигиена. Комната малюсенькая и всего один стол. Так же на все общежитие всего две кухни. Обгаженные. Они вечно заняты и нужно гнить в огромной очереди, чтобы хоть что-нибудь по-быстрому сварганить.
А этот недоносок-сосед просто кусок тупого дерьма. У него всего две пары трусов. Он никогда ничего не стирает, и от него вечно воняет потными яйцами. И как же он любит пердеть. Но я пока что здесь и вроде не слетел с катушек. Скоро, наверное, побегу домой, потому что это невозможно выдерживать. Просто нереально. 
Кстати, у нас в университете есть одна девчонка. Ее звать Валерия. Она просто сногсшибательная. Я запал на нее сразу, да и подошел знакомиться в тот же день. Она оказалась очень общительной, но близко к себе не подпускает. Вокруг нее постоянно крутится какой-то смазливый, успешный и, кажется, богатый угарак. И он, наверное, ей тоже нравится. Судя по тому, как она себя с ним ведет. Черт, надоело быть зрителем. Надоело смотреть на этот мир со стороны. Но в этом только моя вина и ничья больше. Нужно начать что-то делать.


2006 (2)

Думаю, что настал именно такой трудный и депрессивный период в моей жизни, о котором непременно стоит сюда написать. Пусть я и нарушаю «правила», которые когда-то установил отец. Но я не могу ждать следующего года. Все равно об этом придется написать, ведь то, что сейчас происходит очень сильно трепет мне нервы и причиняет невероятную душевную боль. Именно сейчас эти строки будут исходить от самого сердца. Я пишу и мне хочется писать дальше. Этот журнал стал очень значимым для меня. Я смотрю на него почти каждый день и пускаю слюни. А 5-ое марта стало даже важнее, чем день рождения или новый год. А вести ежедневники мне как-то не хочется. Это не то. И, кажется, что кроме этого журнала ничего больше и не существует. Словно я в плену у этой маленькой книженции. 
Словом, я втюрился по уши в ту самую Леру. Мы пару раз гуляли с ней. Нам было весело. Сидели в кафе, пили кофе, ели торт. А потом я провел ее до дома и попытался поцеловать. Нихрена не вышло. Она буквально отпрыгнула от меня со словами:
-Мне пора домой!
-Хорошо. – Испуганно выпалил я. – Хорошо.
-Спокойной ночи. – Сказала она, заходя в подъезд.
После этого она начала меня избегать. Еле-еле говорит «привет», и я ее почти не вижу. Кажется, она умышленно прячется от меня. А меня раздирает на куски от этого. Я поначалу не поверил, что это та самая влюбленность, о которой говорили всякие философы и романтики. Даже залез в Интернет, и искал разные статейки про это дурацкое чувство, словно это какая-то болезнь. Симптомы были одинаковые: бессонница, расстройство, а так же смена стереотипного мышления. Тебе никто не нравится, ты ни о чем не можешь думать и в каждой мысли находишь ее. Но тот факт, что вы не будете вместе – уничтожает. Иногда я подхожу к зеркалу, смотрю на себя и думаю: «Ты же сранный урод. Неудачник. Конечно, она не будет с тобой. Ты ее не достоин. Посмотри на нее и на себя. Ты бесполезный кусок дерьма!» и тогда у меня опускаются руки до самого пола. Но потом я бью себя по голове и провозглашаю: «Эй, тряпка, соберись! Ты же мужик!» 
Однако как бы я себя не вел, она не обращает на меня никакого внимания. Никакие способы на нее не действуют. Но я не могу смириться. Не могу просто проиграть. Хочу себя чем-то занять, отвлечься – не получается. Все эти долбанные мысли только о ней. О ее лице, волосах. Я смотрю на парней в общежитии, в университете, просто на улице и накручиваю себя, представляю, как они мечтают о ней, хотят ею овладеть. И мне хочется убить всех этих гадов. Хотя, может быть, у них и в мыслях не было такого. Может они вообще ее не знают. А я постоянно накручиваю себя. Параноиком уже стал. Меня тошнит от себя, от своей жизни и от всего на свете. Ничего не хочется. 
Я выпиваю почти каждый день. Каждый день пью эту дешевую дрянную водку. Раньше знать не знал, что такое бодун. А теперь мое утро начинается именно с него. Большой, убогий бодун. 
А еще мой сосед съехал. А замена не лучше. Жирный боров, который по ночам храпит, как трактор. Но зато днем он сидит заткнутый или шляется где-то. 
Родители за меня беспокоятся и зовут домой. Но я говорю, что все хорошо. А еще по предметам полный завал. Что я буду делать со всем этим? Я буду пытаться все разрулить!


2007.

Второй курс. Теперь я начал работать. И почти всю зарплату отдаю в этот дерьмовый университет, подкупая этих потных старых преподов, ради того, чтобы меня не вышвырнули. Так почти все делают сейчас. А эти мудаки считают себя богами. У них есть власть. Наши судьбы, видите ли, в их морщинистых, мозолистых, раздроченных руках.  Ходят, задрав нос к самому небу. А кто они на самом деле такие? Да мешки со старым засохшим дерьмом! У одного харя, как у мартышки, другого хоть бери и закидывай в пачку с просроченными сухариками, а у третьего лысая башка и здоровенный живот, как у свиньи. Но он не отчаивается. Наоборот! Он придумал решение. Отрастил, значит, волосы до самой задницы, и зачесывает их вперед, прикрывая свою сальную лысину. Какой же мудак. Лучше уж лысым ходить и вообще без бровей и без единого волоска на теле, чем так, как этот идиот. У нас таких кадров много. Да такими мудилами весь мир полон. 
Но самая поганая дрянь в этом мире, это, конечно, Лера. Эта паскуда на протяжении целого  года тупо игралась со мной. Недоступная такая вся из себя. Я любил ее. Мудак. Перечитываю то, что написал и блевотно становится. Подумать только, как человек может измениться за какой-то сранный год. А кто повинен? Да общество это ублюдское. Вокруг сплошное дерьмо. Учеба, работа, общага. И вот ты сидишь на краю своей узкой кровати, в крошечной комнате, с дешевым бухлом в руках и глазеешь в обшарпанный пол. А потом приходит твой сосед-мудак, чешет яйца, ложится спать и храпит. Следом и ты отрубаешься. Просыпаешься. И все заново. По новой. 
Родители бьют тревогу. Они знают, что у меня все дерьмово и пытаются помочь, но я не нуждаюсь в их содействии. Отец убеждает меня в том, что мне нужен друг, как в старые добрые времена. Или хотя бы собутыльник херов. Забавно. Я пытался завести друзей – не вышло. Все они одноразовые ослы. Они приходят только тогда, когда скучно или у них проблемы. А я теперь ничем помочь не могу и развеселить никого не в силах. Ну и где же все? Где эта самая поддержка? Были у меня друзья, были. Но теперь их нет. Они забили на меня. Хотя нет. Вру. Один приходил, его звать Леха. Но он пришел только за тем, чтобы я его выслушал. Какую-то херню городил без умолку, про какие-то самолеты, вертолеты. Я все думал, как же мне от него избавиться, как же дать понять, что мне не интересно. И тут я понял. Лучший способ сказать, что тебе насрать - взять и насрать. Я так и сделал. Он ушел и больше не появлялся. Не понимаю. Или не хочу понимать. 
Где обещанное счастье? Мои сверстники ничем таким от меня не отличаются. Они меньше бухают и больше трахаются, вот и все. В этом заключается счастье? Быть кобелем? А для баб? Быть сукой? Ну, не знаю.… Звучит, как-то не очень. А может быть, это я что-то недопонял. Ведь меня растили добренькие, милые родители, которые мыли мне задницу до 14 лет. Может быть, это потому что я только и смотрел мультики о добре и красоте. Может быть. Нужно было показывать мне «Техасскую резню бензопилой» в возрасте 10-ти лет, тогда я, может быть, и вырос бы мужиком.
Черт. Мне хочется любить, а не ненавидеть. Хочется иметь друзей, а не одноразовую посуду. Хочется жить, а не выживать. Пока этого нихрена нет. Это, может, и было, но прошло. Любил ли я? Эту дуру-то? Может быть. Теперь ненавижу. Про друзей уже написал. А жизнь… Каждый день пытаюсь не сдохнуть. И все летит к чертям. ****ство. 



2008.

Этот год был дерьмовее прошлого. Но и лучше, в какой-то степени. Я смирился в конец с тем, что мы, люди – эгоистичные, похотливый животные. А я сранный кобель. И мне представилась возможность оправдать это воззвание. Я вышел на улицу и стал знакомиться с бабами. Это тухлый трюк. Не сработало. Тогда я начал ходить по тем, кого знаю. То есть по универу и общаге. И оказалось, что  все не так уж и трудно. Поболтал с одной, поболтал с другой, с третьей. Выбрал. Пригласил. Трахнул. Выкинул. Это легко. Не со всеми, конечно, так можно поступить. Но есть такие особы, которых никто не удовлетворяет. Однако на каждое мясо найдется свой мясник. Это я. В этом плане мультики Дисней Ворлда на меня не повлияли и не показали, как должна выглядеть красивая женщина. Мне все равно. Главное, чтобы было приятно. А что у нее там с мордой –все равно. 
И все вроде встало на свои места. Я занял неплохую позицию. Да и про Леру вовсе забыл. Теперь даже и не вспоминаю. Но это в плане чувств и состояния. 
А так. Мой отец заболел раком, и у меня нет работы, а найти очень трудно. Надеюсь, что все устаканится.



2009.

Три года я прогнил в этом сранном университете и в итоге меня все-таки вышвырнули. Два предмета завалил. Я думал такого не бывает. Но вся фишка в том, что я никогда не был душой компании, никогда не был одним из тех мудил, у которых хорошо подвешен язык или просто создан для лизания задницы. Однако, когда мне сообщили, я особо не удивился. Но разозлился. Даже очень. И первым делом я послал декана на хер. Вторым делом я нажрался. Третьим, незапланированным делом, я проблевался. А четвертым (оно состоялось на следующий день) я начистил рыло преподу, который меня завалил. Я въехал ему в живот. Он согнулся, и я съездил ему по морде. Старый боров свалился и застонал, а я начал танцевать ногами по его ребрам. После недолгой сальсы я ушел домой. А он даже и не понял, кто это был. А мне полегчало. Другого препода я не тронул. Она баба, а их не бью.
Кстати, я больше не живу в том клоповнике, которое носит название «общежитие». Всех кого знал, послал на хер. Пацанов назвал мудилами, а баб – шлюхами. Теперь живу один. Снимаю комнатку у одной бабули. И работенка есть. Грузчик. Но это временно. 
Тут неподалеку бар есть один, там частенько замечаю разных барышень. Только они все зрелые. У кого-то даже есть дети. Но ничего. Трахаются они, как в последний раз. Однако потихоньку начинаю скучать по молоденьким девочкам.
Отцу хуже. Лысый, бледный. Это огорчает меня. Все же, когда родители есть – плевать. А как появляется риск их потерять – начинаешь ценить. Но я бездействую. Да и что я могу сделать? Я езжу к нему, говорю, что у меня все хорошо. Но, кажется, после моих визитов ему становится только хуже. Единственный сын. Единственный ребенок. И такой бездарный мудак.



2010.

С самого начала все пошло не так. С самого моего рождения. Я ошибка природы. Имбицил. Или же этот мир – одна большая дерьмовая ошибка. 
Я дошел до точки максимума в своей «карьере». Дальше некуда. Но я хоть живу в квартире, хоть и не своей. Я кто-то вроде сожителя. Как истинный альфонс, живу с женщиной, ей 45, мне 22. Она не богата, но квартира своя. Работает бухгалтершей. У нее длинные каштановые волосы, большой зад, небольшая грудь. Меня в принципе устраивает.  Она говорила, что любит меня. Но я надеюсь, что она сморозила эту глупость по пьяни.  
Я так же продолжаю работать грузчиком. Тяжелая, однако, работенка. Коллеги, если их можно так назвать, отчаявшиеся калдыри. Они работают, а потом свои деньги пропивают. Хотя, в принципе, я не сильно от ни отличаюсь. Только тем, что морда у меня пока не красная, не опухшая, и лапы не дрожат. Я в норме. 
Вроде все пучком. Но есть две огромные загвоздки. 
Была у меня одна молодая баба, с которой я переспал 7-8 месяцев назад. Она школьница. Я снял ее прямо перед лицеем. Подошел, познакомился. Видно было, что шалава какая-то. Вот и не упустил своего шанса. Я взял ее номер. Позвонил. Мы погуляли, я купил ей мороженное, потом поцеловал. Потом пригласил домой. Она корчила из себя тихоню, но было видно - хочет. 
Дома долго ждать не пришлось. Мы скоро приступили к делу. Я вошел в нее и понял, что там уже кто-то побывал. Ну, плевать. Я скоро закончил. Она ушла в ванную, а потом и вовсе убралась из моего дома. Я обещал позвонить. Но она мне нахрен не сдалась, поэтому я и не думал звонить. Однако через месяц она позвонила сама.
-Привет. Это Катя, помнишь?
-Нет.
-У лицея познакомились.
-А, да, вспомнил.
-У меня не очень хорошая новость.
-Что?
-Я беременна.
-Что?
-Я беременна.
-Бл***. – Протяжно сказал я. – Не может быть. Ты делала тест? У врача была?
-Я беременна, это точно.
-Как такое могло произойти?
-Мы не предохранялись.
-И что?
-И то! Не предохранялись.
-Вот же бл***, какой же я идиот. Ты же долбанный ребенок, откуда тебе было знать, что там делать… Вот бл***во!
-Не беспокойся. Заявления я не подам. Мне 17.
-Хорошо. Но что ты намеренна делать с личинкой?
-С чем?
-С ребенком, бл***. Что ты будешь делать?
-Я буду рожать.
-Что? На***?!
-Я буду рожать!
-Нахрен тебе ребенок в 17 лет, мудила ты недобитая?
И тут она бросила трубку. Я попытался сразу ей перезвонить, но она не взяла трубку. В итоге я убедил себя в том, что это все меня не касается. Плевать на ребенка. Пусть рожает, главное, чтобы меня не трогала.
То был вечер пятницы. Спустя час я был в полнейшее говно. 
Прошел месяц. Зазвонил телефон.
-Алло.
-Это Катя.
-Что тебе?
-Нам нужно поговорить.
-Отъ*****. 
Я повесил трубку.
На следующий день она приперлась ко мне. Хозяйка ей открыла, но свою дверь я не открыл. Она ушла. Потом опять звонила. Я эту бурю говна переждал, а потом и вовсе забыл. Через две недели я познакомился с Леной. С той, у которой сейчас живу. Через неделю перебрался к ней. А через еще одну неделю, мне снова позвонила Катя.
-Что? – Спросил я, подняв трубку.
-Ты мудак, совершенно не собираешься отвечать за то, что сделал?
-Делай аборт, вот мой ответ.
-Иди ты нахер! Я сказала, что буду рожать!
-Ну, и рожай, епт твою мать. От меня-то, что ты хочешь?
-Ты наглая рожа! Это твой ребенок!
-Слушай меня внимательно, сука. Ребенок – это плод любви. А у нас любви не было. Я тебя не люблю. Поэтому то, что у тебя в животе, плод еб**. Все поняла?
Я бросил трубку. Этот разговор услышала Лена, и мне пришлось ей все рассказать. Она меня поняла. У нее у самой водился ребенок, но жил с отцом.
Через некоторое время я пришел к отцу в больницу. Он был все еще очень худой, бледный и лысый. Говорил почти шепотом.
-У твоей мамы кто-то есть. – Говорит. – Но ты ее не суди. Пойми ее.
-Что? Брось, па. Никого у нее нет.
-Я знаю, что есть. И это нормально.
-Что ты несешь?
-Я не могу ей дать того, в чем она нуждается. Все нормально. Я рад за нее.
-Черт! У тебя маразм. Это, наверное, из-за морфия.
-Ты все еще ведешь журнал?
-Да, веду.
-И как?
-Перечитываю время от времени. Люди меняются. В основном, в плохую сторону.
-Странно, что ты его еще не забросил.
-Может, скоро заброшу.
Потом я ушел, с мыслью о том, что моя мать изменяет моему умирающему отцу. Черт подери. Подло.
И самая свежая новость – я получил повестку в военкомат. Бл***.



2011.

Все дороги ведут домой. То есть во тьму. Ублюдок родился, Лена вышвырнула меня на улицу. За измену. Мудак  я. Занялся сексом с ее подругой, да еще и у нее дома. А эта кобыла того не стоила. Лена мне хоть жилье давала. Но вообще, она тоже никудышная бабенка была.
В армию не забрали. Я оказался больным олухом. С кожей какая-то херня, весь желудок в язвах, печень в говно, плоскостопия, сколиоз. Прям целый паек диагнозов из синагоги. 
Отец умер три месяца назад. Последний раз, когда я его навещал, он даже не разговаривал. 
Осталась у меня только мать, с которой я после смерти отца сильно поссорился. Потом помирился. Пришлось. Нужно было где-то жить. Она съехала к своему хахалю, а я на время поселился в родительской квартире. 
А еще Катя подала на меня заявление в милицию. Мол, я ее изнасиловал. Скоро, наверное, за мной придут. 
Я раньше не задумывался над тем, кем люди были до жизни на этой Земле. А сейчас вот подумал. Мы просто витали в темноте. Обычная темнота. Никаких чувств, никакого общества, ничего. Это начало. А конец в итоге будет таким же. Это и есть дом.
Итак, я пытался привязать веревку к потолку, но не вышло. Резать вены не хочу. Жаль, что у меня нет пистолета. Но зато у меня есть нож. Вот сейчас допишу и покончу со всем этим. Может быть, мой сынуля-ублюдок когда-нибудь прочтет этот журнал и поймет, почему его папка такой мудак. Да и сам он, наверняка, будет выродком. Яблоко ж от яблони. А тут обе яблони гнилые. Мать – шлюха, отец – имбицил. Я даже не знаю, как его зовут, кстати.
Ладно, мое прощание что-то затянулось. Прощайте, суки. 

 



P.S. Прости меня мама за то, что скорее всего завоняю твою квартиру своим вздутым трупом. Я люблю тебя. Или не очень. Ведь ты изменяла отцу.

28 June 2016

Немного об авторе:

Во-первых: Мои произведения - чулан, в который я выкидываю: грусть, апатию, ненависть, бунт, жестокость, обиду и прочий негатив. Не удивительно, что многим это не по вкусу, некоторых я умудряюсь даже оскорбить своим творчеством. Но вас никто не заставляет меня читать. Вы добровольцы, а я не льстец и не Пушкин. Я Дэвид Лазба. Если не хотите плеватьс... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет