РЕШЕТО - независимый литературный портал
Елена Жарова / Художественная

Как стать героем планеты

1222 просмотра

Как стать героем планеты.

 

Он смотрел на меня такими большими, честными глазами, что отказать ему было просто грех.

-        Надо полагать, денег у тебя тоже нет...

-        Нет, кэп, - промямлил он, - Ни родителей, ни денег.

Эти слова сыграли решающую роль на пути моего становления из кэпа в слезливые дамочки.

-        Ладно, чудик, будешь драить палубу, - решила я и пропустила его на борт моего новенького, еще приятно пахнущего свежим пластиком, энергообшивкой и бортовой электроникой, звездного курьерского челнока.

Паренек, крепко прижимая к груди детский рюкзак, поднялся по трапу, помялся на входе и оглянулся на меня.

-        Первый раз что ли?

- Да, кэп, - кивнул он.

-        Как звать?

-        Алик. Просто Алик.

-        Ну-ну, - пробурчала я и втолкнула паренька внутрь, - Проходи, нечего тут светится. Будешь моей контрабандой.

-        Спасибо, кэп!

Когда состарюсь, напишу в  завещании своим внукам, которых у меня никогда не будет, чтобы ни за что на свете не поддавались душевной доброте также легко как я — это вредно для здоровья.

 

Прошло три дня после старта, а я уже озверела. Какой идиот сказал, что нет ничего лучше хорошей компании в долгом пути? Я — одиночка. И мне не нужны никакие компании, особенно в лице болтливого пацана. Алик сидел в своей каюте тихо, но стоило ему выйти , как тут же начинал мешаться под ногами. И еще он болтал без остановок. Болтал обо всем что видит: о космосе, о моем челноке, о моем маршруте и... о моей одинокой жизни.

Доиграется, парень. Выкину в открытый космос, пусть бороздит его в свое удовольствие на автопилоте.

Хотя, когда он помалкивал, а это было не часто, он искренне пытался помочь, чем мог. Например, помогал распечатывать боксы с едой, а потом убирал после еды: собирал весь мусор и отправлял в шлюз, через который все это добро прямиком отправлялось к соплам, в высокие температуры.

На вид я не дала бы Алику больше тринадцати лет. Худой, нескладный, как всякий подросток, с черной нечесаной шапкой волос, он скорее походил на чучело огородное, чем на начитанного, образованного мальчика.  Его манеры за столом, его речь - все кричало о  благополучии, но не как о сиротливом детстве. Все хотелось спросить: «Так кто ты такой?»,  но не было желания лезть в чужую душу и копаться в посторонних проблемах. Да и он не интересовался мной. Даже имя не спросил, так и называл кэпом. Только однажды за ужином спросил откуда я родом.

-        С планеты Лот.

-         Это с той, что в галактике Магеллановы Облака?

Я была занята своими мыслями и не придала особого значения такой заинтересованностью к моей планете.

-        Да, именно оттуда, - буркнула я.

-        А часто туда возвращаетесь?

-        Что я в этой пустыне потеряла? Только сумасшедший туда полетит, будь она хоть трижды родиной.

-        Но она не всегда была пустыней. Говорят, что когда-то это была красивая планета.

-        Ну да, пока какой-то толстосум не решил сделать ее Вселенской помойкой. Ладно, все! Поговорили, а теперь убери тут все.

Моя каюта и каюта паренька, предназначенная для перевозки срочных курьеров, примыкали к пилотной рубке и маленькому отсеку, в котором с трудом помещался узкий столик и морозильный ящик для пищевых боксов. Однако эти габариты не помешали мне окрестить отсек кают-компанией. Там мы ели и я старалась отдохнуть.

Безуспешно.

На этот раз я вылетела из кают-компании в рубку, еле сдерживая желание отчитать зазнайку. Это надо же! «С какой вы планеты, кэп? Это с той, что в галактике Магеллановы Облака? Говорят, что когда-то это была красивая планета.» Я повидала на своем пути много таких жалельщиков, сочувствующих моей планете. И  это притом, что сами жили и благоденствовали на планете, которая также приложила усилия к уничтожению экологии планеты Лот. Особенно меня добивает универсальная концовка, которая произносится со слезливым выражением лица: «Да кому сейчас хорошо?» За это многие у меня получали по носу. Кулаком. На этот раз я не желала калечить. Слишком мелкий противник.

Проверила навигацию, и решила прослушать аудио-почту, до которой за эти три дня все руки не доходили. Были сообщения от заказчиков, от постоянных клиентов, от Серда, моего поставщика дорогой контрабанды. На все сообщения ответила, подготовила почву для будущих контрактов по перевозке. Серду наговорила много ласковых слов о его предприимчивости и заверила, что его неучтенный груз мной хорошо припрятан. Дабы не волновался.

Люблю выгодные дела и неучтенную прибыль!

 Последнее сообщение было от «родителей»: « Лика! Как ты там? Когда прилетишь нас навестить? У нас все в порядке, но мы скучаем по тебе. Прилетай. Да, ты слышала, что на планете Вольф космоэкологи разработали био-экологический регулятор? Говорят, это чудодейственное средство поможет восстановить всю экологию нашей планеты. Только вот это чудо передадут правительству Лота не за даром.  За этот регулятор их президент, господин Грэмос, заломил просто нереальную цену. Но наше правительство уже заикнулось, что ради восстановления экологии планеты готовы отдать всю казну. Хотя это покроет только половину запрошенной цены. Предлагают всем жителям планеты присоединиться к выплате за регулятор. Так вот мы подумали, если у тебя есть лишние накопления, то было бы неплохо, если ты вложишься в уплату регулятора. С миру по капле и, глядишь, наберем нужную сумму...»

Дальше я не слушала. Сначала я потеряла дар речи. А потом просто взорвалась потоком самых бранных слов, которые только знала. Поносила Грэмоса, всю его политику, родню и предков до десятого колена всеми красочными и страшными словами. Не пощадила и самих жителей планеты Вольф. Вскочила с кресла и тут же натолкнулась на Алика. Похоже, он все это время стоял у меня за спиной и наверняка подслушивал. «Ну, все! Попался под горячую руку!» - мелькнула мысль. Уже открыла рот, что бы отчитать за подобную наглость, а заодно сделать крайним во всех Вселенских бедах, но его слишком серьезный взгляд, такой не детский, остановил меня. Рот захлопнула, села обратно в кресло и пробурчала:

-        Не светись тут, контрабанда.

А вечером начались проблемы. Такая большая, с опознавательными знаками планеты Вольф, проблема зависла над моим челноком. Этот корабль я засекла еще три часа назад, и успела спрятать  пацана в специальный отсек- тайник. Еще ни одна таможня с их навороченной техникой не смогла найти у меня на борту неразрешенный товар. И вот теперь две лазерные пушки были направлены на двигатели, а через пару мгновений на панели зажглась кнопка связи. Нежданные гости мило стучались. Что ж, если сразу не расстреляли, значит, жить будем. Нажала на связь и лобовой иллюминатор перешел в режим трансляции. С такого расстояния связь была просто отличная. Передо мной предстали накачанные мужики с квадратными лицами не отягощенными интеллектом. Наемники. И я улыбнулась широкой улыбкой кинодивы.

-        Привет, - сладко пропела я, - Чем могу помочь?

Наемники моргнули синхронно пару раз. Но быстро вспомнив кто они и где, их кэп, с трудом подбирая правильные, литературные слова, обратился ко мне:

-        Космический челнок «К-Лот», требуем впустить нас для проверки на наличии контрабанды!

-        Фиг вам! - возмутилась я.

-        Во-первых, вы э-э... не в том положении, что бы отказывать нам. Во-вторых, по Кодексу Космической Безопасности, мы э-э... имеем права потребовать вас впустить нас на борт, если подозреваем у вас наличие контрабанды, опасной для э-э... жизнедеятельности всего Космического Сообщества, - тут ему сбоку протянули клочок бумаги, на который он мельком взглянул и авторитетно добавил: - Глава 147, пункт тринадцать.

Молодцы, заранее подготовились.

-        Та же глава, пункт четырнадцать гласит, что на мой борт в подобной ситуации может взойти только один ваш представитель.

-        Э-э-э... согласны.

-        Вот и лады. Начинаю трансляцию ваших действий и состыковку.

Я отрубила экран и взялась за работу. Пока система проверяла  герметичность соединения корабля с челноком, и выравнивалось давление в их отсеках, я надела бронежилет и повесила на пояс единственное оружие самозащиты, которое было на борту — электрошокер. Не густо, но приобретать что-то более серьезное жаба душила.

Люк из стыковочного отсека повернулся и вошел наемник на две головы выше меня. Весь из себя серьезный, неприступный с «рентген»-глазами: посмотрит и становится неуютно. И еще как-то не по себе становилось от того, что находишься в маленьком пространстве с человеком разучившемся улыбаться лет эдак двести назад.

-        Прошу, - я гостеприимно развела руками, - Ищите. Если что, то  я в рубке.

Уселась в кресло у пульта. С этого места, если развернуться, можно видеть весь челнок с кают-компанией, каютами и в самом тылу запломбированную дверь в грузовой отсек. Места мало для меня одной, а уж если тут пытается развернуться крутой парень в полном снаряжении, да еще со сканирующей установкой, так вообще начинается шоу «Слон в посудной лавке». Он, бедный, крутился, вертелся, не зная куда девать ноги и голову, да при этом обшивку стеновую, потолок и пол надо было проверить компактной рамой. И так, и сяк, мучился. Когда стал проверять пол в моей каюте так, что ноги у него оказались в кают-компании, я не выдержала и спросила:

-        Вы хоть скажите, что ищите.  Может, я могу чем помочь?

Роль пай-девочки всегда благотворно действовала на астро-таможенников. Было интересно, поверит ли моей невиновности матерый наемник. В ответ мне он что-то пробурчал, покряхтел и вылез так, что теперь ноги и пятая точка оказались  в кают-компании.

-        Откройте грузовой отсек, - последовала команда с его стороны. Потом он вспомнил что-то очень важное и добавил:- Пожалуйста.

-        Люк запломбирован. Не мной. Клиентом, - постаралась я объяснить наглецу очень внятно и понятно, - Могу показать документы. Если хотите посмотреть, что я перевожу, то следуйте за мной до планеты назначения, а там и будете упрашивать моего клиента.

Наемник подключил коммуникатор и передал кэпу результаты обыска и мой отказ открыть грузовой отсек. После долгих выяснений деталей и извинений наемник раскланялся, перешел на свой корабль, а вскоре мы расстыковались и разлетелись в разные стороны. Подождав, когда корабль наемников скроется с экрана, я прошлась следом по всему челноку со сканером и выявила три жучка. Какая наглость! Вот и доверяй теперь наёмникам! Уничтожив жучки особо зверским способом, то есть, вдарив с размаху по высокоточной технике молотком, я отправилась вызволять Алика. Кресло в рубке у основания не прикручивается к металлическому полу, хотя видимость болтов там имеется. Для отвода глаз астро-таможенников. Резкий поворот основания кресла против часовой стрелки и со щелчком отсоединяется часть металлического покрытия пола вместе с креслом. Механизм автоматически приводится в действие и кресло с пластиной поднимаются вверх, открывая емкость под полом, в которой можно провезти достаточно большой незарегистрированный груз, или маленькую металлическую коробку и пацана тринадцати лет с рюкзачком.

-        Жив? Впервые провожу тут человека.

-        Да, все хорошо, кэп. Я вот только в туалет хочу, - краснея ответил парень.

-        Тебе горшок принести или сам сходишь? - съязвила я.

Парня как ветром сдуло из тайника. Я же не стала пока закрывать тайник. Наверное, интуиция сработала или сухая логика: если были одни наемники, то появятся и другие. Чем их моя контрабанда привлекла? И связаться с Сердом не хотела — слишком велик риск, что мою частоту могут прослушивать. Да и парня засветить я не хотела, ведь я пока числюсь на хорошем счету у астро-таможенников. А найди они, или наёмники у меня контрабанду или незарегистрированного пассажира - то челнока, как и Космоса я не увижу ближайшие пять лет.

Я прошла в кают-компанию, достала пищевой бокс и предложила перекусить пареньку, когда он наконец управился со всеми своими делами в каюте. И только мы закончили есть, как раздался сигнал с пульта управления.

-        Быстро в тайник! - скомандовала я.

- Как, опять? - воскликнул Алик.

-        Опять, снова! Какая разница, ведь ты — контрабанда! - заорала я на него.

-        Да я не против, кэп. Я ведь благодарен вам, - искренне ответил он мне.

Я закрыла тайник, проверила расстояние до корабля гостей. Эти были не наемники, как оказалось через два часа. В гости пожаловала интергалактическая полиция. На мой челнок были направлены четыре лазерных пушки, а по связи без всяких «пожалуйста» и приведения статей потребовали впустить. Тут улыбка кинодивы была излишне. В данной ситуации подходило лицо удивленное и заинтересованное происходящим, а еще легкий налет возмущения, что меня посмели заподозрить в какой бы то ни было противозаконной деятельности. Естественно я впустила их. Села в кресло и с этим выражением на лице наблюдала, как двое полицейских пытались развернуться в моем челноке, проверяя сканерами стены, полы, потолок. Когда попросили освободить кресло, да и саму рубку, я не выдержала и спросила:

-        А что вас интересует?

-        Секретная информация, - буркнул в ответ полицейский, изучая кресло и пол под ним.

-        Но я не провожу никакой секретной информации! - возмутилась я.

Тут появился третий полицейский — кэп интергалактического полицейского корабля. Он уже не помещался в проходе от кают к рубке, потому я могла наблюдать только его голову, высунувшуюся из-за стеновой панели. Голова разинула рот и произнесла:

-        Конечно, вы не провозите секретной информации. Просто мы не можем сообщить что ищем, так как это проходит под грифом «Секретно».

-        Но я провожу обычный груз, никак не связанный с политикой, вооружением и научными открытиями! - я уже готова была кричать от возмущения, - И за сегодня вы уже не первые, кто проверил мой грузовой челнок!

-        И не последние. К нам скоро присоединятся военные, - сообщил полицейский кэп и исчез.

-        Что?! - закричала я, но мой крик перекрыл сигнал с бортовой панели. Вскоре прямо перед лобовым иллюминатором завис военный крейсер, и еще шесть пушек было направлено на меня бедную.

Военные не стали даже утруждать себя выходом со мной на связь. Но панель  взбесилась, выдавая всевозможные сигнальные звуки. Просто какофония какая-то!

-        Они хотят взорвать меня!!! - завизжала я.

Стоявший рядом полицейский, сперва отшатнулся, а потом схватил меня за плечи, встряхнул и закричал:

-        Заткнись! Никто не собирается стрелять в ваш челнок! Они просто сканируют вас!

И тут мне стало по-настоящему страшно. Хотя мастер, сделавший тайник, уверял, что его не засечет ни одна навороченная, суперсовременная техника, мне все равно стало не по себе. У военных не просто навороченная, суперсовременная техника, у них мегонавороченная и мего-суперсовременная техника Космического размаха!!! И теперь мне без всяких дураков стало как-то не хорошо.

-        За что? - прошептала я, чуть не плача, - Что я такого сделала?

-        Может и ничего, - ответил полицейский, сворачивая сканерную, уже бесполезную в данной ситуации установку, - Мы останавливаем и обыскиваем всех, кто вылетел с планеты Вольф тринадцатого числа этого месяца.

-        Почему?

-        Секретная информация, - последовал знакомый ответ.

Час спустя я сидела на узкой кровати в каюте, нервно подергиваясь от пережитого шока. Еще через час я смогла прийти в себя и начать связно мыслить. Для начала я проверила челнок на новые жучки. Потом проверила наличие незваных соседей, вроде военного крейсера за бортом. На космическом горизонте было все чисто. Наконец я открыла тайник. Паренек выглядел не лучшим образом: весь бледный, испуганный.

-        Знаешь где туалет, - буркнула я.

Парень просидел в тайнике пять часов. И теперь он, постанывая вылез оттуда, потянулся и отправился по делам. Хорошо, что тайник был оборудован системой вентиляции, так как некоторые виды контрабанды нуждались в кислороде, да и вообще в проветривании. 

Я уставилась на металлический ящик, провозимый мной без документов, за который Серд обещал круглую сумму. Причем предоплата уже прошла на мой счет в Международном космобанке планеты Крип. Эта планета напоминала историческую Швейцарию тысячу лет тому назад. И Крип, кстати, был планетой назначения всего груза: официального и контрабандного.

Я достала ящик, повертела его. Задумалась. Было как-то не по себе за то, что Серд подставил меня, подсунув опасную контрабанду, за которой охотятся все, кому не лень. Он нарушил наш главный уговор: никакого оружия, политических документов и научных разработок. И вот теперь я из-за его подставы, хожу по самой грани, по самому краю между смертью и тюрьмой! О жизни и свободе у меня уже мыслей не было.

Иногда полезно иметь разнообразные знакомства. Например полицейского с родной планеты, который мог по доброте душевной подарить на День Планеты электроотмычку. При помощи подарка я взломала код замка и открыла ящик.

Так! Из-за бутылки старинного вина военные и интергалактическая полиция вряд ли встанут на уши и пробороздят значительное космическое пространство, даже если они все там будут алкогольными гурманами. Закрыла ящик, вернула кодировку назад, что бы клиент ни о чем не догадался, положила ящик на место. Значит, весь этот сыр бор и правда по чистой случайности и я просто попала под чью-то раздачу? Или нет? Алик в это время вышел из кают-компании, дожевывая ужин. Такой милый мальчик, с умными и шустрыми глазками. Мы посмотрели друг на друга и я мило пропела:

-        Алик. Солнышко, подойди, пожалуйста.

Но умный мальчик заподозрил подвох и не тронулся с места.

-        А ну иди сюда! Контрабанда ходячая! - заорала я.

-        Да, кэп, - понуро повесив голову, парень вошел в рубку.

-        Кто ты? И почему тебя ищут? - начала я допрос, посадив ребенка в кресло.

-        Я — сын Генриха Грэмоса.

-        Что! - голос сам собой сорвался на фальцет, - У меня тут сыночек президента Грэмоса?!

Парень закивал головой, но под моим гневным взглядом опять сник.

-        Значит, у меня тут проблемы из-за того, что избалованный мальчишка недополучил от папочки долгожданной игрушки и сбежал!

-        Нет, кэп! Не поэтому я сбежал.

-         Да ну! И чем тебе не угодил  папаша? Я слышала, этот Грэмос в золоте купается.  Неужто тебе меньше от его щедрот перепало?

-        Все было не так!

-        А как? Что заставило избалованного мальчика сбежать от любимого папочки?

-        Да ему все равно, что я делаю! Помру, и не заметит! А ищет меня только по своим личным интересам! - закричал в ответ Алик.

-        О! - только и смогла я ответить.

-        Он... он, - Алик, с трудом сдерживая слезы, прошептал, - Он хочет разорить твою планету.

-        Лот?

-        Да.

-        Рассказывай, давай. Не молчи, - приказала я.

То, что я услышала, мне совсем не понравилось:

-        Он, вообще то, не плохой человек. Он помогает малоразвитым планетам, решает межкосмические конфликты, но при этом ненавидит планету Лот. Вы, кэп, знаете, что именно он был тем толстосумом, как вы сказали, который сделал из Лота космическую помойку?

-        Опа! Нет, не знала. Спасибо, что просветил. Теперь я знаю, кого упоминать в моих злобных молитвах, - искренне поблагодарила я.

Паренек только печально улыбнулся и продолжил рассказ:

-        Я не знаю за что отец так не любит вашу планету, но он даже говорить не может о ней спокойно. Он ненавидит всех на Лоте. Всех до последнего человека. Я не пойму, почему он еще не направил войска туда.

-        Это разрушило бы его образ миротворца.

Алик пожал плечами.

-        Может быть. Но сейчас он хочет вас всех разорить. Пять лет назад он спонсировал научный экологический центр. Хотел, что бы они разработали био-экорегулятор для Лота. Ученые обрадовались, что могут сделать что-то полезное, великое. И, короче, они работали, вкалывали, а отец их еще вдохновлял. Говорил, что это изобретение останется в истории на века. Ну, они и создали этот  био-экорегулятор. И назвали «ВП-Лот».

-        И что означают эти буквы: «В», «П»? - поинтересовалась я.

-        Воссоздатель планеты.

-        Да ладно! И что, этот «ВП-Лот» работает?

-        Проверили на планете 69-Ти. Бесплатно.

Я уже хотела начать поливать грязью папашу Алика, но замолчала. Вспомнила космическую историю и все поняла. А вот Алик историю, похоже, плохо изучал. Да и просвещать его сейчас я не имела ни малейшего желания.

-        А от меня ты чего хочешь? - поинтересовалась я.

-        Я знал еще на космодроме, что вы с Лота — на борту вашего челнока имя планеты написано. Вот я и подумал, что вы поможете мне.

-        Сбежать? Выставить ноту протеста твоему отцу? Да меня же обвинят в кинднепинге!

-        Не хочу я ничего выставлять отцу. Я вашу планету хочу восстановить. Бесплатно. Я украл единственный экземпляр «ВП-Лот»!

-        О! - выдохнула я и уже совсем по-другому стала смотреть на юного Робин Гуда.

-        Вы ведь поможете мне, кэп? - и уставился на меня с просительным, щенячьим выражением на лице.

-        В этом бескрайнем космосе есть еще несколько планет, которые нуждаются в экологическом восстановлении. К примеру: планета Куна из звездной системы Сириус. Милая планета, милые жители. Там, кстати, по статистике самый низкий уровень преступности, среди известных мне развитых планет. Ни люди... да и вообще никто не виноват в том, что у них стало совсем все плохо с экологией. Ты мог бы помочь им. Честное слово! Это и ближе от планеты моего назначения, и реально поможешь хорошим людям! - начала я отговаривать парня от бредовой идеи совершить бессмысленный робингудовский поступок. Но он уперся. Наверное, весь в папашу.

-        «ВП-Лот» создавался для Лота! И он будет применен там! Да как вы можете отговаривать меня?! Это же ваша планета, кэп!

Как-то незаметно мы стали говорить на повышенных тонах. А у меня руки чесались встряхнуть мальчишку, да дать пару тумаков.

-        К черту этот Лот! - заорала я, - На нем свет клином не сошёлся! Геройский поступок хочешь совершить?! В космическую историю войти героем?! Размечтался!

-        Нет, кэп! Я просто хочу все сделать по справедливости! - и он заплакал.

Я перестала махать руками, злобно пыхтеть — жалко стало его. Он ведь еще ребенок. Идеалист сопливый!

Впервые перевожу такую невыгодную для себя контрабанду.

-        Как хочешь, Контрабанда, но я не полечу на Лот. Я и так катаю тебя, кормлю и все бесплатно. На Крипе найдешь себе другой корабль и других дураков.

-        Тогда, кэп, на этом Крипе я сообщу властям, что вы похитили меня!

-        Что?! - не поверила я своим ушам.

И я его еще пожалела! Поила, кормила, прятала!

-        А то, что слышали!

Вот тут я уже замахнулась на него, но вовремя остановилась. Я — существо разумное и умеющее держать себя в руках. И сопливая ходячая контрабанда не выведет меня из себя. Как бы он не старался. Что ж, если хочет попасть на этот Лот, то он туда попадет.

-        Освободи кресло, Контрабанда, - приказала я.

Паренек, совсем хмурый слез с кресла и, выходя из рубки, пробурчал:

-        Меня Аликом зовут.

-        И займись ужином для меня, Контрабанда! - приказала я, - Нам с тобой еще долго лететь.

-   Спасибо, кэп! - обрадовался он и развил бурную деятельность в кают-компании.

Я же проверила навигацию, сканеры, радиочастоту. Все в порядке. И тогда откинулась на спинку кресла, задумавшись о своем непростом положении.

Мне было жалко  жителей моей планеты, что их хотят обобрать, заставят платить за вполне законное желание жить среди зелени, чистых рек, животных. И так же понятно было желание президента Грэмоса уничтожить экологию на Лоте. Я все время думала, что наш глупый президент опять кому-то задолжал и расплатой стала экология Лота. Из нашей планеты десятилетия делали помойку: свозили весь космический мусор, радиоактивные отходы.  Закапывали, топили, сжигали и все у нас. Население возмущалось. Но нам умело напоминали наши грешки и мы умолкали. Нет, нас не совесть мучила, а закон о побежденных сдерживал.  Теперь, мне стало понятно, что уничтожение экологии Лота — не просто наказание за прошлые деяния, а это была особая месть. Личная месть президента Грэмоса. Однако, мы вполне можем жить где угодно. И когда Грэмос понял, что нас не проймешь такой мерой, то решил разорить. Без инвестиций нас станет меньше... И тут его сынок-идеалист и я встреваем в этот грандиозный план по уничтожению рассадника в прошлом космических наемников и пиратов. Но понимать — это одно, а принимать — другое. Если у меня есть душа, то именно она не принимает всего этого безобразия, бесчинства по отношению к жителям моей планеты. Ведь, если по совести, мы все давно уже искупили не только свои, но Вселенские грехи. Пора было остановить весь этот произвол. И как же было бы здорово озеленить Лот! Вновь вздохнуть чистым воздухом. Вечером, выйдя на улицу, почувствовать запах утомленной жарой земли, или прелых после таяния снегов листьев, или после грозы, наполнившей озоном воздух! Как на планете Земля. Глядишь, я еще и выгоду какую с этой махинации поимею.

Одно но: мне заказан путь на Лот. Вот так.

Через неделю мы были уже на планете Крип. Я сдала официальный груз клиенту и этой же ночью отдала контрабанду за наличные. Утром получила разрешение у космодиспетчеров на полет к Лоту, потом пополнила запасы продовольствия и стартанула прочь с этой планеты, пока моя главная Контрабанда совсем не загнулась в тайнике. Нет, конечно я выпускала его погулять до туалета, но все последние сутки он провел в лежачем положении в обнимку со своим рюкзаком. Во время старта у меня появилось на мгновение предательское желание не  выпускать его оттуда, и отправится прямиком на планету Вольф. Обратно. Да и держа паренька в тайнике, как-то сама собой зачеркивалась его угроза сообщить обо мне как о похитителе. Но не стала этого делать. Обещание — есть обещание. Я  взяла курс на Лот и выпустила Конрабанду из тайника.

Месяц мы летели до Лота. Это были самые кошмарные дни в моей жизни.  Я пыталась найти положительное в том, что Контрабанда  хотя бы сам ест и вытирает себе нос. Но почему он такой болтливый? Все время полета я старалась не реагировать на его разговоры. Отвечала скупо, точно позабыла международный язык. Через неделю после старта, мне казалось, что я вот-вот озверею. К концу второй недели я вошла в ступор, а из кают-компании задорно разносился голос Контрабанды по всему челноку. Подростковые анекдоты — прямой путь в психушку для зрелого человека. К концу третьей недели у меня начал подергиваться глаз. Никогда не думала, что у таких как я может приключится нервный тик. Впрочем, если я могла тихо психовать, то удивительно что дергалось только одно веко. Всю четвертую неделю я пила успокоительные и удивлялась сама себе. Мне было не понятно, почему я все это терплю, да еще бесплатно! Ладно с этими деньгами, но мне было удивительно то, что я летела к Лоту с упорством самоубийцы. И опять за даром! Кажется такое поведение называется материнским инстинктом? А желание выбросить Контрабанду за борт как называется?

Прислал письмо Серд. Возмущался почему я не связалась с ним и не взяла новую контрабанду на Лот, раз уж решила рискнуть жизнью и лечу туда добровольно.

Но мне хватало одной болтливой контрабанды.

Что со мной не так? 

За день до вхождения в космическую границу планеты Лот я, наконец, решила устроить ликвидацию исторической безграмотности у моего пассажира.

-        Контрабанда! Надо поговорить, - позвала я его.

От неожиданности он даже замолк. Потом тихонечко подошел, с интересом заглядывая мне в глаза.

-        Значит так, у тебя есть еще время отказаться от этой затеи.

-        Но...

-        Молчать! Когда кэп говорит, - и я глотнула еще успокоительного, а потом продолжила: -  Раз уж ты не в курсе событий столетней давности, то, так и быть, просвещу тебя, Контрабанда. По-моему, все знают, что предки твоего отца, а значит и твои, родом с планеты Плот. Так, вижу — знаешь. Думаю, отец поведал тебе о том, почему его предки покинули эту планету. Нет? Удивительно. Значит, просвещать начну от сюда. Более ста лет назад на планету Плот напал Лот. Жителям Лота стало не хватать места на их планете. Ну, они и поступили так, как считали нужным: объявили войну, разгромили космические войска Плота и оккупировали планету. Естественно лотцам не нужна была заселенная планета, потому, не долго мучаясь совестью, тогдашнее правительство решило вырезать население Плота. Немногим удалось спастись. И среди этих немногих были твои предки. Потом, как это водится, подождав, когда лотцы вычистили себе место для проживания, всколыхнулась Вселенская общественность. Создали коалицию по спасению Плота, выдвинули войска, ну и прогнали лотцев с планеты и поделили ее между планетами, членами коалиции. лотцы остались у разбитого челнока и с нерешенной проблемой. Тогда, именно тогда, появились первые лотцы-наемники, лотцы — космические пираты. Добрая половина жителей моей планеты превратилась в космических кочевников. А теперь я расскажу тебе почему так не любят нас, лотцев.

Тут я задумалась: а стоит ли знать парню все эти подробности? Пока думала, Контрабанда заерзал, зашевелился, привлекая мое внимание.

-        Кэп, мне кажется я знаю почему вас так не любят. Этого, конечно в информационных сетях не найти, и в книгах по истории не печатают. Но однажды отец сказал интересную вещь о всех вас. Он сказал, что вас слишком много и слишком быстро размножаетесь. Как тараканы.

-        Мы не размножаемся, Конрабанда. Мы не можем размножаться, так как мы — клоны.

Впервые за все время полета парень не знал что сказать. Приятно было смотреть на него такого растерянного, изумленно, с отвисшей нижней челюстью. Насладившись видом еще немного я продолжила:

-        Лет пятьсот тому назад космический совет решил создать на Лоте производство клонов. Тогда очень усиленно осваивались новые планеты, новые технологии. Людей не хватало. Да и проще послать клона в опасное место, чем полноценного человека. Планеты освоились, заселились. Вот только непонятно, почему все это производство клонов не остановили. Такое впечатление, словно про нас забыли. А потом мы заселили всю планету Лот, стали жить самостоятельной жизнью. Среди нас есть настоящие люди — наше правительство, наши создатели...

-        Но то послание от ваших родителей? - перебил меня Контрабанда.

-        Как ты понимаешь, у нас нет и не может быть семей. А то письмо от «родителей» — психологическая поддержка создателей, что бы мы думали о своей планете, знали, что о нас помнят, а заодно и последние новости рассылают. Родители — такой добрый образ любви и заботы для клонов, у которых никогда не было и не будет семей. Вот так обстоят дела с планетой Лот. Мы не лишены желания жить хорошо, чувства прекрасного. Но в тоже время мы — отличное орудие для войн. Нас не мучает совесть по убитым нами, хотя понимаем, что за преступления надо расплачиваться. И готов ли ты потратить единственный экземпляр «ВП-Лот» на эту планету, на таких, как я?

-        Да, - парень даже не задумался ни на секунду, - Потому что это справедливо.

-        Ага, понятно. А ты, Контрабанда, хотя бы знаешь как активировать этот эко-биорегулятор?

-        Био-экорегулятор, - поправил меня щенок.

-        Без разницы! Давай отвечай! - вскинулась я.

-        Только в теории, - пробурчал он.

-        Только в теории, - вторила ему я, - А ты знаешь, что на своей планете я — персона нон грата? И ради голой теории я рискую своей искусственной шкурой. Заметь — бесплатно! Не знаю, как тебе, но мне не нравится эта ситуация. Потому поступим следующим образом: я...

-        А почему вы — персона нон грата? - перебила меня Контрабанда.

На этот раз я сдержалась, не стала орать. И даже объяснила:

-        Несколько лет тому назад провезла на Лот некую контрабанду. Кое-что запретное.

-        И что это было?

-        Мал еще, что бы знать о подобном. А теперь слушай внимательно: я проникну в верхние слои атмосферы и отправлю тебя одного в спасательной капсуле.

-        Вы... - кажется умный мальчик понял, что его ждет, - Да вы же бросаете меня, кэп! Во всех смыслах бросаете! Да как вы можете? Мы вместе почти два месяца, я готовил вам, убирал тут! Мы общались чаще, чем я с отцом за весь этот год! Я думал, что мы друзья!

-        У клонов не может быть друзей, Контрабанда, - отговорилась я, - И мне совсем не хочется быть расстрелянной при подлете к космодрому.

-        Но вы можете объяснить, что везете био-экорегулятор. Вам за одно это все простят! - пытался уговорить меня парень.

-        Не думаю. Тут все сложнее, Контрабанда. Понимаешь, на Лоте есть недовольные клоны человеком-президентом. Они хотели по-тихому убрать его и заменить клоном. Так как создать клон президента на Лоте не реально, то я привезла им клон из другого, дальнего созвездия. Там тоже создают клоны. Не в таких масштабах, как на Лоте... короче, кто-то предал... ну, я еле ушла. При старте пришлось маневрировать, да и от пограничных крейсеров еле улетела. Сам понимаешь, такое никакой биорегулятор не отмоет.

Наконец мой пассажир замолчал. Он обиделся на меня. Хотя это я должна была обижаться на него. Он тащил меня в самое пекло ради благополучия клонов, которые с радостью меня подстрелят. «А может нет?» - впервые засомневалась я. А может удача контрабандиста не покинет меня и на этот раз? Еще в то время, когда везла клона президента на Лот, недовольные клоны-революционеры снабдили меня расписанием передвижения космопограничных крейсеров и точки вхождения в космическое пространство Лота, так, что бы никто не засек. Я очень надеялась, что за эти года ничего не поменялось. И удача была на нашей стороне. Но на самом подходе к точке вхождения мои грандиозные планы резко поменялись. Оказывается нам на хвост сел небольшой интергалактический корабль. Судя по оснастке, обшивке очень дорогой и скоростной. Они не выходили на связь. Но моя техника смогла считать их данные.

-        « ПП-01», - произнесла я.

-        Это отец. Его корабль, - пояснила Контрабанда.

-        Оружие на борту есть? - поинтересовалась я.

-        Одна пушка. Но с ним наверняка профессионалы.

-        Понятно, - прошептала я и задумалась.

Мне нарисовалась совсем безрадостная картинка: пацан при полете в капсуле помрет, не выдержав перегрузки, а меня его папаша расстреляет. И будет иметь на это полное право. Значит, все мои мучения с Контрабандой были напрасными, да еще и сама погибну за даром, даже простым героем не объявят. И как-то себя стало жалко, челнок еще совсем новенький, не потрепанный, и пацана. И почему то этого идеалиста сопливого было жалко больше всего. Надо было признать, что за эти неполные два месяца я полностью расклеилась. Еще немного и буду чай из фарфоровой чашечки пить и юбки носить. Тьфу! Альтруистическая дамочка-мамочка...

-        Значит так! Слушай внимательно, доверяю тебе самое дорогое, что у меня есть — мой челнок. Мы войдем в верхние слои атмосферы Лота и я сяду в капсулу вместо тебя. Я отвезу этот регулятор. А ты вернешь челнок обратно на эту точку. Твой отец вряд ли будет стрелять по тебе.

-        Спасибо, кэп! - прошептал парень. Даже показалось, что он готов был бросится мне на шею. Я отмахнулась от него и приказала:

-        Уйди в свою каюту и закрепись там. Будем уходить от твоего папаши.

Когда Контрабанда закрепился, я резко стартанула и прошла космическую границу. Корабль президента Грэмоса не нарушил межкосмических договоров и, видно, не ожидал, что я нарушу. И это было хорошо. Но плохо все стало, когда следуя моим письменным инструкциям, Контрабанда отправил меня в капсуле на Лот. Я очень надеялась, что умный мальчик правильно законспектировал мои слова и теперь возвращается к первоначальной точке. К отцу.

Ох уж эти мне перегрузки. Меня стошнило пару раз. Совсем форму потеряла. Старею. И надеюсь Лотцы сначала спросят кто это прилетел к ним, а потом уже начнут стрелять. Зажглась зеленая кнопка — это выпустились тормозные парашюты, а значит скоро посадка. Жесткая посадка, так как воды на планете не осталось. Мои прогнозы сбылись. Думала, что переломаю себе все кости. Но, вроде, отделалась только сильным  испугом. И хорошо, что мне самой не пришлось вскрывать капсулу. Это сделали бравые военные — собратья клоны. Пока я щурилась от солнца, меня отсканировали и выяснили, что по мне плачет  тюрьма. После такого, естественно, со мной уже не церемонились. Я только успела поднять руки. В правой я зажимала металлический противоударный цилиндр с капсулой внутри и прокричала:

-        Я привезла «ВП-Лот». Контрабанда для экологии! Бесплатно! Подарок от Алика Грэмоса!

-        «ВП-Лот»? - раздался надо мной насмешливый голос, - Тот самый «ВП-Лот» за который Грэмос хотел нас разорить?

Я уже проморгалась и разглядела над собой человека с нашивками полковника.

-         Сын оказался благороднее отца. Прямо Робин Гуд с планеты Вольф, - пояснила я,

 стоя на коленях. Вокруг чуть больше десяти клонов и этот человек, от которого зависело в каком состоянии я окажусь в тюрьме. Но все же во мне теплилась надежда, что из-за «ВП-Лот» меня отпустят восвояси.

Не тут то и было. Полковник отобрал у меня футляр с капсулой, сунул себе в нагрудный карман и приказал:

-        Лика Лот Богатова! Вы арестованы за анти-государственную деятельность! В машину ее.

Меня проволокли по высушенной и потресканной земле до машин, бросили на заднее сидение между двумя клонами, в два раза выше и крупнее меня и повезли на базу...

***

Как я продержалась эту неделю? Сама себе удивляюсь. Пока люди  выясняли, что я привезла «ВП-Лот», а не сиропчик, мне пришлось поработать боксерской грушей. Но когда все выяснилось, меня перевезли в лучший госпиталь правительственного города Лотиан, подштопали и подлечили. А потом устроили чествование. Прямо в госпитале, в конференц-зале. Стены и мини сцену украшали искусственные цветы. Голограмма проецировала на потолке космическое небо. А за большим окном за сценой развевались флаги Лота, как на празднике. Приехали представители правительства: министры, чиновники и их охрана. Меня усадили в первом ряду между министром обороны и министром безопасности. От такого соседства мне показалось, что я все еще под арестом. К этому еще примешивалось чувство, что я совсем раздета -  по протоколу пришлось надеть платье... Полное падение меня.  Вокруг шум и гам — это журналисты пытались перед началом конференции взять у меня, министров  и главных врачей интервью. Но я молчала. Министры мычали что-то невразумительное, а врачи говорили, восхваляли сами себя и госпиталь. Потом наступила тишина и перед всеми выступил министр экологии, счастливый обладатель нового поста в правительстве и министерстве. Он говорил  долго и нудно, мне даже показалось, что он нарочно тянет время. Так и оказалось - кульминацией мероприятия было появление президента Синеева. Оказывается, за несколько лет моего отсутствия на Лоте он сильно изменился. Не внешне, хотя, конечно, постарел, а что-то в нем изменилось внутри. Во-первых, я заметила сразу, он перестал произносить длинные глупые речи. Во-вторых, я всегда смеялась над его вечно удивленными глазами, точно не понимал, что происходит вокруг. А теперь его взгляд был тверд и серьезен. Над таким не посмеешься. По-видимому, та неудавшаяся попытка переворота все таки сделала его настоящим мужчиной и пожизненным правителем.

Президент поблагодарил всех собравшихся, сообщил, что ученые уже поняли, как активировать «ВП-Лот» и объявил меня национальной героиней. За совершенный подвиг мне простили совершенное преступление — это была самая приятная часть из услышанного. А потом и на сцену пригласили. Ну, я поднялась и сказала:

-        Спасибо за добрые слова. Но благодарить надо не только меня одну. Всю эту куролесь с «ВП-Лот» закрутил один упрямый, но очень благородный мальчик — Алик Грэмос. Надеюсь, что после такого поступка сына, господин Грэмос поймет, что у любого беспредела есть свой предел. А мы больше не дадим никому повода мстить нам.

Я уже хотела уйти со сцены, но президент Синеев остановил  меня и пожал руку.

***

         Опять в космосе. Наслаждаюсь одиночеством и видеозаписью. Сперва я удивилась, увидев челнок в целости и сохранности. Было не понятно, почему господин Грэмос не уничтожил его, как только вытащил оттуда сына. Но внутренние видеозаписи показали мне очень слезную встречу отца с сыном. Алик покривил душой говоря, что не уважает отца. Не уважал бы, так наврал бы о своем участии во всей этой истории. Но нет, он тут же выложил отцу всю правду и стал упрекать его в мстительности. Но отец был так счастлив видеть сына живым и здоровым, что ни слова о похищенном биорегуляторе не сказал, а только обнимал его и проливал скупые слезы радости. Я в пути уже три дня, и все не устаю просматривать запись, умиляясь воссоединению семейства. Да и вообще чувствую незнакомое умиротворение внутри себя. Еще бы: я теперь национальная героиня, которой посыпались заказы на перевозку товаров с Лота как ливень на голову; счастлива, что у Контрабанды все хорошо и его отец оказался не такой уж сволочью, как я думала; счастлива, что Лот скоро позеленеет. Я искренне наслаждалась чувством, что я - полезный для планеты, да нет, для Космоса клон! Оказывается можно быть счастливой не получая денег. Странное, новое для меня чувство.

 А еще удивлялась и изумлялась тому, как клоны-революционеры смогли все таки осуществить свою задумку. И где они взяли клон для президента?

13 March 2011

Немного об авторе:

абсолютно неизлечимая творческая личность... Подробнее

 Комментарии

galgol 355.9
18 March 2011 07:06
+5!))) Удачи!
Елена Жарова4.28
18 March 2011 12:22
Спасибо! Рада, что понравилось!!!)))
Claspar 28.27
17 June 2012 21:41
Здорово! Мне понравилось. "+5".