РЕШЕТО - независимый литературный портал
Ярослав Хотеев / Художественная

Сорняки

344 просмотра

Огромный кокон, подминая кусты и деревья, тяжело опускается на землю. Существа, облаченные в белесые лепестки, выходят на Поляну нелепо передвигая короткими стеблями. 
- Сорняки, - так назвал их Корень.
Мы почтительно молчим. Корень - прародитель всего сущего, наш отец. Каждая травинка, каждый куст и раскидистое дерево – часть единого целого, часть Корня.
В первый день прародитель высаживает ростки вокруг кокона. На второй день бутоны раскрываются и мы предстаем перед сорняками во всей красе. Сочные зеленые листья свисают до земли, прикрывая толстый стебель. Ярко-красные лепестки приподняты к небу, привлекая внимание. В центре венчика вместо тычинок и пестика возвышается созревший плод причудливой формы, отдалено напоминавший белесые создания. 
Выйдя из кокона, сорняки словно пускают корни. Так беззаботно гуляя прежде, теперь не могут сделать и шага. Они смотрят на нас, мы на них, а Корень поспешно перебирается на другую Поляну.
- Мамка! – наконец, кричит один из пришлых и срывается с места. 
Он бежит к одной из нас, быстро перебирая стебельками. Товарищи успевают перехватить беглеца, валят на землю. В тот день больше никто не решается подойти к нам.

Пришлые ведут себя так, словно одни на Поляне. Собирают травы, странными инструментами копают ямки, подбирают комья земли и уносят в кокон. Со временем смелеют, подбираются ближе, осторожно щупают, изучают.
- Капитан, это мимикрия, - рассуждает сорняк невысокого роста. – Планета богата специфичной флорой и именно так она реагирует на наше появление. Сами посудите, у кого из вашей команды поднимется рука на дочку? Сможет ли кто-то ударить мать? 
Капитан внимательно смотрит на меня.
- Оригинальный механизм защиты, ничего не скажешь, - изрекает он.
- И я о том же! Вот бы еще узнать, как эти образы удалось вытащить из нашей памяти? 
Капитан, не слушая низкорослого, осторожно касается плода. Замерев на секунду, внимательно смотрит на верхушку и, смутившись, отводит взгляд . Щелкнув замысловатым механизмом, снимает белесые лепестки и накидывает на меня.

Корень, перебравшись на безопасное расстояние, с интересом изучает пришлых. Мы - часть Его, и каждое касание, каждое слово сорняка доносится до прародителя. 
Капитан приходит ко мне каждый день. Не говорит, просто смотрит снизу вверх.  Интересно, каким он видит мой плод? Что прочел в его мыслях Корень?
Другие побеги тоже изучают своих сорняков. С кем-то пришлые говорят, рассказывают о доме, о долгом захватывающем полете. Кого-то постоянно щупают, но украдкой, чтобы не видели другие. Когда один случайно касается чужого плода, вскипает драка. Собратья поспешно разнимают сцепившихся, а капитан яростно кричит:
- Обоих под арест! До отлета с корабля ни шагу!
На провинившихся смотрят с непонятной жалостью.
 
Корень впитывает каждую крупицу информации, делает понятные, только для себя, выводы. Мы просто побеги, его покорные дети.
С каждым днем все лучше понимаем сорняков: их обычаи, образ жизни. Не знаю почему, но они охотно делятся своими мыслями, заботами и радостью. Кто-то называет нас мамой, кто-то любимой. Капитан единственный кто всегда молчит. Сидя на траве, не сводит печального взгляда и улыбается.
Заботливо наброшенные лепестки безмятежно колышутся, и я надеюсь, ветер позволит сохранить неожиданный дар.
Молчание тянется бесконечно. Я сама хочу услышать хоть слово. Почему он не говорит? Подозревает подвох? Глупости. Корень никогда не навредит живому существу, даже бесполезному сорняку.

-А помнишь, я тебе на день рождение куклу подарил? - рассказывает нам молодой сорняк, поглаживая гладкую кожицу плода. - А ты книжку хотела. “Пылающий остров” или “Землю Санникова”? Тоже мне читака маленькая. Я тогда только с рейса вернулся, едва успел в магазин в порту забежать и домой сразу, когда там книгу искать. Никогда не забуду твоего обиженного взгляда. Вернула куклу и добавила, что уже давно не ребенок. Конечно в десять лет и вся такая взрослая. Пришлось реабилитироваться - из личной библиотеки Стругацких доставать. “Стажеры” ты до дыр зачитывала… 
Сорняк замолкает, склоняет голову, а когда поднимает, взгляд полон отчаянья. 
- Танька… ну почему так рано, дочка? 
Мощными стеблями пришлый обнимает плод, сжимает. Догадка приходят слишком поздно. Сорняк тянет плод в сторону кокона. Питающий стебель натягивается. 
Странное поведение замечают другие. Стоят, обескуражено пытаясь понять что происходит, наконец осознав, кидаются к собрату. 
- Она жива, понимаете? Жива! Не полечу без нее! - кричит сорняк продолжая тянуть плод. - Лучше меня здесь оставьте, все равно без нее жизни нет! 
Пришлые пытаются освободить плод, но стебель рвется и наше сознание затмевает боль. Мы безмолвно кричим, и муки чувствует Корень. Он терпит, терпит как множество раз до этого. Терпит и скорбит об утрате части себя. 
Сорванный плод лишенный поддержки отца, сморщивается, засыхает бесформенной массой некогда напоминавшей сорняка. 
Мучительный крик разносится по поляне. Сорняк убивший одну из нас сидит и роет стеблями землю. Запихивает комки черной земли в искаженной гримасой боли рот, давится и вновь кричит. 

После того случая, пришлые приходят все реже. Несколько дней мы проводим в одиночестве, замечая грустные взгляды со стороны кокона. Затишье нарушает капитан одиноко бредущий по Поляне.
Испуг, что сорняк заберет свои лепестки, захлестывает с такой силой, что его ощущают остальные побеги. Но капитан останавливается напротив. Глаза выдают печальный блеск и сорняк отворачивается.
- Черт… и в тот раз я тоже не осмелился что-то сказать, -  произносит он, и быстрыми шагами удаляется к кокону.
“Постой” - пытаюсь крикнуть  я, - “скажи мне, прошу, скажи, что хотел. Скажи… хотя бы напоследок”.
Но мои слова слышны только другим побегам и прародителю. 
- Не нужно грустить, - ободряет Корень. – Это всего лишь сорняк. 
- А мы всего лишь твои побеги, ботва, чтобы отвлечь пришлых, пока ты спасаешь себя, - огрызаюсь я.
 
Тяжелый кокон нехотя отрывается от Поляны, набирает высоту. Мерно покачиваясь на ветру, мы провожаем своих мужчин. Как настоящие сорняки они успели прижиться на нашей планете и пустить корни в нашу жизнь. Все, что нам остается, -  это ждать, что в один прекрасный день они вернутся. Вернутся, ведь здесь, дома, их ждут матери и дочери, жены и возлюбленные и те, о ком они могли мечтать всю жизнь, но так и не решиться сделать шаг.

23 December 2015

Немного об авторе:

Хотеев Ярослав Игоревич. Молодой специалист. Не женат. ... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Завтрашний день
Пахарь
Бизнес со смертью.

 Комментарии

Комментариев нет