РЕШЕТО - независимый литературный портал
Вадим Громов / Художественная

Двойная Агрессия

334 просмотра

Dedicated to Demi and Sinda
Будет выпущен на волю
Живой огонь,
Скрытая смерть внутри ужасных
И страшных шаров

Мишель Нострадамус, «Центурии»


Часть 1. Надежда на миф

Лес на склоне холма освещал лишь тусклый желтоватый свет ранней луны. Величественные кроны вековых деревьев воздымались вверх, унося с собой память поколений и калейдоскоп событий, невольными свидетелями которых они стали много веков тому назад.
Под навесом могучих ветвей старого дуба тихо вздохнул человек, послышалось робкое шуршание листвы. Человек привстал со своего ложа – пышной подстилки из вечнозеленой мягкой травы – и огляделся. Вокруг него царил сон. Убедившись, что его пробуждение осталось незамеченным, он медленно встал. Стены его жилища, реагируя на движение, на секунду тускло засветились синеватым светом. Медленно, чтобы не потревожить покой спящих, он прошел в противоположенный конец комнаты, туда, где, как он помнил еще с раннего детства, находился выход. На каждый его шаг энергетические стены реагировали мутным свечением – и чем более резким было движение, тем ярче они светились. Подойдя к невидимому обыкновенным глазом краю стены, человек протянул перед собой правую руку, сосредоточился на секунду, направляя свой взгляд в центр ладони. Освещая комнату и спящих в ней людей, в его руке быстро вырос сгусток зеленоватой энергии. Осторожно, стараясь не делать резких движений, человек направил руку к невидимому кокону стены. На секунду он исказился, открыв проход на улицу, к непроглядной чаще древнего леса. Человек медленно прошел в очерченный зеленоватой тускло пульсирующей дымкой выход и полной грудью вдохнул пахнувшей хвоей и свежей водой протекающей неподалеку реки воздух. Как только человек пересек границу выхода, кромка на коконе дрогнула и быстро сомкнулась у него за спиной в сплошную линию, которая через полсекунды исчезла.
Человек огляделся. Вокруг спали люди, казалось, ничем не защищенные от холодных лесных ветров и диких зверей. Но это была всего лишь иллюзия. Каждую семью охраняли невидимые стены их дома, готовые тотчас отразить любую атаку хищника, за доли секунды нагреваясь до очень высоких температур, предчувствуя опасность.
Человек, в свете луны было видно, что это молодой мужчина лет двадцати пяти, наизусть помня расположение коконов, медленно двинулся вглубь леса, хотя теперь никакой опасности разбудить спящих не было – оболочки жилищ не пропускали звука, лишь свет и воздух могли свободно проникать внутрь.
Достаточно углубившись в лес, человек остановился на несколько секунд, прислушиваясь, и вновь протянул перед собой ладонь. Через мгновение лес вокруг озарил мягкий голубоватый свет. Привыкая к нему, человек на секунду сощурился, затем огляделся. Вокруг рос в полудреме низкий кустарник, чередуясь с толстыми стволами мудрых деревьев. Никого вокруг. Тогда мужчина сел на траву, положил рядом с собой созданный силой его мысли яркий сгусток пульсирующей энергии и начал ждать.
Вскоре вдалеке, то скрываясь под кронами деревьев, то появляясь вновь, показалась яркая светящаяся точка. Затем послышался приглушенный шуршанием густой листвы хруст веток, и из леса на небольшую поляну, где сидел уже знакомый нам человек, вышел другой, освещая свое присутствие менее ярким, с красноватым отливом, светом. Сев напротив, гость положил свой свет рядом с собой и посмотрел на небо.
- Кай, ты уверен в своем решении? – гость посмотрел в глаза другу. В них отражалась грусть, решимость и уверенность в себе.
- Да, Сиер, я уверен. Я слишком долго прожил в мире Ордена, я устал, - Кай посмотрел на два лежавших рядом сгустка переливающегося света, - Я устал жить в этом идеальном мире, где правит природа.
Сиер кивнул.
- Тогда ближе к делу, - он снова посмотрел на небо, определяя по положению звезд время, - Скоро на место придет Сарт. Чтобы успеть, нам нужно идти уже сейчас.
Сиер встал и взял в руки свой свет. Его примеру последовал и Кай.

Когда все началось, точно не мог сказать уже никто. Только самые древние и могучие дубы в четыре обхвата запечатлели в своих недрах запахи и обстановку тех давно минувших времен. Тогда людей на планете было в четыре раза больше, тогда их возможности были ограничены только рамками умных механизмов. Техногенная эра уже давно вошла в историю человеческой цивилизации черным грязным пятном, пропахшим бензином и маслом. По сравнению с эрой Ордена Жизни, эра техники длилась очень недолго – всего четыре столетия. В те далекие времена мысль считали нематериальной, а все процессы в природе объясняли лишь с точки зрения грубой физики, не считаясь с душой человека, так как душа, мысль и остальные не поддающиеся научному объяснению, как было принято считать, феномены, были под строгим табу. И только лишь спустя двести лет после окончания техногенной эры, в самом начале эры Ордена Жизни, люди поняли наконец, что именно на этих “феноменах” и строится все сущее, а все остальные процессы – лишь производные мысли и других необъяснимых с точки зрения классической науки того времени явления.
Техногенная эра развивалась очень бурно, но, словно мотылек, канула в историческое забвение, едва начавшись. Пагубное воздействие на природу “человеком разумным” достигло высшей точки уже через три столетия после изобретения первой паровой машины. Еще через полвека нещадное расточительство земных недр привело человечество на грань гибели. Вместе с последней каплей нефти и с последним глотком природного газа перед человечеством встал вопрос, достаточно простой, чтобы его сформулировать, но слишком сложный, чтобы дать на него ответ: “Что делать дальше?”. Именно тогда было положено начало великой эре Ордена Жизни. В зависимости от того, как люди отвечали на этот вопрос, они начали подразделяться на людей, принявших гибель технической цивилизации и перебравшихся жить в леса, и людей, слишком сильно привязанных к технике и изо всех сил старающихся сохранить погибающий очаг былых времен.
И именно люди, ушедшие в лес, избрав природу, сумели через сотни лет возродить цивилизацию, но уже цивилизацию другого рода и с гордостью именовать себя Орденом Жизни.
В отличие от них, люди, избравшие путь техники, могли лишь поддерживать и сохранять полученные от предков знания классической науки, но никак не развивать их. Но так было не долго. Технократы, справившись с трудностями выживания в мире техники и немного укрепившись в своих идеалах, объединили все свои знания и достижения и создали огромный город – Мегаполис, единственный очаг технической цивилизации. И случилось это лишь на пятый век после начала Светлой Эры, то есть на пятый век после укрепления Орденом Жизни своих главенствующих позиций на планете.
Самого Мегаполиса никто из живущих под знаменем Ордена людей никогда не видел, но о нем, как о городе-мифе из века в век повествовались весьма пугающие, но тем не менее величественные поверья. Рассказывалось, что Мегаполис парит где-то далеко в небесах, что в этом городе нет людей, а только лишь мыслящие механизмы, что в Мегаполисе построены величественные замки, кишащие разнообразными механическими ловушками и западнями. Но тем не менее, все прекрасно знали о существовании Повстанцев, людей-приверженцев техники, за одну только встречу с которыми могли лишить жизни. Никто не знал, живут ли они в Мегаполисе или скрываются где-то глубоко в лесах. Для людей Ордена это не имело никакого значения, так как они твердо знали: техногенная эра никогда не возродится вновь. Так думали все. Все, кроме Кая и Сиера, двух друзей, в тайне грезивших с самого раннего детства попасть в Мегаполис и проделывающих каждую неделю огромный путь, чтобы увидеть в тайне от общины величественное и пугающее своей запретностью зрелище: древнюю автомобильную стоянку, на которой каким-то чудом сохранился насквозь проржавевший кузов древнего пикапа.
Они верили, что техника вновь победит природу, как сделала это много веков назад, и шли сейчас в мифический Мегаполис, чтобы оказать Повстанцам всю посильную помощь в достижении этой цели.
Ни Повстанцы, ни Орден никогда не показывали своих истинных возможностей. Если бы не такие как Кай и Сиер, Повстанцы возможно бы до сих пор думали об Ордене как дикарях, у которых нет своих собственных технологий. Конечно, это было не так. За долгие века, проведенные в гармонии с природой, жители Ордена догнали, а во многом и перегнали людей конца техногенной эры. Отличие было лишь в одном – для технократов материалом была сталь, топливом – все, что можно было извлечь из покалеченной ими планеты, а для Ордена материалом был вакуум, а топливом – мысль.
До людей Ордена и вовсе не доходило никаких сведений о возможностях Повстанцев, поэтому их было принято считать лишь дикарями, грезившими о возрождении технической цивилизации. Но действительно ли это так?

Кай и Сиер шли уже около трех часов. На востоке, озаряя небо бледной густой дымкой, восходило солнце. До цели – древнего, покрытого пеленой веков города, название которого с трудом могли вспомнить даже Повстанцы – оставалось совсем немного. И вот примерно через полчаса, когда лес расступился, взорам путников предстала наполненная грустью и былым величием картина: разрушенный временем город воздымал ввысь некогда величественные небоскребы, соседствующие с небольшими двух- и трехэтажными сооружениями. Асфальт и бетон покрылся, словно шрамами, глубокими трещинами, сквозь которые, будто провозглашая победу природы над техникой, пробивались уверенно небольшие кустарники. Кое-где на некогда оживленных автомагистралях, рассыпая по городу отраженный малиновый свет восходящего солнца, тысячами осколков расстилалось битое стекло. Над головами серпантином тянулось несколько рядов уходящих в небо транспортных развязок, только единицы из которых сохранили свою целостность; остальные же либо были почти полностью разрушены временем и сточены дождями, либо обрывались, пропуская свет еще не до конца скрытых сиянием утра звезд.
- Это точно то место? – Кай вопросительно посмотрел на друга, - Где Сарт?
Они оба понимали, что это их последний шанс. Если сейчас им не поверят, если по каким-то причинам эта встреча не состоится, они будут вынуждены скитаться по лесам до конца своих дней.
Внезапно в небе появилась яркая точка, которая, постоянно увеличиваясь в размерах, сопровождала свое приближение все нарастающим гулом. В изумлении, Кай и Сиер наблюдали эту картину, с каждой секундой все отчетливее различая в ней вовсе не небесное тело, творение природы, а детище классической науки давно ушедшей эпохи технической цивилизации.
- Значит… - у Кая от волнения перехватило дыхание, он едва мог говорить, - Значит, Мегаполис – не миф…
Сиер также стоял не в силах пошевелиться от охватившего все его существо изумления и благоговейного страха. Словно завороженные, они наблюдали в покорном молчании, как корабль, - сомнений быть уже не могло, - резко сбавил скорость у самой границы с землей и медленно опустился, выдвинув для посадки несколько упоров из овального корпуса. Обшивка корабля излучала сильный жар, так, что Кай и Сиер, стоя от него в двадцати метрах, испытывали невыносимое желание отойти еще дальше. На его обшивке был отчетливо виден символ Мегаполиса: в центре – треугольник, вытянутой вершиной направленный вниз и продавленный вверху наподобие хвоста ласточки; по бокам – стилизованные треугольники наподобие крыльев.
- Невероятно, - прошептал Кай, не в силах отвести взгляд от корабля, отражавшего своим корпусом, словно зеркало, заброшенный уже давно город и все более настойчивый красноватый свет восходящего солнца.
Корабль по-прежнему стоял без движения, и Кай и Сиер уже начали было сомневаться, что внутри него действительно кто-то есть, но через некоторое время в овальном корпусе появилась человеческого роста тонкая черная щель. Стремительно расширяясь, она образовала что-то наподобие прохода. Инстинктивно друзья отступили и образовали вокруг себя плотный энергетический кокон, пульсирующий у Кая синеватым, а у Сиера зеленоватым светом, готовый отразить любую внезапную атаку.
Еще через некоторое время в проходе показалась человеческая фигура, а еще через мгновение ловким движением на землю спустился смуглый мужчина средних лет. Облачен он был целиком в кожаное одеяние: тяжелый, черный, словно ночь, длинный плащ, кожаные брюки, плотно прилегающие к телу, на ногах – тяжелые полусапоги, украшенные множеством металлических нашивок. На левом предплечье – блестящий на утреннем солнце символ Мегаполиса.
Сиер, приветствуя гостя, протянул правую руку перед собой, ребром ладони указывая на него, затем приблизил руку к груди, касаясь ее ребром большого пальца. Затем он осекся и быстро опустил руки. Сарт презрительно хмыкнул и подошел почти вплотную, но все же боялся докоснуться созданного поля, так как знал: такое касание может превратить его плоть в прах.
- Приветствую вас, - Сарт разглядывал незнакомцев с интересом и некоторой подозрительностью, - Враги Ордена – наши друзья.
Он испытующе посмотрел на двух друзей, ожидая их реакции. Но те промолчали. Они уже давно свыклись со своим положением.
- Мори , - Кай кивком головы поприветствовал Сарта. Последний же явно опешил, но, взяв себя в руки, через секунду произнес:
- Вы говорите на нашем языке, - скорее для себя высказал он. В его глазах зажегся холодный интерес.
- Да, - Кай продолжал говорить на языке Повстанцев, - мы настроены очень серьезно и готовы оказать вам всю посильную помощь.
- Вы готовы бросить своих родных и друзей? Скорее всего, вы их больше никогда не увидите.
- Мы уже сделали это, - Кай повернулся к Сиеру, - а друг у меня один, и он – рядом со мной. Дороги назад уже нет. Если мы вернемся в Орден, нас, скорее всего, придадут смерти.
- Вас будут искать?
- Возможно. Но в любом случае недолго. В соответствии с Кодексом Ордена, если пропавший человек не был найден в течение суток после пропажи, он считается погибшим. Если же он возвращается сам спустя несколько дней и не может доказать существования обстоятельств, которые явились причиной его отсутствия, считается, что он по своей воле ушел из Общины и мог передать важную информацию Повстанцам. Поэтому такой человек придается смерти.
- Ничего в вашем гнилом обществе за последнюю тысячу лет не изменилось, - заключил Сарт.
- В их обществе, - поправил Сиер.
Сарт одобрительно кивнул.
- Хотя Орден и считает нас извергами и дикарями, но даже у нас нет таких жестоких законов. Смертью у нас карается только лишь убийство человека, попытка бегства из-под стражи и угон корабля.
- Возможно, потому что вас не так много? – предположил Кай
Сарт улыбнулся, явно довольный неведением Ордена.
- Скоро вы все узнаете, - он ушел от ответа.
- Вы нам доверяете? – спросил Сиер, подняв на повстанца вопросительный взгляд.
- Я доверяю фактам. А они говорят о том, что Орден крайне редко идет на контакт. Отключите силовые поля, - потребовал Сарт.
Кай и Сиер повиновались.
- Отлично, - Сарт подошел вплотную к Каю, затем достал из-за пояса пистолет, похожий отдаленно на те, которые друзья видели в древних книгах.
- Что это? – он отстранился и недоверчиво посмотрел на Сарта.
- Это к вопросу о доверии. Это – датчик. Я вживлю вам его под кожу. При попытке бегства он автоматически выбросит вам в кровь достаточное количество быстродействующего яда.
Кай и Сиер переглянулись, но отступать было уже поздно.
- Хорошо. Мы согласны, - сказал Кай и вытянул вперед руку.
- Кто бы сомневался, - Сарт довольно усмехнулся и коротким выстрелом вживил под кожу нанокапсулу-передатчик. Затем последовала очередь Сиера.
- Теперь можно отправляться в путь, - Сарт убрал пистолет обратно, резко развернулся и быстрым шагом направился к ожидавшему их кораблю.
Двое друзей чуть помедлили, но затем последовали за ним.
Оказавшись у входа, Кай остановился. Он никогда раньше не видел металл, только читал про него тайком в запрещенных древних книгах. Он протянул руку и осторожно дотронулся до корпуса корабля. За время разговора он успел остыть и теперь излучал лишь еле заметное тепло. Поверхность оказалась гладкой и твердой, словно камень; взошедшее солнце играло кровавыми бликами на гладкой обшивке. Кай словно приблизился к другому, чуждому ему, но тем не менее желанному миру.
- Изумительно, - прошептал он, с трудом отрывая руку.
Сиер также с нескрываемым любопытством рассматривал корабль.
- Довольно, - голос Сарта вывел друзей из раздумья, - Еще успеете налюбоваться.
Он нетерпеливо постучал пальцами по обшивке.
- Нравится? – продолжил он, заметив в глазах двух друзей живой огонь интереса, - Поверьте, это лишь малая часть того, что вы увидите позже. Смелее, - он исчез внутри корабля, давая возможность Каю и его другу пройти.
Вход был на расстоянии почти метра от земли, но Сарт преодолел это препятствие, казалось, даже не заметив этого.
Кай машинально сосредоточился и через секунду левитировал, с легкостью ступив на металлический пол корабля. Следом за ним точно так же бесшумно вошел и Сиер.
В полуметре от них стоял Сарт, изумленно смотря на двух друзей.
- Что-то не так? – заметил замешательство Сиер.
- Как вы это делаете? – немного справившись с собой, спросил Сарт.
- Что? – не понял Кай.
- Летаете.
- Ах, это… - левитация для жителей Ордена была умением весьма праздным. Оно было отточено десятками поколений их предков и воспринималось в общинах наравне с умением говорить и ходить, - Это умение передается из поколения в поколение. В училищах мы лишь оттачиваем его. Поверьте, это может любой, абсолютно любой человек, - Кай улыбнулся, - Это только малая часть того, что мы умеем. За тысячу лет мы научились управлять мыслью и использовать ее себе во благо.
- Только во благо? – парировал Сарт.
- Использование силы мысли во зло у нас, - Сиер осекся, - у них карается смертью.
Сарт покачал головой, словно повторив выраженное им ранее мнение об Ордене.
- Довольно болтовни, - Сарт жестом пригласил следовать за ним.
Он дважды хлопнул в ладони, и пространство вокруг озарилось ярким белым светом.
Кай обернулся на вход, но на его месте была лишь сплошная металлическая стена.
- Вам нужно переодеться. Я покажу ваши комнаты.
- А что не так в нашей одежде? – возмутился Сиер.
- Не так все, - Сарт был лаконичен, - В белоснежных балахонах у нас никто не ходит. Если хотите остаться с нами, вам придется расстаться со своей атрибутикой и принять нашу. Или вы уже передумали?
- Нет, нет! – поспешил заверить Кай, - Мы согласны.
Он одарил друга осуждающим взглядом. Тот пожал плечами.
- Ну тогда за мной.
Сарт двинулся вперед по ярко освещенному коридору. Кай пригляделся. Никаких осветительных приборов видно не было; создавалось впечатление, что яркий свет излучали сами стены, пол и потолок. Стыков между ними также заметно не было, словно коридор этот являл собой огромный монолит.
Кай неожиданно ощутил внезапное головокружение и тошноту. Но через несколько мгновений все прошло, словно и не было вовсе.
- А этот корабль снаружи кажется значительно меньше, - поделился он своим наблюдением. Сиер согласно кивнул и прибавил шаг, чтобы не отстать от гида.
По бокам примерно через каждые пять-шесть метров на расстоянии полуметра от пола, в стены были встроены небольшие прямоугольники размером с крупную ладонь, отражавшие, словно мутное зеркало, безмолвие коридора. Пройдя метров тридцать, процессия остановилась возле одного из таких зеркал. Сарт повернулся лицом к нему. Прямоугольник моментально оживился. Кай и Сиер едва устояли на ногах, увидев следующую картину: из светящегося светло-синим прямоугольника выступила полупрозрачная голова человека и ровным приятным мужским голосом спросила:
- Пожалуйста, подтвердите право доступа к жилому отсеку.
- Сартан Мун, - назвался повстанец, - Со мной двое представителей Ордена Жизни, согласившихся на сотрудничество.
- Доступ разрешен. Занести этих людей в список экипажа корабля?
- Да.
- Взять с этих людей пробы голоса для дальнейшего доступа?
- Да, - далее Сарт обратился к Каю и Сиеру, - назовите свои полные имена по очереди.
Первым к зеркалу подошел Кай.
- Кайрин Сайно.
Его место занял Сиер.
- Сиерани Андо.
Через секунду голос подтвердил:
- Пробы голоса успешно добавлены в базу голосов. Им присвоены порядковые номера 5М165К17 и 5М165К18 соответственно. В какую группу доступа их включить?
- “E”
- Готово. Будут ли дальнейшие указания?
- Нет.
Голова исчезла, а через пару секунд часть стены скользнула вбок, открывая проход в жилой отсек корабля.
- Добро пожаловать на борт, - улыбнулся Сарт, проходя внутрь.
- Кто этот человек? – немного оправившись от шока, спросил Кай.
Сарт усмехнулся.
- Это не совсем человек. Это Сид, искусственный интеллект, являющий образ нашего корабля. Он существует незримо в недрах управляющего модуля.
- Как? – не мог поверить Сиер. Для него, также как и для Кая, существующим было только то, что можно было ощутить, даже мысль, казалось, нематериальная, имела свойство материализоваться по желанию. А объяснение вроде «это не совсем человек» было невероятным, даже пугающим и чудовищным.
- Ничего, скоро привыкнете. В нашем мире много того, чего на самом деле физически нет.
Кай изумленно посмотрел на Сарта, но ничего не сказал. Ему уже было достаточно сюрпризов на сегодня, а дальнейшие расспросы и вовсе могли поставить его в полный тупик. Всему свое время, решил он.
Они прошли еще немного и оказались перед небольшой, три на три метра, округлой комнатой с прозрачными стенами. Чуть в стороне виднелся все тот же матовый прямоугольник.
- Сид, - позвал Сарт, и через мгновение появилась уже знакомая полупрозрачная голова, вопросительно взирающая на Муна.
- Семнадцатый этаж, - приказал тот. Сид кивнул и исчез.
Кай осознал, что земля уходит из-под ног. Такого он не мог предположить никак.
- Се-семнадчатый? – по его телу пробежали мурашки, – Корабль в десять метров в поперечнике и от силы в пять в высоту никак не может вмещать семнадцать этажей!
- Двадцать один, - поправил Сарт, - Может. Для нас уже лет сто нет проблемы с пространством. Мы умеем искажать его так, как захотим.
- Тогда почему бы не сделать ваш корабль размером с лепесток розы? – вполне логично предположил Сиер.
- Пространство, в котором мы находимся сейчас, занимает десятую долю дюйма. Это – предельный минимальный размер, в который мы можем свернуть фактическую площадь в сорок семь километров. Все остальное фактическое пространство корабля, то есть то, что вы могли видеть снаружи – это управляющий модуль и непосредственно установка для искажения пространства, - Сарт махнул рукой, - Потом вы поймете.
Кай и Сиер лишь приняли все это как должное и стали смотреть за пределы лифта, в его прозрачные стены.
Там находился словно другой мир: шестой этаж представлял собой обширную территорию, усеянную множеством дверей и лестниц. Центральная площадь была украшена покрывалом зеленой невысокой травы, на котором произрастали небольшие, в человеческий рост, деревья с невероятными, красно-коричневыми листьями. Вокруг этого овального оазиса посреди буйства техники находились на расстоянии вытянутой руки друг от друга скамейки, на которых через одну сидели люди в серой форме и где-то оживленно, а где-то спокойно и безмятежно разговаривали. Чуть поодаль, в тени небольшой группы деревьев, бил изящный фонтан. На расстоянии примерно в три метра над землей были словно подвешены в воздухе полупрозрачные светящиеся надписи, степенно сменяя одна другую.
- Это зона отдыха, - прокомментировал Сарт, - Вы тоже можете спускаться сюда. С вашим знанием языка общение будет не большой проблемой. Кстати, откуда вы знаете наш язык?
- Еще давно, лет десять назад, мы встретили старого повстанца, который, как он нам сообщил, ушел умирать в лес, - пояснил Кай, - Я не знаю, откуда он знал язык Ордена, да и не наше это было дело, но он согласился обучить нас. Мы почти год раз в неделю, в строжайшей тайне от общины, ходили к нему. Он говорил с нами, многое объяснял, а в один прекрасный день, придя снова, мы обнаружили лишь заброшенную хибару старика. Больше мы его не видели.
Тем временем этаж сменился следующим. На нем располагался небольшой коридор с комнатами по бокам, который заканчивался разветвлением: насколько было видно отсюда, влево и вправо от него расходились еще два коридора.
- Этот старик назвался?
- Да. Его имя Клартий. Так он по крайней мере просил называть его.
- Кларти, - про себя произнес Сарт.
- Что вы сказали?
- Нет, ничего, - Сарт, казалось, был сейчас где-то далеко. Его лицо выражало глубокую грусть.
Но, взяв себя в руки, он улыбнулся, по крайней мере попытался, и ободряюще посмотрел на двух друзей.
- Вы способные ученики. Вас поселят в стандартном жилом блоке вместе с остальным экипажем.
Кай хотел было возразить, но Сарт продолжил.
- Не волнуйтесь, в отдельной комнате. Я понимаю, сейчас присутствие кого бы то ни было в вашей каюте вам будет претить.
Сиер благодарно кивнул.
Тем временем лифт подъехал к нужному этажу и остановился, открыв прозрачные двери.
- Наш этаж, - сказал Сарт, выходя первым из лифта, - Пройдемте, ваша комната в третьем жилом блоке.
Кай и Сиер последовали за ним, рассматривая на ходу однообразный светлый коридор.
- Знаете, - Сарт неожиданно замедлил шаг, - жители Ордена мягко говоря не всегда идут на контакт, не говоря уже о помощи. Последний раз это произошло почти двадцать лет назад. Тогда Амон, так звали этого человека, встретился с нами, многое рассказал. Но в последнюю минуту не выдержал и убежал, он отказался лететь с нами.
- Я помню эту историю, - согласился Кай, - Мне рассказывали мои родители. Его тело в лесу нашли спустя трое суток после пропажи.
- Подействовала капсула с ядом, - Сарт выдержал паузу, - Надеюсь, с вами такого не произойдет.
На минуту воцарилась неловкая тишина.
- Вы сказали, яд подействует при попытке к бегству? – нарушил молчание Сиер, - Автоматически. Но как эта капсула узнает, что мы действительно хотим сбежать, а не вышли на небольшую прогулку?
- Все очень просто, - ответил Сарт, - В детстве каждому жителю Мегаполиса под кожу вживляется маяк с целью пресечь его возможные противоправные действия или измену. Ваша капсула настроена таким образом, что при удалении от ближайшего источника сигнала более чем на шесть миль ее оболочка растворяется, и яд выбрасывается в кровь. В случае смерти носителя маяка, маяк самоуничтожается.
Тем временем все трое прошли первый коридор и повернули направо, к третьему жилому блоку. Несколько метров они шли в молчании.
- А в чем заключается наша помощь вам? – спросил Кай с любопытством.
- Чуть позже, - охладил его пыл Сарт, - Отдохните сначала, примите душ, подкрепитесь. Я зайду к вам часа через два, тогда и поговорим о деле.
- Хорошо, - согласился Кай.
Они подошли к одной из «дверей» - плоскому тусклому прямоугольнику, из которого тут же вылезла голова Сида.
- Подтвердите право доступа к комнате 307, - потребовал он.
- Пусть один из вас произнесет свое имя, - подсказал Мун.
- Кайрин Сайно
- Доступ разрешен.
Голова Сида исчезла, затем открылся проход в комнату.
- Захотите выйти – просто подойдите к двери. Напоминаю, зона отдыха на шестом этаже. Одежда лежит на кушетках.
Сарт попрощался и пошел прочь из третьего жилого блока по направлению к лифту, оставив двоих друзей наедине со своими мыслями.

Спустя час каждый лежал на своей кушетке и размышлял. Казалось, они попали в сказку, это был совершенно незнакомый им мир, но безудержно манящий. Прошло время, и Кай, и Сиер начали скучать по привычной для них обстановке, боясь себе в этом признаться. Они ушли из Ордена навсегда, дороги назад больше нет. Бежать, если бы кому-нибудь из них и пришла в голову такая мысль, было бессмысленно: либо смерть от яда, либо жизнь в Мегаполисе и помощь в порабощении Ордена. А разве это не то, о чем они мечтали? В глубине души Кай надеялся все же, что завоевание лидерства Повстанцами пройдет без жертв, но, прислушиваясь к своему здравому смыслу, понимал, что такое вряд ли возможно. «Почему, в конце концов, Орден и Повстанцы не могут сосуществовать в мире?!» - этот вопрос посещал Кая уже давно, но исчерпывающего ответа на него он так и не смог найти. Наверное, потому, что это два совершенно разных подхода к мировосприятию. Судьба словно сделала непоправимую ошибку – позволила двум совершенно разным ветвям эволюции человеческого общества сосуществовать одновременно. Как известно, лидерство, доминирование – это то, из-за чего завязывались все войны Новой Эры, эры техники. Как оказалось, за десять веков люди мало изменились. Кай прекрасно знал, что и Мегаполис, и Орден при любой удобной возможности уничтожили бы друг друга ради одной-единственной цели – стать лидером, доказать, что именно их ценности и их мировоззрение верны, что именно они – единственно верная ветвь эволюции человеческого общества. Так устроены люди.
Кай отогнал от себя дурные мысли и повернулся к другу, который с безразличным интересом смотрел в светящийся потолок.
- Слушай, Сиер, может спустимся на шестой этаж, перекусим?
- Можно, - оживился тот и поднялся со своего ложа.
- Как тебе новая форма? – поинтересовался Кай.
- Ничего, непривычно немного, но удобно.
Кай улыбнулся и подошел к двери.

Без особого труда уговорив Сида спустить их на шестой этаж, они оказались в зоне отдыха. Появления двух новых членов экипажа, казалось, никто не замечал – люди сновали по своим делам, даже не поднимая на них глаз.
Проследовав вперед мимо ровного ряда скамеек, Кай и Сиер направились к надписи «Столовая», мерно светящейся в двух метрах от земли. Напротив нее под тенью достаточно высоких пышных деревьев располагалась дюжина столиков, рядом с каждым - по четыре стула. Кай огляделся в поисках самой столовой. Ничего похожего, только в стене напротив столиков – Сид, точнее, тусклый прямоугольник. Под ним, небольшое, тридцать на двадцать сантиметров, окошко неизвестного назначения. Ничего не оставалось, кроме как пообщаться с Сидом. Кай подошел к прямоугольнику.
- Добро пожаловать, - полупрозрачное лицо растянулось в улыбке, - Что будете заказывать?
- Э-э… - Кай замялся, - Ну, что обычно заказывают?
- А-а, Кайрин, новенький, - улыбка Сида стала еще шире, - Заказ для вас и вашего друга Сиерани?
- Да, - Кай несколько удивился смекалке Сида.
- Хорошо, сейчас будет готово.
- А как мы будем платить? – справедливо поинтересовался Сиер.
- С этим вопросом обратитесь к Сартану, он вам все объяснит, - подсказал Сид.
Через секунду в окне показался поднос с дымящимися ароматными блюдами. Кай взял его, а на его месте тут же возник второй.
- Приятного аппетита, - сказал Сид и исчез.
«Не совсем человек», - Кай улыбнулся про себя, - «А не отличишь. В разговоре точно».
Друзья сели за столик и поставили подносы, с интересом изучая блюда Повстанцев.
- К вам можно? – раздался голос у них за спиной.
Кай и Сиер обернулись. К их столику подходил Сарт, неся в руке прозрачный стакан с неизвестным напитком.
- Конечно, присаживайтесь, - Сиер показал на один из незанятых стульев.
- Как вам наша обстановка? – поинтересовался Сарт, присев и отпив из стакана.
- Очень… уютно, - кивнул Кай, - И непривычно.
- Это один из лучших наших кораблей.
- Конечно лучший, если на его борту лидер Повстанцев, - заметил Сиер.
- Не совсем так, - Сарт сделал еще глоток, - Моя официальная должность – старший поверенный по особо важным делам в Мегаполисе. Я сначала представился вам более понятным для Ордена лидером Повстанцев, чтобы не раскрывать существования Мегаполиса.
- Зачем такое уточнение – «в Мегаполисе», если это единственный ваш город? – Кай вопросительно посмотрел на Сарта.
- А кто вам это сказал? - Сарт подался вперед, - Если вы не против, то перейдем сразу к делу.
- Хорошо, - Кай подался вперед, - Что требуется от нас?
- Для начала расскажите о возможностях Ордена, о его, так скажем, военном потенциале.
- Ну, - начал Кай, - Я многого не знаю, но кое-что все же рассказать могу. Существует несколько, точнее, пятнадцать, крупных военных подразделений, в каждом из которых занято по двадцать – двадцать пять тысяч человек. Они располагаются по всей планете, на каждом крупном материке. У каждой общины, коих насчитывается с десяток тысяч, есть группа первичной обороны, состоящая из тридцати-сорока, в зависимости от размеров общины, специально подготовленных человек.
Сарт кивнул, осмысляя информацию. Кай тем временем продолжал.
- Как вы понимаете, техники у Ордена нет. Для перемещения на дальние расстояния по воздуху используются создаваемые силой мысли коллектива людей, обычно, двенадцати, поля, - Кай с трудом подбирал слова в языке Повстанцев, чтобы описать обстановку, - В это поле помещается человек или группа людей. При этом вокруг… корабля создается специальное защитное поле, наподобие того, что вы уже видели у нас, но в сотни раз мощнее. Благодаря специальным тренировкам люди внутри капсулы могут воздействовать силой мысли, в физическом плане, на любые внешние предметы, создавая вокруг них обратнонаправленные силовые поля, которые нагревают предмет внутри него до очень высоких температур. Такой корабль управляется также силой мысли специально назначенного для этой цели человека – капитана корабля, но в случае его смерти это право передается другому находящемуся в капсуле человеку – и так, пока не останется никого. В одиночку специально обученный человек может левитировать на высоту до пятидесяти метров и пролететь до десяти километров. Остальные же – на высоту не больше двух метров и на очень небольшие расстояния. Капсула может подняться на высоту до тысячи километров и пролететь не менее двух тысяч. Любое физическое воздействие на защитную оболочку бесполезно, она пропускает только воздух и свет.
- На такой случай у нас есть лазер, - парировал Сарт.
- Но это не все, - продолжал Кай, - существуют поля и другого рода, которые не пропускают ничего, даже свет, тепло и воздух. Такими полями владеют только люди Особого Отдела, которые, находясь внутри такого поля, силой мысли воздействуют на пустоту и получают пригодный для дыхания воздух. При этом они могут выходить из своего тела и видеть все, что происходит вне оболочки. Таких людей всего около пятисот тысяч. Таким образом, военной силы в Ордене – около полутора миллионов человек.
- Ясно, - Сарт ожидал, видимо, меньшей цифры, - А что по поводу средств связи?
- Связь между нами – исключительно телепатическая, причем мы общаемся так, что сообщения не перекрывают друг друга.
Сарт ненадолго задумался.
- То есть для нас серьезной проблемой может стать только Особый Отдел Ордена, - Он сделал паузу, - А у них есть слабые стороны?
- Мне этого неизвестно, - Кай пожал плечами, - А сколько человек с вашей стороны готовы к атаке?
- В принципе, все. Каждый знает, как управлять кораблем и как пользоваться практически всеми видами оружия. Этому учат с раннего детства. Но специально подготовленных людей у нас всего около двухсот тысяч. Большего мы не можем себе позволить в силу нашего скрытного существования.
Минуту все молчали, охваченные своими размышлениями. Тишину нарушил Сиер.
- А где располагается Мегаполис?
- Пойдемте, я покажу вам, - Сарт встал.
- Давайте все-таки пообедаем сначала, - запротестовал Кай, который так почти и не притронулся к еде. К его удивлению, за время разговора она ничуть не остыла.
- Хорошо, я буду ждать вас у лифта.
Кай кивнул, и Сарт медленным шагом пошел по направлению к выходу с этажа.

Закончив трапезу, двое друзей направились за ним. Сарт сидел на одной из скамеек, расположенных у самого выхода. Увидев их, он встал и подошел к лифту.
- Только будьте готовы, - предупредил Сарт, - То, что вы увидите, может вас, мягко говоря, удивить.
Заинтригованные, друзья следом за ним зашли в кабину. Сразу же появился Сид и поинтересовался, на какой этаж их следует отвести.
- Командная рубка, нулевой этаж. И откройте на время моего пребывания там доступ двум новеньким.
- Сделано. Будут еще распоряжения?
- Нет.
Сид исчез, а лифт начал свое плавное движение вниз.
Когда двери кабины раскрылись, взорам предстала воистину удивительная картина: обширный овальный зал был заполнен сидящими по периметру людьми. Перед ними светились полупрозрачные парящие в воздухе надписи и числа, кое-где также виднелись голографические макеты Солнечной системы с пересекающими ее красными пунктирными линиями, и макеты Земли с пульсирующей точкой на ее поверхности. Но самым удивительным было то, что огромные окна, занимающие практически всю поверхность стен, отображали… черное полотно космоса, усеянное ковром из ярких точек.
- Мы в… - Кай попытался произнести то, что никак не могло уложиться в его голове.
- Да, друзья, мы на Земной орбите, в безвоздушном космическом пространстве.
В ступоре Кай и Сиер не могли произнести ни слова.
- Пойдемте, я вам покажу, - Сарт направился к крайнему окну слева, - Смотрите.
Не веря своим глазам, они увидели на черном фоне безвоздушного пространства часть голубого окутанного прозрачной белой дымкой шара.
- Мегаполис располагается в Тихом океане, - Сарт указал на обширную территорию на поверхности планеты, наполненную густой синевой, - На самом его дне. Поэтому для Ордена Мегаполис – лишь миф. На самом деле город сменил уже два места расположения. Его иногда называют Мегаполис-3.
Кай нашел в себе силы подавить охвативший его ступор.
- И как давно Мегаполис под водой?
- Добрую сотню лет. Сначала его строили в сжатом пространстве, он был размером с игольное ушко. Затем это «семя» поместили в океан и отключили установку сжатия материи. Город принял свои истинные размеры, породив несколько огромных цунами. Площадь в несколько десятков километров прибрежной зоны была затоплена.
- Да, я помню эту историю, - Сиер не мог оторвать свой взгляд от бело-голубого шара на фоне мерцающих звезд, - Мне рассказывали об этом. Тогда несколько общин были полностью уничтожены водой. Орден до сих пор не знает истинных причин случившегося.
- А вы теперь знаете, - Сарт улыбнулся.
Кай двинулся вправо вдоль линии огромных окон, рассматривая бесконечные дали холодного пространства. В крайнем правом окне он заметил желтоватый диск Луны и скопление черных, с желтыми прожилками, объектов неправильной формы размером в среднем по два-три километра. Их он насчитал около сотни.
- А это что? – Кай обратился к Сарту.
- Космический мусор. Астероиды. Остатки древних планет и звезд. Они в огромном количестве встречаются в пространстве. Они не опасны. Разве что с ними можно столкнуться. Но нам это не грозит, они слишком далеко.
Сарт улыбнулся. Его объяснение было исчерпывающим, но Кая никак не покидало странное чувство.
- Пойдемте, - Сарт направился к лифту, - Не будем мешать работе Командной рубки. Мы будем на месте уже через час.

Кай был, мягко говоря, под впечатлением от всего увиденного и услышанного. Он только отдаленно слышал о некоей космической программе Ордена, но это были всего лишь слухи. А Повстанцы, живя в строгой изоляции от остального мира, сумели развить свои технологии так, что даже полет в космос не вызывал у них никаких сильных эмоций и был делом, по-видимому, весьма привычным. Нужно отдать должное упорству и мужеству этих людей. С каждой минутой, узнавая все больше и больше о Повстанцах, его сомнения в том, что техника вновь встанет выше природы, рассеивались.
По словам Сарта, лететь оставалось меньше часа, поэтому Кай и Сиер спустились в жилой блок и стали смиренно ждать прибытия корабля в мифический Мегаполис.

Кая разбудил мягкий толчок. Он потянулся, открыл глаза и сел на кушетке. Подле него, на своем ложе, мирно спал Сиер, закрыв голову подушкой. Кай не сразу вспомнил, где он и какие события предшествовали этому, но через минуту мысли прояснились, и его сердце заколотилось в бешеном темпе. «Мы, должно быть, прилетели», - в порыве нетерпения он резко встал, - «Я увижу Мегаполис». Внезапно в комнате раздался голос Сида, хотя самого его нигде видно не было:
- Вниманию экипажа. Корабль совершил посадку на платформе Морилич Мегаполиса. Просьба всем, за исключением отдела Управления, покинуть борт.
Сиер застонал и еще сильнее прижал к себе подушку.
- Вставай, проспишь кульминацию, - Кай подошел к кушетке, - Мы в Мегаполисе, дружище!
Тот нехотя открыл глаза и сел. Через секунду взгляд просветлел, и в глазах зажегся огонь интереса и ожидания. Ожидания, наверное, чуда.
- Где Сарт? – последовал вопрос.
- Не знаю, я сам задремал. Я думаю, он будет нас где-нибудь ждать, ведь мы города совсем не знаем.
Словно услышав их разговор, дверь в каюту скользнула в сторону, и на пороге возник Сарт, с интересом взирая на двух друзей.
- Мы на месте, - заключил он, - Идите за мной, мне многое нужно вам рассказать и показать. Я уверен, вы не привыкли к городской жизни, я же помогу вам немного освоиться.
Те повиновались и, охваченные сладким чувством ожидания, последовали за повстанцем.
Выйдя из каюты, процессия направилась к лифту. По коридорам жилого блока не спеша шли люди и оживленно о чем-то беседовали. Лифт был один, но, к удивлению Кая, очередь перед ним почти не задерживалась, хотя он вмещал не более десяти человек, а желающих было в десяток раз больше.
- Курсирует не один лифт, - заметив вопрос во взгляде Кая, пояснил Сарт, - На самом деле их семьдесят. Они движутся по окружности, словно вагоны поезда. Поочередно сменяя друг друга, они движутся почти без остановки, задерживаясь только на каждом этаже. Между ними словно натянута резина – пока один стоит и высаживает пассажиров, другой движется к нему навстречу. Затем тот останавливается, а другой продолжает движение. Задержка минимальна, ждать лифта, при отсутствии очереди конечно, придется в худшем случае пять секунд, - Сарт посмотрел на Кая, - Надеюсь, я понятно объяснил?
- Достаточно, - улыбнулся тот и вошел в открывшиеся перед ним двери.
Когда они закрылись, Сарт обратился к двум друзьям, уже серьезно:
- Когда мы спустимся, на платформе нас будет ждать человек. Это ваш, если хотите, куратор, она поможет вам освоиться в городе…
- Она? – Сиер с недоумением посмотрел на Сарта.
- Да, ее зовут Морити, Морити Мун. Она знает ваш язык, ваши обычаи и культуру, насколько это, конечно, возможно. Она специальный агент Службы Реабилитации. Будьте с ней вежливы, она хороший человек.
- Мун? – заметил Кай, - Она ваша родственница?
- Она моя дочь.
Кай и Сиер переглянулись.
Когда двери лифта скользнули в стороны, перед ними оказался уже знакомый им небольшой коридор, ведущий к выходу с корабля.
- Вы говорили, что все пространство корабля сжато, - спросил Сиер, выйдя следом за Сартом из кабины, - А когда происходит… сжатие людей, вошедших на борт?
- Вопрос, достойный восхищения, - Сарт ухмыльнулся, - Обычно люди просто заходят на корабль и такими вещами не интересуются.
- Возможно, потому, что эти люди всю жизнь прожили в Мегаполисе и принимают такие вещи как должное, - заметил Кай.
- Возможно.
- Ну а все же, - не унимался Сиер.
- Превращение, так мы это называем, происходит в этом коридоре. Мы только что его испытали.
- Как? – Сиер изумленно оглянулся, - Где?
Кай сразу же вспомнил внезапное чувство головокружения и тошноты, которое он испытал именно на том месте, ступив на корабль впервые.
- Эта процедура доведена нами практически до совершенства. Видите, в метре у нас за спиной в стены и потолок внедрены датчики движения и генератор ;-поля, - Сарт остановился и обернулся, - За сто лет мы научились делать это практически незаметно. То, что вы видите за пределами генератора – коридор в метре от нас и далее – является искусственной голограммой. На самом деле, там в специальном ;-поле содержится сжатое пространство корабля, которое не увидишь не вооруженным глазом.
Сарт с надеждой посмотрел на спутников.
- Вам ясно?
- В общем и целом, - подвел итог Кай.
- Ладно, нам пора идти, Морити наверное уже заждалась.
К выходу из корабля был подведен трап из пяти ступеней, поэтому ни Каю, ни Сиеру левитировать не пришлось, чем они даже немного огорчились. Но, выйдя на платформу, оба остановились в изумлении. Перед ними величественно предстал Мегаполис, загадочный город-миф.

Часть 2. Другой мир

Свет Солнца уверенно выхватывал из мрака окружающего пространства испещренную кратерами и выбоинами поверхность Луны. В ее тени, казалось, безмятежно и спокойно, в сиянии звезд, повинуясь незримому приказу, плавно приближались друг к другу безмолвные слуги – черно-желтые гиганты вели свои последние приготовления.

* * *
Спустившись с трапа, Кай застыл в изумлении. Окружающий мир был словно нереален, он до такой степени не укладывался в привычные Каю рамки, что его первым желанием было сбежать, повернуться и скрыться… Где? Он прекрасно осознавал, что бежать уже некуда, да и незачем. Он не замечал людей, толпившихся у трапа, людей, выходивших из корабля и бросавших на него вопросительные взгляды. Он не замечал ничего. Ничего, кроме невероятной картины, простиравшейся перед ним до горизонта и дальше. Мегаполис.
Картина эта внушала величие. Огромные широкие башни тянулись бесконечно вверх, скрываясь в густой синеве. Нигде не было видно низких построек. Самая низкая башня воздымалась как минимум на сорок этажей вверх. Везде доминировали округлые формы, сама платформа, на которой стоял Кай, находилась на возвышении и также была овальной. Отсюда просматривался если не весь город, то немалая его часть. Он увидел сотни летающих машин, которые неслись между небоскребами по невидимым магистралям. Некоторые из них садились, словно древние величественные птицы, на специальные округлые платформы, повсеместно выступающие из стен башен. Внизу, на улицах, не замечая бурлящего океана машин у себя над головой, по своим делам шли люди, казавшиеся с трапа маленькими муравьями. То тут, то там с неба спускались машины и приземлялись на очерченные желтым стоянки. Из них выходили люди и присоединялись к общей массе жителей Мегаполиса.
Кай почувствовал, что кто-то коснулся его плеча. Он обернулся и увидел Сарта.
- Добро пожаловать в Мегаполис, город, в котором будет положено начало новой технической эре!
Он ничего не ответил, только снова повернулся к незнакомому городу, завороженный. Сарт подождал немного, затем прошел немного вперед и встал напротив двух друзей.
- Я понимаю, что для вас сейчас очень… непривычно видеть технический город, - он с трудом подбирал слова, - но вы должны собраться. Морити поможет вам в нем освоиться и постепенно привыкнуть.
Кай с усилием перевел взгляд на повстанца.
- Пойдемте.
Сиер, зачарованный таким обилием техники, коротко кивнул, и все трое двинулись вперед по трапу к небольшой летающей машине, наподобие тех, которые в большом количестве парили над городом. Кай обернулся и увидел капсулу их корабля, с горячей обшивки которого исходил пар. Все казалось нереальным, словно во сне, полет на этом корабле уже казался ночной иллюзией.
Когда они подошли к машине, им навстречу вышла молодая девушка лет двадцати с каштановыми волосами до плеч, мягкими чертами лица и глубокими светло-голубыми глазами. Одета она была в свободный кардиган и черные блестящие брюки. На груди – прикрепленный металлический знак Службы Реабилитации – серебристый квадрат, вписанный в золотой круг.
Поравнявшись с процессией, она улыбнулась.
- Добро пожаловать в город. Меня зовут Морити, я помогу вам освоиться здесь.
Она протянула руку. Кай и Сиер не знали обычаев и законов этики Повстанцев, а для Ордена пожатие руки было плохим тоном, поэтому Сарт первым подал пример. Двое друзей сделали то же, назвавшись. После того, как знакомство было завершено, Морити подошла к машине, и дверь автоматически скользнула вверх, открывая просторный салон. Кай и Сиер уселись в мягкие кожаные сиденья сзади, а Сарт сел рядом с водительским местом. Дверь закрылась, и зажегся неяркий желтоватый свет, освещая приборную панель напротив Морити. Кай поискал взглядом руль, но его нигде не было видно, только под правой рукой водителя светился синим небольшой экран. Морити бегло пробежалась пальцами по его поверхности, и машина поднялась в воздух, увлекая прибывших в сердце Мегаполиса.
- Я отвезу вас на вашу квартиру и расскажу основное из того, что вы должны знать для того, чтобы жить здесь, - она бегло обернулась на друзей, следя за дорогой, - Я временно поселюсь в соседней квартире, поэтому по любым вопросам, пусть вопрос вам даже кажется глупым, обращайтесь ко мне в любое время. Моя задача – сделать ваше проживание здесь комфортным для вас.
Кай смотрел из окна на проплывающий внизу город. Он до сих пор не мог поверить в происходящее. Он почувствовал, что безумно устал. Сказывалась не физическая усталость, а усталость другого рода. Он был буквально перегружен информацией и новыми впечатлениями.
Тем временем они подлетели к одной из башен и плавно опустились на выступ на уровне двадцатого этажа. Отсюда была видна платформа и стоящая на ней капсула корабля. Кай заметил, что они удалились от нее не очень далеко – всего на шестьсот-семьсот метров.
Когда двери открылись, Морити и Сарт вышли первыми и подождали, пока выйдут гости. Затем процессия подошла к двери – входу в башню – и Морити, приложив черную с золотым прямоугольную карточку к специальному устройству рядом с дверью, открыла проход. Они попали в просторный коридор, в конце которого была видна прозрачная кабина лифта. По бокам ровным рядом шли двери квартир с табличкой с номером на каждой. Они остановились возле номера 2156.
- Я вынужден вас оставить, - Сарт обратился к Каю и Сиеру, - Если я вам понадоблюсь – дайте знать Морити, она свяжется со мной, - он улыбнулся, - Приятного вам вечера. Увидимся завтра.
Он протянул руку и попрощался поочередно со всеми. Затем он коротко кивнул и уверенно направился к выходу из башни.
Морити проводила его взглядом и открыла дверь той же карточкой. Кай поймал себя на мысли, что ждет появления Сида, и усмехнулся.
Не успела дверь открыться, как в комнате зажегся яркий белый свет. Они вошли внутрь, и Морити с тихим щелчком захлопнула ее. Она прошла немного вперед и повернулась к гостям.
- Вот ваши апартаменты. Здесь гостиная, - она обвела рукой пространство вокруг, - Справа кухня, слева – комната. Давайте пока присядем и поговорим.
Она указала на широкий диван напротив круглого стеклянного стола посреди гостиной. Кай и Сиер прошли вперед и сели, ощутив мягкость и тепло кожи.
- Я приготовлю чего-нибудь, вы наверное голодны? – она улыбнулась белоснежной улыбкой, в которой чувствовалась без малого материнская забота.
- Было бы неплохо, - Сиер подался вперед, - Спасибо.
Она повернулась и направилась к кухне, распахнув стеклянные двери входа, затем скрылась из вида.
Кай тем временем осматривал гостиную. Достаточно просторная, пять на пять метров, она вмещала в себя уже знакомый стол, диван, кресло напротив и несколько растений в прозрачных горшках, причем таких, которых ни он, ни его друг, раньше не видели, что было удивительно, ведь они прожили в окружении природы всю свою жизнь. Позади дивана находились двери комнаты, а справа от него – вход в саму квартиру. Напротив – двери кухни, из которых вышла Морити, неся поднос с дымящейся едой и напитками. Она подошла к столику и поставила блюда на его прозрачную столешницу. Затем она села в кресло напротив Кая и Сиера и заговорила.
- Для начала я расскажу вам о самом городе и о порядках, которые в нем существуют, - она отпила из прозрачной чашки. Кай тем временем подвинул блюда себе и своему другу, - Мегаполис – это самый крупный наш город, в нем проживает около ста тысяч человек. Существуют еще семь городов, но они размерами поменьше, с населением в среднем по двадцать-сорок тысяч.
Кай поперхнулся, отпивая сладкий темный напиток из своей чаши.
- Семь?! – Сиер также был ошарашен.
- Не считая нескольких небольших поселений на поверхности. Все наши города находятся глубоко под водой, - она посмотрела на гостей, но вопросов не последовало, - Люди проживают в домах наподобие этого. Вы, наверное, заметили, что все сооружения в нашем городе многоэтажные и широкие? Это сделано для того, чтобы разместить как можно больше человек на небольшом участке земли. Двери в квартиру открываются ключом, - она протянула две черно-золотые карточки. Кай и Сиер охотно их взяли, - Для того, чтобы открыть дверь, их нужно просто приложить к считывающему устройству рядом с дверью.
- Мы видели, как вы это делали, - кивнул Кай.
- Хорошо. Но без сопровождения вам выходить пока опасно, поэтому если захотите прогуляться – зовите меня: просто подойдите к двери в мою квартиру, и я выйду.
- Боитесь, что мы заблудимся? – улыбнулся Кай.
- Да, но больше я боюсь фанатиков.
- Фанатиков? А кто это? – Сиер вопросительно посмотрел на Морити.
- Это подпольная организация, которая выступает против всех, кто не родился в Мегаполисе, против всего, что даже отдаленно касается Ордена Жизни, и за чистоту рода Повстанцев. Если они встретят вас на улице и узнают, что вы прибыли с поверхности – они попытаются вас убить. Несколько раз такое им уже удавалось, - Морити замолчала на секунду, - Поэтому выходите на улицу только в сопровождении меня, либо Сарта. Они не посмеют напасть в нашем присутствии. И если увидите человека с символом фанатиков – шесть окружностей, вписанных друг в друга, - держитесь от него подальше.
Кай кивнул. По его телу пробежали мурашки при мысли о толпе фанатиков, гонящихся за ним. Он отогнал от себя наваждение и продолжил слушать.
- Внизу, в городе, почти полностью пешеходная зона, за исключением стоянок, очерченных желтой краской, поэтому опасности быть сбитым автомобилем нет. У нас существует своя валюта – соши. На ваши карточки зачислено по двадцать тысяч.
- На какие карточки? – не понял Сиер.
- На те, которые я вам дала.
- Ключи?!
- Такая карточка является одновременно ключом от квартиры или квартир, кредитной карточкой, удостоверением личности, водительским удостоверением и разрешением на детей, если таковое имеется. Денег как таковых у нас нет.
Слушая Морити, Кай все больше удивлялся этому миру.
- Разрешение на детей?!
- Как вы понимаете, город весьма ограничен в своих географических рамках. Он может вместить не более ста тысяч человек. Строить дома больше негде, поэтому введен строгий контроль над демографической ситуацией. Когда кто-то умирает своей смертью, появляется право родить одного ребенка, и это право достается первой в очереди женщине, и ей выдается разрешение.
- А вы какая в списке? – поинтересовался Кай.
Морити немного смутилась.
- Мне повезло. Я нахожусь на государственной службе, поэтому у меня уже есть такое разрешение, - она быстро сменила тему, - Давайте лучше поговорим про быт.
Кай улыбнулся.
- Давайте.
- Пойдемте, я покажу вам кухню.
Морити встала и, жестом приглашая последовать за ней, направилась к прозрачным дверям. Пройдя на кухню, друзья увидели небольшой стол у стены слева, ряд незнакомых им приборов напротив и в углу – светящийся дисплей и небольшую дверцу с кнопкой внизу.
- Насколько я знаю, у вас пищу добывают охотой, - Морити облокотилась на столешницу.
- Ну, в некотором роде, - кивнул Кай.
- У нас же еду заказывают. Этот экран, - она указала на светящийся прямоугольник, - является как бы меню. В нем вы выбираете то, что будете заказывать.
Морити подошла ближе к экрану.
- Смотрите.
Она коснулась его поверхности, и в нем сразу отобразился список блюд, разделенный на группы.
- Нажимая на блюдо, вы отмечаете его. Видите, он стал отображаться другим цветом, - Морити дотронулась до пункта «Апельсиновый сок» в группе «Холодные напитки», - Чтобы прокрутить список вниз или вверх, проведите пальцем здесь. Когда выбор завершен, нажмите вот сюда, - она снова коснулась экрана, и кнопка под дверцей засветилась красным, - Заказ принимается. Когда все будет готово, кнопка засветится зеленым, и, нажав ее, вы сможете открыть дверцу и достать свой заказ.
Она нажала кнопку, и дверца открылась. На подносе стоял прозрачный стакан с оранжевым напитком.
- Если заказ не помещается на подносе, на экране будет видна соответствующая надпись. По очереди вам будут выданы все заказы, - она посмотрела на гостей, - Вам понятно?
- Вполне, - Сиер был под впечатлением от увиденного.
После того, как гостям показали азы использования душа и уборной, все трое снова собрались за столом.
- На сегодня пока хватит, время уже позднее, завтра я расскажу об остальном, - Морити улыбнулась.
- Поздно? – Сиер удивился, - Два часа назад было восемь утра.
- Да, но вы не учли, что пролетели почти триста тысяч километров. У нас уже почти ночь.
- Точно, - Сиер осекся, - Не подумал про часовые пояса. А как у вас сменяется день и ночь в городе, ведь вы на большой глубине, и свет солнца едва ли доходит до сюда?
- Давайте оставим этот вопрос до завтра, - Морити допила сок, - Если что – зовите, - она поднялась, - И повторяю: не выходите на улицу одни. Тем более ночью. Хорошо?
- Обещаем, - Кай тоже поднялся из-за стола.
Они проводили Морити, а сами направились в комнату, переоделись и легли Кай на кровать по левой стене, Сиер – по правой.
Сон отступил. В голове Кая проносились картины последних трех часов: темный лес, община, встреча Сиера, затем Сарта, полет на корабле, прибытие в Мегаполис, манящая картина технического города, знакомство с Морити.
Морити…
Он не заметил, как уснул.

Его разбудил яркий утренний свет. Кай не думал, что проспит столько. Но сказывалась усталость и напряжение, в котором он находился последние две недели, после встречи с Повстанцами. За это время он почти не сомкнул глаз. Он думал. Думал о том, не обманут ли его, если нет, то что будет с Орденом, а в первую очередь, с его родными и близкими. Представлял себе Мегаполис, мир машин…
Мегаполис.
Кай резко сел на кровати. Он только что осознал в полной мере, где он и что произошло с ним и его другом. Сквозь занавешенные окна пробивался желтоватый свет, в комнате каждый предмет отбрасывал уверенную тень.
Кая преследовало чувство вины. Вины перед Общиной, перед Орденом в целом, перед родственниками наконец! Спину внезапно покрыл холодный пот. “Войны не избежать”, - думал он, - “Но рано или поздно это должно было случиться, десять веков Повстанцы скрывались в лесах и под водой, терпение все же не безгранично… Но почему я? Почему именно я и Сиер должны быть посылом к кровопролитию?! Чертова любовь к технике!”. Кай отогнал от себя наваждение. Тяжело вздохнув, он встал. Ему нужно было с кем-то поговорить. Сиер мирно спал, закутавшись в одеяло, яркий свет ему нисколько не мешал.
Кай оделся и прошел на кухню. Немного повозившись с меню и вспомнив вчерашние уроки, он-таки добился от безмолвной машины стакан сока и странное блюдо, оказавшееся первым в разделе “Завтраки”.
Позавтракав, ему стало гораздо легче. Мысли прояснились, и теперь все виделось Каю в менее мрачных тонах. Настроение поднялось, и он, не раздумывая, направился к двери. Он хотел увидеть Морити.

Они беседовали в гостиной уже не меньше сорока минут. Кай успел выяснить за это время, что смена суток в городе происходит автоматически, этим управляет большой компьютер в центре города, увеличивая и уменьшая свечение купола; что купол на самом деле двойной, а пространство между слоями заполнено прозрачным веществом, яростно впитывающим ультрафиолет с поверхности, усиливая многократно его интенсивность и излучая в город необходимыми для жизни порциями. Еще он заметил, что Морити смотрит на него с нескрываемым интересом и симпатией. У женщин на поверхности и под ней все же, несмотря на многовековое существование порознь, оставалось много общего. Очень много. За свою жизнь Кай научился распознавать даже самые мимолетные оттенки эмоций во взгляде, благо при жизни “там” имел достаточное количество поклонниц.
Она чувствовала то же.
Разговор проходил мирно, степенно, нарушаемый только негромким гулким звуком пролетающих мимо окон автомобилей. Вскоре в дверях комнаты показался Сиер. Кай как раз рассказывал один забавный случай из своей жизни в Ордене, поэтому они не сразу заметили его появления. Переведя дыхания от смеха, Морити обернулась, чувствуя на себе взгляд.
- Сиер, - она улыбнулась, - Доброе утро. Как спалось на новом месте?
- Нормально, - буркнул тот и направился на кухню.
Морити повернулась к Каю.
- Что это с ним?
- Наверно стресс, смена обстановки. Он скоро придет в себя.
Кай не знал тогда, что этот день станет отправной точкой для будущей трагедии.

Шли дни, сменяя друг друга. Вместе с тем, как Кай и Сиер приспосабливались понемногу к незнакомому им миру, было заметно, что и Морити постепенно присматривалась к гостям города. Все больше времени она уделяла общению с ними, даже когда особой необходимости в этом не было. Она приходила в обед, слушала рассказы Кая, делилась с ним своими новостями. Все шло очень гладко, и через некоторое время Кай уже начал понемногу забывать о цели, с которой они прибыли в Мегаполис.
В один вечер Кай проснулся по неведомой ему причине. В комнате было темно, Сиер мирно спал напротив. Звуки улицы неохотно проникали сквозь приоткрытые окна. Присев на кровати, Кай прислушался. Повинуясь неведомому наитию, он встал и прошел к входной двери. Постояв с секунду, он открыл ее. На пороге стояла Морити, удивленная и смущенная встречей. Словно в тумане, Кай ступил вперед, взял ее за руку и приблизился. Морити дрогнула, силясь сказать что-то, но Кай приложил палец к ее губам. Их взгляды встретились, мир вокруг закружился в танце, всё исчезло, остались только двое и их чувства. Этот миг длился бесконечно. Их губы сомкнулись в долгом страстном поцелуе.
Ни Кай, ни Морити не могли заметить Сиера, в смятении наблюдающего за этой картиной из приоткрытых дверей комнаты.

Под утро Кай вернулся в свой номер. За окном занимался искусственный рассвет. Он тихо прошел в комнату и лег на кровать. В голове стояла звенящая пустота, он до сих пор ощущал нежные прикосновения Морити, ее запах, ее тепло. Кай не хотел спать. А если бы и хотел - ему бы едва ли это удалось. Он не знал, что делать дальше, как быть. Он прекрасно понимал, что Морити нравилась не ему одному - он вспомнил поведение и реплики Сиера последних дней - но что же поделаешь, выбор сделан, Кай при всём желании уже не мог повлиять на случившееся. Он не знал, как поведет себя Сиер, когда узнает. А он узнает. Обязательно. И лучше, чтобы он узнал об этом от Кая, а не из третьих рук. Он надеялся, что Сиер поймет. Он должен понять. Понять и принять. К тому же, в Мегаполисе наверняка есть множество девушек, которые могут ему понравиться. Но так ли это?

Кая разбудил резкий хлопок. Он резко сел на кровати и огляделся. Кровать Сиера была пуста. Из прихожей донесся встревоженный голос.
- Кай! Кай, ты здесь?
Двери комнаты распахнулись, и в комнату вошла Морити. Кай натянул на себя одеяло.
- Извини, я не вовремя, - она отвела взгляд.
- Нет, - Кай натянул на себя брюки, - Нет, всё в порядке, - Он встал, - Что случилось?
Он подошел и поцеловал Морити. Она обняла его, и несколько секунд они стояли в молчании.
- Кай, Сарт просил тебя и Сиера прийти. Сказал это срочно. На него это не похоже, он был очень встревожен... А где Сиер?
- Я... я не знаю, - Кай снова огляделся, - Когда я пришел, он был здесь. Ушел наверное когда я спал.
Морити встревожилась.
- Это опасно, ты знаешь. Нужно найти его...
Последовала пауза.
- Сделаем так: ты отправляйся к Сарту, а я покружу по городу, посмотрю, где он может быть, хорошо?
- Договорились, - он обнял Морити, и они направились к выходу из квартиры.
Когда Морити села в машину и исчезла из вида, Кай направился к зданию городского Совета, находящемуся в двух кварталах от гостиницы.
Войдя в прозрачные двери, он приложил свою карточку к считывающему устройству и прошел дальше в холл, к лифтам. Поднявшись на пятый этаж, он направился к кабинету 536. Не пройдя и половины пути, из коридора на него едва не налетел Сарт. Выглядел он и впрямь встревоженным.
- Кай, - переводя дыхание, произнес он, - Ты не представляешь, что здесь творится!
Увидив удивление и замешательство Кая, он добавил.
- Пойдем, друг мой, сам всё увидишь.
- В чем дело? Что случилось? - он тщетно пытался завладеть вниманием повстанца, пока они спускались на
Теги:
15 March 2008

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Двойная Агрессия
Насущный вопрос
Китера

 Комментарии

Комментариев нет