РЕШЕТО - независимый литературный портал
Александр Смирнов / Стихи

Из московского этюдника...

39 просмотров

Синий вечер

Вечер, как синяя кошка,
тихо подкрался к Москве,
покувыркался немножко
рядом, на синей траве;
шерсть приподнял на загривке,
начал по кругу скакать…
Хочется сумерки – сливки
в синей Москве полакать... 



Светофор

Вечер сиреневой шалью
плотно укутал Москву.
Чёрные тени упали
на голубую траву.
Мутного света потоки
брызнули из фонарей.
Город уже пишет строки
текстов оконных огней.
Выпуклый глаз светофора,
вдруг, в темноте замигал.
Рокот ревущих моторов,
видно, его испугал.
Позеленел он от ужаса...
Того и гляди, разобьют.
Висит, отражается в лужице,
словно большой изумруд.
С громким рычанием мчится
пёстрая лента огней.
Он на машины косится
зелёной стекляшкой своей…



Осенний флирт

Под музыку осеннего романса
флиртую я с красавицей - Москвой:
с оранжевой листвой, что в вихре танца
кружится над лиловой мостовой,
с янтарными окошками трамвая,
плывущего в вечерней синей мгле
и с лужей, что блестит, напоминая
дрожащий блик на вымытом стекле.
Флиртую я, и с сумраком дождливым,
и с инеем на зелени травы…

Я чувствую себя вполне счастливым
любовником красавицы Москвы. 



Осенний вечер

Паутинкой извилистых улиц
оплела нас в тот вечер Москва.
Мы шагали, от ветра сутулясь,
зябко пальцы втянув в рукава.
Осень била листвЯной метелью
по окошкам озябших домов,
и тянуло прогорклою прелью
из заброшенных, старых дворов…

Фонари оплывали, как свечи,
дождь рыдал в водосточной трубе,
а мы шли, спотыкаясь, навстречу
поманившей нас пальцем судьбе. 



Осень - скрипач

Небо грозится и хмурится.
На сердце тоскливо. Хоть плачь...
Бродит по стареньким улицам
московская осень – скрипач.

Бредёт она вдоль по Полянке
асфальтовой, городской,
потом по большой Якиманке,
потом, наконец, по Тверской.

Грустит о денёчках погожих
и шепчет: «Ей Богу, решусь:
для грустных московских прохожих
сыграю какой-нибудь блюз».

К Страстному бульвару подходит
и, глядя с тоской на людей,
желтеющей веткой проводит
по струнам холодных дождей. 



Московская осень

Прокатилась по улицам осень
золотистой листвЯной волной,
и небесная, ясная просинь
затянулась густой пеленой.
Дождь заслушался ветра-скитальца,
пожалел его, даже всплакнул
и холодные, мокрые пальцы
задремавшей Москве протянул… 



Вечерний трамвай

Я устало бреду по притихшей Москве поздним вечером,
и дома расступаются, нехотя, передо мной.
А луны мотылек опустился на провод доверчиво,
посчитав, что трамвай пролетит, как всегда, стороной,
что беда промелькнёт, не обдав его смрадным дыханием,
не задев даже краешком чёрного злого крыла…

Но стальная громадина с лязганьем и громыханием
налетела, схватила его и с собой унесла…



Городской саксофон

Стук шагов - по асфальту...
И трамваев трезвон...
Робко выдул контральто
городской саксофон.
И рассыпались звуки,
как осколки стекла.
Преисполнена скуки
увертюра была.
Хмыкнул разочарованно
в переулке клаксон:
«Что ж так скучно и скованно
Ты поёшь, саксофон?..
Неужели не хочется
просто душу излить,
песню про одиночество
городское сложить?..»
Помолчал тот сконфуженно,
фонарями моргнул,
тротуарное кружево,
как гайтан, подтянул.
Мутным светом заплакали
сразу фары машин –
золотистые клапаны
саксофонной души.
Вечер робкими пальцами
дотянулся до них.
Город весь приосанился,
На мгновенье затих…
И сменился регистр,
зазвенел обертон.
Нежно, трепетно, чисто
заиграл саксофон.
И клаксонные звуки
зарыдали в тиши
о любви, о разлуке,
о смятеньи души.
И плывут вереницей
золотых пузырей.
И мечтают пробиться
через море огней.
А дома замирают,
погружаются в сон…
Шепчут: «Тише!.. Играет…
Городской саксофон…»



Арбатский клён

Октябрь по Арбату промчался,
из лужи дома окатил.
Ноябрь у ворот потоптался
и следом за ним припустил.
Уже добежав до «Смоленской»,
споткнулся, едва не упал
и, словно мужик деревенский,
креститься неистово стал.
Ему стало жалко до боли
дрожащий от холода клён.
Бродяжьей, безрадостной доле
решил посочувствовать он.

А клён на судьбу свою жалится
и ветку всё тянет к нему,
листвяным, прокуренным пальцем
пронзая промозглую тьму…



Московский циклон

Циклон опять дожди принёс.
Москва до улочки промокла.
Дома тоскуют. Струйки слёз
сбегают по оконным стёклам.
Деревья в парках и садах,
дрожа, друг к другу зябко жмутся.
Вода колышется в прудах,
как чай, пролившийся на блюдце.
Котёнком гладится листва
о прутья парковой ограды…

Не обессудь, циклон! Москва
тебе ни капельки не рада.



Красотка - Осень

Как хороша красотка - Осень!
Широк бровей златых разлёт.
Во взгляде томном неба просинь
куда-то манит и зовёт.

Кленовый огненный багрянец
зажёг Бульварное кольцо,
как пламенеющий румянец -
прелестной девушки лицо.

И рыжевьё волос листвяных
густыми прядями легло
на приукрытое туманом
аллей берёзовых чело. 



Московские сутки

Утро нынче никакое.
За окошком сыплет дождь,
заунывно ветер воет…
Да и день-то нехорош.
Проплывают низко тучи.
Мир бесцветен и уныл.
Хоть один бы солнца лучик!..
Вечер, выбившись из сил,
по Москве бредёт, как пьяный,
позабыв про все дела,
и бормочет неустанно:
- Поскорей бы ночь пришла!



Арбатский диксиленд

Когда в Москве играет
арбатский диксиленд,
на небе проступает
созвездий позумент.

Из окон свет струится,
как из тромбонов джаз.
Растроганно слезится
Луны огромный глаз.

Серебряные клёны
притихли до зари.
Точь-в-точь, как саксофоны,
сверкают фонари.

Скрипичные вибрато
отчётливо слышны…

Дни Старого Арбата
ещё не сочтены.

Теги:
28 July 2019

Немного об авторе:

Врач, Член Союза Писателей РФ. Автор двух научно-фантастических романов и двух поэтических сборников... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет