РЕШЕТО - независимый литературный портал
Александр Смирнов / Лирика

В ТОЧКЕ ИЗНАЧАЛЬЯ (Цикл стихов)

454 просмотра

ПРОЛОГ

Когда яблоко с ветки срывала,
ей послышался голос Отца:
«Только б это мгновенье не стало
настоящим началом конца!
До чего же ты, Ева, упряма!
Ну да ладно. Решила – срывай.
Только яблоко это Адаму,
заклинаю тебя, не давай!
Предложив угощенье такое,
превратишь ты барана в козла.
Ты разбудишь начало мужское,
а оно – средоточие зла!
Плод заветный в Адаме пробудит
неуёмный задор боевой,
и поверь: его тело не будет
никогда уж дружить с головой.
Зло в душе его возобладает
и собою подменит добро.
Он до смерти тебя запытает,
позабыв, что его ты ребро.
Он весь мир ваш в кровище утопит,
храм златого тельца возведёт.
Он торгашеством всех вас угробит,
ростовщичеством вас изведёт.
Он развяжет ужасные войны,
попирая Земли вашей твердь,
трон воздвигнет себе и спокойно
миллионы отправит на смерть.
Никогда уже больше не будет
своего у Адама лица.
Обо мне навсегда он забудет,
превратившись в простого самца.
И тебе предстоит испытанье:
материнскую долю принять.
В том, что сын твой пойдёт на закланье,
ты должна лишь себя обвинять.
И убийцу, и жертву убийцы
от Адама зачнёшь и родишь,
и беды – той, что с ними случится,
ты себе никогда не простишь.
Для мужского начала лихого
в кровных узах препятствия нет.
Жизнь отнять и у брата родного
может тот, кто нарушил завет
всемогущего Духа Святого,
тот, в душе у кого пустота,
тот, кто, внемля священному слову,
зажимает молитве уста».
……………………………………….

И на этом замолк наставитель:
наставлять, очевидно, устал.
Плод у Евы отнял искуситель
и Адаму его передал.



САРА

Когда его толкнули к трону
и в грудь направили копьё,
он в страхе крикнул фараону:
«Она твоя! Возьми её!»

А фараон, не отрывая
от юной Сары глаз, спросил:
«Скажи мне, кто она такая –
та, что вот-вот лишится сил?»

«Мы с нею странствуем по свету, –
ему ответил Авраам. –
Сестру мою родную эту
тебе в наложницы отдам».

Смотрела Сара на супруга
и говорила про себя:
«Ну до чего же ты напуган!
Не понимаю я тебя!
Ну, как так можно унижаться,
ведь ты мужчина и мой муж?
Ты мной не смей распоряжаться!
Сам извивайся, словно уж!»

Поправив кудри, как корону,
высокомерна и бледна,
она сказала фараону:
«Ему я верная жена!»



МАРИЯ–МАГДАЛЕНА

Он смотрел на неё. Его мрачные мысли
беспросветными были, как ночь.
«Ей уже тридцать пять. Её груди обвисли.
Ну, а я до девчонок охоч.
Вот соседская дочь – это дело другое.
Эта женщина прямо по мне.
Груди, талия, бёдра, лицо молодое.
Третью ночь её вижу во сне.
Да и возраст – что надо. Всего лишь шестнадцать.
Ей ещё лет пятнадцать цвести…
Но от этой, от этой-то как отвязаться?
Как мне эту-то тварь извести?
Да она для меня – словно гиря на шее!
Ненавижу за это её.
Пусть подохнет постылая, да поскорее!
Бог! Исполни желанье моё!»

И внезапно идея его осенила,
как проблему с женой разрешить:
«Объявлю-ка я всем, что она изменила,
и потребую суку казнить.
Ждёт её наказанье по нашим законам –
смерть под градом летящих камней.
Если будет фортуна ко мне благосклонна,
от жены я избавлюсь своей».

Удался план злодея. Жена его стала
воплощеньем измены для всех.
Вся деревня камнями её забивала
под безумный, раскатистый смех.
Её муж «благоверный», зажав свои уши,
всё скулил, как истерик и трус.
Он не ведал, что планы его уж нарушил
одной фразой своей Иисус.
«Кто безгрешен из вас – пусть бросает свой камень!» –
прозвучало, как грома раскат.
И убийцы, закрыв свои лица руками,
все тотчас отступили назад.

Ну а женщина встала, взглянула на мужа,
свой платочек с земли подняла,
лоб израненный им обвязала потуже
и вослед за Христом побрела.



КЛАВДИЯ

Всю неделю дурные предчувствия
не давали ночами заснуть,
а под утро в четверг стало грустно ей –
угораздило даже всплакнуть.

Ей на этой неделе привиделся
сон про то, как распят был пророк,
и про то, как на мужа обиделся
за его невмешательство Бог.

Сон про то, как Господне проклятие,
как клеймо, на Пилата легло,
и про то, как пророка распятие
на людей Божий гнев навлекло.

Она просто устала вынашивать
в сердце боль, и тревогу, и страх.
Наконец, стала мужа упрашивать:
«Жизнь пророка в твоих ведь руках.
Заклинаю тебя Божьим именем
от толпы его злобной спасти!
Прокуратор, за дерзость прости меня,
а его отпусти, отпусти!
Сон приснился мне вещий, пугающий
про пророка, что был осуждён.
Ты, Пилат, за вердикт свой решающий
Проклят был до скончанья времён».

А Пилат ей в ответ – с раздражением:
«Знаю я, о ком ты говоришь.
Но как быть с коренным населением?
Как ты им лютовать запретишь?
Твоего иудея несчастного
привелось мне сегодня судить;
не найдя ничего в нём опасного,
я собрался его отпустить.
Но куда там! Толпа озверелая
жаждет видеть распятье его.
Если только я это не сделаю,
приговор ждёт меня самого.
Император мне бунта народного
ни за что никогда не простит.
Он и званья меня благородного,
и чинов, и поместий лишит.
Ждёт невинного смерть неминучая.
Кстати имя его Иисус.
А причину тебе лишь озвучу я:
муж твой, Клавдия, всё-таки трус.



ПЛАТОК ВЕРОНИКИ

Мне часто снится по ночам,
как ты дрожащею десницей
в укор жестоким палачам
Ему бросаешь власяницу.
И из сырого полотна
вода по капелькам сочится,
взамен священного вина,
которым можно причаститься.
И превращается платок
в кровавый чёткий отпечаток,
чтоб мир лицо увидеть смог
того, чья смерть – за все расплата.



ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ

В тот миг, когда последний гвоздь
был вбит в запястье сына,
в Её сознанье пронеслось:
«Хочу, чтоб ливень хлынул,
смыл кровь, что у него на лбу
и на разбитых пальцах,
и озверевшую толпу заставил разбежаться,
прохладной влагой омочил
его сухие губы,
все эти раны залечил –
следы ударов грубых.
Устала Землю я держать
в натруженных ладонях.
Господь не станет возражать –
пускай в пучине тонет.
Жестокосердный этот мир
не заслужил спасенья!
Его единственный кумир –
страданье и мученье.
Они замучили того,
кто был ключом от рая.
Так пусть теперь за смерть его
пред Богом отвечают!
Я отпускаю шар земной:
пусть будет то, что будет!
А коли я всему виной,
Господь меня осудит.
Две горстки выжженной земли
(до них весь мир наш сжался)
в тот миг тихонько потекли
из тонких женских пальцев.

И грянул гром,
и хлынул дождь,
и ветер взвыл, бушуя.
И мир мгновенно стал похож
на каплю дождевую.
Была та капля тяжела,
как вся планета наша.
Всю твердь земную вобрала
в себя она, как чаша.
И по терновому венцу
наш грешный мир скатился,
а Он, подняв свой взор к Отцу,
за нас за всех вступился.



ЭПИЛОГ

(В ТОЧКЕ ИЗНАЧАЛЬЯ)

Дочитав через силу до сотой страницы
«Код Да Винчи» - бульварный роман,
я невольно подумал: «Мне всё это снится.
Что за чушь написал графоман!
Люди вовсе свихнулись: мужское начало
в светлом лике Джоконды нашли.
Мир – дырявый баркас – отвалил от причала,
от прибрежной полоски земли.
Обречён он тонуть посреди океана
без малейшего шанса спастись.
Как же так получилось, что вдруг «тараканы
в головах у людей завелись»?!
Ну, а может быть, дело – не в мыслях бредовых
(в них беды, может, нету большой).
Просто люди признать до конца не готовы,
что у них есть проблемы с душой.
Мы критерии качества жизни сменили,
ублажая лишь тело своё,
и в бесполого монстра себя превратили,
сделав признаком пола бельё!
Наши женщины стали сегодня похожи
на матёрых и сильных мужчин:
цепкий взгляд, молодёжная куртка из кожи,
«иномарка», зарплата и чин.
А мужчины в своём большинстве превратились
в мягкотелых и жирных червей.
Остаётся признать, что почти что лишились
они сути мужицкой своей.
Где их рыцарский дух? Нет его и в помине.
Не бурлит в них остывшая кровь.
Проститутки, порнуха, стриптиз заменили
им великое чувство – Любовь.
Либо ходят в обносках, смердя перегаром,
либо в офисных креслах сидят.
Женщин либо считают дешёвым товаром,
либо вовсе на них не глядят.
Человечеству больше работать не надо.
Труд теперь стал уделом машин.
Женский пол в наказанье (а может, в награду?)
не зависит теперь от мужчин.

Жизнь всё время приводит нам с вами примеры
женских жизненных «светлых путей»:
роли звёздные, деньги большие, карьеры
и всё реже – рожденье детей.
Дети либо совсем не бывают зачаты
(в дефиците пригодный самец:
молодой, не отравленный спиртом проклятым
и притом не последний подлец),
либо были жестоко абортом убиты
(ведь в тот месяц запарка была,
и директор сказал откровенно сердито,
чтоб другую работу нашла),
либо, месяц спустя от момента рожденья,
не сроднившись с мамашей своей,
были с лёгкостью отданы на попеченье
неродных, посторонних людей.

Спит Адам, и, увы, материнское чрево
опустело… Но вдруг повезёт
и когда-нибудь где-нибудь новая Ева
с ветки яблоко снова сорвёт?!
Теги:
27 August 2008

Немного об авторе:

Врач, Член Союза Писателей РФ. Автор двух научно-фантастических романов и двух поэтических сборников... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Оглянись и задумайся!..
ТЕБЕ...
Восхождение...

 Комментарии

Комментариев нет