РЕШЕТО - независимый литературный портал
Lecker Alex / Юмор

Канадская любовь.

49 просмотров

Канадская любовь.

   (пособие для желающих уехать в Канаду)

(Рассказ написан по реальным событиям. Любые совпадения не случайны!)

  

   1

   -И напоследок я ему так и сказала: можешь валить к своей еврейской мамочке. Кому ты на хрен такой нужен, шпендик занюханный и как там это... Шлымазл! - Люба гневно закончила свой рассказ, подхватила налитую до краев рюмку водки и чокнувшись со своей подругой Жанной подвела жирную черту под получасовым монологом, - все мужики гады!

   -Да, козлы не дорезанные,- Жанна пригубила только чуть-чуть, для компании, - вот и мой такой же шимазл.

   -Шлымазл, дура, - Люба скривила пренебрежительную гримасу, которая почти не испортила ее милого лица, - и вообще, кто тут из нас еврейка ты или я? Могла бы язык предков выучить. И чего ты опять не пьешь? Вот же нация трезвенников...

   -Ну знаешь что,- Жанна решительно поднялась, - я пойду, мне еще на ужин кое-чего купить надо.

   Люба подняла на нее помутневшие глаза и вдруг как-то сникла, после чего закрыв лицо руками громко по-бабьи разрыдалась.

   -Прости Жанночка, прости меня дуру...

   -Ну ты чего,- Жанна обняла подругу,- тоже повод нашла.

   -Леня ушел... А я-то думала что... что больше не уйдет, -и Люба зарыдала пуще прежнего.

   Леня уходил уже третий раз и что самое обидное не к другой женщине, а к своей маме, которая лучше всех готовила, лучше всех гладила ему рубашки и самое главное не заставляла его на себе жениться. Через пару месяцев Леня возвращался, виновато смотрел в глаза, просил прощения, говорил что-то о высокой любви и оставался. С его приходом в Любином холодильнике рассцветало изобилие. На столе начинали появляться свежие цветы, пусть даже и за 5дол. букет (в конце дня в соседском супермаркете частенько распродавали за бесценок залежавшийся товар), но как-никак все же живые цветы и внимание. Они ходили на концерты звезд российской эстрады и вместе смотрели русские фильмы из "русской" видиотеки. Леня брал частенько десятилетнего Антона к себе в мастерскую и учил его ремонтировать всякую мелочь. Когда они возвращались домой, глаза сына радостно сияли и он взахлеб рассказывал как тяжело было починить то или другое приспособление, и как дядя Леня удивился что у него все получилось. И Любе было так хорошо и спокойно. В свои 32 года она искренне думала что жизнь удалась, а дальше будет еще лучше. Вот только то, что Леня не делал ей предложение, просто выводило ее из себя. Люба пыталась бороться с этим, но ничего не могла с собой поделать. Она начинала намекать что хочет совместного ребенка, но от мужа, а не от сожителя, что ей не удобно на работе, перед подругами, перед сыном, но все было напрасно. Леня только отшучивался. Тогда она начинала угрожать, закатывать продолжительные скандалы, кричать что он живет на ее жилплощади и здесь ему не дом терпимости... И что он за человек вообще?! Не выпьет по-мужски как все, не даст ей между глаз, если обидится... Размазня какая-то, а не мужик... И 37-летний Леня уходил к маме, которая лучше всех готовила, лучше всех гладила ему рубашки и самое главное не заставляла его на себе жениться.

   Со своей лучшей подругой, Жанной, Люба Сергеева познакомилась на курсах английского языка в первый месяц эммиграции в Канаду. У них нашлось много общего, помимо стандартных эмигрантских проблем. Сыновья примерно одного возраста, обе терпеть не могли этот "поганючий" английский и этих "оканадонившихся" русских эммигрантов, которые зубрили этот самый "поганючий" язык, вставляли английские слова в свою речь и иногда запнувшись, и изображая нечеловеческую работу мысли снисходительно говорили: Простите, я забыл как это по-русски. Они обе ничего не читали, кроме объявлений о скидках и распродажах и самое главное мечтали встретить мужчину своей мечты! Высокого, богатого, веселого, не жадного... А главное высокого, ну и конечно же богатого... М-да. Да, да, конечно же высокого, а иначе зачем все это, если не высокий. Ну какая же любовь если мужчина не высокий? Или лысый... Ерунда какая-то, даже не смешно совсем. Ну допустим богатый, но не высокий, то пусть дает свои деньги, и уходит, не мешает высокому, у которого этих денег нет. Ведь все так просто и ясно... Пока же мужчины их мечты не было, они с удовольствием ругали своих мужей за "безрукость", тупость, неряшливость, отсутствие инициативы, безденежье и опять таки за не знание этого самого "поганючего" английского.

   Выглядели они обе очень даже привлекательно, всегда с маникюром и на каблуках. Жанна брюнетка, а Люба блондинка. Хоть спортом обе никогда и не занимались, но все время сидели на каких-то модных диетах (кремлевских, цитрусовых, морковных, очищающих и тд). Жанна частенько в окружении женщин любила поплакаться на свое здоровье и тяжелую жизнь. Люба же наоборот, любила чуть-чуть преукрасить и похвастаться.

   Через пол-года после приезда в Канаду Любын муж, Виктор Сергеев, уехал в Россию открывать какой-то продуктовый бизнес, да так и исчез. Точнее вначале они вместе с Жанниным мужем планировали открыть "крутой" бизнес. Даже стали писать устав будующей фирмы, в котором первым пунктом стояло: Не брать на работу людей, не владеющих русским языком. Но дальше попоек и долгих обсуждений дело так и не сдвинулось. Жанна, сразу же сообразившая чем все это пахнет, отправила мужа учиться на дальнобойщика, а Люба проявила мягкость - вот и исчез ее "бизнесмен" Витя Сергеев. В их родном Челябинске его точно не было, тк Любина школьная подруга работала в паспортном столе и цепко держала "руку на пульсе". Люба даже ездила в Российское Консульство и говорила с каким-то подвыпившим мужичком, который нагло усмехаясь и нещадно матерясь посоветовал ей жить на Родине, а не искать по заграницам "жирный" кусок, который кое-кому поперек горла станет! И в России вон сколько матерей-одиночек и никто еще не умер, а даже наоборот, детки здоровые и счастливые. Не то что в этой Канаде, где у каждого второго ребенка аллергия. И тут ей Российское консульство, а не проходной двор и у него и так много работы и с каждой (тут он сделал паузу) с позволения сказать озабоченной он просто не имеет право сидеть и лясы точить!

   -Езжайте в свой Челябинск, идите в милицию и пишите там заявление. Все! - категорично закончил разговор зам. Консула на последок дыхнув на Любу густым перегаром, от которого она, за время проведенное в Канаде, уже успела отвыкнуть.

   Сергеев пропал, денег почти не было. Оформить социальную помощь было тяжело, тк официально Люба была замужем, да к тому же еще и не гражданка Канады. Пришлось идти на упаковочную фабрику, за минимальную зарплату укладывать восемь часов в день тюбики с зубной пастой. Благо Жанна, пока ее муж водил большегрузные грузовики и уезжал постоянно на три-четыре дня, открыла на дому подпольный детский сад и платы с подруги пока не брала. Через год Любу Сергееву признали матерью-одиночкой и поставили на гос. довольствие. Она тут же бросила работу упаковщицы и пошла на курсы бухгалтеров, по окончании которых ей очень повезло довольно быстро устроиться. Зарплата была опять минимальная, но все-таки не восемь часов стоять возле конвейера, плюс перспективы, да и за квартиру платило государство. Не до жиру, но жить в общем можно. 400дол. за садик Жанне, 500дол им с Антоном на питание, ну там еще счета разные за телефон, электричество и пр, даже можно долларов 100-200 в месяц на себя потратить.

  

  

   2

   Через несколько дней после ухода Лени неожиданно зашла Жанна.

   -Ну, успокоилась? - Жанна покосилась на полу-завявший букет на столе.

   -Да так... Муторно как-то.

   -Ну? Не звонил?

   -Нет.

   -Ну и хрен с ним. И что ты в нем такого нашла. Ты из-за него даже высокие каблуки не могла одеть, а он, гад, этого вообще не ценил. Слушай, Сергеева, а может тебе работу поменять? И зарплата может быть побольше будет и встретишь может кого.

   -А работу зачем менять-то? Ко мне вон вчера хозяин рыбного магазина подкатил...

   -Семен?! Он же шпендик, метр с кепкой!

   -Ну, сантиметров на десять наверное выше меня... - робко вставила Люба.

   -Да не смеши ты меня! Ты вон каблуки одела и вы с ним одного роста. Народ на улицах оборачиваться будет. Позорище! Короче так, слушай сюда. У меня клиентка, дочке три года, работает бухгалтером в большой компании. Обещала посодействовать. Завтра дашь мне свое резюме, я ей передам и...

   -Да зачем...

   -Все! Ничего не хочу слушать. Завтра не будет резюме - обижусь!

   С этого-то перехода все и началось. Мужчина ее мечты оказался Любиным непосредственным начальником. Звали его Пол Макмайер. Это был двухметровый блондин, лет эдак 35-ти, веселый и простоватый парень, который громко разговаривал и очень заразительно смеялся. Шутки (целых пять штук), которые он рассказывал с большим воодушевлением, в офисе знали даже уборщицы, которые не в пример его подчиненным, давно уже им не смеялись. Но начальство его ценило за дружелюбие, аккуратность, умение ладить с клиентами и просто как безотказного парня с которым легко. У него всегда было хорошее настроение и всякие там проблемы о глобальном потеплении, инфляции или войны в Ираке его никогда не интересовали. На работу он всегда приезжал в костюме и в галстуке, гладко выбритым и на новеньком "Лексусе". На его рабочем столе стояла большая семейная фотография, на которой вся семья Макмайеров не стесняясь показывала преимущество канадских стоматологов над русскими. На коленях Пола сидела улыбающаяся жена, а по краям стояли сын и дочь младшего школьного возраста. От всех так и веяло благополучием и беспроблемностью.

   Кто-то научил Пола нескольким русским словам: Спасибо, хорошо и красавица. В общении с Любой Пол старался всегда их употребить, причем делал это не всегда к месту, что вызывало у Сергеевой искренний смех. Пол тоже заразительно смеялся вместе с ней и всегда говорил одну и ту же фразу: Вы Люба должны давать мне частные уроки русского, а я вам английского.

   -Ну что вы Пол, - Люба кокетливо улыбалась, - вы уже русский почти что выучили, не то что я этот ваш английский.

   Лицо Макмайера делалось серьезным и он долго говорил как он сочувствует новым эммигрантам, что он прекрасно понимает как тяжело выучить иностранный язык, и как ему тяжело было в школе с французским и что кроме "мерси баку" он толком ничего и не помнит. Любе было дико интерестно за что Пол так благодарен столице Азейбаржана, но так и не решелась об этом спросить.

   Где-то через месяц Пол предложил подвезти Любу домой, тк был гололед и транспорт ходил плохо. Ну кто бы отказался? С начальником, на Лексусе, как в сказке... На удачу, накануне Люба сдеала пирожки с мясом и в знак благодарности предложила зайти и попровать настоящую русскую еду. Как перевести слово "пирожок" Люба не знала и сбивчиво стала объяснять на плохом английском что это такое тесто с мясом внутри и что это очень вкусно. Заинтригованный Пол согласился. Ну а дальше все как-то само-собой и произошло, и английский им совсем не помешал, и пирожки остались не тронутыми.

   Очень скоро отвозить Любу домой после работы стало традицией. Сослуживцы поговорили малость, поперемигивались, да так потихоньку и привыкли.

   Люба же старалась как могла. Готовила ему всякие разносолы, старалась чтобы Антона с пяти до семи не было дома, никогда не спрашивала о жене, только о детях. На работе почти не заходила в его кабинет, чтобы не ставить Пола в неудобное положение перед начальством, которое прекрасно знало об их связи (спасибо Жанне за совет). Была ласковой, нежной и безотказной как автомат Kалашникова. Чтобы Пол не заподозрил что говорят о нем в его присутствии, женщины между собой называли его "Потолок". Опять же Жанна придумала, для конспирации.

   И вот наконец ЭТО случилось... Через три месяца после начала их связи Люба услышала нетерпеливый стук в дверь. Так обычно стучала милиция в ее родном Череповце. Было уже начало двенадцатого и она никого не ждала. "Может быть Сергеев вернулся?"- промелькнуло у нее в голове. В дверях стоял Пол и как-то нервно-гордо улыбался.

   -Я ушел от жены, ей кто-то рассказал о нас. Она cказала чтобы я сделал выбор, - начал он без предисловий, - я люблю тебя, Люба. Давай поженимся. Ты согласна?

   Люба опешила. Все произошло так быстро, как в сказке. Ей даже не пришлось намекать о перспективах на будующее, поддталкивать его к принятию решения, без хитроумных планов, которые они часами обсуждали с Жанной на кухне, не говоря уже о том чтобы брать Пола, как Леню, за горло. Счастье упало на нее как выигрыш в лоторею, как наследство от американского дядюшки, о котором она только слышала. Пол взял ее за руку и перевел в другое измерение на той же планете, где не считают каждый цент, где люди ездят на работу в хорошей машине и им плевать на погоду, где говорят на английском легко и без акцента, где нет это придурка Сергеева и этого мямли Лени. В этом мире все по-другому - и яблоки зеленее, и помидоры краснее, нет старых и больных, все мужчины высокие и богатые, никто никого не обманывает и все счастливы.

   -Прямо сейчас? - промямлила Люба, лихорадочно вспоминая куда она дела свой Российский паспорт. Она вдруг представила как ее будут называть мисс Макмайер и голова пошла кругом, и какие-то темные облака начали застилать свет перед глазами, ноги ее подкосились и обессиленная, без сознания, она рухнула в объятия Пола.

   Пол переехал на следующий день. Но до настоящей свадьбы было еще далеко. По Канадским законам если есть дети, то прежде чем развести семейную пару, неоходимо пройти так называемый "Separation" (раздельное проживание супругов перед разводом) в течении полугода. Расчет на то, что если решение о разводе было эмоциональным, то суд дает время пока страсти улягутся, супруги помирятся, и самое главное, дети не пострадают.

   -Эти пол-года, мать, забудь про головную боль, плохое настроение и даже месячные,- наставляла Жанна подругу, - распишешься, отдохнешь. Пол-года срок не маленький. По детям начнет скучать, думать всякое... стоило-не стоило. Знаешь, хлопнуть дверью это быстро... И жена его может там успокоиться, погулял мол и хватит. Мужик-то красавец, как глянет на меня сверху, аж все внутри так и просит... Э-эх, везучая ты Любка, я бы такого мужика ни за что бы не отпустила. А в постели он как? На высоте?

   -Да как все, а чего там... Мужик как мужик.

   -Ну-у... канадец все же... А вы с ним по-английски калякаете когда спите?

   -Нет, на узбекском... Что за идиотские вопросы?

   -Да, Любаша, я тут какое-то длинное письмо получила, попроси своего канадона перевести.

   -Только пока он переводить будет чтобы ты ему глазки не строила, как в прошлый раз. Хорошо что до него как до жирафа доходит. Через час после твоего ухода вдруг спрашивает: Мне насчет Жанны показалось?

   -Да ты что, Любаша? Я ж без всякой задней мысли. Ты же знаешь, у меня манера такая... И вообще я себя опять хреново чувствую. И печень чего-то шалит.

   -Знаю я твою манеру, но с Леней почему-то этого не было. И с Сергеевым тоже! Короче, оставляй письмо, я тебе после перезвоню.

   Да, жизнь у Любы стала другая. Она и без Жанны понимала что надо потерпеть, не сорваться. Что на пол-года она застряла в проходе между двумя измерениями и этот светлый мир, который уже стал виден на горизонте, может исчезнуть как мираж. A ей уже 33, и это ее реальный шанс уйти в другую лигу и начать новую жизнь. Да в общем-то эта новая жизнь уже почти началась. На работу и с работы она ездила в новеньком Лексусе. Благодаря Полу ее английский значительно улучшился и она очень редко запиналась, пытаясь подобрать нужное слово. Идя в ресторан она наконец-то! могла позволить себе одеть 15-ти сантиметровые каблуки, при этом Пол все еще был выше ее на голову. Наступло лето и они втроем ездили на озеро купаться. Высокие клены подходили к самой воде, давая густую тень, вода была прозрачная и холодная. Антон с удовольствием кидал камни в воду, наблюдая за разбегающимися кругами... Пол постоянно повторял как он счастлив, что он давно читал что русские женщины самые лучшие, но не мог поверить что настолько.

   -Ты только с разводом не тяни, - шутила Люба.

   -Я сделаю все, чтобы ускорить процесс, - всегда серьезно отвечал Пол.

   -Я знаю, знаю, - Люба нежно улыбалась и влюбленно смотрела на свои два метра канадского счастья.

   Пол-года пролетело довольно быстро и уже была известна дата бракоразводного процесса. Леня звонил несколько раз, умолял встретитья. Люба только смеялась в ответ. Слава Б-гу Пол не понимал по-русски. Последний раз он позвонил поздно вечером, будучи явно "на веселе", чего раньше ни разу не было. Он плакал, просил прощеня и предложил расписаться прямо сейчас.

   -Эх, Ленечка, Ленечка... Хороша ложка к обеду, - назидательно отрезала Люба и повесила трубку. Потом, правда, пожалела что так грубо поговорила. Не чужой ведь. Да и любила она ведь его... Ну ведь сам же виноват! Что за прблема расписаться?! Э-эх, да ладно... Чего уж там.

   Денег на адвоката у Пола не было, да и как он не раз говорил Любе :" Что я, в самом деле, против своих же собственных детей буду адвоката брать? Да и жена все ж таки не чужая, хоть я ее уже и не люблю".

   -А Жанна советует взять... Говорит что могут без штанов оставить,- пыталась спорить Люба.

   -Ну что ты, - добродушно смеялся Пол, - тут тебе не Россия, штаны никто не забирает. А Жанна твоя пусть для начала хотя бы английский выучит.

   Ну что тут скажешь? Ведь правильно. Он же все таки канадец, ему лучше знать. В Канаде ведь все по-другому... цивилизация.

   В день суда Пол взял выходной, гладко выбрился, одел свой любимый кремовый костюм с белой рубашкой и шелковым галстуком и отвез Любу на работу. Он был в приподнятом настроении и перед тем как Люба захлопнула дверь весело крикнул.

   -Дорогая, не планируй ничего на вечер, мы идем в ресторан, надеюсь я уже буду свободен!

   Люба давно не помнила такого длинного дня, считая бесконечные минуты и механически заполняя какие-то бумаги. Взгляд ее растеряно возращался на телефон в углу стола, а стрелки настенных часов, как назло, почти не двигались..

   Пол позвонил за час до окончания работы. Голос его звучал бодро и счастливо.

   -Дорогая, я свободен, выходи. Едем отмечать.

   -Мне же еще час...

   -Не волнуйся, я уже позвонил президенту и предупредил. Джим все знает и искренне рад за нас. Он передавал тебе свои поздравления. Надеюсь ты еще не передумала выйти за меня замуж?

   -Посмотрим на ваше поведение господин Макмайер,- кокетливо ответила Люба, и они оба искренне и счастливо рассмеялись.

  

  

   3

   Люба выпорхнула из дверей фирмы, как бабочка на свет, широко раскинув руки, словно крылья перед полетом. Просмотрев стоянку, но не найдя их Лексуса, она не стала возвращаться к центральному входу, а осталась стоять на пешеходном островке рядом со стоянкой, повернув к яркому солнцу улыбающееся лицо.

   Некоторые из въезжающих или выезжающих автомобилей игриво сигналили, наивно пытаясь привлечь к себе ее внимaние. Она и вправду была хороша. Стройная блондинка, на высоких каблуках, в развивающемся красном платье, знающая себе цену и имеющая надежные тылы. Порывы ветра обнажали ее стройные загорелые ноги еще больше придавая ей сходство с Мерлин Монро. Вот ей посигналил водитель темно-зеленого Вольво, по виду какой-то араб, а вот из серебристого Мерседеса усердно подмигивал бородатый бугай, поднимая вверх большой палец. Особенно усердно сигналил ей старенький поцарапанный Форд из дальнего угла стоянки. Обычно на таких потрепанных машинах ездили молодые ребята, покупая их с первой зарплаты в каком-нибудь "русском" или "арабском" гараже. Люба добродушно посмотрела на не унимавшийся Форд и подумала: "Подрасти сначала, малыш, заработай хотя бы на Мазду, а потом уж будешь взрослым тетям сигналить."

   Но старенький Форд все не унимался, более того даже начал мигать фарами.

   "Вот ведь какой настырный мальчик" - усмехнулась Сергеева поправляя упавшую на лоб прядь волос. Но тут двери Форда открылись и оттуда с букетом цветов вылез Пол.

   Сказать что Люба лишилась дара речи все равно что сравнить ее родной Челябинск с Нью-Йорком. Да выйди из машины живой Карл Маркс, держащий в руках "Капитал" вместо цветов, она бы удивилась гораздо меньше.

   -Мадам, - галантно наклонился улыбающийся Пол, протягивая ей цветы, - в каком ресторане желаете праздновать?

   -Где Лексус? - только и смогла выдавить из себя Люба потихоньку начиная приходить в себя.

   -Жена забрала. Это был подарок ее родителей, поэтому я особо и не настаивал.

   -А это что за гавно на палочке? - Люба зло кивнула на поцарапанный и местами подмятый Форд.

   -О! Это я купил сразу после окончаня колледжа, - воодушевленно начал Пол, - но она еще ого-го! Только кондиционер надо починить и коробка передач стала подстукивать последний год. Мне жена давно уже жаловалась...

   -Бывшая...

   -Что бывшая?

   -Жена бывшая!

   -Ну да, конечно, - Пол наконец почувствовал что что-то не так, - С тобой все в порядке?

   -А почему нельзя было взять нормальную машину в лиз (аренду)?

   -Я уже думал, дорого получается.

   -С каких это пор ты стал деньги считать?

   -Ну-у, мне ведь еще алименты платить надо жене и детям. А в чем проблема?

   -Жене?! Что ты сказал?! Повтори! Жене?!

   -Люба, но это такие наши канадские законы. Если жена не работает, то...

   -То что? Что?! - Люба была прекрастна в гневе и Пол просто любовался ей, еще не понимая что на самом деле происходит, - Интерестное кино вырисовывается. Ну, ну, ну, рассказывайте дальше, господин Макмайер.

   -Может быть поедем в ресторан...? Чего мы это тут на стоянке совещание устроили, - не уверенно промямлил Пол.

   -И сколько же эти твои алименты будут мне стоить?

   -Ну там, ээ-э... Детям по 1,200$ и жене 800$... Зато по ипотечной ссуде платить не надо, дом остается жене, - радостно закончил Пол.

   Не смотря на не любовь к математике, за годы, проведенные одной, Люба очень хорошо научилась считать и ценить деньги, с трудом сводя свой скромный семейный бюджет, благодаря контролю за каждым центом.

   -Значит так, мистер Макмайер, - Люба широко расставила ноги и уперлась руками в бока, как немецкий надзиратель концлагеря из советских патриотических фильмов, - дети 1200$ плюс 1200$, теперь бездельница женушка 800$ - итого 3200$. А вы, сэр на вас, зарабатываете после налогообложения чуть больше четырех. Так, так, так. Значит домой вы будите приносить 800$. Весело! Значит я, женщина, буду приносить домой две тысячи, а этот бугай...

   -Ну, у меня же еще премии иногда бывают...,- пытался что-то мямлить новоявленный холостяк, - ты тем более сама говорила не тянуть с разводом.

   -В ресторан он меня зовет! Да ты просто чмо двухметровое!

   -А что такое чмо? Это по-русски?

   -Чмо, это ты! Жанна говорила тебе взять адвоката? Я тебя придурка спрашиваю, говорила?! А ты что мне плел? Она мол дура, даже английского не знает! А сам то ты что кроме своего поганого английского знаешь? Нарядилось чучело в костюм за 500 баксов, напялило галстук и поперлось на суд. Что вы тут русские понимаете?

   -Но я ничего не мог сделать... Ведь развод это была моя инициатива...

   -Да ты должен был взять адвокта, прийти на суд в рванной футболке и потертых джинсах, говорить что твоя будующая жена уже беременная, что ты бедный и несчастный, болеешь СПИДом и на 500 баксов каждый месяц покупаешь лекарства. Да это же дважды два равно четыре! Или скажешь что это пять, потому что я хуже знаю английский?!

   -Извини, я был не прав, - Пол уныло смотрел на носки своих двухсотдолларовых ботинок, - я и не думал что ты так расстроишься из-за этой чертовой машины.

   Люба вдруг почувствовала как дико разболелась голова, наверное потому что поднялось давление или перенапряглись нервы? А может быть это яркое солнце, так как они выясняли отношение на стоянке. Навалилась внезапная усталость, страшно захотелось спать, какие-то флюоресцентные круги поплыли перед глазами.

   -Тебе плохо? - испугался Пол, - поехали домой.

   -Хорошо, - как-то вяло ответила Люба и на ватных ногах пошла к машине, по дороге уронив букет свежих роз на пыльный асфальт.

   В машине было жарко, даже с открытыми окнами. Мелкий пот предательски выступил на лбу и противно щекоча щеки и нос катился вниз, капая на любимое красное платье, оставляя темные грязные пятна.

   "За что мне все это?! - неслось в ее раскалывающейся от боли голове, - что я такого сделала? И на хрен мне упала эта Канада с ее английским и постоянной борьбой на выживание. В Челябинске у меня была квартира, машина, друзья, родственники, муж, работа, родной язык... Да пропади они все пропадом! Я что, убила кого-то?!"

   Сидевший рядом и подавленный Пол что-то не уверенно бубнил о будующем, пытаясь как-то ее успокоить. Просил объяснить что собственно произошло и почему она так сердится. Ну как Люба могла объяснить этому не пуганному двухметровому суслику из вальера что для "русских" машина является статусом в обществе, визитной карточкой благополучия, мерилом успеха. Коренные канадцы никогда не понимали зачем покупать дорогую машину, при этом живя на съемной квартире, работая за гроши и покупая вещи в "second hand". Как она могла объяснить ему что он оказался только красивой оберткой от шоколадной конфеты, лишь сжав которую понимаешь что она пуста. Что кроме этой обертки, все еще хранящей запах шоколада, давно уже ничего нет. И как когда-то в детстве конфета давно уже съедена и обида мутной волной поднимается откуда-то из глубин души, и слезы душат пересохшее горло, и такое сильное желание отомстить... Какая уж тут на хрен новая жизнь. Коридор перехода в другое измерение оказался очередным тупиком, где потоптавшись возле глухой стенки, повозмущавшись и потопав ногами, все равно возвращаешься назад, ругая себя за безвозвратно потерянное время и впустую потраченные нервы.

   Люба отрешенно смотрела вперед, совсем уже не замечая текущих ручейком слез, которые смешиваясь с потом, все так же продолжали капать на ее любимое красное платье.

  

  

   4

   Вечером, отоспавшись и немного прийдяв себя, Сергеева с тяжелым сердцем пошла к Жанне за советом.

   -Ты куда? Уже почти одинадцать, - удивился Пол.

   -К Жанне, - коротко бросила она.

   -А что завтра нельзя сходить?

   -Тебя забыла спросить, - буркнула Люба уже в дверях.

   Жанна жила в соседнем доме. Вообще-то было уже поздно и надо было бы позвонить, но ей так хотелось побыстрее уйти из дома, что она как-то об этом и не подумала. Вернее Люба об этом подумала лишь идя по длинному коридору от лифта. Вдруг дверь Жанниной квартиры сама отворилсь и из нее вышел... ее Леня.

   -Ты?! От Жанны?! Да что это за день такой сегодня...

   -Да у нее, это, ну-у, эта, кран потек. А муж только завтра возвращается... Ну и это, попросила помочь... меня... Вот.

   -Ну и как, устранил течь?

   -Да, порядок...

   -А инструменты твои где?

   -Где, где... В трубе! Я тебе вообще ничего не должен! Привет лучше передавай своему канадону, - наконец пришел в себя растерявшийся от неожиданной встречи Леня и обойдя опешевшую от всех сегодняшних событий Любу, решительно направился к лифту.

   Идти к Жанне уже не было никакого желания.

   "Вот так подруга, ну и зараза, - кипела Люба по дороге домой, - а я-то ей все рассказывала! Делилась на свою голову, блин! Вот тебе и доделилась! Может быть и Пол к ней ходил? А может быть даже и мой пропавший Сергеев...С нее станется!"

   Вернувшись домой Люба нехотя поплелась в спальню. Пол уже спал. Чтобы не разбудить его она тихонечко разделась и нырнула под одеяло, надеясь не разбудить Пола, который на самом деле только притворялся.

   -Дорогая, - нежно начал Пол, обнимаю Любу, - дай время, все наладится. Я же люблю тебя, поэтому все будет хорошо, - с этими словами он попытался лечь не нее сверху.

   -Оставь меня в покое!- резко ответила Люба, отбросив возбужденного Пола на место,- Я тебе не скорая сексуальная помощь, а не нравится - никто тебя не держит! - и повернувшись к стене она тихо заплакала.

   Ей снился Леня и Жанна, идущие под венец. Жанна на высоченных каблуках и коротком белом платье, вся такая нарядная. Справа идет Леня в потертых шароварах и тапочках, кряхтя и потея тяжело несет тяжелый чемодан с инструментами. Слева идет Жанинн муж, водила большегрузных грузовиков, который вдруг стал ниже Лени. Они подходят к Любе такие счастливые и веселые...

   -Привет Любаша, - как к ребенку наклоняется к ней Жанна, которая вдруг стала очень высокой и почти касается потолка.

   -Зачем тебе эти коротышки? - недоумевает Люба.

   -А у меня всякие есть. Пол, например, высокий - он для любви, Леня пускай ремонтирует...

   -Так ты за моего Пола выходишь?!

   -Я за всех выхожу. И за Витю Сергеева твоего, и за Антона, за всех... Ха-ха-ха...

   Ее cмех становится все сильнее, окружающие ее мужчины тоже задорно смеются и наперебой пытаются обнять Жанну. Их становится все больше, а смех все громче. И даже ее сын, Антон, тоже бегает вокруг Жанны и заливается сехом. Люба, испугавшись, оборачивается, пытаясь найти поддержку у окружающих, и видит что сзади никого нет, она стоит совсем одна и улицы абсолютно пусты и до боли знакомы. Так это же ее родной Челябинск! Конечно, вот же старый металлургический комбинат недалеко от дома, протяжный гудок которого будил ее каждое утро. Но не идет уже разноцветный дым из его труб, только резкий звук гудка все громче и громче звучит в ее ушах, пересиливая идиотскй мужской смех. Гудок становится все сильнее, давит на перепонки и уже нету сил терпеть...

   Люба проснулась. Настойчиво звонил старенький телефон разрывая тишину ночи.

   -Да, - сквозь остатки сна ответила Люба.

   -Здорова мать. Не ожидала?!

   -Кто это?

   -Ты че, спишь там? Муж законный.

   -Сергеев?!! Витя?! Откуда?

   -Из Владивостока. Как ты там, как Антон?

   -Что случилось? - недовольно скривился заспанный Пол.

   -Ничего, спи спокойно, я на кухню выйду...

   -Че ты там сейчас на бусурманском пробубнила? Я же английский не знал, не знал, да и забыл. Ха-ха-ха, - Сергеев с удовольствием засмеялся собственной шутке.

   -Чего ты ржешь, скотина! Где ты был эти три года?! - Люба грубо оборвала его самодовольный смех, точно такой как во сне.

   -М-мм. Прости, Любаня, не красиво, конечно получилось...

   -Что?! Не красиво?! Что ты мелишь, дебил! Не красиво... Да ты подонок, сволочь, дрянь... Ты бросил меня одну с ребенком в этой гребанной Канаде! Подонок, подонок, скотина... Не красиво?! Да ты знаешь сколько я дерьма сожрала за эти годы?!! Через какие унижения прошла, чтобы у сына было что поесть и что одеть? Сколько я... Да ты..., ты даже..., - Любын голос задрожал и уже не в состоянии продолжать разговор, захлебываясь в праведном гневе и безграничной жалости к себе, она разрыдалась, безвольно выронив телефон из рук.

   Пол и проснувшийся Антон испуганно смотрли на нее, лишь иногда переглядываясь и пожимая плечами.

  

  

   5

   Жанна позвонила следующим вечером.

   -Привет Любка. Чего не перезваниваешь? Я тебе вчера пять раз звонила! Ты что это там, мать, зазналась?!

   -Я чувствовала себя не очень...

   -Ну?

   -Что?

   -Тебя уже можно поздравить?

   -Тебя тоже можно поздравить...

   -Господи, а меня-то с чем?

   -С Леней...

   -Э-ээ, а-a, м-мм, да. А че за проблема? Ревнуешь, как собака на сене.

   -Нет, просто кто-то все время на здоровье жаловался: что у нее голова болит, давление, печень...

   -Ну народ! Один здоровый орган и то позавидовали! И дался тебе этот Леня! Ты ж его сама прогнала. Короче, Сергеева, рассказывай, не морочь голову.

   -А чего рассказывать. Пол в полном дерьме, ну и я с ним заодно. Ночью звонил Сергеев. Зачем не знаю. Хватит для начала новостей?

   -Та-ак, понятно... Сиди дома, уже иду. Не вздумай только мне там в окно выброситься пока все не раcскажешь.

   Жанна примчалась через несколько минут в домашнем халате и тапочках, чего обычно никогда себе не позволяла. Выслушав сбивчивый получасовой Любин рассказ, она задумчиво откинулась на спинку стула.

   -Сергеев не зря звонил. Ему что-то от тебя нужно.

   -А с Полом чего делать?

   -Ой, да твой этот канадский шимазл, вообще тебе никто. Дала ему коленом под зад и пусть катится к своей расчетливой женушке. Итак "на дурaчка" пол-года тебя имел. А то попривыкали тут на дармовщинку русскими бабами пользоваться. Тоже мне Пол - пол зарплаты на стол!

   -Если бы пол-зарплаты, так ведь получается, Пол - всю зарплату на стол!

   -Во-во. Я все равно не могу понять, с какого рожна надо его жене алименты платить. Ты его спрашивала?

   -Говорит у нее же дети...

   -А у тебя что?! Щенок?! А если ты завтра родишь от него еще одного ребенка? Тебе тоже алименты заплатят?

   -Кто заплатит?

   -Кто-кто, да Потолок твой...

   -Какой потолок?

   -Ну Пол этот безмозглый. Уж не Сергеев твой, это точно! С наших мужиков чего возьмешь-то.

   -А куда же он жить пойдет? Ему ведь даже на съем квартиры не хватит.

   -А раньше надо было думать. Как детей шлепать, так пожалуйста, как любовь с иммигранточкой крутить, да еще и на полном пансионе - так это мы первые. Голоштанник на чужом Лексусе! Ты лучше о себе подумай, да об Антоне. А этот кобель не пропадет, не волнуйся. Вот Витек твой не зря звонил. Задницей чую! Ему что-то от тебя нужно. Вот же свинья!

   -А что ему может быть нужно? Захотел вдруг начать алименты платить?

   -Ха! Вот это пошутила. Подожди-ка... Прошло больше трех лет после его отъезда?

   -Ну-у... Где-то так.

   -Не где-то так, а давай напрягайся. Мне точно надо.

   -Сейчас июль, а он вроде в апреле уехал... Точно, в апреле сразу после моего дня рождения.

   -Тогда все ясно. Его в страну не пускают. Если более трех лет не будучи гражданином отсутствовал - лишаю вида на ПМЖ.

   -Слушай, точно! Я ж совсем забыла. Ну ты Жаннка голова. Ну и чего он тогда хочет?

   -Чтобы ты ему спонсорство сделала, как жена.

   -С какой такой радости? Мало мне тут нахлебников, так еще и этот мудозвон припрется. У меня же шея не резиновая...

   -А может у него какой другой интерес есть. Хочет Антона выкрасть.

   -Да ты что?!

   -А то! Я вон на прошлой неделе сериал один смотрела, точно твоя ситуация. Ребенка украли, жену убили и концы в воду. Все равно чувствую что не чисто тут что-то.

   -Ну Жанна, короче, что делать?

   -Значит так. Первое, ждем звонка Сергеева. Если звонит, молчишь, пусть сам рассказывает что мол и как. Где был, что за планы и пр. И трубку не вздумай бросать, не маленькая уже! И никаких ему обещаний. Скажешь мол подумать надо. Ясно?

   -Да ясно, ясно. А что второе?

   -Второе, хм... второе. Второе я пока еще не придумала...

   -А с Потолком чего делать?- Люба с надеждой посмотрела на главного семейного консультаната, в тайне надееясь что получит отсрочку.

   -Прямо сегодня и выгонишь. Позовешь его, поставишь чемоданы и скажешь что гостиница "все включено" закрывается, садитесь дядя в Форд ваш задрипанный и ветер вам в спину. Даже повод искать не надо. Он все равно мудак. Ни образования, ни мозгов в голове, ни денег в кошельке. Вернется он к детишкам своим и вот увидишь само все рассосется помаленьку. А ты меньше переживай голуба. Тоже мне Мать Тереза в иммиграции. А вдруг Сергеев вернется? А ты тут с Потолком кувыркаешься...

   -А вдруг не вернется?!

   -Вот и спроси его когда позвонит. Какие его планы.

   -Ну и насоветовала. Ну спасибо. Потолку под зад, Витек не вернется, ты там моего Леню втихоря утешаешь, а я что? В моностырь или вешаться?!

   -Да что я там с твоим Леней. Ну не смеши ей богу. Два раза было, да и то прежде чем до дела дошло он меня своими вопросами про тебя во как! замучил. Ладно, пошла я. Будут новости, сразу ко мне.

   -А может быть подождем пока с Полом?

   -Ладно, попробуй по-хорошему.

   -В смысле?

   -Пусть сам уйдет. Не корми его, не стирай, не спи с ним. Может быть в этом что-то и есть. Хорошо, договорились, держи его на подсосе. Все, пока.

   -Есть сэр! Какие еще будут приказания?

   -Да иди ты в жопу!

   -Разрешите выполнять?

   Жанна искренне рассмеялась и уже на выходе добавила:

   -Слава Б-гу пришла в себя. Эх, не дождутся мужики чтобы мы из-за них вешались. Пусть лучше они из-за нас вешаются!

  

  

   6

   Сергеев позвонил через два дня.

   -Люба это Витя. Только не вешай пожалуйста трубку. Я знаю что я подлец, но дай хоть пять минут объясниться.

   -Только короче, а то у тебя деньги кончаться. Чего тебе надо?

   -Да вот хотелось бы помочь вам там... Ну, в Канаде. Давай номер счета, переведу пару долларов, может быть на том свете зачтется.

   -Ты что пьянный? Три года ни слуху ни духу, а на четвертый проснулся.

   -Так мне отец Анисим намедни сказал, не по-людски мол поступаешь сын мой...

   -Какой отец?! Ты же сирота. А может ты обкурился вообще? Номер счета ему.

   -Ну зачем же так. Я ведь крестился... А это батюшка наш... Он меня к вере и вернул, ну и это..., крестил. Я, кстати, эту церковь на свои средства и построил.

   -Церкви он там строит, а жене и сыну получается шишь?! Лучше бы ты, морда бесстыжая, сделал бы себе обрезание.

   -Так вот, Любаша, я бы приехал, деньжат вам привез... Скажи сколько надо...

   -А ты что, Рокфеллером заделался? Или олигархом?

   -Ну, не олигарх еще, но какие наши годы! Золотишко моем, серебро сеем, в общем на хлеб хватает. Недавно тут контракт заключили с канадцами. Надо было мне в Альберту вашу по бизнесу подъехать, так гады визу не хотят открывать.

   -Ах визу...

   -Ну да. А если к жене и детям, то это в одно касание.

   -У меня с деньгами сейчас очень туго, а раньше вообще не было.

   -Так я приеду и все тебе возмещу.

   -Перезвони мне через пол-часа, я подумаю, - с этими словами Люба повесила трубку и тут же набрала Жанну.

   -Бегом ко мне. Витек звонил. Через пол-часа перезвонит.

   Жанна внимательно выслушала Любин рассказ и скрутив саркастическую гримассу холодно подвела итог.

   -Утром деньги - ночью стулья. Если он там церкви строит, во что я лично не верю, то пусть переведет тебе деньги оттуда. Дашь ему свой номер счета.

   -А сколько просить?

   -Да очень просто. Если бы он здесь жил, то 40 тыс. в год бы зарабатывал. За три года набегает 120тыс. За моральный ущерб плюс проценты - итого просим 200тыс.

   -Да ты че?

   -А че? Много? Ну так поторгуешься. А для старта 200 тыс. в самый раз.

   -Ну ты загнула.

   -Да, и еще. Пока ты на своем счету 200тыс. не увидишь никаких тебе виз, ни детей ни любви. Чтобы он тебе не предлагал, чтобы не сулил. Это ему экзамен на платежеспособность. Поняла?

   -Да поняла я, поняла.

   -Я, если что, на параллельном телефоне буду.

   В этот момент на кухню вошел Пол, заметно потускневший и притихший. Открыв с унылым видом холодильник и не найдя стандартных любиных разносолов, к которым он уже так привык за последнее время, он с досадой хлопнул крышкой холодильника.

   -Может быть поужинаем,- неуверенно начал он.

   -Не могу. Мы ждем важного звонка, - отрезала Люба, - между прочим мог бы сам себе что-нибудь приготовить. И мне заодно.

   -А что за звонок?

   -Должен звонить мой бывший муж, отец Антона, - начала было Люба, но осеклась о строгий Жаннин взгляд, который она еще подкрепила характерным покручиванием пальца у виска.

   -Ты же говорила что он погиб, - искренне заинтересовался доверчивый Пол.

   -Я так тоже думала.

   -О! Так тогда он должен платить тебе алименты и мы сможем...

   -А ты здесь причем? Он же ей должен, не тебе! - возмущенно влезла Жанна, говорившая по-английски с диким акцентом и всегда с ошибками.

   Пол болезненно поморщился, но промолчал.

   -Ты посмотри на него! - перешла Жанна на русский, - живет тут "на шару" и еще тебе рожи крутит! Да он тебе ноги должен целовать голоштанник...

   Резкий звонок прервал нарастающее напряжение.

   -В общем так, я все обдумала, - по-деловому начала Люба, - 200тыс. баксов переводишь на мой счет, а уж после начинаем процесс.

   -Какие 200тыс? Любка, какой процесс? - обалдел позвонивший Леня.

   -Ой, Ленечка, извини. Я жду важного звонка от Сергеева...

   -Так его же убили.

   -Так, и ты туда же. Потом расскажу. Перезвони мне завтра. Все, пока, - Люба устало закатила глазки и покачала головой, - все одно к одному.

   Ничего не понимающий по-русски Пол демонстративно вышел из кухни. Витя все не звонил. Они прождали звонка до позднего вечера, прорабатывая все возможные варианты, взвешивая все за и против, но Сергеев так и не позвонил.

   Ночью, так ничего и не понявший Пол, опять начал приставать к Любе.

   -У меня голова болит, - резко ответила она, отвернувшись к стене.

   -Ты прямо как моя жена, - попытался пошутить он.

   -Бывшая. Бывшая жена. Или если ты хочешь чтобы она продолжала быть настоящей, то тут тебя никто не держит.

   -ОК, я подумаю, - Пол наконец-то стал понимать что Люба настроена серьезно.

   На следуещий день он позвонил с работы жене и попросил разрешения приехать поговорить. Через три дня он отпросился с работы после обеда и куда-то уехал. В конце дня он подошел к Любе и молча отдал ключи от ее квартиры.

   Сергеева вернулась домой на автобусе, грустно смотря на проносящиеся мимо дорогие машины. Пола и его вещей уже не было. Было как-то скучно и одиноко. Она позвонила Жанне, но та была чем-то очень занята. Уже в который раз ее жизнь рушилась, так и не успев по-настоящему наладиться. Витя Сергеев так больше и не позвонил. Исчез, как и три года тому назад. Зачем он на самом деле звонил, так и осталось загадкой. "Хоть живой, и то слава Б-гу", - лишь утешела она сама себя. "Может быть не нужно было так на него наезжать, а то, в самом деле, стала ему ультиматумы ставить, теперь вот у разбитого корыта...".

   Продолжать работать под руководством Пола стало просто не в моготу. Он практически не смотрел в ее сторону, холодно здоровался и никогда не улыбался. Касательно работы он лишь отправлял электронные сообщения с указаниями или замечаниями. Сергеева стала бояться что ее скоро уволят. Он ведь начальник, к тому же местный, а кто она? Так, новая иммигрантка. Завтра на ее место найдут еще десять таких же, а может быть даже и лучше.

  

  

   7

   Примерно через месяц после ухода Пола Любу вызвал к себе Джим, президент всей их компании. Плотно закрыв за собой дверь, он попросил Любу присесть. Она уже хорошо знала в каких случаях закрывают двери в их фирме. Ах, ну почему она опять не послушалась Жанну, которая сразу же после ухода Пола, советовала начать искать новую работу.

   -Вы догадываетесь зачем я вас позвал? - слишком уж по-отечески начал Джим.

   -Да, - прошептала Люба, с трудом сдерживая слезы.

   -Откуда? - искренне удивился Джим, - я это обсуждал лишь с главным бухгалтером.

   -Догадалась..., - и уже не сдерживая слез тихо заплакала.

   -Что вы?! Что вы?! - Джим не по годам шустро вскочил и протянул Любе салфетку. И вдруг неожиданно заговорил по-русски с сильным украинским акцентом.

   -Дорогая, почему ты плачешь? Тебя, э-ээ, вас кто-то обижать?

   -Вы?... Вы говорите по-русски..., - Люба просто потеряла дар речи.

   -Ну не так чтобы совсем хорошо. Много годы прошли, - и Джим хитро улыбнулся.

   -Да... Но откуда?

   -Меня везли в Канада когда я был ребенок. Четыре года только. Сразу после война с немцами. Мои родители из маленький город между Польшей и Украиной. Нас спасла русская женщина из деревня, а она имела своих три ребенка. Это был риск. Ты удивилась наверно?

   -Да, очень, - Люба вдруг вспомнила как не раз ляпала по телефону все что хотелось, даже не подозревая что ее может кто-то понять, не стеснялась при этом в выражениях.

   -Мы канадцы не такие плохие люди. Вы, я слышать, тоже канадка, недавно. Так?

   -Да, уже два месяца... Но я и в мыслях....

   -Ты знаете, мне было интересно. Я помнил своих папа и мама, когда был ребенок. И они так тоже говорили что канадцы ничего не знают и не понимать совсем, особенно папа, - Джим весело засмеялся, подмигивая Любе, - как вы думаете сколько мне годов?

   -Ну, наверное 55.

   -Я 68 лет, - президент счастливо заулыбался.

   -Не может быть! - округлила она глаза, хотя Пол говорил ей что Джиму под семьдесят.

   -И вся моя жизнь мы с женой всегда помогали новым эммигрантс и не только русские. Всем. Всем помогали. И не только мы, но и наши други так же. В новой стране всегда тяжело. Многие люди нам помогал когда мы только иммигрэйтид.

   -Ну что вы Джим, я так вам благодарна что вы взяли меня. Ведь это для меня такой важный опыт работы...,- попыталась что-то сказать Люба, чувствуя что сгорает от стыда.

   -Извини, мне долго тяжело говорить русский. Я плохо говорю, наверно...

   -Что вы, что вы, - Сергеева судорожно замахала руками.

   -Итак, перейдем на английский. Так вот, мисс Сергеева, наш заместитель главного бухгалтера уходит на пенсию и я думаю дать вам возможность попробовать эту позицию. Что вы об этом думаете?

   -Я?! Так я же и английский не очень...

   -Да, с английским надо еще много работать, но я впервые видел чтобы у человека менее чем за год был такой прогресс. Почти все отзываются о вас очень позитивно, а это не мало. Да, насчет Макмайера. Я очень уважаю ваш поступок и понимаю как вам было тяжело настоять на том, чтобы он вернулся к жене и детям. Вы поступили в высшей степени порядочно. Дети не должны страдать из-за наших проблем.

   -Спасибо..., - пролепетала пораженная Люба и на ватных ногах покнула президентский кабинет.

   Как известно, хорошие и плохие новости обычно приходят парами. Вечером позвонил Леня и попросил разрешения зайти. Сергеева, уставшая от всего этого фейерверка событий за последний год, уже все для себя решила.

   Леня не уверенно стоял в прихожей, периминаясь с ноги на ногу.

   -Люба, я... Это...

   -Молчи, - Люба погладила Леню по курчавой, местами уже начинающей седеть шевелюре и положила голову ему на плечо, - я уже все решила. Переезжай ко мне, прямо сейчас. Не волуйся, я больше не буду просить тебя на себе жениться. Никогда. Обещаю. Наверное ты прав, это ведь ничего не меняет...

   -Ну, а если я очень-очень попрошу, - Леня обнял Любу и весело посмотрел ей в глаза.

   -Ну попроси...

   -Выходи за меня, плиз...

   -А стать на одно колено и протянуть бриллиантовое кольцо?

   -Так кто ж знал...

   -А чего приходил-то?

   -Жанна послала, сказала что кран у тебя течет... Ну и это... канадона ты давно уже выгнала. Так я это..., пошел за вещами?

   -Иди уже, шлымазл. Да, на ужин только купи торт и рыбу-филе какую-нибудь, а то Жанна сейчас мясо не ест. Посидим, отметим... Свадьба как-никак...

Теги:
20 October 2017

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Вечерний контакт
Плавский в Питере.
Евгений Онегин

 Комментарии

Комментариев нет