РЕШЕТО - независимый литературный портал
Эльмира Эльма Детерина / Наши легенды

Легенда о Великом инквизиторе, мировая история и чья-то ирония

1813 просмотров

Один человек, который жил между нами, но, конечно, не был похож ни на кого из нас, непостижимым и таинственным образом почувствовал действительное отсутствие Бога и присутствие другого и перед тем, как умереть, передал нам ужас своей души, своего одинокого сердца, бессильно бьющегося любовью к Тому, Кого -- нет, бессильно убегающего от того, кто -- есть. В.В. Розанов «Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М. Достоевского»

 

Данное произведение написано мной под влиянием передачи, которое ведет на радио Игорь Гмыза. По большому счету все идеи были заимствованы оттуда, я всего лишь сделала небольшой анализ.
Тот, кто внимательно читал «Легенду о Великом инквизиторе» Достоевского, не мог не заметить одной удивительной вещи. Великий инквизитор рассказывает Христу о том, что произойдет с человечество в будущем и  как будут искажены замыслы Христа. И рассказ этот довольно точно ложится на исторические судьбы России 19, 20 и 21 веков, а в целом и на события всей мировой истории, т.к. история России в эти века неотделима от мировой истории.
Это очень хорошо понял великий философ В.В. Розанов:
«Легенду об Инквизиторе" до известной степени можно рассматривать как идею окончательного устроения судеб человека, что безусловно было отвергнуто в "Записках из подполья"; но с тою разницею, что, тогда как там говорилось об устроении рациональном, основанном на тонком и детальном изучении законов физической природы и общественных отношений, здесь говорится об устроении религиозном, исходящем из глубочайшего проникновения в психический строй человека. [1]
Если бы Розанов обладал тем фактическим материалом, которым обладаем мы сейчас, его мысли были бы еще более мрачными. Он говорил бы не только о идее устроения, и о том, что Легенда отражает, как из старого мира рождается новое. Он бы понял, что «Легенда» содержит пророчества.
Начало «Легенды» описывает  пришествие Христа. Предполагаю, что Достоевский не просто описал пришествие как интеллектуальное допущение или интеллектуальное исследование. Вся направленность «Легенды» в будущее предполагает, что именно так и представляет Достоевский пришествие Христа перед концом света. По его мнению, окажется, что церковь уже давным-давно не с Христом, а с тем, кого Достоевский называет Мудрым духом.
Если сопоставить образ Ваала в публицистике Достоевского и образ Мудрого Духа, как он предстает из рассказа Инквизитора , возникает ощущение их родства. Ибо Мудрый Дух – хозяин Земли, по крайней мере, так он говорит Христу в третьем искушении. «…Тебе дам власть над всеми сими царствами и славу их, ибо она предана мне, и я, кому хочу, даю её; итак, если Ты поклонишься мне, то всё будет Твоё.»  (Лк.4:6-7)
Ваал тоже хозяин Земли. Вспомним мрачные картины из «Зимних заметок о летних впечатлениях». Вот грандиозное описание Всемирной выставки – уникального события тех лет, которое дало старт глобальным явлениям в человеческой истории.
«Этот день и ночь суетящийся и необъятный, как море, город, визг и вой машин, эти чугунки, проложенные поверх домов (а вскоре и под домами), эта смелость предприимчивости, этот кажущийся беспорядок, который в сущности есть буржуазный порядок в высочайшей степени, эта отравленная Темза, этот воздух, пропитанный каменным углем, эти великолепные скверы и парки, эти страшные углы города, как Вайтчапель, с его полуголым, диким и голодным населением. Сити с своими миллионами и всемирной торговлей, кристальный дворец, всемирная выставка... Да, выставка поразительна. Вы чувствуете страшную силу, которая соединила тут всех этих бесчисленных людей, пришедших со всего мира, в едино стадо; вы сознаете исполинскую мысль; вы чувствуете, что тут что-то уже достигнуто, что тут победа, торжество. Вы даже как будто начинаете бояться чего-то. Как бы вы ни были независимы, но вам отчего-то становится страшно. Уж не это ли, в самом деле, достигнутый идеал? — думаете вы; — не конец ли тут? не это ли уж, и в самом деле, «едино стадо». Не придется ли принять это, и в самом деле, за полную правду и занеметь окончательно? Всё это так торжественно, победно и гордо, что вам начинает дух теснить. Вы смотрите на эти сотни тысяч, на эти миллионы людей, покорно текущих сюда со всего земного шара, — людей, пришедших с одною мыслью, тихо, упорно и молча толпящихся в этом колоссальном дворце, и вы чувствуете, что тут что-то окончательное совершилось, совершилось и закончилось. Это какая-то библейская картина, что-то о Вавилоне, какое-то пророчество из Апокалипсиса, в очию совершающееся. Вы чувствуете, что много надо вековечного духовного отпора и отрицания, чтоб не поддаться, не подчиниться впечатлению, не поклониться факту и не обоготворить Ваала, то есть не принять существующего за свой идеал...»
Сам Достоевский говорит тут же, что это «болезненный вздор, нервы, преувеличение». Но это как с шуткой (в каждой шутке есть доля правды). В этом описании, в этих «нервах» есть ощущение истины. Той истины, которую сознание, оперирующее разрозненными фактами, не замечает. Достоевский, как мне кажется, правильно уловил самый начальный момент истории, когда возникло управление управления массами на новом уровне. Всемирная выставка в 19 веке – это событие уровня двадцатого века, когда подобное станет привычным. Поэтому описание выставки почти сакральное. Это ужас перед неведомыми силами, теми, про которые Тютчев писал «под ними ужас шевелится.
Вся глава «Ваал» из «Зимних заметок о летних впечатлениях» рисует образ невидимого властелина мира, безжалостного как бог-пожиратель младенцев Ваал. Изумительны сцены из жизни обитателей лондонских рабочих районов с их безрадостным весельем. Достоевский схватил самый дух нового времени, в котором рабочему быдлу предоставляется искусственная радость. Поразительно описание квартала публичных женщин Гай-Маркет. Вновь мы видим огромное количество людей-жертв. Массовые явления подобного рода еще только зарождаются. Достоевский ощущает невидимую руку, которая управляет этим человеческим стадом. В Гай-Маркете он встречает девочку шести лет, испитую и избитую. Этот образ неоднократно будет появляться в произведениях Достоевского.  «Зимние заметки о летних впечатлениях»  крайне важны для понимания Достоевского, ибо уже здесь имеются основные образы-символы, которые потом появятся в его произведениях. Родство Ваала и мудрого духа «Легенды», как мне предоставлятеся, просматривается, пусть оно и предположительное.
В самом начале беседы с Христом Инквизитор говорит, вспоминая первое искушение Христа: "Ибо теперь только (то-есть он, конечно, говорит про инквизицию) стало возможным помыслить в первый раз о счастии людей. Человек был устроен бунтовщиком; разве бунтовщики могут быть счастливыми? Тебя предупреждали", -говорит он ему, - "ты не имел недостатка в предупреждениях и указаниях, но ты не послушал предупреждений, ты отверг единственный путь, которым можно было устроить людей счастливыми, но к счастью уходя ты передал дело нам». На самом деле он говорит не от себя. Он говорит то, что велел ему мудрый дух. В этом можно не сомневаться, если вспомнить с каким лизоблюдским лакейством отзывается Великий инквизитор о Мудром духе.
Итак, Великий Инквизитор от лица мудрого духа утверждает, что человек устроен бунтовщиком, но бунтовщик не имеет счастья.
В 19 веке начались массовые движения за общественное переустройство. Началом ему явилась Французская Революция, провозгласившая лозунг «Свобода, равенство, собственность(ранее – братство)». Если не считать последнего в триаде, то первые две идеи являли собой бунт против феодальной системы, которая в России (видимо, и в Европе) традиционно считалась божественным устроением («царь – от бога»).
Французская Революция:
1) окончательно закрепила в мировой истории новую форму общества – буржуазную, общество взаимоотношений хозяев и наемных работников – либерально-демократического, несословного толка – и в этом его принципиальная новизна.
2) укрепила идею демократического общества свободных людей.
Французская Революция произвела такой сдвиг в сознании людей всего мира, что возврат к феодальным ценностям стал невозможен.
История развития буржуазных отношений длится по сей день и завершится, видимо, одновременно с концом истории. Очень точно было подмечено, что протестантизм являлся идейной основой развития буржуазного общества.
Протестанизм близок по духу иудаизму. Он концентрируется на том, что судьба каждого в руках божьих и поэтому помогать бедным нет необходимости. Фактически это сводится к тезизу – если ты богат, то тебя любит бог, если беден – бог тебя не любит. Достоевский в главе «Ваал» из «Зимних заметок о летних впечатлениях» очень метко замечает это, говоря, что в Англии беднякам помогают только агитаторы-католики, викарии же совершенно не замечают бедняков, их даже не пускают в церкви, т.к. им нечем платить за место на скамье. И многие викарии предпочитают поехать в Африку, потратить много лет и усилий, чтобы окрестить одного дикаря, но не замечают ни одного из своих собственных дикарей.
Протестантизм и буржуазная мораль очень интересная тема. Интересно в частности рассмотреть в этой связи такое явление как русские промышленники, меценаты и просветители, конца девятнадцатого начала двадцатого века. Они создали совершенно иную нравственность, резко отличную от протестантской. И из них многие плохо кончили, как будто невидимый охотник отстреливал их.  Но русские промышленники конца девятнадцатого начала двадцатого века отдельная тема, для другого эссе.
Нас в теме становления буржуазного общества заинтересует только наличие огромных угнетенных масс, которые должны нести на себе всю тяжесть жизни, и чьи развлечения ограниченны и убоги.
В «Легенде» Достоевский основное внимание уделяет опровержению возможности развития свободного общества. Так уж получилось, что выглядит это как опровержение трех ответов Христа мудрому духу в пустыне («скажи, чтобы камни сии сделались хлебами» (Мф.4:3) – «не хлебом одним будет жить человек» (Мф.4:4); «бросься вниз, ибо написано: Ангелам своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя» (Мф.4:6) – «не искушай Господа Бога твоего» (Мф.4:7); «Тебе дам власть над всеми сими царствами, и славу их, ибо она предана мне, если Ты поклонишься мне, то все будет твое»(Лк.4:6-7) – «Господу богу твоему поклоняйся и ему одному служи» (Лк.4:8))
«Можно ли было сказать хоть что-нибудь истиннее того, что он возвестил тебе в трех вопросах, и что ты отверг, и что в книгах названо "искушениями"? А между тем, если было когда-нибудь на земле совершено настоящее, громовое чудо, то это в тот день, в день этих трех искушений. Именно в появлении этих трех вопросов и заключалось чудо. Если бы возможно было помыслить, лишь для пробы и для примера, что три эти вопроса страшного духа бесследно утрачены в книгах и что их надо восстановить, вновь придумать и сочинить, чтоб внести опять в книги, и для этого собрать всех мудрецов земных - правителей, первосвященников, ученых, философов, поэтов, и задать им задачу: придумайте, сочините три вопроса, но такие, которые мало того, что соответствовали бы размеру события, но и выражали бы сверх того, в трех словах, в трех только фразах человеческих, всю будущую историю мира и человечества, - то думаешь ли ты, что вся премудрость земли, вместе соединившаяся, могла бы придумать хоть что-нибудь подобное по силе и по глубине тем трем вопросам, которые действительно были предложены тебе тогда могучим и умным духом в пустыне» [2]
ИТАК, ИНКВИЗИТОР УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ВСЯ БУДУЩАЯ ИСТОРИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА БУДЕТ ОТВЕТОМ НА ТРИ ИСКУШЕНИЯ ХРИСТА.
Теперь вернемся к истории развития свободного общества в Европе. Французская революция создала прецедент. Правда, попытка построить свободное общество привела к жуткому террору, пожалуй, первому подобного размаха террору в истории Европы. Если говорить о количествах жертв в единицу времени, то, пожалуй, террор Конвента превзошел террор Гериха VIII, Ивана Грозного и королевы Елизаветы вместе взятых. Хочется отметить, что крайний террор является методом удержания от развала идеальных государств типа Утопий. Одно из первых таких государств появляется в «Законах» Платона. Потом оно появляется снова то там, то сям. Какие-то силы выдергивают его из небытия и являют свету вместе с массовыми казнями, обязательным доносительством каждого на каждого, страхом и погружением в семейную жизнь, в которой тоже нельзя быть свободным, т.к. и внутри семьи каждый бдит против каждого. Это и теоретические «Утопия» Мора, города Леонардо да Винчи, Город из романа Харуки Мураками о конце света, реальные Спарта (в известной степени), Женева времен Кальвина, Россия времен Грозного, Петра Первого, Сталина, Германия времен Гитлера, аракчеевские поселения, Кампучия времен Пол Пота, Китай времен Мао, Северная Корея.
Революция быстро захлебнулась в хаосе, и на арену вошел всеобщий послехаосовый успокоитель – Наполеон I (само имя звучит как рецепт). И началась пан-европейская война.
История французской революции до удивления напоминает репетицию первой мировой войны, не правда ли? Но путь к этому грозному рубежу был долог.
В России под воздействием идей Французской революции образовались тайные общества. Кончилось все восстанием декабристов.
В Германии родились два скромных мальчика, которые хорошо учились, были паиньками, и никто не знал, что они сотрясут мир. Их звали Карл Маркс и Фридрих Энгельс. Два молодых человека познакомятся и создадут «Манифест Коммунистической партии», который сразу же заявит, что призрак бродит по Европе. Это призрак бунтовщиков. Так началась эпоха, которая привела к перовой мировой, революции в России, всему страшному двадцатому веку и которая не закончилась до сих пор.
По странному стечению обстоятельств дружба Маркса и Энгельса в довольно зрелые годы перетекла в более интимные отношения. По странному стечению обстоятельств деятели первого интернационала – Ленин, Зиновьев, Каменев, Троцкий и прочая обменивались на пленумах, на тех самых пленумах, которые должны были школьники России с благоговением изучать, фривольными записками гомосексуального содержания.  Тем не менее внешние события их жизни говорят, что люди эти в основном были традиционно ориентированы. Но вот находило на них что-то. Не может ли марксизм нести в себе педерастическую заразу? Вряд ли.
Первым делом вспоминаются «Бесы» Достоевского, в которых великий провидец создает мощнейший образ. Он  сравнивает революционеров, молодых людей своего времени, со свиньями, в которых вселились вышедшие из людей бесы, и которые, увлекаемые бесами, бросились в море с обрыва.
Революционеры появились во множестве, почти одномоментно. Одними из первых в России родились Герцен, Кропоткин, Бакунин. «Поджигатели». Порода, подобная Ленину, Марксу с Энгельсом. В нетрадиционных отношениях не замечены, слава богу.
Почти в это же время на сцену выходит разрушитель вековой морали Чернышевский со своим гимном свободной любви «Что делать?» Известно что, смекнули «новые люди». Чернышевский сам был женат на жрице свободной любви, что было примером для подражания остальным. Последовательница Чернышевского, ярая активистка свободной любви Маша Бланк, стала матерью Ленина. Опять-таки, марксизм не есть следствие избыточной сексуальной свободы родителей?
Я совсем не против свободных отношений. Если в разумной мере, то за. Но посмотрите, какое было время. Как массово появилось новое, запретное. Нельзя забывать, что крайние формы свободных отношений и в наше время не приветствуются, т.к. в них есть нечто саморазрушительное. А в те времена многое из допустимого сейчас было совершенно диким. Вспомните свободу сексуальных отношений среди народовольцев. На суде Перовской и Гельфман прокурор кидал обвинения в безнравственности. Опять же повторюсь, по нынешним меркам такое вряд ли было бы возможно, но по тогдашним было неизбежно.
Для чего я это пишу? Я пишу это для того, чтобы подчеркнуть, что все эти люди были религиозными преступниками, т.к. нарушали библейскую мораль (не евангельскую, т.к. Евангелие на этот счет ничего не сказало). Возможно, эти люди были отмечены. Совершенно в духе стада свиней, в которых впустили бесов.
Зачем?
«Будет тысячи миллионов счастливых младенцев и сто тысяч страдальцев, взявших на себя проклятие познания добра и зла. Тихо умрут они, тихо угаснут во имя твое и за гробом обрящут лишь смерть. Но мы сохраним секрет и для их же счастия будем манить их наградой небесною и вечною. Ибо если б и было что на том свете, то, уж конечно не для таких как они».
Итак, Инквизитор утверждает, что будут люди обреченные. Тех, кого заманят познанием добра и зла. То есть, выражаясь чуть попроще, это будут люди, посвятившие себя борьбе с тем, что они считают злом. Может быть, это они - те прекрасные юноши и девушки, которые кинули свои жизни под колеса истории во имя будущего счастья человечества? Они – декабристы, народовольцы, бомбисты, эсеры, первые марксисты и анархисты – все те, кто разогрел воду в котле истории до взрыва в виде первой мировой войны. Делалось это именно для будущего человечества. То есть для «тысячи миллионов счастливых младенцев». И нужно то для этого все-навсего «сто тысяч  страдальцев».
Вы скажете, что это сам Инквизитор и его соратники? Но для чего тогда говорить «будем манить», «за гробом обрящут лишь смерть», «если б и было что на том свете, то, уж конечно не для таких как они». Нет, речь идет не об ОБМАНЩИКАХ, речи идет об ОБМАНУТЫХ. Даже о СИЛЬНО ОБМАНУТЫХ, ибо их обманывают, чтобы на их примере обмануть «тысячи миллионов счастливых младенцев». Я предполагаю, устами Инквизитора Достоевский говорит о всякого рода «кружковцах», «подпольщиках», в том числе и экстремистского толка (смотри абзац выше), как о «взявших на себя проклятие познания добра и зла».
На мой взгляд это выглядит логично. Проблеме массового появления людей, выпадающих из общей жизни, выбирающих лишения и преследования ради будущего счастья человечества, Достоевский посвятил много места в своем творчестве. Прежде всего, конечно, это «Бесы». В романе убедительно показано, что за лозунгами о счастье и справедливости может скрываться что угодно – подлость и великодушие, глупость и ум, беспринципность и идеалы, мелкий разврат и честность. Но в любом случае, все чистое в конце концов порочится, превращается в противоположность. Революционеры-подпольщики нередко несли смерть во имя будущего счастья. Они решали, как им казалось самостоятельно, что такое добро и что такое зло.
Как известно, императору Александру Второму, жертве революционеров, было предсказано, что он переживет шесть покушений. Все в точности так и случилось. Погиб он от седьмого. Этому может быть несколько объяснений. Первое, что в мире «все уже произошло», все без изменений. Тогда можно сказать, что мир не существует. Раз в нем нет развития, то он мертв. Второе, что можно предположить -  что будущее еще не случилось. Тогда оно либо непредсказуемо, либо имеет несколько вариантов развития, которые в некоторых точках снова могут ветвиться. Сейчас ученые говорят о «мультиверсе», который реализует один из вариантов развития будущего. Но в таком случае, чтобы будущее случилось наверняка, о нем нужно проявить заботу.
То есть, я предполагаю, что об Александре Втором могли «позаботиться». Но в этом случае нужно было позаботиться и об его убийце - Гриневицком. Нужно было помочь ему сделать правильный выбор. Нужно было помочь его «подельникам» сделать правильный выбор. Нужно было позаботиться и об остальных пяти покушениях. Кто мог сделать это? На таком уровне?
Не знаю. Могу только предположить. Некто, кому ведомы все события. Одно ли это существо, или их несколько, организация ли это либо какое-либо иное сообщество – мне неведомо. Может это Князь мира сего, может Ваал, может Мудрый дух, может Кхутлу.
Если подойти к странным события истории без словечка «совпадение», то к иному выводу прийти сложно. Я не говорю, что мой вывод верен. Но я принимаю его за рабочую гипотезу.
Вот вам такое «совпадение». Как известно, участница организации, убившей императора Александра Второго, Геся Гельфман была осуждена беременной. В тюрьме она родила мальчика. Этого мальчика усыновила бездетная семья Керенских из города Симбирска.  «По совпадению» они оказались друзьями семьи Ульяновых, в которой уже рос мальчик Володя, будущий Ленин. «По совпадению» Керенский был директором гимназии, в которой учился Ленин. «По совпадению» Саша Керенский поступил в ту же гимназию, что и Ленин, в год, когда Ленин ее окончил. «По совпадению» Керенский сидел за той же партой, что и Ленин, и как и Ленин окончил гимназию с золотой медалью. «По совпадению» Керенский стал главой Временного правительства, т.е. непосредственным предшественником Ленина.
Можно ли поверить в такое количество совпадений? Трудно. Если верить науке математике, мизерная вероятность случайности говорит о том, что есть неслучайность. Кто мог соорудить неслучайность такого рода, такого масштаба, такого уровня?
И если прослеживается неслучайность судьбы Керенского, тогда придется допустить неслучайность судьбы Ленина. А если принять неслучайность этих двух судеб, нужно признать, что их вели по жизни, что они должны были управлять Россией в переломные периоды (возможно, думать, что управляют Россией). Тогда нужно признать и то, что переломные периоды истории России тоже не вполне случайны, так как являются частью по меньшей мере двух неслучайных судеб, которые проявили себя именно в переломные моменты. А если покопаться, то можно и другие неслучайные судьбы найти.
Вы скажете, что никакого серьезного влияния друг на друга Ленин и Керенский не сделали. Зачем, мол, было затевать такое? Не знаю. Но складывается впечатление, что из излишней мощи. Задача не только должна быть выполнена, но и иметь элемент забавы. Посмотрите, человека, из-за выстрела которого (формально) началась первая мировая война, звали Гаврила Принцип. Убил он кронпринца Фердинанда, естественно, из-за принципов. Такой вот каламбур ценой в миллионы жизней.
А как вам совпадение: Степан Разин и Емельян Пугачев родились в одной станице на Дону – Зимовейской. Ровно через сто лет. А необыкновенное сходство биографий Карла Великого и Петра Первого? И такого рода вещей можно найти еще немало. Выражаясь в стиле Достоевского, всё это – «кривенькая ухмылка, мол, разгадывайте».
А давайте вспомним Фатиму, местность в Португалии, где в 1917 году произошло пророчество о судьбах мира, в том числе о роли России в XX веке. Если вы помните, по фатимскому пророчеству, Россия должна была стать причиной всех катаклизом 20 века и через 70 лет прекратить «вести себя плохо». Если мы признаем не вполне случайной революцию в России, то не вполне случайными являются и все остальные события в России 20 века. События, которые должны показать, как неправ был Христос, предоставив людям право быть свободными и самим решать вопросы о добре и зле.
Как же можно сделать судьбу неслучайной?
Может быть нащупать ответ на этот вопрос можно из следующего отрывка их «Законов» Платона, его самого странного и зловещего сочинения, в котором он не похож на самого себя.
«Об этом мы станем размышлять так: представим себе, что мы, живые существа, - это чудесные куклы богов, сделанные ими либо для забавы, либо с какой-то серьезной целью: ведь это нам неизвестно; но мы знаем, что внутренние наши состояния, о которых мы говорили, точно шнурки или нити, тянут и влекут нас каждое в свою сторону и, так как они противоположны, увлекают нас к противоположным действиям, что и служит разграничением добродетели и порока. Согласно нашему рассуждению, каждый должен постоянно следовать только одному из влечений, ни в чем от него не отклоняясь и оказывая противодействие остальным нитям, а это и есть златое и священное руководство разума, называемое общим законом государства. Остальные нити - железные и грубые; только эта нить нежна, хотя она и златая, остальные же подобны различным видам. Следует постоянно помогать прекраснейшему руководству закона. Ибо разум, будучи прекрасен, кроток и чужд насилия, нуждается в помощниках при своем руководстве, так, чтобы в нас золотой род побеждал остальные роды. Этот миф о том, что мы куклы, способствовал бы сохранению добродетели; как-то яснее стало бы значение выражения “быть сильнее или слабее самого себя”. Что же касается государства и частного человека, то этот последний принял бы за истину слово о руководящих нитях и счел бы нужным жить сообразно ему; государство же, приняв это слово от богов или же от познавшего все это человека, сделает его законом как для своих внутренних отношений, так и при сношениях с остальными государствами».[3]
Казалось бы – рассуждение совершенно частное и отвлеченное. Но, согласно А.Ф. Лосеву, Платон использует его на протяжении всей книги в очень удаленных друг от друга местах [4]. А значит, оно совсем не частное. В нем заложен некий универсальный принцип. Даже если рассматривать его «как миф», то можно найти в нем рациональное зерно.
Что движет нами? Эмоции, физиологические чувства (голод, инстинкт размножения и т.п.), разум, воля. Все это нити, за которые можно тянуть. В книге Платона можно найти рассуждение о том, что куда нить потянешь, таким и будет человек. Как это можно делать, мы не знаем. Но если можно управлять человеком, то эмоции - самый простой механизм. Каждый сталкивался с безотчетной неприязнью, страхом, или наоборот удивлялся своей храбрости. Поэт Борис Рыжий удивлялся своей беспросветной тоске, от которой покончил с собой. Жена может ни с того ни с сего начать чувствовать сильнейшее раздражение против мужа и изводить его скандалами. А муж ни с того ни с сего вдруг начнет яростно распаляться против того, на что уже давно не обращает внимания. Я не говорю, что всегда такие эмоции – чье-то воздействие. Я предполагаю, что иногда это может быть воздействием. По крайней мере, мне это не кажется невероятным.
Людям, как свидетельствует практика многих специалистов по гипнозу, можно внушать навязчивые желания и навязчивые мысли. Почему человек начинает страшно хотеть поехать домой, так что изменяет привычный маршрут, и погибает в автокатастрофе? Почему вдруг ни с того ни с сего появляется столько «эмо» или «панков», а потом это сходит на нет? Феномен массового сознания, особенно коллективных галлюцинаций, научились только наукообразно описывать, но, по сути, он, также как и мышление, непонятен.
То, что можно воздействовать на половую сферу, мне кажется вполне достоверным. Я знаю историю одного директора крупного предприятия, который страдал от запоев. Он отправился к бабке, и пролез под хомутом, чтобы избавиться от порока. Так представьте, от запоев он избавился, но ему сразу же после этого начали нравиться мужики. Суть даже не в том, что из огня да в полымя, а в том, что непонятные воздействия есть (в хомут залез – и будут на тебе ездить)! Причем, как говорят знатоки, расстояния для таких воздействий имеют малое значение.
Большинство людей признает наличие непонятных сил, воздействующих на человека. Но как-то вяло. Я призываю: «Задумайтесь!» Если такое существует, то на очень многие проблемы, возможно, даже именно ваши личные, нужно посмотреть более пристально.
Возможно, есть способы воздействия на волю. То есть, они есть точно. Людей программируют. Программируют на годы вперед. Превращают в зомби. Если это умеют делать здесь, «на этом свете», то неужели не умеют делать «там» (или «оттуда»)?
Имея такое оружие можно выстраивать судьбы, создавая искусственно ситуации, от которых невозможно отказаться.
Чтобы выстраивать судьбу наверняка, недостаточно только управлять эмоциями, желаниями, навязчивыми идеями и волей. Должно быть еще средство создавать ситуации «от которых нельзя отказаться». То есть, иногда нужно, чтобы кто-нибудь подсказал «единственно неверное решение». И тут, памятуя рассказ о бабке, «излечившей» страдальца,  можно предположить, что есть люди, обладатели знаний, способностей и умений ( которые не кричат об этом и добывают на пропитание иными средствами), занимающиеся такого рода деятельностью. Такой вот «невидимый фронт». Они могут «случайно» встретиться вам и сообщить какую-то важную для вас весть. Могут подружиться с вами и идти с вами некоторое время по жизни, чтобы подготовить вас к какому-либо поступку. Это могут быть яркие харизматичные люди, привлекающие жертвы как цветок пчел, могут быть и вполне серые мышки. Некоторые из этих людей могут подчинять своим интересам сотни других жизней.
Повторяю, это всего лишь мое предположение. Но посмотри в связи с этим, какими путями люди могли попадать в революционное движение.
Вот несколько отрывков их статьи Марлена Инсарова о дороге к революционному движению и далее к эшафоту. [5]
«У народника Валерьяна Осинского, казненного в мае 1879г. в Киеве, отец был отставным генералом и в трезвом состоянии злодеем-деспотом не являлся, но проблема заключалась в том, что с течением лет он находился в трезвом состоянии все реже, а когда напивался, всегда избивал мать Валерьяна. Так продолжалось до тех пор, пока Валерьяну не исполнилось 12 лет и во время одного из отцовских запоев он, взяв отцовское ружье, сказал «Ударишь мать – убью». Отец его был способен ценить благородные порывы, и хотя пить не бросил, бить жену перестал, а Валерьян именно с этого поступка пошел своим собственным путем, который через полтора десятилетия закончится на киевском эшафоте….
На пароходе она (Софья Перовская, - автор)познакомилась и подружилась с молодой девушкой из небогатой семьи, Анной Вильберг, которая ехала в Петербург учиться. Через год дружба с Вильберг и станет той соломинкой, которая приведет к разрыву Перовской с отцом и с господским миром вообще<…>
Между тем из-за границы приехал отец и как-то раз случайно увидел пришедшую к его дочери в гости уже известную нам Анну Вильберг. Аристократическая спесь взыграла, и экс-губернатор потребовал от дочери, чтобы она не превращала его дом в притон для стриженых нигилисток. Соня спокойно ответила, что в таком случае она уходит из дому и просит только, чтобы отец выдал ей паспорт (паспортная система тогда несколько отличалась от современной), в ответ на что услышала «А может, тебе и желтый билет сразу выписать?». После этого она хлопнула дверью и ушла к Корниловой и Вильберг, а через некоторое время должна была уехать в Киев, так как отец развернул ее поиски не на шутку.
Взбешенный непослушанием дочери, пожелавшей жить так, как она хочет, а не так, как угодно ему, отставной губернатор потребовал от петербургского градоначальника, чтобы тот арестовал его сына Василия, находившегося в очень дружеских отношениях с сестрой, и допросил его, где скрывается эта последняя. Тут не выдержала мать, Варвара Степановна, и заявила, что если арестуют сына, то пусть и ее арестуют вместе с ним. Вся эта кутерьма занимала пустую жизнь отставного сановника, однако сильно расстроила его здоровье, и врач дал ему единственно разумный совет: выдать дочери паспорт и махнуть на нее рукой. Так и было сделано, после чего бывший петербургский губернатор исчезает из жизни своей дочери <…>
Вернувшись в Петербург, Соня поселяется в коммуне. Как пишет Корнилова, «коммунами назывались общие квартиры, где жили студенты или курсистки. Материальное положение живущих было не одинаково, но все получаемые средства поступали в общее пользование. Главным принципом такой жизни была взаимопомощь, как того требовала этика нашего поколения. Вообще, коммуны эти, значительно удешевляя жизнь, помогали сближению молодежи между собой<…> Кроме того, они давали возможность применять идеи социализма на практике в своей личной жизни, не различая в кругу товарищей между твоим и моим и живя в обстановке не лучшей, а даже худшей, чем у заводских рабочих. Особенно важное значение имели коммуны для женщин, приезжавших из провинции. Нередко ехали они учиться без всяких средств к жизни, порвав семейные связи со своими, подчас богатыми и знатными, родственниками. Все, конечно, рассчитывали найти работу, но без знакомств и связей это редко кому удавалось<…>
Весной 1871г. неформальный женский кружок самообразования, куда входили Перовская, Корнилова, Вильберг и др., сближается с кружком Натансона и Чайковского, который ставил на тот момент своей целью вести пропаганду среди учащейся молодежи. Так возникает организация, сыгравшая огромную роль в народническом движении, организация. не имевшая собственного самоназвания”.
Мы видим, что роковое событие, двинувшее обе судьбы  - Валерьяна Осинского и Софьи Перовской - по направлению к гибели, сходно. Отвержение власти отца в резкой и скандальной форме. Достаточно вспомнить древнюю мораль, наприме,р те же «Законы» Платона или «Библию», чтобы понять, что власть отца священна. Не просто незыблема, а священна. Каков бы ни был отец, пусть даже пьяница Ной, никто не смеет критиковать его. Как известно, по древней морали отец имел неограниченную власть над детьми и имел право даже убить их. И Валерьян Осинский и Софья Перовская совершили поступки, сразу же вырвавшие их из разряда обычных людей. Они были преступниками по древней морали. И именно с этого момента их судьбы начинают меняться. И меняться так, что это приводит их к гибели. Думаю, что многие, если не все, революционеры совершили поступки, выделившие их из массы. Нередко такие проступки совершались их родителями (братья и сестры Ульяновы), т.к. древнее право считает, что дети ответственны за родителей (это было зафиксировано в древнем и средневековом праве, особенно по тем статьям, которые соотносятся с нынешним гражданским законодательством. Хочу отметить, что древнейшие кодексы по легендам были надиктованы богами писцам либо приходили во сне, как Законы Хаммурапи, например).
Об Осинском информации мало. О Софье гораздо больше. После ссоры с отцом Софья попадает в коммуну. Для нас важно, что это, по сути, съемная квартира. Обратите внимание – съемная квартира, дорога (поезда, пароходы) – это места, где встречаются люди. Именно там нам попадаются те, кто меняется нашу судьбу. Ведь приводят не только в революционеры, если хотят погубить. Приводят в порно, в проститутки. И очень часто люди, которые уговаривают вступить на скользкий путь, оказываются соседями по съемной квартире. Помните, героиню фильма «Красотка» уговорила стать проституткой соседка по съемной квартире. Улыбайтесь, пожалуйста. Но если проанализировать жизнь людей «падших», вы убедитесь, что «съемная квартира» сыграла свою роковую роль в более чем половине случаев. Этой теме можно посвятить отдельное эссе.
Итак, съемная квартира (место, где ветвятся судьбы) – толчок и Софья уже в кружке. Кто был инициатором – Вильберг, Корнилова – неважно. Инициатор был, и Софья ступила на предначертанную свыше дорогу. Она должна была быть наказана за непочтение к отцу. По крайней мере, я так предполагаю.
Как же превращалась скромная волевая девочка в безжалостного убийцу? Очень постепенно. В воспоминаниях соратников по партии она почти идеальна. Софья начинала именно с того, что больше всего любила – с работы среди простых людей. Она работала учительницей в деревнях, и это ей хорошо удавалось. Позже, когда народники разочаровались результатами работы в деревне и решили заняться пропагандой среди рабочих, агитировала среди фабричных женщин. Ей удавалось перевоплощение в «свою» среди этих женщин великолепно. Воспоминания соратников превращают Софью почти в икону. Вот это воспоминание Веры Фигнер кажется мне поразительным:
«…Какое нравственное удовлетворение ей давало общение с деревней и как трудно ей было оторваться от деревни, убогой и темной, показывало ее поведение на Воронежском съезде и колебание ввиду распада «Земли и воли» на «Народную волю» и «Черный передел». Тогда мы обе – она и я – только что покинувшие деревню, всеми силами души еще были связаны с нею. Нас приглашали к участию в политической борьбе, звали в город, а мы чувствовали, что деревня нуждается в нас, что без нас – темнее там. Разум говорил, что надо встать на тот же путь, на котором стоят наши товарищи, политические террористы, упоенные борьбой и воодушевленные успехом. А чувство говорило другое, настроение у нас было другое, оно влекло нас в мир обездоленных. Конечно, мы не отдавали себе в этом отчета, но впоследствии это настроение было правильно определено, как стремление к чистой жизни, к личной святости. Но… после некоторого раздумья мы победили свое чувство, свое настроение, и, отказавшись от морального удовлетворения, которое давала жизнь среди народа, твердо стали рядом с товарищами, политическое чутье которых опередило нас» [6]
Вот такие вот были люди. Таких сейчас, наверное, нет. Какая превосходная иллюстрация к словам Акунина из «Статского советника» - не ручаюсь за точность цитирования, но смысл такой: «почему Россию всегда защищают мерзавцы, а борятся с ней лучшие». Да нет, они с самого начала были выбраны, выбракованы как худшие, только критерии мы не уразумели сразу. Но тогда, возможно, и «мерзавцы» акунинские на самом деле – «лучшие»?
Ка бы там ни было, не смотря на постоянные упоминания о сдержанности Софьи, ее упорстве в достижении цели, почти мужской воле, заразительном смехе, поразительной заботе о товарищах, нет-нет да и находится в воспоминаниях о ней что-то подобное:
«Сперва выбор ее, как и всех друзей, останавливается на Мышкине, могучем ораторе и герое "процесса 193-х". Устраивается наблюдение за крепостью и дорогой; организуются отряды с целью отбить его на пути. Но <…> Они просмотрели отправку Мышкина и узнали о ней только тогда,  когда он был уже в центральной тюрьме.<   >
Трудно описатьчто сделалось с Соней после этой неудачи. Попавшегося ей   на глаза в этот день участника она ни за что разругала самым несправедливым   образом   и,   успокоившись, просто застыла на мысли - непременно,   во   что   бы то ни стало освободить других. Ходила она злая-презлая и только за своей больной (у нее на попечении была беременная г-жа С., страшно слабая и едва не умершая) ухаживала так же ласково и внимательно, как всегда.
     Решено было освободить кого-нибудь из четырех других "централочных" во время следования на почтовых из Харькова до тюрьмы. <…> Жандарм с арестантом ускакали. <…> Погонись наши еще полверсты, они погибли бы все неминуемо.
<   > Но Перовская была беспощадна: она осыпала жестокими упреками своих и без того убитых товарищей, называя это дело "постыдным и позорным для революции". Никаких оправданий не хотела она признать: "Зачем давали промахи?.. Зачем не гнались дальше? "[7]
Как объяснить такую озлобленность и маниакальную упертость? А может быть как раз внешним воздействием на личность? Вот ведь они – шнурки куклы! Раздражение, которое никак не может кончится, когда оно кончилось даже у непосредственных участников акта. Застойная мысль, которая никак не может покинуть человека, и поэтому он покорно бредет вслед за ней. И ведь такие воздействия совсем не обязательно делать постоянно.
Специалисты по НЛП говорят о «программировании». Внутри у человека есть что-то вроде командного процессора, куда приходят на обработку команды, которые он выполняет. Каким-то образом НЛП-шники внедряют в психику человека программы, которые отрабатывают либо в определенные моменты жизни, либо в определенных обстоятельствах. Интересно, что в человека можно поместить одновременно несколько противоположно действующих программ, и тогда он начинает действовать внешне совершенно неосмысленно, сам себе удивляясь!
Это могут делать люди сейчас, только сейчас такие вещи делают открыто. Но это могли делать и раньше, просто общество еще не было готово к такого рода информации. В 19 веке общество очень верило в могущество мощно развивающейся рациональной мысли. А возможно, люди посвященные не хотели раскрывать тайну управления психикой до поры до веремени.
Если это могут делать люди, то могут делать и «высшие силы».
Как наивно при таком взгляде (гипотетическом, конечно) свучат слова Розанова: «именно оттого, что человек всегда и везде, кто бы он ни был, любил действовать так, как хотел, а вовсе не так, как повелевали ему разум и выгода; хотеть же можно и против собственной выгоды, а иногда и положительно должно (это уж моя идея). Свое собственное, вольное и свободное хотенье, свой собственный, хотя бы самый дикий каприз, своя фантазия, раздраженная иногда хоть бы даже до сумасшествия, -- вот это-то все и есть та самая, пропущенная, самая выгодная выгода, которая ни под какую классификацию не подходит и от которой все системы и теории постоянно разлетаются к черту. И с чего это взяли все эти мудрецы, что человеку надо какого-то нормального, какого-то добродетельного хотения? С чего это непременно вообразили они, что человеку надо непременно благоразумно-выгодного хотенья? Человеку надо одного только -- самостоятельного хотенья, чего бы эта самостоятельность ни стоила и к чему бы ни привела. Ну и хотенье ведь...» [8]
Не всегда человек хочет именно сам, если даже думает иначе.
Отдельную судьбу, наверное, можно решить без помощи людей, которых я бы назвал «специальными» за неумением найти более точное слово. Но чтобы организовать целые общественные движения, такие люди, вероятно, нужны.
Нужно, чтобы отдельные импульсы, навязчивые мысли, желания находили свое выражение в общем фоне. Нужно, чтобы накопившееся раздражение «сублимировало», если пользоваться термином Фрейда, в нужное русло. И вот тогда, когда в обществе существуют искусно культивируемые мотивации, человеческие судьбы начинают каким-то образом резонировать с этим общественным фоном. Тогда мотыльки и начинают лететь на огонь!
Этот огонь основывается не обязательно на высоких идеалах – в начале 20 века все общество Европы было поражено эротоманией, то же самое было в Америке 60-х начала 70-х 20 века. Но идеалы свободы, справедливости, высшего блага, милосердного бога и т.п. всегда привлекали большинство человеков (сейчас – не уверен, много людей совсем иной породы).
«Нет заботы беспрерывнее и мучительнее для человека, как, оставшись свободным, -- сыскать поскорее то, перед чем преклониться. Но ищет человек преклониться пред тем, что уже бесспорно, столь бесспорно, чтобы все эти люди разом согласились на всеобщее пред ним преклонение. Ибо забота этих жалких созданий не в том только состоит, чтобы сыскать то, пред чем мне или другому преклониться, но чтобы сыскать такое, чтоб и все уверовали в него и преклонились пред ним, и чтобы непременно все вместе. Вот эта потребность общности преклонения и есть главнейшее мучение каждого человека единолично, как и целого человечества с начала веков» [9]. Так вот презирает людей Мудрый дух. И действительно, стремление к идеалу для человека и сила, потому что он готов совершить невозможное в иных случаях, и слабость, ибо прикрываясь идеалом можно делать с человеком что угодно. Он может идти в атаку с криком «За Сталина», например. А стремление найти единомышленников заложено в породе человеческой, потому что недостаточно силен человек, ему нужно что-то большее его самого, что-то извне. Тем более, когда человек видит, что не он один так думает, естественно предположить, что его мысли не совсем неправильные.
(Какова была подспудная мысль общественного движения 19 века проговариватеся  Розанов в своей статье о «Легенде»: «Этими словами начинается поворот в его [Инквизитора – Авт.] мысли, обращение ее к вечному смыслу истории, который несовместим с абсолютною правдой и милосердием» 10])
На повороте истории, несовместимом с правдой и милосердием, появляются марксы и энгельсы. (Скорее всего, жертвы, если их склонили к смертному греху). Они породили идеологию, которая говорила о справедливости, но которая были использована для обоснования величайших преступлений.
Еще раз обратим взгляд к России, и присмотримся к Чернышевскому. Этот тоже похож на жертву. Странности его психики известны. Сексуальность - осложненная, такая, какую, видимо, жертве обеспечивают. Но с другой стороны замечено и такое: «Своего рода энергетический "магнетизм" Чернышевского, подчинявший человека помимо его воли, отмечался неоднократно. Рассказывая о первой встрече с ним, М.А. Антонович отмечает: "...Но в то же время я, к своему удивлению, заметил в себе какую-то внезапную перемену, почувствовал, что я беспрекословно, и как будто даже бессознательно, подчинился данным мне приказаниям, без колебания, без раздумья и без возражений бросил свои прежние планы, придуманные вместе с Добролюбовым" (55 Антонович М.А. Памяти Н.Г. Чернышевского // ЧВС. - Т. 1. - С. 318.)» [11] .
То есть, если Чернышевский и был жертвой, то в сочетании со способностями манипулятора. Для меня, впрочем, наверное, и для большинства из тех, кто интересовался этой личностью, он остался загадкой. Впрочем, не могу сказать, чтобы я интересовался Чернышевским действительно серьезно. Возможно, загадка решается.
А.Ф. Раев вспоминает о четырнадцатилетнем Чернышевском: "Наши разговоры вертелись более всего на вопросе о том, как нам поступать в высшее учебное заведение и что делать по окончании в нем курса <...> Высказав ему, чего хотелось бы мне, я спросил его, чего он желал бы. С первого раза он уклонился от прямого ответа на этот вопрос, но потом сказал: славы я желал бы. На меня эти слова сделали сильное впечатление" [12].
"Орудие Бога" для сотворения блага человечеству, "человек, который придает решительно новое направление, которое никогда не погибнет; который один откроет столько, что нужны сотни талантов или гениев, чтоб идеи, выраженные этим великим человеком, переложить на все, к чему могут быть они приложены, в котором выражается цивилизация нескольких предшествующих веков, как огромная посылка, из которой он извлекает умозаключение, которое задает работы целым векам, составит начало нового направления человечества" (1, 128). Так мыслит себя Чернышевский в юности и так осуществляет свое представление во всю последующую жизнь» [13].
Может быть именно вот это честолюбие, желание стать «орудием Бога» и привлекло к Чернышевскому внимание «высших сил»? (повторюсь, что мы ведем речь о гипотетических вещах).
Но – свершилось. Книга «Что делать?» была написана и произвела эффект разорвавшейся бомбы. Книга была смела для своего времени. Это была книга о свободе. Книга о том, что так не нравилось Инквизитору и говорящему его устами Мудрому Духу.
Для огромного количества юношей и девушек именно эта книга стала путевкой в революционное или в либеральное движение. Как это нередко бывает, практически все можно превратить в свою противоположность. Так свобода в реальной жизни превращалась в пагубу. Вместе со свободой пускал ростки атеизм. Можно сказать, что они шли рука об руку.
Это должно подтверждать следующее утверждение Мудрого Духа: «Нет ничего обольстительнее для человека как свобода его совести, но нет ничего и мучительнее. И вот вместо твердых основ для успокоения совести человеческой раз навсегда - ты взял все, что есть необычайного, гадательного и неопределенного, взял все, что было не по силам людей, а потому поступил как бы и не любя их вовсе, - и это кто же: тот, который пришел отдать за них жизнь свою! Вместо того, чтоб овладеть людскою свободой, ты умножил ее и обременил ее мучениями душевное царство человека вовеки. Ты возжелал свободной любви человека, чтобы свободно пошел он за тобою, прельщенный и плененный тобою. Вместо твердого древнего закона, - свободным сердцем должен был человек решать впредь сам, что добро и что зло, имея лишь в руководстве твой образ пред собою, - но неужели ты не подумал, что он отвергнет же наконец и оспорит даже и твой образ и твою правду, если его угнетут таким страшным бременем, как свобода выбора? Они воскликнут наконец, что правда не в тебе, ибо невозможно было оставить их в смятении и мучении более, чем сделал ты, оставив им столько забот и неразрешимых задач. Таким образом, сам ты и положил основание к разрушению своего же царства и не вини никого в этом более». [14]
История и дальше будет подтверждать, что среди людей, исповедующих нравственную свободу, царит потребление наркотиков, пьянство, неразборчивость в отношениях и сексуальные отклонения и т.п. Несколько раз оказывалось, что убийцы и садисты были поклонниками великолепной книги «Над пропастью во ржи», проповедующей внутреннюю мораль, противоположную внешним законам. Кстати, последние годы жизни Сэллинджера в затворничестве и его деградация для меня лично доказательство того, что моя гипотеза о влиянии на судьбы людей (а следовательно и на всю мировую историю) вполне возможна. Для чего это нужно?
Возможно, чтобы Мудрый дух мог сказать: «Не ты ли так часто тогда говорил: "Хочу сделать вас свободными". Но вот ты теперь увидел этих "свободных" людей» [15]
Но самая интересная для меня личность в «Что делать?» - Рахметов. На самом деле, интересного в ней только то, что это типичный «человек-росянка». То есть существо, внешне привлекательное, но пожирающее тех, кто имел неосторожность довериться ему. Таки людям есть менее поэтичное название: «Провокаторы». Ранее я назвал таких людей «специальными». Сам Чернышевский назвал Рахметова «особенным человеком». Книга сделала подобным людям огромную рекламу. На них с восторгом взирала молодежь. Еще бы, после таких-то слов. «Вот подлинный человек, который особенно нужен теперь России, берите с него пример и, кто может и в силах, следуйте по его пути, ибо это и есть единственный для вас путь, который может привести к желанной цели» [16].
Прототипом Рахметова был Сергей Нечаев. Этот человек точно не был жертвой, более того, практически все, с кем он сталкивался, становились его жертвами. Вот характерное мнение о Нечаеве. Л.Ф.Мирский - П.Е.Щеголеву: «...Фактически Нечаев был выдающимся революционером, и русское правительство решило уничтожить его во что бы то ни стало. Он обладал каким-то почти магическим даром влиять на окружающих и подчинять своей воле нужных ему лиц. Говорят, что даже Карл Маркс поддался его мистификации и поверил, что Нечаев располагал миллионами революционеров, готовых восстать в нужную минуту. Он не стеснялся в средствах и приемах для достижения своих целей, и за это его даже собирались судить в эмигрантских кругах. Но он попал в равелин и там использовал свои таланты: четырех жандармов он приучил и заставил смотреть на вещи своими глазами.» [18]
«Он относился ко всем мужчинам и женщинам как к простым орудиям в революционной борьбе, а поэтому он отрицал самоценность и достоинство их личности, считал их совершенно одинаковыми». Это и есть одно их основных качеств нечаевых. Непонятно что, но возможно именно отношение к людям как к материалу, помогает нечаевым когда нужно очаровывать людей. По воспоминаниям О.К.Булановой, в Тюмени она встретилась с двумя солдатами из петропавловского гарнизона, осужденными за помощь Нечаеву. Они и тогда не жалели о своей участи и говорили, что пойдут за Нечаевым и в огонь и в воду.[19]
Нечаев обладал невероятными глазами. Это были горящие черные глаза, которые как будто пронзали собеседника. Вот два примера.
М. П. Негрескул (Лаврова): «Я опустила книгу, подняла глаза и встретилась с глазами незнакомца. Небольшие темные глаза смотрели на меня с таким выражением холодного изучения, с такой неумолимой властностью, что я почувствовала, что бледнею, не могу опустить век, и страх, животный страх охватил меня, как железными клещами. Никогда, ни раньше, ни после в своей жизни я не испытывала ничего подобного. Должно быть, вошел мой муж, потому что он отвел глаза, и я овладела собой» [20].
«На другой день соглашения их с Огаревым относительно фонда, — вспоминала Тучкова-Огарева, — Нечаев должен был прийти к Герцену за получением чека. Я была в кабинете Герцена, где он занимался, когда явился Нечаев. Это был молодой человек, среднего роста, с мелкими чертами лица, с темными короткими волосами и низким лбом. Небольшие, черные, огненные глаза были, при входе его, устремлены на Герцена. Он был очень сдержан и мало говорил. По словам Герцена, поклонившись сухо, он как-то неловко и неохотно протянул руку Александру Ивановичу. Потом я вышла, оставив их вдвоем. Редко кто-нибудь был так антипатичен Герцену, как Нечаев»[20].
Несколько слов о Нечаеве, для тех, кто о нем мало знает. Вот так он сделал первые шаги к славе революционера.
«В марте 1869 года Вера Засулич получила анонимное письмо со следующими словами: "Когда я гулял сегодня на Васильевском острове, я увидел экипаж, перевозящий заключенных. Из окошка высунулась рука и бросила записку. Через некоторое время я услышал следующие слова: "Если вы студент, то доставьте это по указанному адресу". Я студент и считаю своим долгом исполнить эту просьбу. Уничтожьте мое письмо." Приложенная записка, написанная нечаевской рукой, информировала его друзей, что он арестован и будет содержаться в Петропавловской крепости. Вскоре после этого распространился слух, что он бежал из крепости - беспримерный подвиг - и находится по пути на Запад. На деле же, не было не только побега, но не было и ареста. Все это была выдумка, первая из целой серии выдумок Нечаева, для того, чтобы представить себя героем, окружить себя атмосферой тайны и попробовать себя в роли "образцового революционера" из написанной им и Ткачевым "Программы революционных действий"» [21].
Благодаря этой выдумке он втерся в доверие к Бакунину, еще одному идеологу революционного террора. Результатом их совместной деятельности явился ряд работ. «В промежуток времени между апрелем и августом 1869 года был написан пресловутый "Катехизис революционера", ставший с тех пор объектом жарких споров и дискуссий. Намеченный ранними документами европейского революционного движения, он выражает цели и чувства, которые уже были выражены Заичневским и Ишутиным в России и карбонариями и "Молодой Италией" на Западе. Однако, доводя до последней крайности безжалостность и аморализм своих предшественников, этот документ представляет собой законченное утверждение того революционного направления, которое захватило ведущее место в революционной истории более чем на сто лет. В "Катехизисе" революционер изображен как законченный аморалист, совершающий преступление и предательство, подлость и обман, приводящие к разрушению существующего строя <…> У него нет ни своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, ни даже имени. Все в нем поглощено единым исключительным интересом, единой мыслью, единой страстью - революцией" (параграф 1). Он изучает химию и другие естественные науки с целью уничтожения своих врагов (пар.3). Он порвал все связи с общественным строем, с образованным миром и с общепринятой моралью. "Нравственно для него все, что способствует торжеству революции. Безнравственно и преступно все, что мешает ему." (пар.4) "Все нежные, изнеживающие чувства родства, дружбы, любви, благодарности и даже чести должны быть задавлены в нем единою холодной страстью революционного дела. Для него существует только одно утешение, вознаграждение и удовлетворение - успех революции. Денно и нощно должна быть у него одна мысль, одна цель - беспощадное разрушение. Стремясь хладнокровно и неутомимо к этой цели, он должен быть готов и сам погибнуть и погубить своими руками все, что мешает ее достижению." (пар.6) Ревлюционная организация должна составить список лиц, подлежащих истреблению (пар.15) и, "прежде всего должны быть уничтожены люди, особенно вредные для революционной организации" (пар.16). Революционер должен заманивать в свои сети людей с деньгами и влиянием и "сделать их своими рабами" (пар.18). Что касается либералов, то революционер должен делать вид, "что слепо следует за ними, а, между тем, прибирать их к рукам, овладеть их тайнами, скомпрометировать их донельзя, так, чтобы возврат для них был невозможен..." (пар.19) [22]
Революционеры предстают здесь как монахи-воины. Нельзя не усмотреть связь с иезуитством в приведенных выше отрывках. Более того, усматривается связь с глубокой древностью. «Уже и в "Государстве" проповедовались такие концепции, как, например, учение об общих женах и детях, о государственном декретировании браков, об отмене частной собственности у воинов, об их аскетизме, о строгой цензуре для всех произведений искусства и даже об отрицании всякого искусства, если оно не содействует моральному совершенствованию» [23]. Эту же концепцию монахов-воинов можно проследить в институте опричников Ивана Грозного и у мамлюков средневековья.
До возвращения Нечаева в Россию с рукописью "Катехизиса", он уже начал воплощать в жизнь его положения. Уже обманув своих товарищей по революционному движению выдуманным рассказом о своем аресте и бегстве, он теперь отправил компрометирующие письма и революционную литературу своим наиболее умеренным знакомым в России, для того, чтобы скомпрометировать их перед властью и, в соответствии с параграфами 18 и 19 "Катехизиса", вовлечь их глубже в радикальную деятельность. Между мартом и августом 1869 года были перехвачены не менее 560 посылок, адресованных 387 лицам - и это только в Санкт-Петербурге! Следуя тем же принципам, Нечаев позднее украл частные письма и бумаги Бакунина и его окружения с целью оказывать влияние на них, и даже совершил убийство, чтобы подчинить своих сообщников своей воле. Все это было частью системы тотального пренебрежения порядочностью, которая вошла в революционную историю под именем "нечаевщины".
Верхом аморальности Нечаева считается убийство студента Ивана Ивановича Иванова. На собраниях кружка Иванов задавал Нечаеву много вопросов и проявлял несогласие. Считается, что Нечаеву студент надоел, и он решил проверить катехизис в деле. Он объявил студента предателем, стукачом охранки.
Предполагая особое пристрастие «высших сил» к забавным именам, и вообще ко всякого рода словесным играм, омонимиям, воплощающимся  в жизнь, считаю возможным, что Иван Иваныч Иванов был обречен уже когда попал в поле зрения Нечаева. Все отмечают способность Нечаева воздействовать на психику. Почему бы ему не воздействовать на Иванова так, чтобы он начал задавать ненужные вопросы, т.е. выделяться? Убийство Иванова, объявленного стукачом, должно было поднять авторитет Нечаева на невиданную высоту, сплотить кровью участников кружка и показать в деле всю прелесть жестокого катехизиса. Это причина, а поводом могло быть имя – Иван Иваныч Иванов.
«В ночь на 21 ноября 1869 года, Иванова заманили в грот в парке Сельскохозяйственной Академии под предлогом того, чтобы откопать тайную типографию. Здесь на него набросились Нечаев и четверо его сообщников и ударили его. Нечаев попытался задушить его, но Иванов отчаянно кусал его руки, и тогда он вытащил пистолет и разрядил его в голову Иванова».
По делу Иванова было арестовано много человек. А сам виновник быстро смылся за границу к Бакунину. Там он расстарался. «Он начал и в самом деле запугивать Бакунина так, как предписывал "Катехизис" обходиться с либералами - запугивать их после того, как получишь от них все, что нужно. Он стремился применить в отношении Бакунина и его друзей свои авторитарные методы, заходя в этом так далеко, что воровал их частные письма и бумаги для того, чтобы шантажировать их или манипулироватьими в будущем ("следует прибирать их к рукам, овладеть их тайнами, скомпрометировать их донельзя, так, чтобы возврт для них был невозможен" - параграф 19 "Катехизиса")» [24]
Бакунин писал: «Если вы представите его другу, он начнет немедленно сеять вражду, скандалы и интриги между вами и вашим другом и поссорит вас," - писал Бакунин. "Если у вашего друга есть жена или дочь, он постарается соблазнить ее и сделать ей ребенка для того, чтобы вырвать ее из-под власти общепринятой морали и обратить ее, вопреки ей самой, к революционному протесту против общества."» [25]
Но тем не менее хитрый Бакунин, даже зная, что Нечаев убил Иванова безосновательно, до конца жизни писал всем, какой Нечаев ценный и замечательный. Что должно было означать, что таким талантам можно простить все. Сильно сомневаюсь в его искренности. Достаточно посмотреть бакунинский послужной список, достаточно вспомнить «катехизис», к которому он несомненно причастен, что не отрицает даже Пол Аврич, чтобы заподозрить, что бакунинская попытка убедить всех, что Нечаев хорош несмотря на то, что он мерзавец (!), не есть следствие прекраснодушия. Это опять-таки то, что мы называем «разводиловом». И предназначено оно для простых революционеров, которые должны сочувственно принять освященную авторитетом Бакунина ересь о допустимости для нечаевых любых преступлений ради высшей цели.
«Через всю свою взрослую сознательную жизнь, от 1840-ых до 1870-ых, Бакунин пытался создавать тайные общества, беря за образец подобные общества на Западе. В 1845 году он стал франкмасоном. А в 1848 году он призвал создавать тайные организации, состоящие из групп по три и пять человек, которые были бы "построены по принципу жесткой иерархии и безоговорочного повиновения центральному контролю". Не отказался он от этой цели и в последующие годы. В течение 1860-ых годов он организовал целый ряд тайных обществ: Флорентийское Братство (1864), Интернациональное Братство (1866), Интернациональный Альянс Социалистической Демократии (1868) - и детально разработал принципы и правила, регулирующие поведение их членов. Организация создавалась как "подобие генерального штаба", работающего "невидимо в массах" и остающегося в целости и сохранности даже и после революции, и она предназначалась для того, чтобы предупредить возникновение какой-либо "официальной диктатуры". Этот штаб должен был представлять из себя "коллективную диктатуру", диктатуру "без внешних знаков, без званий, без официальных прав, и более могущественную именно потому, что у нее отсутствуют внешние проявления власти". Ее члены, провозглашал Бакунин языком, напоминающим "Катехизис", должны подчиняться "строгой дисциплине", нарушения которой должны рассматриваться как "преступления", наказываемые "исключением, сочетающимся с местью, следующей ото всех членов общества". Впоследствии, в 1872 году он все еще писал: "Наша цель - создание всемогущей, но всегда невидимой организации, которая должна подготовить революцию и возглавить ее."»[26]
Сходство со средневековой организацией асассинов ( они же карматы, они же исмаилиты) недвусмысленное. Асассины объединялись в пятерки. Они приходили по ночам и убивали неугодных. Были целые асассинские государства. Ночного террора асассинов боялись весь Ближний Восток и Северная Африка.
Что касаемо безраничного подчинения, то читаем у Платона в «Законах»: «Ни в серьезных занятиях, ни в играх никто не должен приучать себя действовать по собственному усмотрению: нет, всегда - и на войне и в мирное время - надо жить с постоянной оглядкой на начальника и следовать его указаниям. Даже в самых незначительных мелочах надо ими руководствоваться, например по первому его приказанию останавливаться на месте, идти вперед, приступать к упражнениям, умываться, питаться, пробуждаться ночью для несения охраны и для исполнения поручений» [27].
Что же касается тайных организаций, которые незримо управляют обществом, то нужно понимать, что как и в случае асассинов, власть таких организаций в стране основана на страхе. Так как все происходит тайно, то страх этот становится почти мистическим, религиозным. Но, несмотря на «власть тьмы» должна существовать верхушка айсберга – видимое всем правительство и прочие необходимые для государства учреждения. Без этого, как мне кажется, невозможно. А тайная, невидимая, власть, которая мила Бакурину, надо полагать, должна быть подобна божественной. В этом и придумка.
«Народная революция, повторяет он (Бакунин, - Авт.), должна быть "незримо возглавлена, но не официальной диктатурой, но безвестной и коллективной диктатурой, состоящей из людей, преданных делу полного народного освобождения от всякого угнетения, крепко сплотившихся в тайном обществе и всегда и повсюду действующих ради общей цели и в соответствии с общей программой". Он говорит о революционной организации как о "штабе народной армии" и добавляет, вновь словами "Катехизиса", что она должна быть составлена из "самых страстно, непоколебимо и неизменно преданных людей, которые, отрешившись, по возможности, от всех личных интересов и отказавшись один раз навсегда, на свою жизнь по самую смерть от всего, что прельщает людей, от всех материально-общественных удобств и наслаждений и от всех удовлетворений тщеславия, чинолюбия и славолюбия, были бы единственно и всецело поглощены единой страстью всенародного освобождения..."»[28]
Мы уже знаем такое государство с незримой силой, державшей всех в страхе. Сталинская Россия. Очень религиозное государство по своей сути, даром что с официальным атеизмом. Обратите внимание, сам Сталин не только хорошо знал христианские догматы, но и очень активно интересовался разного рода мистикой, эзотерикой, в частности, переписывался с другом своего детства, очень известным эзотериком Гюрджиевым. Да и государство Грозного с опричниками и Петра с Тайным Сенатом примерно то же самое, что сталинская «счастливка».
Как видно, Бакунин Нечаеву пара. Может, меньшего размера мерзавец, но мерзавец. Пол Аврич слишком наивно жалеет старика Бакунина. Думаю, Бакунин с Нечаевым разыграли старую басню о добром и злом копе, чтобы общество оценило Нечаева не так жестко, как он заслуживал.
К «специальным» людям, возможно, относится и Желябов. Но изучение его биографии не дает возможности сказать это однозначно.
Личность, бесспорно, незаурядная. Крестьянский сын, крепостной по рождению, получил освобождение, когда учился в гимназии, куда его устроил помещик, хозяин его родителей. Учился хорошо, окончил с серебряной медалью. Но вот народник Л. Тихомиров, который с ним учился в гимназии, и который одно время был влюблен в Перовскую, говорил, что он в то время ничем особенным не отличался кроме хождения по публичным домам. После исключения из Одесского университета женился на дочери сахаропромышленика, гласного Одесской думы Яхненко. Надо отметить, что для крепостного мальчика совершенно удивительная биография. И дело не только в способностях, дело в умении везде «неплохо устроиться».
После перехода к революционной деятельности Желябов оставил семью. Отличался необыкновенно живыми глазами, одна из народоволок (М. Эльцина-Зак) говорит об «искрящих карих глазах». «Хороший оратор, живой, деятельный, вероятно, предприимчивый, с уменьем бить на эффект, когда он считал это нужным — из расчета наделать шуму, заставить людей говорить и думать. <…> Его натура невольно стремилась подчинить себе окружающих и искала большого простора для своей деятельности, но должна была, если только действительно существовали эти агрессивные стремления, встречать в среде организации отпор со стороны людей не менее сильных, а может быть, более глубоких, чем он. В его глазах я замечал иногда не то радость успеха, не то чувство прилива и расцвета сил.» [29](А.В. Тырков).
Многие отмечают у Желябова склонность к эффектам, способность увлекаться (М.В. Фроленко). Известно, что во время судебного процесса Желябов издевательски смеялся. «Когда люди плачут – Желябовы смеются», - заявил возмущенный прокурор Н. Муравьев.
«Несомненно, он был искренне убежденным человеком, не боявшимся нареканий в отступлении от социализма. В то время нужно было обладать значительной долей смелости, чтобы проповедовать необходимость борьбы за политическую свободу. Если в течение всего нескольких месяцев довольно резко изменились взгляды значительной части тогдашней революционной молодежи, то в этом, кроме внешних условий, главную роль сыграл, несомненно, Желябов» [30](Л.Г. Дейч).
Именно Желябов во время Липецкого съезда впервые заговорил о переходе от пропаганды к террору. «Только с присоединением Желябова к революционной деятельности террор принял систематический характер». [31](Л.Г. Дейч)
Многие отмечали его внутреннюю силу. Достаточно часто упоминается цитата Тихомирова о том, что Перовская «стала его рабой» [32]. Можно резюмировать, что Желябов умел увлечь за собой людей, и именно он склонил «народовольцев» к террору и был его истовым пропагандистом.
Желябова считали несколько поверхностным. Он мог увлечь, но это было не очень глубоко. Считается, что он плохо разбирался в людях и ошибся в Рысакове, которого привлек к покушению первого марта. Как известно, Рысаков сломался сразу и писал ночи напролет, требуя бумагу, боясь, что не успеет до суда описать, все что знает.
Но может быть это была не ошибка? Может это был расчет?
Рысаков должен был промахнуться! Это было шестое покушение! Значит Рысаков должен был быть чем-то вроде зомби, который, опомнившись от наваждения, начал сдавать всех!
А ведь на самом деле готовилось ПРЕДСКАЗАННОЕ седьмое покушение, шестое было только для счета (для Рысакова)! Неужели оно могло готовиться без чьего-то присмотра? Вряд ли!
А кому там присматривать, кроме Желябова?
Почему же тогда он добровольно присоединился к арестованным? Ведь он мог уйти от смерти? Принято (в принципе допускаю), что Желябов это сделал из идейных соображений, чтобы на процессе произнести обвинительную речь. Но, возможно, он не мог упустить случая войти в историю знаменитым (о его склонности к эффектам упоминалось выше). Тем более, если он все-таки относится к «специальным людям», то должен знать о смерти гораздо больше обыкновенных людей и не так сильно ее бояться.
Итак, на примере одного предсказанного убийства можно сделать предположение о том, что некие силы участвуют как в организации общественных движений, так и в общем руководстве политической жизнью человечества.
Сколько их было в русской истории, раздувавших революционный пожар? Были и откровенные провокаторы, вроде Азефа и Гапона.
Были странные люди, вроде Петрашевского.
Был Петр Савинков. Вот уж в ком не приходится сомневаться. Это - «специальный человек». Поразителен цинизм (он всегда поразителен, вот ведь вроде недавно писал про цинизм Нечаева, и вновь приходится употреблять это слово) Савинкова. Тот, кто смотрел фильм Шахназарова «Всадник по имени смерть», снятого по дневникам Савинкова, помнят, как расчетливо и наплевательски пользовался главный герой «человеческим материалом» для организации покушений. Вспоминаются слова, сказанные про Нечаева: «Он относился ко всем мужчинам и женщинам как к простым орудиям в революционной борьбе, а поэтому он отрицал самоценность и достоинство их личности, считал их совершенно одинаковыми». Эти слова в полной мере относятся и к Савинкову. «“Вождем у нас мог быть Савинков, но он был совсем другой ориентации. И потом, это был совсем аморальный человек, у него не было этики. Помните, он проповедовал: “Почему нельзя убить мужа своей любовницы, но можно убить министра? Если вообще можно убить человека, то безразлично, кого и по каким мотивам”. Это он нам преподнес в 1909 году. Вся наша эсеровская молодежь была глубоко возмущена” (Б. Бабина) [33]. Биография Савинкова интересна сама по себе. Этот человек менял партии и убеждения. Везде и всюду организовывал заговоры. Был талантливым писателем, публиковавшимся под псевдонимом Ропщин. Под конец жизни пропагандировал бесполезность попыток борьбы с советской властью. Несмотря на это был арестован во время организации очередного заговора в России и покончил с собой в ВЧК. Такие повороты означают только одно – либо человек психически неуравновешен (что не подтверждается, биографы Савинкова говорят об его умении контролировать себя), либо о том, что истинной целью его было просто «взбаламучивание воды».
Удивительно его сходство с Эдуардом Савенко (Лимоновым). Прочитайте их биографии, и вы убедитесь. Детство так или иначе связано с Харьковым. Оба в молодости определились в антигосударственной деятельности. Савенко в дессидентской, Савинков начинал как марксист. Оба много жили в эмиграции. Там же прославились как писатели, причем оба писали под псевдонимами (Савинков – Ропщин, Савенко – Лимонов). Оба работали военными корреспондентами. И наконец, в скольких заговорах в течение последних лет принял участие Савенко! Меры воздействия изменились – сейчас вместо бомб национал-большевики кидают помидоры и яйца, и хорошо, что изменились. Дело только в том, что молодые люди, участвующие по заданию Савенко в этих акциях, попадают во вполне реальные тюрьмы, где им приходится очень несладко. Сходны многие черты личности Савенко и Савинкова – смелость, позерство, любовь к женщинам, элегантность и т.п. Все по отдельности ничего не значит. Но почитайте о каждом из них и сравните, и что-то тревожное почудится вам.
А потом, сходство фамилий… Излюбленные омонимические игры? Опять кривенькая ухмылка?
И еще одно важное замечание. Я не просто так выделил в описании Нечаева горящие черные глаза, а в описании Желябова искрящиеся карие. Достоевский пишет об Инквизиторе следующее: «Он хмурит седые густые брови свои, и взгляд его сверкает зловещим огнем» [34]. Конечно же, сверкающий взгляд говорит о гневе и силе духа. Но, может быть, и не только. У Достоевского детали обычно неслучайны, наверное, поэтому у него их не очень много. Возможно, он хотел, чтобы читатели обратили внимание на эту деталь. Хочу отметить, что горящими черными глазами отличались Степан Разин и Емельян Пугачев, Иван Грозный, вождь гуннов Атилла, т.е. люди, раскачивавшие лодку истории. Нередко такие глаза встречаются у экстрасенсов. Из личного опыта знаю, что зачастую (не всегда) люди с «горящими» глазами – необязательно черными – обладают личными качествами, позволяющими им манипулировать окружающими. Что я могу сказать по этому поводу? Бойтесь людей с горящими глазами? Нет, конечно. Просто обратите внимание. Может быть, вы сделаете более определенные выводы.
Последуем дальше за предсказаниями Инквизитора.
«… но знаешь ли, что во имя этого самого хлеба земного и восстанет на тебя дух земли и сразится с тобою и победит тебя и все пойдут за ним, восклицая: "Кто подобен зверю сему, он дал нам огонь с небеси!" Знаешь ли ты, что пройдут века, и человечество провозгласит устами своей премудрости и науки, что преступления нет, а стало быть нет и греха, а есть лишь только голодные. "Накорми, тогда и спрашивай с них добродетели!" вот что напишут на знамени, которое воздвигнут против тебя и которым разрушится храм твой». [35]
Маркс и Энгельс связали экономику с политикой и с гуманитарными науками. Материальное - основа духовного, объявили они. Собственно, для этого они и были «созданы», к этому их подводили. Именно тезис об экономике как базисе, а культуре как надстройке и использовался разного рода идеологами для создания понятия об относительности ценностей. Из относительности ценностей возникли разного рода дикие понятия о классовости не только в экономике, но и во всей окружающей жизни. Искусство, мораль, ценности – все имело смысл в пределах одного класса, и только с позиций ценности для класса представляло интерес. История, понятая как борьба классов, искушала понять и духовное развитие человечества с этих позиций. Один класс свергает другой и сразу же все ценности пересматриваются. Вспомните, что Сталин продал «Сикстинскую Мадонну» из Эрмитажа, потому что ему были нужны деньги, чтобы залатать хотя бы самые крупные дыры в бюджете страны, трещавшем по швам.
Мысль о том, что пока человек голоден, ему до остального дела нет, в подавляющем большинстве случаев справедлива. Но сделать из нее фетиш, и такой премудрый фетиш, было нехорошо. Очевидно, это был урок, который должно было выучить человечество. Оно – человечество – слабо, и нужно ему только жрать. Хлебы нужны земные, а не небесные. Маркс и Энгельс были первыми в этом звене. Эстафету подхватить выбрали Ленина. А Ленин инспирировал борьбу с христианством.
Борьба с христианством в Новое время проводилась во время Великой Французской революции. Закрывались церкви, запрещались службы. Вместо христианства был введен «Культ Разума». Праздники «Культа разума» проводились в разграбленных церквях. Чествовалась «Богиня Разума», которую изображала актриса. Рационалистический культ разума был отменен благодаря усилиям якобинцев-монтаньяров во главе с Робеспьером. Пришедший на смену «Культу Разума» «Культ Верховного Существа» опирался на наличие божественного промысла (в принципе об этом или о сходном понятии данная работа). 7 мая 1794 года монтаньярский Национальный конвент принял декларацию, согласно которой французский народ признавал существование Верховного существа и бессмертие души. Термин Бог избегался и заменялся на термин «Верховное Существо».
Мы видим, что культ Христа был заменен культом «Мудрого Духа». Распространившийся в конце 18 века «деизм», близкий к культу Высшего существа, по сути также являлся культом Мудрого Духа.
Развитие атеизма, набиравшее силу вместе с развитием марксизма, усугубляло ситуацию. Частично этому способствовали успехи естественных наук, благодаря которым появилось ложное представление о могуществе человека и его ума. (Да, ум человека могуч, но до ума неведомых сил, до их масштаба, ему очень далеко).
XIX век особенно характерен распространением атеизма. Атеистом был Фейербах, из учения которого много чего попало в марксизм. Классики марксизма попытались придать атеизму научное обоснование. Из немарксистских философов следует упомянуть атеизм Ницше.
Розанов пишет: «Уже Ог. Конт на место христианства, которое он считал отживающею религиею, пытался изобрести некоторое подобие нового религиозного культа, с празднествами и чествованием памяти великих людей, -- и культ служения человечеству все сильнее и сильнее распространяется в наше время, по мере того как ослабевает служение Богу.» [36].
Страна Cоветов, как вы помните, просто объявила, что бога нет. Албания пошла еще дальше, попросту закрыла все храмы и объявила страну атеистической. "Накорми, тогда и спрашивай с них добродетели!" вот что напишут на знамени, которое воздвигнут против тебя и которым разрушится храм твой»
Читаем дальше. «На месте храма твоего воздвигнется новое здание, воздвигнется вновь страшная Вавилонская башня, и хотя и эта не достроится, как и прежняя» 37]
Строительство новой башни началось с Великого Бунта, а Бунт начался с Великой Войны. Все человечество было вовлечено в круговорот саморазрушения. По сути, все было подготовлено. Выстрел Гаврилы Принципа, вероятно зомбированного, привел к серии взаимных претензий государств друг к другу, выполнению союзнических обязательств и так далее.
В России же два симбирца – Керенский и Ленин, две судьбы, находящиеся под пристальным воздействием неведомых сил, - готовились занять русский трон в период разрушения старого христианского мира. Они так никогда и не поняли, что скорее всего были ступеньками по достижению власти истинными строителями.
Истинные строители вышли из тени на свет сразу же после смерти Ленина. Вышел и главный строитель – Сталин. Вавилонская башня – гордое безбожием государство, в котором люди дерзнули считать себя равными богу, строилось, как и было предсказано в Фатиме, 70 лет. Дорого заплатила Россия за то, что ее выбрали в качестве места строительства Вавилонской башни.
Предсказание должно было сбыться. Поэтому к нему должны были подготовиться. Я предполагаю, что Горбачев был не единственным, кто мог быть предназначен для роли разрушителя недостроенной Вавилонской башни. Но стал им Горбачев. Думаю, что его судьба, как и судьба его жены, были выстроены. Были ли какие-то «специальные люди» в его судьбе мне неизвестно. Возможно, если прочитать его подробную биографию, можно будет кого-то нащупать. Наверняка Горбачев - жертва, т.к. судьба его тяжела. Выполнив работу по развалу СССР, он моментально был оторван от власти. Все лишения следующих лет людьми были отнесены на его счет, хотя его «вина» была только в том, что он развалил коммунистические идеалы.
Одновременно развалился и весь социалистический блок. И наступили тяжелые времена.
«- ибо к нам же ведь придут они, промучившись тысячу лет со своею башней! Они отыщут нас тогда опять под землей, в катакомбах, скрывающихся (ибо мы будем вновь гонимы и мучимы)» [38]
В 20-30 годы церковь практически была загнана в катакомбы. Церкви были большей частью разрушены. Многие священники и их семьи пострадали, некоторые даже были убиты.
После 70 лет прозябания церкви на периферии общественной жизни народ потянулся к ней. Возрождение церкви было бурным и радостным. Очень много говорили о возвращении к истинным ценностям. Строительство коммунизма и социализма было отставлено. Было много надежд на будущее. Тогда еще трудно было предположить, что РПЦ превратится в государственную религию. А церковь, почувствовав нужду в себе, принялась восстанавливаться с невероятной энергией. Можно даже сказать, что чем меньше энергии было в экономике, тем больше энергии было в церкви. Может статься, от этого церковь начала заниматься широкомасштабными контрабандными поставками табака и алкоголя в Россию, и замешан в этом был нынешний патриарх.
Но все равно, в начале 90-х в церкви еще был истинный дух, особенно контрастный с тем ужасом, который творился в стране повсюду.
«найдут нас и возопиют к нам: "Накормите нас, ибо те, которые обещали нам огонь с небеси, его не дали» [39].
«Огонь с небеси», т.е. мощь, которая сделает человека счастливым, не дали. И не могли, т.к. вся история, начиная с Великой Французвской Революции, предположительно была грандиозным обманом. Но и то, что поимела Россия в начале 90-х после развала СССР, было нескончаемым обманом.
Началось с Гайдаровских реформ, от которых люди голодали. Далее пошла грызня между парламентом и президентом, кончившаяся беспрецедентным расстрелом парламента. Приватизация была использована для скрытого присвоения частной собственности. Появились «новые русские», первые богатые люди, воспользовавшиеся приватизацией. Вышли на свет божий бандиты. К ним ушли многие милиционеры, в результате методы работы братков перешли на более высокий уровень. Криминал активно делил страну, подчинял себе фирмы и банки.  Из-за конверсии все наработки советской науки были бесплатно переданы новым друзьям-американцам. Экономика рухнула и люди вертелись сами, чтобы выжить. Некогда великая наука стремительно рушилась. Процветало мелкое предпринимательство в виде челночного бизнеса, которое могло прокормить семью. Население стремительно сокращалось. Было такое ощущение, что в стране остается столько народа, сколько она в состоянии прокормить. Из стран бывшего соцлагеря потянулись беженцы, до которых никому не было дела. Все, что можно было разворовать, разворовывалось «семьей» президента. Авторитет страны рушился от позорного поведения вечно пьяного правителя. На выборах царила вакханалия, и всех просили «голосовать сердцем». Общество держали в напряжении экстремисты – баркашовцы и лимоновцы. Началась затяжная чеченская война. Наконец, наступил дефолт.
Конечно, главный, кто подготовил осуществление следующих тезисов Инквизитора: «Никакая наука не даст им хлеба, пока они будут оставаться свободными, но кончится тем, что они принесут свою свободу к ногам нашим и скажу нам: "лучше поработите нас, но накормите нас" [40]» - это Ельцин.
Косвенную роль сыграли Зюганов с Жириновским, т.к. за этих монстров голосовать было просто страшно. Бесспорную роль сыграл «приватизатор» Чубайс. И уж решающую «киндер-сюрприз» Кириенко, человек, объявивший дефолт. То есть человек, взявшийся сделать стране харакири. Тем не менее, он не понес никакого морального урона. Официальные средства информации его оправдывали. Он не долго оставался у власти, получил все наградные и отбыл. Был он «специальным человеком», не был? Время покажет.
Но главное, всем страшно хотелось спокойствия.
«А зачем она мне, эта демократия? Что в ней хорошего?!» - стал задаваться вопросами обыватель. Тем более ее лидеры выглядели крайне несимпатично. Чубайсы, Немцовы, Хакамады, Явлинские казалось «страшно далеки были от народа».
После дефолта страну немного приподнял с колен Примаков, а потом в нее «вступил» тот, кто уже, кажется, обосновался так прочно, что и не подвинуть. И как-то так получилось, что примаковские результаты достались ему.
«И тогда уже мы и достроим их башню, ибо достроит тот, кто накормит, а накормим лишь мы, во имя твое, и солжем, что во имя твое».
И с приходом Путина началось строительство новой башни. И ведь действительно сами отдали свободу. Сами, не голосуя на выборах или «голосуя сердцем».
А башня построилась. И построилась быстро, лет за пять. Пять лет – и оказалось, что мы живем в совершенно другой стране. Живем под лозунгами стабильности и спокойствия.
Стабильность, конечно, от того, что демократии нет, и выборы – пустой звук. Выбирать не из кого, т.е. из Единой России и нескольких хилых партий, которые одолевают семипроцентный барьер, и которые в основном сателлиты той же ЕР, выбирать не приходится. Можно не голосовать, т.к. одного голоса вполне достаточно для победы единственной политической силы. Политическая ситуация железно предсказуема, вот и все, что можно с трудом подогнать под слово «стабильность».
Информации, будоражащей мозги, тоже стало мало, т.к. средства информации стали уныло-однообразными и печатающими только идеологически выверенные материалы. В стране все спокойны, т.к. не знают, что идут ко дну.
Рабочих мест намного больше не стало. Народу работоспособного стало меньше.
Появились предприятия «отверточного типа», но при этом в путинскую эру множество своих, доморощенных, было уничтожено вакханалией рейдерства. Сейчас, в период рецессии, рабочих мест стало гораздо меньше, как в год после дефолта.
Наука продолжает загнивать и разрушаться. Высшее образование вкупе со школьным составляют науке компанию.
Короче, процветание, ради которого продали свободу, является дутым. Оно создается только средствами массмедиа. Если бы не было нефтяной иглы, все давно пошло бы прахом, т.к. власть совершенно точно не обладает квалификацией и качествами для эффективного управления экономикой, шире говоря – страной.
Идеологией этой вакханалии лицемерия является православная вера. Вот так страшно реализовались слова «накормим лишь мы, во имя твое, и солжем, что во имя твое».
Предполагаю, что многих заденет это высказывание. Поэтому сразу скажу, что я православный христианин. Я большой поклонник Евангелия и скептически отношусь к Библии (не целиком, а ко многим ее частям). Но не надо забывать, что церковь не только институт веры, это еще и общественный идеологический институт, средство влияния на массы. Как можно было солгать «во имя твое», спрошу я вас? Только использовав в качестве прикрытия христианскую церковь (которая, по утверждению Великого Инквизитора, давно с Мудрым Духом, но думаю, что прав он был только в отношении отдельных ветвей христианства и в отдельных странах). Христианская церковь стала официальной идеологией нынешнего авторитаризма. В 2008 году тогдашний патриарх Алексий поздравил с пасхой президента и премьер-министра, а потом уже всю остальную православную паству. И это при том, что ортодоксальное христианство считает людей равными перед Господом. Это событие можно считать знаменательным. Тайное стало явным. Не место в данной статье говорить о конкретных представителях церкви, которые используются для оболванивания масс. Но вот таким образом происходит ложь во имя Христа.
Многие заметили, что РПЦ заняла ту нишу, которую занимала в Советском Союзе коммунистическая партия. Словно в насмешку на смену идеологии, которая была создана для дискредитации христианства, пришло само христианство и стало выполнять те же функции.
Есть еще одна идеология, которая втихушку начитывается сотрудникам ФСБ, то есть тем, кто на нынешнем этапе являет собой «тайную организацию, управляющую страной». С этим вопросом можно ознакомиться на сайте dotu.ru. В инете есть ролик, где мужчина с выразительными глазами обрабатывает бойцов невидимого фронта и славословит невероятную мудрость и прозорливость Путина. Это так называемая «достаточно общая теория управления». Восходит она к маккиавелизму (в котором, по мнению некоторых, Путин очень силен) и к древним теориям, в частности платоновским.
 
_________________________________
 
Для чего все это делалось?
Великий Инквизитор сказал вполне отчетливо. «Поймут наконец сами, что свобода и хлеб земной вдоволь для всякого вместе немыслимы, ибо никогда, никогда не сумеют они разделиться между собою! Убедятся тоже, что не могут быть никогда и свободными, потому что малосильны, порочны, ничтожны и бунтовщики» [41].
Розанов: «Таким образом, в советах "могучего и умного Духа", искушавшего в пустыне Иисуса, заключалась тайна всемирной истории и ответ на глубочайшие требования человеческой природы; советы эти были преступны, но это потому, что самая природа человека уже извращена» [42].
Вот такой силой обладают слова Великого Инквизитора, если даже Розанов, блестящий, если не гениальный, исследователь и толкователь «Легенды» попал под его влияние. Он посчитал доказанным то, к чему собственно и подвел человечество Мудрый Дух, и допустил справедливым предлагать преступные меры при наличии якобы извращенного человечества.
Я полагаю, что Мудрый Дух ничего не доказал. Если человек так извращен, зачем его нужно было вовлекать в войны и кровопролитие, в безбожие с помощью провокаторов?
Нет, не думаю, что самая природа человека извращена. Ее извращают уже много лет, но не думаю, что она безнадежно испорчена.
Вот так Розанов пытается оправдать Мудрого Духа: «Человек не только страдает и развратен сам, он вводит растление и муку всюду, где может, во всю природу. Приноравливая к себе, он исказил самые инстинкты животных (Байрон в одном месте справедливо и глубоко называет прирученных, домашних животных - "развращенными".), он вымучил у них и у растений небывалые формы, принуждая их к противоестественным скрещиваниям, которым не знал бы и границ, если бы не встретил упорного сопротивления в таинственных законах природы. Гнусный беззаконник, он стоит перед этими законами, все еще усиливаясь придумать, как бы нарушить их, как бы раздвинуть все грани и переступить через них своим развратом и злом. Он торопливо хватает в природе всякое уродство, каждую болезнь, - и хранит и бережет все это, - увеличивает еще. Он перемешал климаты, изменил все условия жизни, смесил несмешивавшееся и разделил сродненное, снял с природы лик Божий и наложил на нее свой искаженный лик. И среди всего этого разрушения сидит сам, ее властелин и мучитель, и, мучаясь, слагает поэзию о делах рук своих» [43].
Все сваливается на человека. Он пытается нащупать свой путь, и его радостно объявляют истязателем природы. Да, на нынешнем этапе неуважение к природе дает свои плоды, и человеку нужно учиться быть ее частью, а не надсмотрщиком. Говорят, что это от безбожия. Может быть. Но я предполагаю, что безбожие человеку было навязано неизвестными силами, возможно даже самыми высшими.
Тем не менее, человек допустимо сам является объектом экспериментов высших сил. Морально ли это? Вспомните цунами в Таиланде, когда 26 декабря погибли тясячи человек и были разрушены все жилые дома. Ровно через полгода, 26 июня, цунами повторилось. Это само по себе знак. Цифровые закономерности – это она, «кривенькая усмешка». И был еще один знак. Как писала одна газета, остались нетронутыми все культовые сооружения, вне зависимости от веры. Остались целы даже дворовые святилища. Конечно, не нам указывать высшим силам. Но все равно люди оказываются равны страдающим подопытным кроликам. (В связи с этим хочется немного поговорить о предсказаниях Ванги, которые сейчас сбываются. Если принять, что для того, чтобы предсказание сбылось, его нужно подготовить, то посмотрите, что же получается. «Курск окажется под водой». Умники смеются - попалась бабка. А оказывается, что Курск это подлодка. «Американские братья падут заклеванные железными птицами». Бред, говорят умники. А ведь 11 сентября самолетами были уничтожены башни-близнецы. Подготовить оба события с высокой вероятностью можно при наличии такой мощи, как у верховных сил. И опять присутствуют омонимические игры. Опять кривенькая ухмылка!). Еще хочется отметить, что неуважение к природе – явление индустриализации, которая есть порождение развития буржуазного общества. А развитие буржуазного общества, как мне представляется, поддерживается прежде всего протестантской идеологией, которая больше соответствует библейской, а не евангельской морали.
Впечатленный логикой Инквизитора, Розанов считает, что : «Цивилизация вырабатывает в человеке только многосторонность ощущений и... решительно ничего больше! А через развитие этой многосторонности человек еще, пожалуй, дойдет до того, что отыщет в крови наслаждение. Ведь это уж и случалось с ним. Замечали ли вы, что самые утонченные кровопроливцы почти сплошь были самые цивилизованные господа, которым все эти разные Атиллы, да Стеньки Разины иной раз в подметки не годились, и если они не так ярко бросаются в глаза, как Атилла и Стенька Разин, так это именно потому, что они слишком часто встречаются, слишком обыкновенны, примелькались» [44]
Да, это все уже было в древних обществах, особенно в древнем Риме. И сейчас это нет-нет да возникает Но сейчас это не считается нормой! В этом разница. Сейчас любой такой случай держится в тайне, иначе возмущение общества будет огромным. А раньше всей семьей ходили на казнь смотреть. Нет, человечество развивается, и в нем изменяется не только утонченность восприятий. Медленно, но идут серьезные структурные сдвиги.
И уж совсем пессимистично звучит, как бы навеянное Великим Инквизитором: «Мы должны, наконец, понять, что все неисчислимое страдание, которое несет человек в истории и благословляет его, потому что оно дало ему будто бы "познание добра и зла", в действительности несется все-таки напрасно, и он так же далек от этого познания, как и тогда, когда впервые протянул к нему руку. Непереступаемые границы, которыми определен он и связан, дают ему только просвет к этому познанию, тревожащий его и дразнящий, но через который никогда не суждено ему взглянуть прямо на солнце правды» [45].
Нет, хочется возразить! Не напрасно! Из второго совсем не следует первое. Даже если истина до конца не познаваема, «просвет познания» развивает человечество. «Энергия заблуждения» (по Шкловскому) ведет вперед. Может быть, даже и приведет к окончательному познанию истины.
Итак, если внимательно присмотреться к тому ответу, который дал Мудрый дух Христу воплотив его в реальной жизни, приходишь к выводу о многочисленных подтасовках под результат. Да, человек отнюдь не идеален, но он не безнадежен. По крайней мере, последнее осталось недоказанным.
 
_______________________
 
 
Теперь зададимся вопросом: если Достоевский описал то, что случилось в истории, и это, случившееся, было ответом Христу, то к какому событию должно было быть приурочено содеянное?
Наверное, ко второму пришествию Христа. Ответ дается Христу, значит, он должен быть дан ко второму пришествию Христа.
К моменту второго пришествия окажется, что все уже устроено именно так, как говорит Великий Инквизитор.
Но вот ведь что ещё интересно (так много интересного в этом маленьком тексте).
«Они порочны и бунтовщики, но под конец они-то станут и послушными. Они будут дивиться на нас и будут считать нас за богов за то, что мы, став во главе их, согласились выносить свободу и над ними господствовать, - так ужасно им станет под конец быть свободными! Но мы скажем, что послушны тебе и господствуем во имя твое. Мы их обманем опять, ибо тебя мы уж не пустим к себе».
Итак, Христа не пустят. Каким образом?
Возможно даже, что весьма экзотическим.
Почитайте книгу Орхана Памука «Черная книга». Там вы найдете новый вариант «Легенды о Великом Инквизиторе». Инквизитор там назван своеобразным именем «Гранд Паша». А вот Христу на этот раз объясняют, каким образом его не пустят к людям. Его объявят Антихристом. (Кстати, в интернете на форумах можно найти высказывания, о том, что Антихрист будет говорить о жалости, о добре и сострадании, о том что он будет виганом. «Не дайте себя обмануть добром!» - парадоксально предупреждают участники форумов).
Не могу сказать, что Орхан Памук знает истину, но нельзя сказать, что его гипотеза невероятна.
Но версия Памука, по-видимому, один из крайних вариантов, на который опираются в своих расчетах Мудрый Дух и его помощники. Возможно, Христос будет искалечен или изуродован так, что его не узнает. А наиболее вероятно, что постараются просто опереться на церковь, чтобы не допустить Христа к пастве. Еще раз вчитайтесь в эти слова: «Но мы скажем, что послушны тебе и господствуем во имя твое. Мы их обманем опять, ибо тебя мы уж не пустим к себе».
На мой взгляд, если есть силы, о которых я пишу, они должны нанимать талантливых писателей для того, чтобы они донесли их истину до читателей в удобоваримой форме.
Достоевский был большим мастером психологических обоснований, поэтому вполне мог привлечь к себе внимание. Но полученное знание не радовало его. Формально он нигде не противоречит Великому Инквизитору, т.е. выполняет задание – рассказывает, как будет протекать ход мировой истории и почему. Но своим творчеством он противоречит легенде, он разоблачает ее. Что касается Орхана Памука, то, может быт,ь и он отрабатывал задание. Автор это очень талантливый, но с Достоевским несопоставимый, поэтому его вставная новелла о Христе так и остается обыкновенной вставной новеллой.
Вы спросите, за какие блага писатели могут согласиться выполнять задания? За успех. А что взамен, кроме выполненного задания? А кто его знает. Вероятно, сама жизнь.
 
___________________________
 
Но не всегда удавалось вправлять человечеством. Розанов справедливо подмечает: «…как мало удивляемся мы, только взглянув на него, глубокому и быстрому перевороту, какой совершило Евангелие на переходе из древнего мира в новый». Это было время духовных подвигов, время нравственного расцвета. Вспомните, хотя бы императора Константина, спасшего христианство в битве с «Драконом» (так называли его соперника, производившего древние гадания и предсказания по внутренностям, вырванным из тел беременных женщин). Вспомните мучеников. Вспомните аскетов, которые удалялись в пустыню, чтобы не дать воздействовать на себя извне! Кстати, это говорит о том, что при наличии сильной воли и знаний можно, хоть и с трудом, противостоять мощным управляющим потокам, пронизывающим нашу жизнь.
Сейчас, при наличии средств управления массовым сознанием, при объединенных усилиях пиарщиков и политологов, а также оплачиваемых ими журналистов, управление личностью и ходом истории приняло сверхмасштабные черты. И это знамение времени. Нас пытаются превратить в «едино стадо», и тогда Ваал попытается овладеть нами окончательно. И тогда мы увидим «шигалевщину».
Нужно внимательно присмотреться к «кривенькой ухмылке».
Ведь совсем не невероятно, что нас попытаются заставить изучить то, что так противоположно христианству. То, что называют «достаточно общей теорией управления», и что восходит к Маккиавели и к Платону.
 
Ссылки:
 
 1. Розанов В.В. «Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М. Достоевского»
 2. Ф.М.Достоевский «Легенда о Великом Инквизиторе»//«Братья Карамазовы»
 3. Платон. Законы. Книга первая.
 4. А.Ф. Лосев Законы. Абсолютистское завершение платоновского идеализма в "законах"//Комментарии к «Диалогам» Платона
 5. Марлен Инсаров. «Софья Перовская и Андрей Желябов (к 125-летию Первого марта)» - http://revsoc.org/archives/2648
 6. Блестящая плеяда. М., 1989.
 7. Степняк-Кравчинский С. «Россия под властью царей. Подпольная Россия»// Степняк-Кравчинский С. Сочинения в 2-х томах. Т.1. – М.:Худож.литер. – 575с.
 8. Розанов В.В. «Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М. Достоевского»
 9. Ф.М.Достоевский «Легенда о Великом Инквизиторе»//«Братья Карамазовы»
 10. Розанов В.В. «Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М. Достоевского», ч. XIII
 11. Печерская Т.И. «Автоконцепция личности и пути формирования мемуарного облика Н.Г.Чернышевского»
 12. Раев А.Ф. Записки о Н.Г. Чернышевском // ЧВС. - Т. 1. - С. 76.
 13. Печерская Т.И. «Автоконцепция личности и пути формирования мемуарного облика Н.Г.Чернышевского»
 14. Ф.М.Достоевский «Легенда о Великом Инквизиторе»//«Братья Карамазовы»
 15. Ф.М.Достоевский «Легенда о Великом Инквизиторе»//«Братья Карамазовы»
 16. Н.Г.Чернышеский. «Что делать?»
 17. www.narovol.narod.ru/Person/nechaev.htm
 18. Петр Рябов. «Человек бунтующий: философия бунта у Михаила Бакунина и Альбера Камю»
 19. www.narovol.narod.ru/Person/nechaev.htm
 20. Лурье Ф.М. «Нечаев»
 21. Пол Аврич. Бакунин и Нечаев.
 22. Пол Аврич. Бакунин и Нечаев.
 23. А.Ф. Лосев Законы. Абсолютистское завершение платоновского идеализма в "Законах"//Комментарии к «Диалогам» Платона
 24. Пол Аврич. Бакунин и Нечаев.
 25. Пол Аврич. Бакунин и Нечаев.
 26. Пол Аврич. Бакунин и Нечаев.
 27. Платон. Законы//Платон. Диалоги
 28. Пол Аврич. Бакунин и Нечаев.
 29. http://www.hrono.ru/biograf/bio_zh/zheljabov_ai.php
 30. http://www.hrono.ru/biograf/bio_zh/zheljabov_ai.php
 31. http://www.hrono.ru/biograf/bio_zh/zheljabov_ai.php
 32. Г. Головков Перовская и Желябов. Любовь, борьба, смерть. http://www.beenergy.ru/authors/26272-perovskaja-i-zheljabov.-ljubov-borba-smert.html
 33. http://www.hrono.ru/biograf/bio_s/savinkov.php
 34. Ф.М.Достоевский «Легенда о Великом Инквизиторе»//«Братья Карамазовы»
 35. Ф.М.Достоевский «Легенда о Великом Инквизиторе»//«Братья Карамазовы»
 36. Розанов В.В. «Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М. Достоевского»
 37. Ф.М.Достоевский «Легенда о Великом Инквизиторе»//«Братья Карамазовы»
 38. Ф.М.Достоевский «Легенда о Великом Инквизиторе»//«Братья Карамазовы»
 39. Ф.М.Достоевский «Легенда о Великом Инквизиторе»//«Братья Карамазовы»
 40. Ф.М.Достоевский «Легенда о Великом Инквизиторе»//«Братья Карамазовы»
 41. Ф.М.Достоевский «Легенда о Великом Инквизиторе»//«Братья Карамазовы»
 42. Розанов В.В. «Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М. Достоевского»
 43. Розанов В.В. «Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М. Достоевского»
 44. Розанов В.В. «Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М. Достоевского»
 45. Розанов В.В. «Легенда о Великом Инквизиторе Ф.М. Достоевского»

 Комментарии

Комментариев нет