РЕШЕТО - независимый литературный портал
Гречко Андрей / Художественная

Скитальцы. Ограбление по-кишиневски

311 просмотров

Действующие лица
Платон Цыплаков – игрок. Молодой человек статного телосложения. Незаурядный модник, считает себя иконой стиля. Не отказывает себе ни в чем, пьет вино и пишет стихи. Существует легенда, что он продал душу дьяволу в обмен на способность угадывать числа на рулетке.
Францыч – карманник. Правая рука Цыплакова. Молодой худощавый парень. Всегда готов к самым опасным заданиям и сложнейшим диверсиям. В выборе одежды непритязателен. Исполнителен. Нелюдим.
Драгош – повар. Левая рука Цыплакова. Полноват, средних лет. Владеет сковородкой, как студент политеха паяльником. Молчалив. Интересуется наукой.
Натали – леди. Муза Цыплакова. Изящна, красива и умна. Род занятий неизвестен. Богата.

Владимир Шумилов – директор банка. Высокий, красивый мужчина средних лет с волевыми чертами лица. Прошел все ступени банковской иерархии. Спасение от горечи несчастного брака нашел в симфонической музыке. Находится в поиске достойной жены.
Ляля Манилова – специалист по работе с юридическими лицами. Молодая, интересная девица с черными волосами и голубыми глазами. Специализируется на богатеньких простофилях, для прочих – неприступная динамо-машина.
Федор Морару – кассир. Маленький, щуплый и невзрачный паренек. В своей группе в университете был предпоследним по успеваемости. Легко поддается внушению, быстро пьянеет.
Вадим Скутару – замдиректора банка. Внешность – деревенская. Азартен. Играя в карты, легко теряет контроль над собой. Больше всего боится своей жены.
Аурелиу Богза – начальник охраны. Среднего возраста увалень с ограниченной фантазией и интеллектом. Выгода – определяющий фактор при принятии любых решений. Подлец.

Пролог

В апреле 2002-го года на Южном побережье Испании, в маленьком курортном городке где-то между Кадисом и Малагой, на террасе ничем не примечательной виллы, в шезлонгах лежали молодые мужчина и женщина. Они любовались заходящим солнцем и время от времени лениво переговаривались.
- Мне скучно, - произнесла женщина.
Мужчина многозначительно зевнул, допил пиво из бутылки и повернул к ней голову:
- Если ты будешь так мила и принесешь мне еще пива, я расскажу тебе один случай, который является ярким доказательством…
Женщина резко подняла руку:
- Знаю, знаю. Расскажешь мне, как тебя задержали с контрабандой сигарет на польской границе или с полным чемоданом фальшивых денег где-нибудь в Пуэрто-Рико, и как ты, как всегда, улизнул, выйдя сухим из воды. Надоело.
Мужчина приспустил свои солнцезащитные очки и широко улыбнулся, обнажив два ряда белоснежных зубов:
- Но ведь улизнул. И сейчас лежу тут, в Богом забытом месте, отдыхаю на арендованной вилле, попиваю коктейли, загораю и провожу время с умным собеседником, а не гнию в каком-нибудь захудалом каземате.
- Ну ладно, ладно, - женщина улыбнулась, польщенная комплиментом. – Все равно это не стоит моих усилий.
Мужчина пожал плечами и опять уставился на горизонт. Некоторое время они лежали молча.
- Знаешь, - заговорил мужчина, - я всегда ценил твой в высшей мере эстетический вкус, аристократические качества, буржуазные манеры, наконец, просто твою женственность и изящность.
- Я все равно не принесу тебе пива.
- Да я не об этом. Я хочу сказать, что если и существовал когда-либо идеал женщины, то это, несомненно, ты. Символ прекрасного пола, если хочешь. Заметь, я не говорю про совершенность в отношениях между полами, про любовь. У каждого свои понятия о ней. Мисс мира – не обязательно хорошая жена, прекрасная любовница и интеллектуал. Но есть определенные критерии, по которым ее выбрали и они совпадают с мнением абсолютного большинства. В твоем же случае это не только внешность, которая просто восхитительна, но в гораздо большей степени те качества, которые я называл. Я, например, ценю их в первую очередь. И думаю, что я не ошибусь, если скажу, что меня поддержит абсолютное большинство представителей мужского пола.
Ты как никто другой достойна образа жизни, который ведешь, - закончил он.
- Спасибо.
Они опять помолчали.
- Куда едешь на этот раз? – спросила она.
- В Молдавию.
- Зачем?
- Давно хотел провести один занимательный эксперимент, - он загадочно улыбнулся.
- Почему именно там?
- На это потребуется время, а лучший способ его скоротать – молдавское вино, пожалуй, лучшее в мире.
- Не понимаю, зачем тебе все это.
Мужчина немного подумал и ответил:
- Ты знаешь кто такой игрок? Это человек, увлеченный одной-единственной страстью – побеждать. Ему постоянно нужны новые и новые победы. Ему нужен азарт, немыслимый риск, ошеломленное состояние, когда понимаешь, что можешь потерять все, что имеешь, включая последние модные брюки, но все равно идешь до конца, щекоча пятки своей судьбе и закладывая свою жизнь в ломбард.
- По-моему это глупо.
- А я о том же.
Мужчина встал и медленно направился в сторону дома. Когда он уже почти скрылся в комнате, она окрикнула его:
- Цыплаков! Ты позвонишь?
Он остановился и ухмыльнулся:
- А как ты думаешь?
Женщина удовлетворенно улыбнулась и поудобнее устроилась в шезлонге.
Спустя несколько минут она услышала из комнаты:
- А ты приедешь?
- А как ты думаешь, - ответила она.



Глава I
Прелюдия

Июнь 2002-го года был холодным и дождливым. Сегодня же, в середине месяца, напротив, выдался невероятно жаркий день: солнце палило беспощадно, ветер затих, на небе не было ни облачка. Все мысли в такой ситуации сводились только к большой кружке холодного пива.
Молодой человек лет двадцати пяти стоял у обочины дороги и смотрел на горизонт. Ладонь одной руки он приложил ко лбу, защищаясь от солнца, а другой поглаживал свои короткие волосы темно-красного цвета. На глазах его были прямоугольные солнцезащитные очки со стеклами кислотного цвета, в обоих ушах сверкали серьги – кольца среднего размера. Одет он был в удобный черный пиджачок, светлые джинсы и стильную футболку с надписью «Woodstock 69» на груди; на шее был завязан голубой платочек, на ногах обуты сандалии. С лица его не сходила широкая довольная улыбка, придававшая его образу нечто демоническое.
За спиной молодого человека стояла страшно пошарпанная и местами покрытая сильной ржавчиной голубая «Волга» модели ГАЗ-21. В ней на заднем сиденье сидели еще двое: один худой в черном спортивном костюме, другой полный в медицинском халате со скальпелем в руке. Дело было в десяти километрах от северо-западной границы Кишинева.
- Драгош, - молодой человек сел за руль и обратился к толстяку в белом халате, - ну ладно, этот, никогда не снимает своего спортивного костюма. Но ты то почему не переоделся? Мы что похожи на клоунов?
Он посмотрел в зеркало заднего вида, в котором отражались все трое: улыбающийся красноволосый франт с серьгами в ушах, худощавый тип в кепке, тщательно жующий жевательную резинку и толстяк в белом халате, с суровым выражением лица рассматривающий скальпель, и сам себе ответил, вздохнув: - Похожи. Сбежали прямо с представления.
Драгош ничего не ответил на заданные выше вопросы, а лишь пожал плечами и надулся, сложив руки на груди.
- Патрон, - вмешался худой, - какого черта? Сколько мы еще будем ждать?
- Цыц, - молодой человек поднял руку, - кажется едет.
Он вышел из автомобиля, присел на капот и уставился на дорогу. По направлению к ним стремительно приближалась белая точка. Через минуту она материализовалась в белый «Опель», который припарковался рядом. Из него вылез здоровый усатый мужчина.
- Гера, - красноволосый приветливо развел руки, - да ты просто чудо! Мы вот, знаешь, не знали чем заняться в тридцатиградусную жару и решили выехать позагорать за город. Ребята, ужас, как довольны, сидят вон мажутся кремом для загара. Ты привез? – спросил он.
- Привез, привез, - здоровяк подошел к нему и поздоровался. – Шеф задержал. Давай быстрее деньги, и покончим с этим.
- Покажи документы.
Здоровяк осторожно протянул папку. Молодой человек снял очки и быстро просмотрел бумаги.
- Превосходно, - резюмировал он.
- Деньги.
- Конечно, конечно, - молодой человек вынул из кармана конверт. – Посмотри внимательно, вдруг они фальшивые.
- Не советую шутить, - здоровяк нахмурился.
- Гера, у тебя большие проблемы. Твое чувство юмора никуда не годится. При твоей работе разрядка тебе просто необходима, нельзя же постоянно ходить таким серьезным и опасаться всего вокруг. Этак ты запросто кончишь в сумасшедшем доме, потому что однажды ты станешь невероятно мнительным, обнаружишь, что за тобой неотступно следует живой труп Риббентропа и, к великому своему ужасу, поймешь, что забыл все явки и пароли. Расслабься, купи DVD с комедиями золотой эпохи советского кинематографа, и посмотри дома с женой.
- Без тебя разберусь, клоун, – здоровяк повернулся к своей машине.
- Э, полегче, у нас, между прочим, в багажнике чемоданчик с медицинскими инструментами, а Драгош только и ждет, кого бы разделать на куски для своих опытов, - молодой человек держался за живот и смеялся от души.
Здоровяк уехал.
- Вы слышали, ребята? – красноволосый сел в машину. – Мы свою задачу выполнили, во всяком случае, я. Это ж надо, обозвал меня клоуном. Жаль, что он не видел вас. У-ха-ха-ха! – Он хохотал, помахивая папкой. – Итак, хороший зачин мне нравится. Францыч, ты почему до сих пор не за рулем? Поехали, живо, олигофрен несчастный! Драгош, что ты знаешь о болезнях, связанных с нарушением метаболизма? Ничего? Эх ты, Парацельс из Добруджи. Ну да ладно, я вам устрою поучительную лекцию. Поехали! – Платон Цыплаков улыбался до ушей.

* * *
21-го июня, около шести часов вечера, Платон Цыплаков сидел в кресле-качалке у себя в квартире на Буюканах и курил. В граммофоне играл вальс №1 Шопена. Цыплаков размахивал сигаретой как дирижерской палочкой и время от времени поглядывал на потолок. Из ванной доносился шум какой-то возни и иногда восклицания вроде: «вот я сейчас тебя!» или «посмотрим, что ты на это скажешь!».
- Драгош, разберись уже с этим карпом или глуши его без криков. Ты мешаешь мне слушать, - крикнул Цыплаков.
В это время откуда-то сверху на балкон спрыгнул Францыч и вошел в комнату.
– А что нормально нельзя было вернуться? – спросил Цыплаков. – Как там дела?
- Порядок, патрон. Открыл кран на полную катушку.
- Замечательно, непутевый, а теперь исчезни – иди готовь насос. Твоя морда тощего волка мешает восприятию прекрасного.
Цыплаков закрыл глаза и принялся слушать. Спустя некоторое время он задремал. Проснулся оттого, что ему на лоб с потолка упала капля воды. Он посмотрел наверх и улыбнулся.
В это же время кассир «КоммерцПриватБанка» скромный, застенчивый и неаккуратный Федя Морару, походивший на типичного вспотевшего клерка-неудачника из американских фильмов, и проживавший в квартире прямо над нашими героями, пришел домой и обнаружил свою квартиру затопленной. Причиной тому оказался незакрытый в ванной кран, что было сразу же отнесено к его рассеянности. Самое ужасное, что, вне всяких сомнений, бедный кассир затопил своих соседей снизу – совсем недавно въехавших туда. Закрыв кран и набравшись смелости, Морару в промоченных носках отправился на этаж ниже и позвонил в дверь.
Ему открыл толстяк в выпачканном рыбьими кишками халате со здоровенным ножом в руке. Морару немного опешил, но, придя в себя, сразу же принялся объяснять ситуацию, на что Драгош лишь равнодушно зевнул и кивком предложил войти внутрь. Гостя провели в зал, где на полу стояло множество открытых коробок с различными вещами – было видно, что новые хозяева еще не успели обжиться. В кресле-качалке по центру комнаты сидел молодой красноволосый человек в рыбацких сапогах.
- Нет, нет, нет, – замахал руками Цыплаков. – Это он? Уведите прочь с моих глаз этого паразита. О, боже! Что за люди? Куда подевалось обыкновенное приличие? Тебя топят среди белого дня, я этого не переживу. Драгош, принеси мне бритву, пойду порежу себе вены.
Он закрыл лицо руками и сквозь щель в пальцах стал наблюдать за реакцией гостя. Морару же, совсем раскис. Он никак не ожидал, что соседи примут это так близко к сердцу.
- Но послушайте…- заговорил он.
- Молчите! – встрепенулся Цыплаков. – Молчите, вы, бессовестная аморальная личность! Посмотрите, что вы натворили, - он театрально обвел руками всю комнату, - вся моя жизнь погибла под беспощадными струями дьявольского водопровода. Я этого так не оставлю! Попомните мои слова. О! Я уверен, что вы еще не раз в течение своей жизни вспомните этот день. День когда, бес овладел вашим сознанием, и вы совершили непростительную оплошность. Но есть еще в этом мире справедливость, и вы ответите за все свои поступки. Меч всевышнего обрушится на вашу голову, и в тот момент вы будете обречены.
Что будет потом? – Цыплаков замялся, потому что не знал, что еще добавить к этому словесному потоку бреда. - А что будет потом? Потом вас прикуют цепями к скале, и каждую ночь орел будет прилетать и клевать вашу печень, – он незаметно подмигнул Драгошу, - ну а дальше вы кончите тем, что всю жизнь будете таскать котельцы на последний этаж новостройки в Подмосковье, а кто-то будет скидывать их обратно, - скромно закончил он. Видя, что гость немного не понял о чем идет речь, он многозначительно добавил: - Встретимся в суде!
- Подождите, стойте, - спохватился пришедший в полнейшее уныние Морару, во все время монолога не сводивший глаз с сережек Цыплакова. В реальность его вернула последняя фраза хозяина квартиры.
– Давайте, обсудим все позже, умоляю вас, - быстро заговорил он. - А сейчас помогите мне – надо что-то быстро предпринять с потопом в моей квартире.
- Ну, хорошо, идемте, посмотрим, что там у вас, - неожиданно весело сказал Цыплаков. – Францыч, за мной!
Цыплаков большими шагами пошел в коридор:
- В таких сапожищах чувствуешь себя Петром Первым, шагающим по полям Ингерманландии. Какой размах! Мне нравится! Федя, что вы знаете про основание Санкт-Петербурга? Ладно, ладно, не обращайте внимания, идемте живей!
Озабоченный Морару был настолько обескуражен, что забыл – имени своего он не называл. Он даже не обратил внимания на то, какую же порчу нанес он этой квартире. Говоря между нами – абсолютно никакой: обои под потолком были едва мокры лишь в одном месте.
В квартире этажом выше Цыплаков с видом профессионала быстро оценил ситуацию и заявил хозяину:
- Считайте, что вам повезло. Францыч готовится стать пожарником, у него есть насос и прочий необходимый инвентарь. Эй ты, чахоточный, тащи сюда свою установку, да поживей! Попытаемся выручить человека, чего бы нам это ни стоило и каким бы неряхой он ни был.
В скором времени вода была откачена, Францыч собирал насос, а Цыплаков выслушивал благодарности хозяина квартиры, сидя на агрегате и мотая головой:
- Нет, нет, нет. Денег не надо. Я вот подумал: не буду на вас в суд подавать. Разве это дело - судиться с соседями из-за пустяков? Тем более, благодаря вам, Францыч проверил в деле свой насос. Кстати, знакомьтесь, – Цыплаков подозвал своего помощника и похлопал его по плечу: - Мой ассистент, ловок как черт. Взял его к себе оружейником. Францыч, ну-ка протяни руку, человек-ты-гидролиз.
- Федор, - Морару пожал протянутую руку и вопросительно уставился на Цыплакова.
- А меня зовут Платон. Так вот Федя, предлагаю замять это дело и жду тебя через полчаса у себя, выпьем за знакомство немного криковского сухого. Что скажешь?
- Я конечно приду, - начал медленно Морару, - но…
- Что «но»? Тебя смущают неловкие обстоятельства нашего знакомства? Брось. С кем, в конце концов, не бывает. Кстати, ничего что на «ты»? Вот и я так подумал. Мы же не какие-нибудь в конец завравшиеся делегаты на заседании ООН. Все! Штопайте рейтузы и завивайте усы бигудями, сеньор! Жду вас через полчаса! Францыч, пошли.
Цыплаков улыбнулся на прощание и раскланялся. Озадаченный Морару пожал плечами и пошел приводить себя в порядок.
Спустя полчаса, прихватив с собой бутылку вина, он спустился к соседям. Цыплаков катался в кресле-качалке:
- А вот и ты, - он встал навстречу соседу и заулыбался, - что это ты принес? Не стоило, не стоило. У меня заготовлена бутылочка превосходного сухого. Но все равно приятно. Идем на кухню, Драгош как раз закончил кулинарить. Карп по-сицилийски. Звучит аппетитно, не так ли?
Они прошли на кухню. На столе уже были накрыты два прибора. Драгош открывал бутылку вина.
- А вот и мой второй ассистент, - представил их друг другу Цыплаков, - Драгош. Лучший повар восточного региона, не побоюсь таких масштабов. Однажды мне довелось стать членом жюри на одном конкурсе поваров, проходившем в Москве, и Драгош - выходец из молдавского села Добруджа, был одним из участников кулинарного поединка. Его мастерство так пленило меня, что я сразу предложил ему стать моим личным поваром. Более того, парень увлекается химическими опытами и немного практикует медицину. От простуды вылечит за сутки, правда, Драгош? – улыбался Цыплаков.
- Во взаимоотношениях врача и пациента самое главное сразу определить – кто кому будет ставить диагноз, - заявил Драгош и удалился.
Новые знакомые принялись за еду. В углу на полке стоял телевизор, по которому показывали фрагменты футбольного матча.
- Хуже зрелища я еще не видел, – ворчал Цыплаков. – Не увлекаешься? Зря… Вот что я тебе скажу. Организация подобных соревнований в Азии или Африке - стопроцентный провал всего мероприятия. Единственный шанс для стран третьего мира продемонстрировать их космические амбиции и они используют его по полной, чтобы наказать зазнавшихся европейцев. Вот и сейчас мы наблюдаем всеобщее ликование нации, ответный удар на проигрыш во второй мировой войне, великое шествие самураев в честь седьмого десятка Перл Харбора. Они веселятся, технологические монстры, а мы наблюдаем за позором европейской цивилизации. Ладно, мы им еще покажем! – погрозил он кулаком телевизору.
Как тебе карп? – спросил он. - Великолепно, не так ли? Да, этот толстяк знает, чем напичковать рыбку. Догадываюсь, что он применяет сюда свои лабораторные примеси, но, черт побери, это божественный вкус! Да к тому же, как он заверяет, все натурально и безвредно. Надеюсь, что так, хотя меня иногда пугает перспектива провести полдня в туалете, - рассмеялся Цыплаков и подлил гостю вина.
Морару был в восторге от нового знакомого. Он уже успокоился и забыл про неприятный потоп в своей квартире. Вино делало свое дело: стало легко, спокойно и радостно. В этот момент из зала донеслись звуки скрипки - плавная и воздушная мелодия.
- Кто это играет? – удивился Морару.
- А, это Францыч балуется временами, - объяснил Цыплаков. – Давай-ка идем покурим, раз мы закончили с трапезой.
Они прошли через зал, где псевдопожарник играл на скрипке, и вышли на балкон.
За окном размеренно протекала вечерняя идиллия Буюканского спального района: добропорядочные семьянины спешили домой с мороженой рыбой в кульках, подвыпившие стариканы выползали из винного подвальчика, держась за животы, а молодые мамаши бойко выясняли очередь чьего чада кататься с горки.
Цыплаков говорил гостю:
- Замечательный район. Я очень доволен, что нашел эту квартиру. Ребята тоже в восторге, хотя они, в общем-то, везде довольны. А это твоя собственная квартира?
- Угу, - ответил Морару. – Досталась от родителей. Я видел, как вы въезжали сюда пару дней назад. Надолго?
- Время покажет, - загадочно ответил Цыплаков. – Может и надолго. Сейчас я об этом не думаю, хочу немного отдохнуть. Дело в том, что я недавно уволился, и теперь хочу собраться с силами и мыслями.
- А где работал?
- Пять лет в банке, сначала кассиром, а потом занимался депозитами, - сказал Цыплаков и внимательно проследил за реакцией Морару.
Тот очень обрадовался:
- Вот это совпадение! Я ведь тоже работаю кассиром в банке на валютной кассе.
- Неужели? – удивился Цыплаков. – А что за банк?
- Филиал «КоммерцПриватБанка» на Пушкина. Знаешь где это?
- А-а. Если честно нет. Я Кишинев плохо знаю, пару лет жил в детстве и все.
- А где жил в последнее время?
- В России. Там и работал в банке. Вот скопил немного денег, плюс есть еще небольшой капиталец, так что думаю вскоре заняться собственным делом.
- Интересно, а чем конкретно?
- Пока точно не знаю. Было бы актуально заняться Интернетом – толкать его частным и юридическим лицам. Лозунг можно сделать такой - «Второе зло для всех и для каждого!». У-ха-ха-ха! Про зло я пошутил, но некоторые именно так и считают.
- Здорово, полезная штука. Я, правда, в этих делах не очень.
- А чем же ты увлекаешься? – невзначай спросил Цыплаков, наливая еще вина в стаканы.
- Да так. Ничего особенного. Как и все: вечеринки, выпивка, девушки.
- А ну нормально, - улыбнулся Цыплаков. – А есть пассия? Дама сердца?
- Ну, как тебе сказать, - раскраснелся Морару, - ухаживаю за одной.
- Мужик! – похвалил Цыплаков. – Обязательно представишь ее мне.
Вот что, Федя, – продолжал он, - предлагаю выпить за наше знакомство. Скажу тебе честно: я тут на новом месте ничего не знаю, и буду очень рад, если ты поможешь мне освоиться, ну и выезжать иногда со мной в город по делам и на отдых. Что скажешь?
- Не вопрос, - ответил довольный Морару.
- Завтра суббота – выходной, я хотел бы обновить свой гардероб. Проведешь меня по местным магазинам?
- Да, конечно.
- Вот и замечательно, - коварно улыбнулся Цыплаков, и в глазах его загорелся лукавый огонек.
В это мгновение Морару, глядя прямо в лицо своего новоиспеченного друга, ощутил непонятную легкую неприязнь, но, не придав никакого значения этому мимолетному чувству, уже в следующую секунду, допивая вино, думал, какое удачное знакомство преподнесла ему судьба.
Чуть позже, проводив соседа, Цыплаков достал из черного дипломата какие-то бумаги и сделал в них небольшие заметки.
- Господа, затяните ремни потуже, дамы, не падайте в обморок, мы начинаем, - пробормотал он и пошел спать.

* * *
На следующий день новые друзья предприняли вылазку в торговый центр «Сан Сити», расположенный на улице Пушкина. Цыплаков был в ударе: он пронесся по всем бутикам, накупил три больших пакета маек, брюк и рубашек, с особенной тщательностью подобрал себе новый коричневый пиджак и взял три телефонных номера у хорошеньких консультанток.
Францыч во время генеральной закупки крутился у бассейна с живой рыбой, выжидая момент, чтобы проткнуть рыбину здоровенным ножом, который он по быстрому уговорил купить патрона. «Ладно, ладно, - дал ему денег Цыплаков, занятый вопросом: покупать ли джинсы с большими запилами, - бери ножище, авось сгодится в хозяйстве». Все закончилось тем, что Францыч, выбрав момент для удара, плюхнулся в воду и был схвачен охраной. Вопрос разрешила широкая улыбка вовремя подоспевшего Цыплакова и столеевая купюра, сунутая в карман начальнику охраны. Провинившийся был с позором отправлен сушиться.
- Иди и подумай над своим поведением. Тоже мне, охотник на крокодилов, - бросил ему вдогонку Цыплаков, а сам направился с остальными в ближайшее кафе обмывать покупки.
Морару продолжал восхищаться своим новым другом, а Драгош пребывал в своем нормальном апатичном состоянии и мирно тащил на себе все пакеты с вещами.
- Ну-ка, посмотрим, как тут кормят, - сказал Цыплаков, перелистывая меню. – Может, придется уволить Драгоша и нанять местного повара. Я шучу, гордость Добруджи, шучу. Федя, что ты будешь заказывать?
- Мне, пожалуй, салат - сказал застенчивый Морару, - я, в общем-то, и не голоден.
- Салат, так салат, - пробормотал Цыплаков, разглядывая, что-то в окне. – Слушай, а это не твой банк там на горизонте?
- Ага, именно он.
- Вот тебе повезло! Так отлично устроился, и обедать ходить недалеко. Сейчас узнаем, как тут кормят. Девушка, мне, пожалуйста, куриное филе запеченное с помидорами и сыром, картофель фри и кетчуп с майонезом на отдельном блюдце. Вот этому молодому человеку салат из свежей капусты и огурцов, а Драгошу принесите суп харчо и самую большую отбивную, что у вас есть. И, самое главное: три больших холодных кружки пива. Все!
- Нет, мы сюда не ходим, - сказал Морару, - мы обычно идем с девочками в «Сперанцу», это чуть ниже. Там дешевле и обеды комплексные.
- А, со своими коллегами? Что за девочки?
- Одна занимается депозитами, другая кредитами.
- Понятно. И во сколько у вас обед, в двенадцать?
- С двенадцати до двух. Все ходят по очереди, по двое, по трое.
- А, ну конечно, подменяете там друг друга в случае необходимости, банк ведь должен продолжать работу постоянно.
- Совершенно верно.
- Что ж, вполне гуманно. Все должны успеть пообедать. И что, все ходят в «Сперанцу»?
- Ну, в основном да, или в другие доступные места. В «желток», например, это на Пушкина наверху. Мало кто остается обедать в офисе. Иногда бухгалтер или начальство.
- У меня шеф, постоянно ездил домой обедать, - сказал Цыплаков.
- Наши тоже в основном домой ездят: и главный и зам. Но директор, в принципе, может поехать, когда ему захочется.
- Ладно, давай выпьем за то, чтобы мы тоже всегда могли позволить себе обедать, где нам хочется, и когда нам этого захочется, - поднял бокал Цыплаков, подумав про себя, что в его случае это, в принципе, так и есть.
- Да кухня тут хромает, - заметил Цыплаков, доедая свой обед. – Правильно делаете, что ходите в «Сперанцу». – Драгош, как тебе этот бефстроганов? Резиновый завод работает в две смены? Сейчас мы им устроим.
Цыплаков допил пиво и отправил Морару на улицу:
- Подожди меня там с Францычем. Я тут оставлю закорючку в книге жалоб.
Когда кассир ушел, Цыплаков попросил у официантки вызвать ему администратора. Тот явился спустя несколько минут.
- Что-нибудь не так? – осведомился он.
- Присаживайся, приятель, - сказал вежливо Цыплаков. – Как тебя зовут?
- Андрей.
- Вот что Андрюша, ответь, пожалуйста, на такой вопрос. Как ты думаешь, что общего между стиркой носков и написанием стихотворения?
- По-моему, ничего.
- Ты уверен?
- Вполне.
- Ну хорошо. Попробуем по-другому. Как, на твой взгляд, надо стирать носки? Тщательно намыливать и тереть их как следует или просто отмочить в воде и повесить сушиться?
- Конечно, первое.
- Хорошо.
- А в чем собственно дело?
- Да погоди ты! Еще один вопрос. Как правильно, по-твоему, писать настоящее, искреннее стихотворение. Сочинять только тогда, когда к тебе приходит муза, и строки валят прямо из души или насочинять так, лишь бы в рифму?
- Ну, тоже первый вариант.
- А ты оказывается соображаешь!
- Объясните, пожалуйста, в чем дело. Вы чем-то недовольны?
- Тихо, тихо, тихо, - спокойно продолжал Цыплаков. – Дай мне еще пару минут. Хочу рассказать тебе один случай. Однажды я писал поэму для девушки, в которую был влюблен. Писал искренне и честно, а, следовательно, сочинял только в те минуты, когда меня посещало вдохновение. И ты знаешь, очень часто оно посещало меня, когда я стирал свои носки. И вот сидел я однажды, тер носки и подбирал в уме варианты четверостиший для поэмы. А стирать было очень лень. Хотелось избавиться от носков поскорее. И тогда мне на ум пришла очень интересная мысль: нет разницы, стираешь ты носки или пишешь поэму – казалось бы, две диаметральные противоположности, но и то, и другое надо делать хорошо.
Так вот, Андрюша, когда вы решаете, что в вашем кафе будет работать кухня, вы должны со всей ответственностью подходить к этому вопросу, и брать на должность повара человека, который будет готовить профессионально. По-другому нельзя. Халтура – это неуважение, прежде всего, к самому себе. А также, к вам – работодателям, и к нам – клиентам. Нельзя халтурить, стирая носки, потому что тебе самому их носить, нельзя халтурить, сочиняя стихотворение, потому что это будет фальшиво. Надеюсь, ты меня понял.
Поэтому не обессудь, но так как ты тут старший…
С этими словами Цыплаков надел тарелку с остатками супа на голову администратору и направился к выходу.
- Драгош, поздравляю, ты остаешься моим поваром, - сказал он. - Пошли отсюда. Пора заниматься серьезными делами.



Глава II
Выработка диспозиции

В течение двух следующих недель Цыплаков вел тщательное наблюдение за филиалом №3 «КоммерцПриватБанка», расположенным по адресу Пушкина 30А, где и работал кассиром Федор Морару. Наблюдение велось из каким-то чудом еще не развалившейся «Волги» модели ГАЗ-21, припаркованной чуть ниже от главного входа в банк. Прямо через дорогу располагался сквер Кафедрального собора.
Без пятнадцати минут восемь главный вход был открыт изнутри охранником. Сразу же подъехал начальник охраны и проследил за сменой дежурства – новый страж занял свой пост.
- Так, это получается Аурелиу Богза, - сказал Цыплаков Францычу, сидевшему рядом за рулем, - начальник охраны. Видишь, вон тот, пузатый мужик, распоряжается, чтобы охранник передвинул урну. Вот, это он и есть. Говорят, жаден до ужаса. И продаст кого угодно за хорошие деньги. А охранника зовут…так.. вот, Андриан Кептене. В принципе охрана меня не интересует. Если у них один охранник в течение всего дня на смене – так это вообще великолепно будет, - продолжал рассуждать Цыплаков вслух, сверяясь с записями в бумагах. – Или ты имеешь что-нибудь против охраны?
- После последнего случая может и имею, - зло сказал Францыч.
- Ха, ты про ловлю рыбы в «Сан Сити»? А что им, по-твоему, надо было делать? Сидеть, сложа руки и лицезреть, как какой-то оборванец таскает рыбу ценой триста долларов каждая? Устроил тоже мне подводную одиссею команды Кусто.
Смотри лучше: знаешь, кто идет? Вот и я не знаю. Сейчас проверим.
В банк вошла стройная молодая женщина. Цыплаков успел разглядеть темно-красные волосы.
- Ладно, узнаем всех со временем.
К восьми часам все сотрудники были на месте. В начале девятого на автомобилях подъехали директор филиала и его заместитель. Цыплаков все сверял с бумагами и делал небольшие заметки.
Около полудня он отправил Францыча во внутренний двор, к черному ходу:
- Будешь сидеть там до пяти, да гляди в оба.
Начиная с двенадцати часов дня сотрудники по очереди начали выходить из банка - началось время обеда. Цыплаков внимательно смотрел за каждым и бормотал:
«Так, Морару поплелся. Понятно. Приятного аппетита в «Сперанце»… А это, судя по всему, Мария Букэтару… работает с депозитами, ага… нет, мне она не нравится. А вот это, получается, бухгалтер Лилия Фрунзе, ничего себе дамочка, и коня на скаку… Стоп, где я его видел?».
Из банка вышел невзрачный низкорослый мужичок, сел в серый «Ниссан» и уехал. Цыплаков задумался: «Знакомое лицо, это однозначно».
В течение часа он увидел весь персонал, за исключением двух сотрудников, которые, судя по всему, были в отпуске. Внимание его опять, как и утром, привлекла девушка с темно-красными волосами. В досье было написано – «Елена Манилова, специалист по работе с юридическими лицами, депозиты. Двадцать четыре года, незамужем».
«Хороший знак, - подумал Цыплаков. - С ней, видимо, придется познакомиться поближе. Мы только по цвету волос уже подходим друг другу».
Также он внимательно рассматривал директора филиала, Владимира Шумилова.
«Сорок лет, холост, живет на Куза-Водэ…дочь от первого брака, ну что ж, вполне приличный дядька», - читал Цыплаков из своей папки.
Выглядел Шумилов шикарно: черный элегантный костюм, лакированные туфли, проседь в волосах. «Наверно даже пахнет не хуже моего, - подумал Цыплаков и переключился на маленький коричневый портфельчик, который держал в руках директор.- А вот это, похоже, и станет главной задачей…Портфельчик вселяет большие надежды».
До конца рабочего дня Цыплаков успел подремать и выйти прогуляться. Он поднялся на бульвар Штефана чел Маре и дался диву: в разгар рабочего дня улица была полна народу. Молодежь, пестревшая очками, часами и ремнями, сновала взад и вперед. «Нет, - думал Цыплаков, одетый в синие джинсы со стразами и одну из своих новых ярких рубашек, - я, конечно, выгляжу лучше их всех вместе взятых, но дело не в этом. Им что нечем заняться? Или у всех карманы набиты деньгами, и они только и делают, что тратят их налево и направо?». Он пожал плечами и направился к собору, подумывая выпить пива на тенистой скамеечке.
Лето было в самом разгаре: ожесточенное солнце плавило мозги, духота заползала за воротник, обнаженные женские ноги мусолили глаза, брызги фонтана освежали лицо, а ледяное пиво машинально заливалось в горло. Цыплаков засмотрелся на какую-то красотку в мини-юбке, и уже почти было увязался за ней, но в последний момент спохватился и махнул рукой. Допив пиво, он вернулся к пункту наблюдения. В начале шестого с заднего двора прибежал Францыч.
- Ну что, - спросил его Цыплаков, - все чисто?
- Угу, - ответил помощник, - поехали?
- Подожди! «Поехали» сразу! Посиди, отдышись, я сейчас.
Цыплаков вылез из державшейся на честном слове «Волги» модели ГАЗ-21, осмотрелся по сторонам, надел свои солнцезащитные очки и подошел к стендам с газетами – это было прямо напротив банка. Делая вид, что читает какую-то газету, он внимательно наблюдал за центральным входом. Вскоре сотрудники начали выходить. Один, другой, третий… а вот и она - Манилова. Цыплаков уже собрался перейти улицу, как вдруг резко остановился и вернулся на свою позицию. Из банка выскочил Морару и побежал за девушкой. «Хотел бы я знать…» – подумал Цыплаков и пошел вдоль стендов, не сводя с них глаз.
Морару догнал Манилову возле торгового центра «Джемени», расположенного на пересечении улиц Пушкина и Штефана чел Маре - центрального бульвара города. Они вместе перешли дорогу, и пошли по направлению к троллейбусной остановке на «Арбате ». Цыплаков быстро пересек улицу Пушкина и пошел по противоположной стороне, продолжая наблюдать за парочкой.
Молодые люди вели себя неоднозначно. Манилова то останавливалась и что-то говорила своему преследователю, то опять начинала быстро идти в сторону остановки. Кассир все время бегал вокруг нее, размахивая руками.
«Да он ухаживает за ней, - догадался Цыплаков, - вот ведь сукин сын».
На остановке Морару предпринял последнюю попытку - купил ей какую-ту безделушку и попытался торжественно вручить. Подарок принят не был, и девушка укатила на подъехавшем троллейбусе №1.
«Бастион взят не был, - резюмировал Цыплаков. - Интересно бедный кассир вытворяет такое каждый день?».
Он вернулся к банку и рассказал Францычу о положении дел:
- А наш-то сосед волочится за этой дамочкой. Ухаживает он там за кем-то! Это может, как сыграть нам на руку, так и смешать карты… надо подумать… Вот ведь смех какой. Кассир-неудачник и прелестная депозитница, чем не тема для баллады, а?
Ну ладно. Видел директора? И как он тебе? Импозантный мужчина, да? Вот и я о том же. К такому просто так не подберешься! Тут нужен будет подход наверняка: шик, шарм и неземная обаятельность… Сечешь? Вот-вот… интересное дельце, все может выйти куда интереснее, чем я предполагал…и гораздо сложнее. Но мы ведь легких путей не ищем, да? Ефрейтор Францыч. У-ха-ха-ха! Ладно, поехали домой, посмотрим, что там у нас творится на полевой кухне.

* * *

В пятницу вечером, 28-го июня, довольный Цыплаков мерно раскачивался в полюбившемся ему кресле-качалке и рылся у себя в бумагах:
- Итак, что мы имеем. Примерный график обеда сотрудников филиала №3 «КоммерцПриватБанка», имеем? Имеем. Потом, два очень важных момента. The first one: наш драгоценный сосед бегает за Еленой Маниловой и я пока не могу понять: на руку нам это или нет. Дело в том, что из всех сотрудниц банка, она девица самая привлекательная. Поэтому, если сближаться с кем-либо из женщин, - а этого видимо не избежать, - то я бы с удовольствием сошелся именно с ней. Другие совершенно не в моем вкусе. Как в такой ситуации поступить с нашим кассиром? Пока не знаю.
И второй момент: я узнал таки этого зама, как его там… Вадим Скутару. Я вспомнил, где я его видел…
Дело в том, что, говоря Морару при первой встрече, о том, что он якобы плохо знает город, Цыплаков откровенно лгал. Он знал Кишинев, как таракан свою кухню. А еще лучше он знал ночные игорные дома, поскольку сам был не прочь порой поиграть в покер или попытать счастья на рулетке, а если не лукавить и сказать прямо – Цыплаков был мастером азартных игр. Он был игрок. Он играл во все и везде, начиная от игровых аппаратов на автовокзале Комрата, и кончая рулеткой в казино «Цирк-Цирк» в Лас-Вегасе. Все разновидности покера, блэкджек, вист, преферанс, бридж, баккара - Цыплаков играл во все карточные игры. Но самой любимой его вещью была рулетка. Если в картах можно блефовать и жульничать, а Цыплаков великолепно и часто делал и то и другое, то с рулеткой такого не выйдет. Тут нужен особый подход: чутье, анализ, удача. Все! Цыплаков был с рулеткой в особых отношениях, он нажил на ней состояние, но играл очень редко. Он знал коварство и беспощадность этой бестии…
Впервые Цыплаков попал в казино когда ему был двадцать один год. Тогда он уже играл в некоторые виды покера и другие карточные игры, но никогда не бывал доселе в приличных местах. Он выиграл в первый же день небольшую сумму в техасский покер и с тех пор, временами, стал захаживать в подобные заведения. Играл он строго в карты, не обращая особого внимания на рулетку.
Однажды, выиграв приличную сумму в покер, Цыплаков в расслабленном состоянии души и тела, с бокалом рома в руке, наблюдал, как его приятель проигрывает сотню за сотней долларов в рулетку. Цыплаков следил за игрой, попивал ром, смотрел на шарик, на цифры, на крупье, выпивал, прикидывал. Он был в доле секунды от того чтобы поставить весь свой выигрыш на «5», но не успел. Ставки были сделаны. Крупье запустил рулетку и кинул шарик. Тот упал в «8». Цыплаков глубоко выдохнул.
С тех пор он принялся изучать эту игру и наблюдать, как играют другие. Выигрывают тысячи и проигрывают десятки тысяч. Москва, Монте-Карло, Роттердам, Лас-Вегас, Венеция, Дортмунд… Цыплаков приходил, играл в покер, выигрывал, потом брал выпивку и шел смотреть на рулетку, но никогда не делал ставок. Так продолжалось несколько лет.
В 1998-ом году в одном из казино Амстердама произошел такой случай: примерно в два часа ночи в заведение вошел молодой человек с короткими красными волосами и серьгами в ушах. Купив фишек на тысячу долларов, он подошел к рулетке, посмотрел пару кругов за игрой, и принялся технично делать ставки. Спустя двадцать минут Платон Цыплаков вышел из заведения со ста восьмьюдесятью тысячами долларов за пазухой.
Несколько аналогичных заходов в разных городах Европы и он стал миллионером. И никаких подставных крупье или других зацепок. У него была простая и незамысловатая тактика. В течение пяти-десяти минут он не рисковал и не лез на рожон, а просто делал небольшие ставки – пристреливался. В какой-то момент он резко преображался – глаза его загорались, безжалостная улыбка не сходила с лица, - и за три-четыре круга он срывал большой куш! Как будто бы на пять-семь минут над его головой открывался неведомый портал, удесятеряющий его интуицию. Такое, во всяком случае, складывалось впечатление, ибо найти другого объяснения природе его чутья было невозможно. Он ставил по-крупному и угадывал! Понимая, что выиграл достаточно, Цыплаков «приземлялся», забирал свой выигрыш и уверенно покидал заведение. Он всегда знал меру и никогда не злоупотреблял игрой.
В то же время был еще один фактор. Запасной вариант для случая, если игра не пошла по накатанной и предстоит отыгрываться. Цыплаков шел играть только тогда, когда его душа и тело находились в состоянии готовности сражаться. Сражаться как дикая обезьяна, при необходимости по двадцать четыре часа в сутки, делая лишь вынужденные перерывы на отдых, сражаться в состоянии воспалившегося мозга, но никогда не проиграть. Это был главный принцип и ключевой момент его бытия: ни одного доллара не должно быть потрачено впустую. Платон Цыплаков ни разу в жизни не проигрывал на рулетке.
Так вот, замдиректора филиала №3 «КоммерцПриватБанка» Вадима Скутару Цыплаков видел в «Империале» на «Арбате», когда зашел туда развлечься по приезду в Кишинев. Он обратил на него внимание, как на неплохого игрока в техасский покер и теперь вспомнил его.
- А сейчас, - Цыплаков встал и зашагал по периметру комнаты, - выявим цели и задачи нашей небольшой акции под названием «Обогатим семейный бюджет Платона Цыплакова». Все должно быть грамотно продумано и реализовано по всем канонам пиара, прямо как у профессора Лонги. Францыч, ты слышал про такого? Какой там, небось, готовил взрыв Берлинской стены вместо того, чтобы послушать в университете лекции о пользе общественных связей, да? - Цыплаков махнул на него рукой и повернулся к своему второму помощнику.
- Так вот, Драгош. Согласно теории пиара, некая организация для своего благополучного функционирования должна установить взаимовыгодные отношения с общественностью, то есть, с нами. Вы знаете, какая организация имеется в виду. Мы же, общественность, пойдем им навстречу и сами установим с ними гармоничные отношения. Секрет лишь в том, что в данном случае эти отношения должны быть выгодны только нам и не нести никакой пользы данной организации. Популярно объяснил?
Францыч даже не поднял головы, будучи увлеченным чисткой старенького нагана, а Драгош оторвался от журнала по кулинарии и многозначительно произнес:
- Весь смысл данного искусства, в общем-то, и сводится к тому, чтобы пустить людям пыль в глаза.
- Именно так! - Цыплаков отвернулся к окну и продолжил. - Нам надо узнать всю внутреннюю кухню этого филиала, а главное – найти нити к ключевым фигурам, чтобы в определенный день, в определенную минуту, вывести их из игры и внести хаос в функционирование всей организации.
Теперь к задачам. Главная из них - добраться до директора – ключевой фигуры №1. Потому что у него есть все, что нам нужно. Вопрос: как до него добраться? Есть у меня один вариант, но я пока не уверен…
Дальше, вторая задача – достать график отпусков сотрудников филиала. В этом нам должен помочь наш сосед, который скоро явится сюда, по моему приглашению. Малый хочет добиться прелестной дамочки, может поможем ему в этом, а потом он нам? А? Что скажешь, человек-брынза? – вопрос был адресован к Францычу.
Тот пожал плечами.
- Нам вообще пригодится эта штука? – спросил он, поднимая пистолет.
- У тебя только одно на уме, - ответил Цыплаков, - убери его с глаз моих долой!…Я тут кое-что прикинул: а почему бы нам и не помочь Морару? Пока я не вижу в этом ничего плохого. Надо достать график отпусков и тогда я изложу вам всю картину и полный медиа-план нашей кампании. Насчет Скутару – еще одной ключевой фигуры, - у меня тоже родилась небольшая идейка…
Раздался звонок в дверь.
- А вот и наш раненый рыцарь, - Цыплаков театрально схватился за голову. – Ведите же, ведите его сюда!
Через минуту в комнату вошел унылый Морару.
- Друг мой, - сразу заговорил Цыплаков, - в чем дело? На тебе лица нет. Что случилось?
- В том то и дело, что ничего.
- А ну-ка, поясни. В чем дело?
- Да…, - замялся кассир.
- Дай попробую догадаться. В деле замешана женщина?
- Ага.
- Интересно, интересно. Желаю подробностей! – Цыплаков быстро уволок его на балкон.
- Ну, давай, выкладывай. Как ее зовут?
- Ляля, - вздохнул Морару.
- Ляля?
- Ну, вообще-то, Лена, но мы все в банке зовем ее Ляляй.
- А-а-а, - протянул Цыплаков, - вот оно что. Ну и что с Лялей?
- Да, вот, бегаю за ней уже три месяца, а она – ноль внимания.
- Хм, расскажи-ка, что за особь.
- Ее перевели к нам в апреле из другого филиала, откуда-то из района. Я влюбился в нее с первого взгляда. Она просто очаровательная. Стройная, красивая, хорошо одевается, в общем, все при ней.
«Да уж, я заметил», - подумал Цыплаков.
- Что мне больше всего нравится, так это ее волосы. У нее великолепные черные волосы, правда, недавно она немного покрасила их и сейчас они у нее с оттенком красного.
- Звучит привлекательно. Ну и что дальше?
- Сколько раз я уже пытался пригласить ее куда-нибудь и всегда получал отказ. Вот и сегодня тоже самое. Ляля знает себе цену. Ей нужен богатый, обеспеченный мужчина, с квартирой, машиной и большим счетом в банке.
- Ну, старина, - похлопал его по спине радостный Цыплаков, - как минимум треть условий ты уже выполнил. Так что не все потеряно. Какая у нее должность?
- Она принимает депозиты. Работает с юридическими лицами.
- Понятно. И что, есть у нее еще ухажеры?
- Насколько я знаю, нет. Она живет одна, снимает квартиру на Ботанике .
- То есть, она не местная?
- Нет, я же говорю, ее перевели откуда-то. Из Оргеева по-моему. Да, кажется она оттуда.
- Ну что ж, вот что я тебе скажу, Федя. Женщины… О, женщины - это коварные кошки, которые порой заставляют нас делать безрассудные вещи и идти у них на поводу. И поделать с этим мы ничего не можем, потому что, черт побери, они того стоят. Ситуация у тебя сложная, но не безнадежная. За дело берется дамский угодник и знаток женской натуры - Платон Цыплаков. Я научу тебя, как надо обращаться с этими хитрыми, но просто бесподобными созданиями.
Как насчет того, чтобы съездить в клуб? Сейчас, правда, еще рановато, всего девять часов, так что можем заехать в парочку баров перед этим, что скажешь?
- Я не против, - ответил Морару.
- В таком случае идем, вдохнем ночной прохлады этого города, - Цыплаков как всегда улыбался.
В прихожей они задержались. Хозяин раздумывал, какой пиджак надеть. Наконец, выбор пал на темно-синий элегантный пиджачок с расшитыми узорами на спине.
- Правило №1, - начал Цыплаков, - хочешь, чтобы девушка обратила на тебя внимание – одевай пиджак. – Он демонстративно повернулся на 360 градусов, представляя свой пиджак во всей красе. - Они кидаются на мужчину в пиджаке, как спорт-лицеисты на порцию добавки во время обеда. Я одеваю его не только для того, чтобы показать тебе, как он важен. Я, как ты наверно заметил, питаю слабость к пиджакам и ношу их практически всегда. Согласен, носить пиджак летом днем – настоящее безумие, но вечером ты всегда можешь и должен пользоваться силой этой вещи. У тебя есть пиджак?
- Есть, но я его не ношу, - пожал плечами Морару, - да к тому же, он не очень-то хорошо смотрится.
- Не беда, одолжу тебе один из своих.
Через два часа они сидели за барной стойкой в клубе «Soho» и пили пиво. Вокруг громыхала музыка в темпе от 130-ти до 150-ти ударов в минуту, и танцевала прогрессивная молодежь.
- Правило №2, - говорил Цыплаков, - уверенность в глазах и в манере поведения. Ты должен сразу обозначить свое превосходство, ну или, как минимум то, что ей придется с тобой считаться, какой бы недоступной она не была. Смотри.
Он заказал выпивку и подсел к двум привлекательным девушкам, болтавшим неподалеку. Быстро завязав знакомство, он вдоволь натанцевался и провел с ними остаток ночи за VIP столиком.
На следующий день они вышли прогуляться по центру города. Цыплаков говорил:
- В общем, назначишь свидание Ляле, наденешь пиджак, придешь такой красивый и уверенный в себе, сделаешь ей подарок.
- Какой подарок? – спросил Морару.
- Вот! - Цыплаков остановился и многозначительно поднял указательный палец вверх. – Правило №3 – подарки. Это целая наука – уметь правильно выбрать и преподнести подарок. Заметь, он необязательно должен быть дорогим. Ведь главное - грамотный подход. Подарок нужно вручить оригинально, без разницы: «Порше» это или простая открытка. Сделай комплимент, прочитай отрывок из стихотворения, дотронься до ее сердца. Но не в буквальном смысле, конечно.
Они стояли возле магазина ювелирных украшений «Ауреола».
- Ну, что, - спросил небрежно Цыплаков, - идем за подарком?
- Эх, лишь бы не впустую, - махнул рукой Морару и они вошли в магазин.
- Что она носит, золото или серебро? – Цыплаков с видом знатока рассматривал украшения.
- Золото.
- Ишь ты! Как тебе это колье?
- Дороговато.
- Не переживай, я добавлю, - Цыплаков подмигнул ему.
Они купили простое, но красивое золотое колье и вышли наружу. Был полдень. Бульвар Штефана Великого был полон народу.
- Кстати, - сказал Цыплаков, разводя руками, - хотел тебя спросить. Сейчас-то ладно, суббота, выходной. Но я на неделе был в городе по делам и лицезрел аналогичную картину. У вас, что в Кишиневе каждый день национальные гуляния? Откуда столько народу на улицах в будние дни?
Кассир пожал плечами. Его не интересовали социальные проблемы.
- Кошмар! – продолжал Цыплаков. - Вокруг бродят одни лентяи и транжиры. Они наприезжали в Кишинев со всех концов страны, ходят тратят деньги, которые им высылают их родители из Италии, Португалии, Испании, или куда там еще все уехали на заработки, и делают вид, что что-то делают. Просто немыслимое разгильдяйство. Сборище лодырей, мотов и умственно-оскорбленных, ей-богу. Они знают, что получат триста евро переводом через «Вестерн Юнион» в конце недели, и это освобождает их от каких-либо занятий. Боже, дайте мне роту карабинеров и зеленую жилетку, и я совершу здесь государственный переворот!
Они сели в помятую со всех сторон «Волгу» модели ГАЗ-21 и укатили на Буюканы. Цыплаков в этот раз был за рулем лично, поскольку Францыч на выходные получил задание следить за директором филиала – Владимиром Шумиловым.
Дома Цыплаков дал своему соседу последние указания:
- Во вторник, после обеда, пригласи ее в ресторан. Скажи, что хочешь сообщить ей кое-что важное. Ну а в ресторане подаришь ей колье, не забывая про все правила. Запомнил?
- Запомнить-то запомнил, - ответил Морару, - только знаешь, что меня смущает? Даже если она согласиться на свидание, в чем я сомневаюсь, даже если я подарю ей колье, она ведь все равно знает, что я из себя представляю и, что у меня нет миллиона под подушкой.
Цыплаков резко поднял ладонь, призывая его остановиться:
- Стоп, стоп, стоп. Тормози ногой. Запомни раз и навсегда, что Платон Цыплаков не теряет времени даром, иначе я не стал бы с тобой возиться. Даю тебе слово, что она не только не откажется провести с тобой вечер, но, более того, обратит на тебя внимание, как на достойного кавалера. Главное три вещи: пиджак, уверенность в себе и грамотный подход.
- Ну, надеюсь у меня все получится.
- Не обсуждается! Так вот, пригласишь ее во вторник. Есть деньги на ресторан?
- Найдется, тем более на неделе должна быть зарплата.
- Зарплата? Ну и славно! Кстати, а когда у тебя отпуск?
- С 8-го июля. Две недели.
- А, понятно. Очень жаль. А то я думал в августе махнуть с тобой на море, развлечься, как следует. Знаешь там: морской воздух, горячий песок, ночные бабочки…
- А в июле никак? – загорелся Морару.
- Нет, увы, никак, - развел руками Цыплаков, - пока я очень занят. Много бумажной возни с оформлением фирмы: договора и прочее, ну ты понимаешь. Какие у тебя планы на отпуск?
- Да ничего особенного. Тоже думал съездить на море или в Ваду-луй-Водэ с какой-нибудь хорошей компанией.
- Прекрасно, съезди. Ну ладно, я собираюсь немного отдохнуть. Удачи тебе во вторник.
- Ага, спасибо тебе за все.
- Не стоит благодарностей. Помочь другу - святое.
Цыплаков проводил соседа и остановился в прихожей, почесывая затылок.
- Ты слышал, Драгош, - произнес он весело, - у парня отпуск с 8-го. Почему бы и нет… почему бы и нет…
- Пешком по шпалам на юга, - запел Цыплаков, ложась на диван, - пешком по шпалам на юга, где солнце, море, воздух, пиво, водка, бабы и луна. Та-да-да-да-да-дам… Ладно, генерал укрывается в своей палатке, чтобы немного вздремнуть. Докладывать об обстановке каждые полчаса. Вечером предпримем вылазку в стан врага.

* * *
В «Империале» было довольно-таки людно. Пузатые толстосумы и прочие любители легкой наживы стремились сюда поразвлечься. Цыплаков уже с час играл в блэкджек и посматривал на вход.
Наконец, около одиннадцати вечера, появился Вадим Скутару. На нем были серые брюки и теннисная рубашка. Вообще, он больше походил на тренера футбольной команды из низшего дивизиона, чем на заместителя директора филиала банка. Скутару был женат, имел двоих детей, и грешил азартными играми на досуге, оставляя в игорных домах треть зарплаты, о чем, его жена, естественно, не знала. Цыплакова в данный момент интересовали его способности в игре в покер, затем он сюда и явился.
Скутару поздоровался с охраной, заказал себе выпить и направился к столам с клубным покером. Цыплаков быстро забрал свой выигрыш и устремился туда же – он хотел попасть за один стол со своей жертвой. Ему повезло. Как раз собралось три человека для игры, и Цыплаков стал четвертым. Он умудрился сесть слева от Скутару и поздоровался со всеми. Выглядел он, как всегда, экстравагантно, поэтому пришлось сперва испытать на себе несколько удивленные взгляды партнеров по игре. А Скутару и вовсе подумал: «Что за чудак, он вообще знает правила?». Тут началась игра, и все сосредоточились на ней.
Играли в техасский покер. Первые полчаса Цыплаков забавлялся и экспериментировал, проверяя на деле различные трюки, которые он выдумывал на досуге, когда больше нечем было заняться. Через час игры, обнаружив, что проиграл уже триста долларов, он собрался, сделал суровое выражение лица, и в течение пяти раздач продемонстрировал мастер-класс по игре в покер, практически полностью отыгравшись.
Однако деньги сегодня его вовсе не интересовали. Он постоянно следил за Скутару. Тот пребывал в хорошем настроении: шутил, пил коньяк, и с нетерпением ждал следующей раздачи. Он играл довольно прилично и сегодня был в выигрыше. Цыплаков оставался в плюсе, двое других были абсолютно безнадежны. Сдавали последнюю раздачу.
Начальная ставка, по две карты на руки, круг торговли, три открытых карты на стол, круг торговли, еще одна карта в открытую, еще круг торговли, один пасует, последняя карта в открытую, последний круг торговли, пришла пора вскрывать карты. На кону пятьсот долларов. Цыплаков замыкал круг.
- Стрейт, - разразился наконец хоть чем-то приличным первый игрок, положив свои карты на стол.
- Нет, приятель, сегодня не твой день, - довольный Скутару выложил свои две карты. У него также был стрейт, но старше на одну карту.
Цыплаков, у которого выходил флаш – выигрышная комбинация, скромно положил свои карты на стол, не открывая их.
- Поздравляю, - сказал он с улыбкой на лице, - ты просто мастер техаса.
Пока удовлетворенный игрой Скутару собирал фишки, Цыплаков взял себе выпить и поджидал его у барной стойки.
- Хорошо играешь, приятель, - сказал он и похлопал Скутару по плечу. – Давно не видел такой приличной игры. Ты постоянно тут обитаешь?
- Да, единственное место, где можно свободно поиграть в клубный покер, - Скутару еще не отошел от игры и весь светился от счастья. – В других казино либо вообще нет такого, либо он приватный и играют только те, кого допустит хозяин.
- Да, ты прав насчет этого. Вот я бы с удовольствием учредил этакий свободный клуб, где можно было бы устраивать подобные вещи. Вход по клубным картам, тихая атмосфера, в комнате только игроки, никто не давит на мозг, не шумит.
- Хорошая идея, - Скутару пил коньяк и пересчитывал в уме свой выигрыш.
- Ладно, отдыхай, - Цыплаков опять похлопал его по плечу, - еще увидимся.
Он вышел на улицу и весьма довольный проведенным вечером, пробормотал:
- Приготовься, скоро ты перейдешь с пятизвездочного коньяка на второсортный кальвадос, который гонят у тебя в Кукурузенах.

* * *

2-го июля, во вторник, ровно в одиннадцать утра Платон Цыплаков впервые пересек порог филиала №3 «КоммерцПриватБанка». Для конспирации он накануне перекрасил волосы баллончиком в черный цвет и снял серьги с ушей. Одет он был в строгий деловой костюм, на глазах были очки, в руке дипломат.
Цыплаков осмотрелся: справа от него были окошечки валютной и леевой кассы. Морару маячил в одной из них за жалюзями. От левого угла до центра помещения буквой «Г» были расставлены столики, где занимались депозитами, кредитами и прочей ерундой. За одним из них Цыплаков сразу увидел Манилову, возившуюся с бумагами. Чуть правее была лестница, ведущая на второй этаж. Клиентов в банке было довольно много, особенно в очереди у касс.
«Место дислокации начальства похоже на втором этаже», - думал Цыплаков, разглядывая лестницу.
В это время к нему вежливо обратился охранник:
- Чем я могу вам помочь?
- А мне нужен специалист по юридическим лицам.
- Хотите открыть счет или взять кредит?
- Первое.
- Тогда вам туда, - охранник указал на стол Маниловой.
- Чудесно, - улыбнулся Цыплаков, - благодарю.
Он направился к указанному столу и уселся напротив Ляли Маниловой.
- Добрый день.
Девушка подняла голову и увидела перед собой улыбающегося молодого брюнета. Что-то паранормально-притягивающее было в этой ослепительной улыбке. Манилова как загипнотизированная глядела на своего клиента и непонятно почему вдруг почувствовала себя смущенной. Тогда она быстро заговорила.
- Здравствуйте. Я вас слушаю.
- Да вот хотелось бы положить деньги на депозитный счет у вас в банке, - Цыплаков настойчиво смотрел ей в глаза и продолжал улыбаться. «О, как обаятельно!», - думал он.
«Чего он так улыбается?», - думала Манилова.
- Без проблем. Какую сумму вы желаете положить на счет?
- Думаю, тысячи, этак, три долларов.
- Хорошо. Сейчас я вам все расскажу.
- О, да, расскажите мне о депозитах все!
Цыплаков уже успел оценить аккуратный маникюр, голубую рубашечку под цвет глаз, легкий макияж и зачесанные назад волосы. «Да, со вкусом тут все на уровне», - подумал он.
«Какой странный», - подумала Манилова и принялась ему рассказывать об условиях открытия счета в их банке. Цыплаков практически не слушал ее - его это совсем не интересовало. Машинально отвечая на какие-то вопросы, он все время глядел по сторонам, всматривался в лица персонала и запоминал обстановку.
- … с собой паспорт? – услышал Цыплаков и посмотрел на Манилову.
- А-а-а, нет. На самом деле, сегодня я лишь хотел с вами проконсультироваться по этому вопросу. Спасибо большое, теперь я все уяснил. Наверно приду к вам на следующей неделе.
- Конечно, приходите, - улыбнулась девушка.
- Кстати, - Цыплаков по-заговорчески наклонился к ней поближе, - у вас тут должен работать один мой старый знакомый – Федя Морару. Что-то я его не вижу.
При упоминании кассира лицо Маниловой приняло скучающий вид.
- Вон там он, в валютной кассе, - показала она.
- Понятно, - Цыплаков стал собираться. – Просто слышал, что парню неожиданно выпал большой куш. Умер какой-то его дальний родственник в Веллингтоне, ну и оставил ему полмиллиона в наследство.
Манилова насторожилась.
- Вот повезло парню, - продолжал Цыплаков. – Надеюсь, он не забудет пригласить меня на свадьбу. Все-таки в детстве вместе воровали кукурузу. У-ха-ха-ха! Да, было время… Слышал, что у него просто очаровательная невеста, - его голос стал тихим, плавным и таинственным. - Красотка…с характером…настоящая чаровница…
- Благодарю вас еще раз. До свидания, - проговорил он уже нормальным тоном, раскланялся и спокойно вышел из банка.
Некоторое время Манилова сидела задумавшись – в ее голове вовсю шел процесс переработки информации.

* * *

На следующий день великолепное трио коротало время дома. Цыплаков с Францычем играли в карты, Драгош читал книжку по медицине. В граммофоне звучал Немецкий реквием Франца Шуберта.
- Ну что получил под дых, человекообразный? – язвил Цыплаков, выиграв очередную раздачу. – Давай, играем еще и если ты проигрываешь, выкидываем твой спортивный костюм, и покупаем тебе порядочные вещи, а?
- Патрон, идите к черту.
- У-ха-ха-ха! Ладно, ладно. Не нервничай. Я знаю, что скорее Драгош соизволит выдать свой очередной нетленный перл, нежели ты расстанешься со своим одеянием. Я прав, Драгош? – забавлялся Цыплаков.
Драгош оторвался от книжки и заявил очень серьезным тоном:
- Привязанность к чему-либо убивает личность.
- Что я говорил?! – рассмеялся Цыплаков. – Ладно, который сейчас час? Шесть. По идее наш товарищ уже должен вернуться с работы. Нетерпеливо ждем-с его в гости.
Через полчаса прибежал возбужденный Морару и с порога бросился обнимать Цыплакова.
- Ты не представляешь себе, что произошло! Вчера все было просто волшебно!
- Неужели? – Цыплаков сделал вид, что удивлен. – Идем на кухню, расскажешь.
- Я пригласил ее во время обеденного перерыва, и она согласилась, представляешь! Мы встретились вечером и пошли в ресторан. Там я подарил ей колье.
- Сделал все, как я сказал? – Цыплаков разливал вино по стаканам.
- Почти. Ничего оригинального, правда, не придумал. Но она все равно была довольна подарком.
- Годится, - Цыплаков нарезал закуску, - а что было потом?
- Мы посидели там около часа. Покушали, немного выпили. Потом я проводил ее домой.
- Поцеловал ее?
- Нет, как-то не решился, - покраснел Морару.
- Смотри, - Цыплаков погрозил ему ножом, - я тебе говорил, что надо сразу брать быка за рога. Иногда в этой жизни нам выпадает всего один шанс, - пробормотал он скорее сам себе.
На самом деле он все знал про вчерашнее свидание, поскольку лично следил за развитием событий и передвижением парочки.
- И что она? Какова ее реакция в целом?
- По-моему ей очень понравилось. Сегодня она даже подмигнула мне.
- Да ну? - второй раз «удивился» Цыплаков. – Да ты просто перспективный сердцеед! Давай же выпьем за тебя, я думаю, что ты добьешься успеха!
- Правда? – обрадовался Морару.
- Несомненно! – Цыплаков поднял стакан вина. – Скоро все женское население этой планеты ляжет у твоих ног!
Через час Морару уже изрядно захмелел, от чего его радость только удвоилась.
- Ты не представляешь себе, как я тебе обязан! – говорил он. – Я все сделал прямо как ты говорил: пригласил, подарил, сказал, что она самая-самая…
«Ну, раз обязан, тогда сейчас получишь спецзадание», - думал Цыплаков, продолжая подливать гостю вино – он тщательно подготовился к этому вечеру на винной точке местного рынка «Дельфин».
- А как ваш коллектив вообще, дружный? – начал он. – Вот у нас постоянно проводились какие-то корпоративы, выезды на природу. Директор знал, как сплотить людей. Сам все инициировал, сам организовывал. Да и остальные не отставали. Постоянно были какие-то предложения, новые идеи.
- Ну, у нас несколько по-другому, - пожал плечами Морару. – Большие праздники, мы, естественно отмечаем, но как-то все это проходит без особого энтузиазма. Нет у нас какого-то единства и сплоченности. Кто-то сам по себе, остальные по двое, по трое. Ну а вообще, нормальный коллектив, я считаю.
- А что представляет из себя ваш директор?
- Вполне нормальный мужик. Руководит хорошо, зря не ругает.
- Женат?
- Вроде в разводе.
- А чем увлекается?
- Слышал, что он в восторге от классической музыки, посещает там всякие симфонические концерты, ездит за границу на подобные мероприятия. Ну а больше и не знаю, чем он занимается.
- В восторге говоришь? - медленно произнес Цыплаков. - Весьма занимательно… Наверно ваш директор очень интересный человек.
- А мне все равно. Главное, что работа меня вполне устраивает, а сейчас так вообще шикарно. Давай выпьем!
Цыплаков, который на мгновение отвлекся, задумавшись над чем-то, быстро поддержал предложение. Еще через полчаса Морару можно было уносить домой.
- Все, - говорил он заплетающимся языком, - теперь приглашу ее в кино. Как думаешь опять надо что-нибудь подарить?
- С этим мы обязательно разберемся, Федя, ты не переживай, - сказал Цыплаков. – Я вот знаешь, о чем жалею. Что не сможем мы вместе поехать на море в августе, и это очень-очень меня расстроило.
- Ну… что поделать, - икнул Морару, - график отпусков давно составлен.
- Жаль. А что, кто идет в отпуск в августе?
- Да я не помню. Бухгалтер, или нет… не помню… У меня в кассе на стене висит график, надо посмотреть… Ляля, теперь ты точно моя! Ах, я так и знал, что добьюсь тебя!
- Послушай, - непринужденно сказал Цыплаков, - можешь завтра утром, когда прийдешь на работу посмотреть, кто идет в отпуск в конце июля и в начале августа. Понимаешь, я скоро закончу всю бумажную возню с оформлением фирмы. Ну и сразу хочу найти пару крупных клиентов. Вот и вашему директору, с удовольствием бы сделал коммерческое предложение. Так что не хочу, чтоб он смотался в отпуск и тогда придется ждать до осени.
- Конечно, посмотрю, не проблема.
- Вот и славно. Тогда завтра утром, часиков в девять я тебя наберу на мобильный и ты мне скажешь, идет?
- Конечно! – Морару был весел. – А-а-а, я гуляю! Я крут!
- Ну,
Теги:

 Комментарии

Комментариев нет