РЕШЕТО - независимый литературный портал
e1gor / Проза

RebyC. Chapter 3

114 просмотров

TotalitaRe. Chapter 3

Как было здорово, когда мы со своими маленькими детьми играли в Лего, слушали кантри, ходили в зоопарк и покупали им мороженое… И как ужасно оказалось узнать, что они когда-то начали прогуливать школу, курить дурь и жаловаться на то, что предки ни черта их не понимают. Горько осознать, что в какой-то момент мы с ними утратили доверие и понимание, и они оторвались от нас. Остаётся только смириться с тем, что «дети выросли», и «это нормально».

Круто было бы всё время быть спокойным за ребёнка? Наблюдать по скрытой камере, что он делает в садике, следить за его поведением за партой в школе, да и вообще смотреть на его передвижения по городу со спутника и знать, где и с кем сейчас находится ребёнок. Но родители детей 13+ в курсе, как это непродуктивно, когда каждое действие в направлении контроля вызывает конфронтацию и сопротивление. Когда хочется проявить интерес и участие, а ребёнок воспринимает это как вмешательство в свою жизнь, и отношения складываются ещё хуже. И здесь нужно проявить терпение, показать, что ребёнка воспринимают всерьёз и доверяют ему. Или же нас считают настолько недоразвитыми – уровнем ниже тринадцатилетнего ребёнка, – что стремятся к тому, чтобы всё совершалось под мудрым надзором всевидящего ока?


Симфония человеческого роя

Аиша бежала домой сквозь лабиринт однотипных галерейных домов, сжимая в руке комок спутанного шнурка с металлической пластиной на нём. Бежала с мыслями: «Как? Значит, невозможно?» Невозможно убить человека, пока он там, в виртуальном пространстве. Пространстве, которое нельзя взломать. Но которое ему, Шаму, взломать удалось. И он погиб именно в тот момент, когда смог это сделать. 

Нет. Таких совпадений просто не могло быть. Кто-то знал, что Шам нарушил рамки, и ценой его жизни это равновесие восстановил. Ценой Его жизни. С высоты птичьего полёта Аиша скорее напоминала насекомое, пробирающееся сквозь стены термитника, и какая разница той большой ноге, которая раздавила одну из этих букашек, что они там чувствуют? Главное, чтобы нога больше не чесалась. Но для них, букашек, чувства самые настоящие, и именно в них измеряется каждое мгновение жизни. А главное – целый рой таких букашек, летящих в одном направлении, может смести с лица Земли даже Центральный Компьютер. Поэтому кое-кому за этими букашками очень полезно было наблюдать, знать, что их волнует, чтобы не дать им самоорганизоваться и умело играть струнками каждой души, создавая великолепную симфонию человеческого роя.

Захлопнув за собой дверь и прижавшись к ней спиной и руками, Аиша наконец смогла перевести дыхание. Отдышавшись, она присела, скатившись спиной вдоль двери, разжала кулак и посмотрела на флэшку. Какова вероятность того, что она сможет найти то, чего не смог заметить человек, купавшийся в программировании с самого детства?

Маленькая тоненькая металлическая пластинка серебристого цвета с тремя еле заметными бороздками. Сейчас она была ценна для Аиши как ничто другое из-за той информации, которая, как ей казалось, могла пролить свет на гибель её парня. Аиша чувствовала сильную усталость после клиники, такую, что всё, что ей хотелось, - это плюхнуться на кровать и забыться сном. 

«Интересный персонаж, - подумала девушка, - флэшку дал, мол разглядывай в Кибере». Ни в шлеме, ни в кресле не было портов для такого носителя. Только в компьютере. Она полезла под кресло, где Шам прятал свой компьютер, подключённый к микросхемам кресла чёрт знает по какому принципу. Она лишь знала, куда в компьютер можно засунуть эту флэшку. «Сукин сын», - осенило её внезапно. Он знал, что через шлем и кресло подключение идёт через файл запуска и только. Если она сказала про Шама правду, то нашла бы, куда можно подсоединить флэшку. Амир хотел её проверить. Главное теперь, чтобы он сам не солгал о том, что было на флэшке. Девушка собралась с мыслями, включила компьютер и вставила пластину. На загоревшемся экране сразу открылся текстовый документ, где строчка за строчкой следовали слова, записанные латинскими буквами. Аиша хотела сначала просмотреть документ, но сколько она не прокручивала, документ и не думал кончаться. Девушка только заметила, что информация делится на блоки, озаглавленные словом «чаптер» - глава. Но в большинстве своём слова были ей незнакомы – всё написано на латыни. Её глаза уже слипались. Да, наверное, лучше изучать документ в Кибере. Девушка запустило злополучное кресло, надела шлем и подключилась.

Может быть, было бы действительно хорошо, если бы люди знали, что за ними наблюдают, и боялись бы совершить хоть один неверный проступок. Как много умельцев отважится стащить что-нибудь из магазина, на входе которого предупреждают о видеонаблюдении? И как бы вели себя люди, если бы верили в то, что за ними наблюдает Всевышний, и за каждый их шаг их ждёт расплата на Том свете?

Одно дело, когда общество само стремится к гласности и открытости – чтобы все знали, что друг у друга происходит, то есть когда каждый член общества сам стремится к открытости и к тому, чтобы ничего не скрывать от других, чтобы его, не дай Бог, не уличили во лжи. И совсем другое – когда за каждым негласно наблюдают и составляют досье. У каждого есть свой набор скелетов в шкафу, и мало кто стремится выставлять их напоказ. 

Только представьте себе, какие просторы для манипуляции открывает информация о человеке. Тем более его личная информация. Тем более – тайная. Как легко можно манипулировать человеком, зная его большие и маленькие тайны, о раскрытии которых он беспокоится больше, чем о том, что попадёт на Тот свет!


Розовый цвет

Со всех сторон Аиша услышала звуки, похожие на помехи при плохом сигнале, затем ощутила, как она летит сквозь потоки света и темноты, которые, чем дальше она летела, тем яснее складывались в чёткую картину.

Аиша оказалась в своём ячейке своего личного пространства – в «своей комнате». В комнате был розовый надувной диван, розовые стены и более насыщенного оттенка того же цвета – пол. Только потолок был белым. Окна у неё не было – к чему окно, если это даже и не комната на самом деле, а лишь набор условий? Единственное, что было не на своём месте, вернее то, чего не должно было быть, - это светящийся экран, повисший посреди комнаты, который был раза в четыре крупнее экрана шамовского компьютера. Аиша больше не чувствовала ни усталости, ни напряжения глаз. Теперь она могла более детально изучить документ.

Теперь листая висящий в пространстве экран, она более чётко видела документ. Амир позаботился о том, чтобы отделить чаптеры друг от друга более заметным расстоянием. Кроме того, каждая команда и подкоманда выделялись своим цветом, ключевые слова – более яркими. Аиша плохо знала английский, но достаточно для того, чтобы отличить, что язык программирования Кибера не был родом с Британских островов. В программном коде были и французские, и испанские, и немецкие слова. Язык скорее был ближе эсперанто или идо, чем английскому. Одно сходство – латинская графика. 

Аиша не только солгала Амиру по поводу человека в костюме. Она также не упомянула и то, что Шам догадался, где лазейка в безупречной, казалось бы, системе. Её взгляд скользнул в угол комнаты, у которого находилась дверь. Обычно в этом месте располагалась виртуальная клавиатура. Каждый шлем виртуальной реальности был предназначен для одного конкретного пользователя, и отправлял его в оформленное по его личному вкусу личное пространство (неудивительно, что девушка находилась в до блевоты розовой комнате). Но на случай, если шлемом пользователя захочет воспользоваться кто-то ещё, выход во всеобщее пространство осуществлялся «по старой схеме» - с использованием логина и пароля. 

Девушка задумалась, а затем быстрым движением руки начала шерстить документ, перебирая чаптеры в поисках ключевых слов. Ей нужны были слова логин и пассворд, написанные латиницей. Какой бы ни был язык программирования, эти слова она могла отличить безошибочно.

Перед глазами девушки одна за другой мелькали разноцветные светящиеся строки, но заветные слова так и не попадались. Несмотря на это, она не уставала, а напротив, лишь с большим азартом продолжала своё занятие. С каждой новой строкой ей казалось: «Вот-вот! Ещё чуть-чуть, и я буду у цели!» Внезапно её мысли прервали ощущаемые телом электрические импульсы и послышавшиеся сначала как будто издалека, но вот – уже совсем близко – раскаты грома.

Все мы помним, а многие из нас и – ненавидят, так старательно ругаемый за тоталитаризм «совок». Парни! СССР мог только мечтать о таком устройстве, на котором хранилась бы вся информация о гражданине – от фотографий и переписок до поисковых запросов и истории посещения информационных ресурсов! Есть ли сейчас подобное устройство – вопрос риторический. И кому же оно принадлежит? Иностранным корпорациям! Это, конечно, в разы лучше, нежели собственное правительство.

Все помнят, как одни – в странах «Оси», другие – в Варшавском договоре, ну а мы – в Североатлантическом альянсе видели мировую угрозу. Наднациональные организации. Организации мирового заговора… Кто же сейчас примеряет на себя пальто мирового вождя? Один человек сказал, что дай ему возможность управлять финансами любой страны, и ему будет плевать на армию, законы и всё прочее. Экономика управляет обществом испокон веков, но почему-то никто так и не разглядел угрозу в транснациональных корпорациях. Синдикатах, контролирующих рынок уже не в рамках одной страны или даже региона, нет – всего мира. А ведь они, к слову, больше всех тратятся на рекламу, которая определяет моду, ценности, а главное – потребности населения.

Вопрос лишь в том, кто из них будет первым: тот, кто начнёт шантажировать вовремя нужных людей их заветными тайнами или тот, кто наделит всех карточками, сочетающими функции АйДи и управления банковским счётом (хорошо бы, на первых порах в ней отсутствовала функция отслеживания геолокации).


То, что испытывал Шам

Звук затухающего механического жужжания, сопровождаемый переменным электрическим треском и резкая боль в затылке – вот что то и дело испытывал Шам при жизни и что только что испытала Аиша. Её отключили. Отключили, когда она была так близка… По крайней мере, она была в этом полностью уверена, хотя не знала наверняка, были ли вообще в скопированных Амиром чаптерах слова, обозначающие логин и пароль. Лёгкое чувство тошноты и головокружения начало медленно проходить. Уже вырисовывались очертания стоящих вокруг людей, а затем и вся комната. 

Люди вокруг были одеты, как полицейские. Синяя с зелёным форма, чёрные пояса и снаряжение на поясе. На глазах – плоские экраны, как у роботов, транслировавшие какие-то данные об окружающей обстановке. 

- Аиша Беппе. Вы нарушили Закон о конфиденциальности сетевых данных. Мы произведём задержание до выяснения обстоятельств. Вы имеете право хранить молчание. Сопротивление оказывать не рекомендую.

Голос полицейского звучал настолько механически, что трудно было не то что определить, мужчина это или женщина, - в голосе вообще с трудом угадывался человек. Как будто это был робот или человек под кислотой. Двое полицейских взяли её под руки и повели на улицу. Когда её выводили из комнаты, девушка успела заметить, как ещё трое полицейских осматривают её кресло-лежак. 

«Лишь бы Амира не подставить» - подумала девушка. Посмотрев на свои ноги, которые теперь волочились, цепляя ступеньки, Аиша вздохнула. Под домом стоял полицейский транспорт, который в народе называли «коробка», по нажатию одним из полицейских кнопки на пульте задние двери «коробки» открылись, приглашая арестантку войти внутрь. Один из полицейских остался с ней, другой запер двери, и должно быть, сел за управление, потому что несколько молчаливых мгновений спустя Аиша ощутила, как они тронулись. Изнутри коробка была обшита мягким полимером, чтобы не было больно при аварии, из него же была сделана пара скамеек с двух сторон. 

«Как странно» - размышляла Аиша. Ещё некоторое время назад визит таких вот ребят был бы самым нежелательным обстоятельством в её прежней жизни. А посади они её вот так в коробку и повези невесть куда, она бы, наверное, умерла со страху. Да, в детстве она творила как раз то, что грозило именно «коробкой», но может, она и не боялась лишь потому, что не понимала до конца, что это на самом деле. А сейчас Аиша не боялась. Она была в самом что ни на есть подавленном состоянии оттого, что ей не дали завершить то, что она хотела. Мало того – теперь она никогда уже не сможет докопаться до истины. 

Полицейский транспорт остановился – где он мог остановиться – у полицейского участка, ей не нужно было видеть за пределами «коробки», чтобы это понять. Двери отворились, и вновь двое сотрудников повели её под руки. От одного – того, что слева, пахло мятой и дорогим парфюмом. «У кого-то сегодня будет секс» - промелькнуло в голове у девушки. Это была одна из тех вещей, которых ей после гибели парня чертовски не хватало, но после клиники она только теперь ощутила это в полной мере. Полицейские завели её в здание и повели вдоль выложенного зелёным кафелем коридора. То и дело отходили повороты направо и налево, но они шли прямо. Вот, слева она увидела, как слева трясёт в судорогах мужика, босого, в одной майке-безрукавке и рваных джинсах оттого, что к нему приложили заряженный электрошокер. «Пипец нигеру» - заключила она, расширив глаза. Нет, к такому она явно не была готова. Интересно, что им придётся сделать с ней, прежде чем она выдаст Амира.

Они дошли до металлической двери. Один из полицейских отпер дверь, а другой схватил её за шею. Девушка вцепилась ногтями в его руку, и полицейский, открывший дверь, нацепил на неё наручники и ударил в живот со словами «Без фокусов, крошка». Другой, не выпуская её шею из руки, притянул её к себе, сказав «Милое личико». Это от него пахло духами. Затем он швырнул её в камеру и запер дверь.

В камере было до жути темно. Удар полицейского пришёлся по солнечному сплетению, поэтому некоторое время девушка лежала в полной темноте, задыхаясь и корчась от боли. О, это ощущение беспомощности, знакомое чуть ли не каждому белому человеку, столкнувшемуся по воле судьбы или же по собственной глупости с родной полицией – «бессмысленной и беспощадной!» Дыхание Аиши начинало приходить в норму – она уже могла собраться с мыслями, правда они были обращены в адрес обидчиков, причём весьма в грубой форме.

Внезапно она услышала скрип металлической двери. В комнате было настолько темно, что ещё мгновение назад девушка не видела абсолютно ничего, но теперь полоска проникавшего света всё расширялась, пока дверь не отворилась окончательно. На пороге стоял человек – ещё мгновение – два неторопливых удара каблуками о каменный пол. Аиша не видела его лица – только чёрный силуэт, преграждавший свету путь из-за двери. 

Конечно, можно сказать, что всё это лишь сказки и домыслы: Большой Брат хочет захватить мир! Всевидящее Око проникает в умы людей! Бред, граничащий с теорией мирового заговора. Можно. Можно сказать всё, что угодно. Но что из этого будет услышано именно так, как хотелось бы?

Действительно, кому в наши дни нужно мировое господство? Лишь бы оставили в покое и не лезли – за кого они себя принимают! Слишком высокого о себе мнения – господство над ними устанавливай! Да кому они вообще нужны? Да и как можно установить тотальный контроль над всеми? Как можно укомплектовать всех в одну систему? Ведь мы такие разные – он ездит на Порше, а я – на девятке; его жена стирает обычным порошком, а моя использует Ласку! Мы используем разную зубную пасту, даже программы по телевизору выбираем разные!!!


Госпожа Беппе

Внезапно комнату изнутри осветил свет, поначалу показавшийся настолько ярким, что Аиша сощурилась, не видя ничего перед глазами. Затем, не успела она присмотреться к лицу посетителя, как камера из холодного кафеля преобразилась в довольно-таки романтичное место: на стенах были светлые бежевые обои, вдоль стен – полочки с цветами, а на одной даже – подумать только! – окно; посреди комнаты – шикарный стол со свечами и букетом цветов в вазе; на безупречно белом потолке – люстра с преломляющими свет кристаллами – такими, что если смотреть на них больше доли секунды, они начнут завораживать, всё сильнее утягивая взор в свою глубину. 

Внимание девушки отвлекли двое полицейских, внесших в комнату кресла и поставивших с обеих сторон от стола. Полицейские вышли, закрыв дверь, которая теперь выглядела изготовленной из дерева, а человек прошёл ближе к столу и опустился в одно из кресел. Он был высок, хотя телосложение его говорило о не слишком благоприятном сочетании генов. Да и лицом не сказать, чтобы красивый. На вид – глубоко старше сорока лет, одетый в костюм, цветом напоминавший полицейскую форму. Он улыбался самой что ни на есть миловидной улыбкой и кивком на противостоящее кресло приглашал Аишу сесть.

Девушка, конечно, обалдела от такого стечения обстоятельств, но тем не менее, села напротив. Она понимала, что всё, начиная от обстановки и заканчивая поведением этого типа, стремилось вызвать у неё доверие. И потому как она это понимала, Аиша не собиралась доверять ни одному слову. Её большие глаза непрерывно смотрели на человека.

- Госпожа Беппе, - начал человек весьма добродушным тоном. Его голос звучал очень убаюкивающее – так отец в приступе нежности разговаривает со своим дитя.

- Мы в Кибере? – перебила его Аиша. Она хотела получить ответы хотя бы на какие-то из своих вопросов, а потому не собиралась передавать инициативу незнакомцу. 

- Нет, - спокойно ответил человек, как бы не замечая, что его перебили, - это голографическая проекция на частички воздуха, - проведя рукой сквозь вазу продолжал человек. Он так легко провёл руку сквозь вазу и обратно, что сомнений в том, что это был воздух, остаться не могло. Тем не менее, ваза была настолько яркой и казавшейся настолько реальной, что у Аиши возникло сомнение по поводу реальности происходящего вообще.

- Госпожа Беппе, - воспользовавшись замешательством собеседницы снова начал человек, - мы просим у Вас прощения за такое обращение сотрудников группы быстрого реагирования. Думали, очередной хакер создаёт вирус или ворует информацию.

- Но полицейский… - Аиша задумалась, полицейский это был, или всё-таки полицейская? Но, поняв, что роли это особой не играло, выдохнула дальше, - сказал, что я нарушила Закон.

- Верно. На самом деле код рассматривать запрещено. Но, если я правильно сделал вывод, Вы не имели намерения нарушать Закон. Компьютер принадлежал Вашему молодому человеку, так?

- Так… Я просто… - Аиша замялась.

- И, прошу простить меня за бестактность, не случись этот пренеприятнейший инцидент, Ваш молодой человек не избежал бы ответственности, однако, увы… Госпожа Беппе, Вы случайно обнаружили носитель?

- Да, но… Я хотела посмотреть, что там. И я поняла. Я не остановилась лишь потому, что надеялась выяснить, нет ли в коде неточностей, которые могли бы… Привести пользователя к летальному исходу. Ведь, насколько мне известно, в рамках программы летальные исходы невозможны, и даже в самых критических случаях пользователя просто выкидывает из системы… - поначалу запинаясь, девушка в итоге пришла к тому, чтобы говорить легко и спокойно.

- Аа… Вы настолько же умны, насколько и красивы, - сказал человек, слегка улыбнувшись и якобы подперев подбородок правой рукой, согнутый локоть которой он хотел положить на несуществующий стол, отчего рука его наполовину погрузилась в стол.

Аиша была в грязной, оттого что валялась на полу, одежде, волосы были растрёпаны, мешки под глазами на мокром месте, а треснувшая нижняя губа опухла и под нижними зубами она ощущала железный вкус крови. Она вряд ли могла сейчас могла произвести впечатление очаровашки. Девушка поняла, что старик с ней заигрывает.

- Я хотела узнать, что стало с моим парнем, - не уступала она.

- Ваш молодой человек… Госпожа Беппе, видите ли, только не поймите меня неправильно, много талантливых людей хотят узнать тайну кода, и это отнюдь не делает их головорезами, и даже то, что я сказал, что Ваш покойный молодой человек не избежал бы наказания, не значит, что я Вам не сочувствую. Ведь и его талант теперь пропал бесследно. Но данный инцидент… Показал нам, как много мы ещё не знаем, и как осторожно мы должны продвигаться на тех территориях, которые только осваиваем.

- Что Вы имеете ввиду? – нахмурилась девушка.

- Видите ли, большинство киберов не живёт реальной жизнью. Оно и понятно – там чистый воздух, вкусная пища…

- Но это лишь иллюзия, - презрительно отозвалась Аиша.

- Но для них она полностью реальна, - человек продолжал сохранять добродушие и невозмутимость, - и кто сказал, что наш мир не иллюзия? Как вы делаете вывод, что я реален? Вы меня слышите, видите, при желании можете потрогать, понюхать и попробовать на вкус, - усмехнулся он, - То есть выводы о реальности происходящего мы делаем на основании информации, получаемой органами чувств. Она поступает в мозг, и вот вы здесь. А теперь вытащите мозг – гипотетически – и посмотрите на него. Он тоже реален на основе лишь ваших предположений. Мы лишь предположили, что мозг объективно реален, и подключили к рецепторам альтернативные сигналы из программы альтернативного мира. Это всего лишь ещё одна реальность. Ничего виртуального, - снова улыбнулся он, - поэтому люди достаточно удовлетворены… И поверьте, Вы никак не можете утверждать будучи уверенной на все сто процентов, что та реальность, которую Вы считаете единственно реальной, не всего лишь одна программа, к которой подключены мы все. Только задумайтесь над этим, и Ваше понимание мира рухнет. И жить станет проще. Поэтому когда я говорю, что там чище воздух, значит там он чище – ведь люди именно так это и воспринимают. И реальный мир им нужен ровно настолько, насколько необходимо поддержание основных жизненных процессов в организме. Они бодрствуют в Кибере, и сна им требуется гораздо меньше, чем живущим в этой реальности. Но, видите ли, пребывание в Кибере по свойствам где-то в промежутке между сном и бодрствованием. И если обычный кибер спит меньше часа в сутки лишь потому, что в бодрствовании он находится ещё меньше времени, а большую часть суток проводит в киберпространстве, то Ваш молодой человек… Он не спал. Он бодрствовал, а во время сна загружал своё сознание в Кибер. Экспертиза по выяснению обстоятельств его смерти дала такой результат. Мне очень жаль, госпожа Беппе.

Пока человек говорил, у Аишы на глаза навернулись слёзы. 

- Получается… Он просто не спал?!

- Да, его мозг… У него произошло повышение температуры… Выше допустимой. Вследствие продолжительного отсутствия сна. Вы не могли видеть характерных для такой ситуации признаков нервозности и раздражительности, потому что эмоционально разгружался он в Киберпространстве.

Аиша повернула голову вправо и закрыла губы рукой. По щеке быстро скатилась крупная слеза. Она вновь начала задыхаться.

- Может, воды? – человек решил проявить участие.

- Нет, я просто… - попыталась она проговорить сквозь слёзы, но в итоге окончательно закрыла лицо руками.

- Госпожа Беппе, поверьте, я понимаю, как Вам тяжело. Самый лучший выход после трагедии – это отпустить её. Сменить обстановку. Я просто не могу оставаться в стороне, видя Ваше горе.

Девушка несколько раз глубоко вдохнула и помахала руками на лицо. Край стола с её стороны забрезжил, как потревоженная поверхность воды, расходясь плавными кругами.

- Я предоставлю Вам место в Корпорации, - эти слова прозвучали строго и чётко, как будто Дьявол делал своё предложение. 

- И чем же я заслужила такую милость? – с подозрением спросила девушка голосом, ставшим звонким и мелодичным после того как она дала выход слезам, это не могло не звучать сексуально.

- Ваши голосовые данные, гибкость ума, чуткость и умение поддержать беседу. Тем более, став частью Корпорации Вы начнёте новую жизнь. Это очень важно.

Аиша опустила глаза, задумалась и поняла, что ей больше ничего не оставалось. Она никак не могла смириться с бессмысленностью гибели Шама. Но ведь он всё-таки нашёл что-то важное. Был шанс, что его могли убить, а значит нужно было это проверить, а вступить в Корпорацию сейчас было наилучшим выбором для этого.

- Спасибо… Спасибо, я согласна… А что я… И как вас…

- Вас проинструктируют и дадут указания, что и как делать. Вы получите целостное представление о строении Корпорации в процессе работы. А сейчас я советую Вам хорошо отдохнуть и собрать необходимые вещи. Для Вас я буду Найзер. 

Чем может обернуться тотальный контроль в перспективе, никому рассказывать не нужно – все мы отлично помним как «1984», так и «О, дивный новый мир». Никто не захочет иметь над собой такого владыку, который будет диктовать, что делать. Мы ведь сами хотим всё решать. Но может, тот Мировой порядок, за который так ревностно боролся Гитлер, уже установлен? На кого мы ориентируемся, когда формируем своё мировоззрение? На успешных людей. На интеллектуалов. Звёзд шоу-бизнеса и религиозных деятелей. И они, как правило, подвергаются меньшим нападкам, чем действующая власть. А если бы нам выпала задача управлять кем-то, как бы поступили мы? Удобнее приказать человеку что-то сделать, чтобы у него не оставалось иного выбора, чем как подчиниться из страха за себя или близких, от голода или под угрозой физических пыток – или удобнее заставить подчинённого поверить в то, что выполнение им необходимой команды – целиком и полностью принятое единолично им решение – осознанное и в здравом смысле? Когда Вы собираетесь сделать выбор – подумайте, может его уже кто-то сделал за Вас…

Белые облака

«Найзер… Такое странное имя, - думала Аиша, валяясь в кровати и подкидывая к потолку пуховую подушку, - наверное, оно пишется латиницей, и начинается на букву «К». В центре наверняка много говорящих на английском, немецком, испанском… Да и сам этот человек, наверное, был немец или француз. Ведь Корпорация была создана разными нациями, так что там можно было с одинаковой вероятностью встретить как одних, так и других. Она уже собрала свою одежду в чемодан, на дно положила фотографии, а сверху – остальные безделушки. Найзер сказал, что такси до аэропорта приедет в половину седьмого – то есть в кромешную тьму. Только завтра она могла рассмотреть Центр во всей красе. Да, и к чему было торопиться. У неё, в отличие от Шама, времени было более, чем достаточно.

В городе девушку больше ничто не держало. Транспорт доставил её в практически пустой аэропорт. Людям теперь не нужно было так часто видеться рядом, если они могли одним щелчком клавиши оказаться друг рядом с другом, вот и решили – зачем платить больше. Рейсы стали выполняться только на заказ. Так что с Найзером она полетела в одной кабине.

- Ты не жалеешь? – спросил он, пристёгивая ремень безопасности.

- Мне жаль, что Шама больше нет. Но лучше оставить город, Вы правы, - вздохнула она. Ей не очень-то хотелось разговаривать, и Найзер это понял. Он молчал, а Аиша глядела в окно самолёта и разглядывала чёрные облака. 

К её удивлению, на высоте нескольких десятков километров воздух был намного прозрачнее, а небо намного светлее. Аиша не могла отвести от иллюминатора глаз. Где-то внизу виднелась чёрная поверхность – как поверхность Земли, только она знала: это были облака. 

- Нравится? – некоторое время спустя поинтересовался Найзер.

Девушка молча кивнула, даже не поворачиваясь в его сторону. Так ей нравилось смотреть в иллюминатор.

- Наслаждайся, - снисходительно произнёс мужчина, - скоро будем идти на посадку.

Некоторое время спустя их летательный аппарат действительно начал снижение. Аиша наблюдала, как иллюминатор постепенно опускался вниз. Там, посреди огромного океана чёрных облаков было что-то вроде белого пятна. От удивления у девушки расширились зрачки. Белые облака! И вот, аппарат уже погружается в них, и там, где она ожидала увидеть кромешную тьму, Аиша разглядывала сетки дорог, массивы зданий, изящно выстроившиеся вокруг Центра. Это был Центральный Компьютер. Расположенный за стенами замка из красного кирпича, бывшего центром некогда грозной империи, он величественно возвышался над городом. Они были в центре материка, в городе, где расположен ЦК. Так как в оригинальности в реальном мире не было необходимости, угадайте, как он назывался.

10 December 2017

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

RebyC. Chapter 10
RebyC. Chapter 7
RebyC. Chapter 5

 Комментарии

Комментариев нет