РЕШЕТО - независимый литературный портал
e1gor / Проза

RebyC. Chapter 4

89 просмотров

DesiRe. Chapter 4

У каждого времени есть свои атрибуты – и это нормально. Было бы странно встретить на улицах современного Чикаго парня в тоге, сандалиях, заострённой деревянной палочкой и льняной сумкой, полной глиняных табличек. Особенно в разгар зимы. Точно так же, как и две тысячи лет назад вряд ли кому пригодилась бы флэшка или смартфон. 

Ещё четверть века тому назад, в период распада Советской Империи на рынке появились первые мобильные телефоны. Они скорее напоминали утюги или кирпичи с кнопками. Эти телефоны были громоздкие, неуклюжие и выглядели очень глупо. Сколько стоил такой «малыш» по сравнению с нынешним «фонариком» – даже вспоминать смешно. Сейчас даже у человека с небольшими запросами телефон обязательно должен быть одновременно фотоаппаратом, видеокамерой, иметь выход в интернет и возможность установить топовые приложения социальных сетей. И может ли кто-нибудь теперь представить современную жизнь без этих устройств?


Утро

Аиша проснулась под звуки играющей арфы. Такую мелодию издавал её новый будильник. Девушка потянулась под одеялом, зевнула и открыла глаза. После жизни в сером свете её глазам было немного трудно адаптироваться к такой белизне с утра. Она приподнялась и села на кровати. Аиша осматривала своё голое тело. Сквозь огромные окна на большой высоте в комнату проникал яркий солнечный свет. Казалось, кожа на руках немного сверкает на свету. Она сидела на белом одеяле кровати, спустив ноги и болтая ими, едва касаясь ворсинок белоснежного ковра. Даже трудно было поверить, что это реальность, а не виртуальный мир. Вчера после перелёта она захотела сразу отправиться в свой номер, чтобы как следует выспаться перед первым рабочим днём. Девушка не знала, что ещё в летательном аппарате, едва зайдя в него, она стала дышать воздухом с пониженным содержанием углекислого газа и большим процентом азота и кислорода – такой же воздух был и в городе ЦК. Вернее, содержание газов в воздухе было в норме, просто её организм за годы жизни в техногенном тумане отвык получать привычную дозу кислорода. Уже в аэропорту ЦК она почувствовала сонливость – такую, будто она целый день была на ногах, и теперь с них валилась. Найзер хорошо это понимал, и сразу же отвёз девушку в выделенный номер. Не распаковывая чемодан, она приняла душ, вытерлась и наскоро высушила волосы феном, что лежал в ванной комнате. Не одеваясь, девушка легла спать голышом.

Аиша ещё толком не успела рассмотреть город как следует, узнать, как там живут, но уже того, что она видела, было более, чем достаточно, чтобы понять: город ЦК был удивительно близок к нормальной жизни. Той, что была у неё в детстве. Той, что была до техногенной катастрофы. Ни для кого не было секретом то, что персонал, обслуживающий ЦК живёт на уровень выше пользователей, для которых якобы вся эта система создавалась. Но чтобы настолько, что даже дышать чистым воздухом и наслаждаться солнечным светом, – в это трудно было поверить. В то время как всё их с Шамом благосостояние было виртуальным. Виртуальные кредиты, выигранные в виртуальном казино, на которые гораздо дешевле было насладиться вкусом в киберресторане, нежели насытиться реальным пайком. Аиша захотела есть. Она встала с кровати и прошла по комнате налево – в ванную. Девушка наклонила голову к крану, и оттуда автоматически потекла вода. Сделав несколько больших глотков, она выпрямилась, и тонкая струйка чистой прозрачной воды стекла с уголка её губ, прокатившись по шее скользнула затем между пухлых грудей, щекотнула живот и затерялась в лобковых волосах. Она посмотрела на душевую кабину и, задумавшись, решила, что успеет быстро принять душ, и никому от этого не станет хуже.

Так давно она не ощущала ни такого сильного напора воды, ни такой свежести при приёме душа. Она начала вспоминать вчерашний вечер. В аэропорту было много людей – это был центральный аэропорт, откуда работники ЦК отправлялись по делам в другие концы города. Ещё до постройки ЦК он разросся настолько, что подземка стала перегружаться каждое утро, и с тех пор по традиции, как объяснил Найзер она предназначалась только для самого мелкого обслуживающего персонала. Затем он вызвал транспорт, и назвал водителю адрес – с ним Найзер говорил по-французски, – после чего Аиша отправилась в свой номер. Что в аэропорту, что на улицах она видела ухоженных людей в чистой – не просто чистой, а выглаженной – одежде, что и в тот момент она тоже на миг усомнилась в реальности происходящего. Таксист помог отнести чемодан в холл большого здания из чистого белого камня, возвышавшегося над соседними как минимум в две их величины. В холле был красный отражающий кафель, барная стойка (даже бармен был одет с иголочки по сравнению с ней – интересно, на какую должность подходили её данные). В другом углу широкого холла Аиша увидела консьержку с идеально уложенными локонами в строгом пиджаке за стойкой. Туда она и направилась, скрипя по кафелю своим чемоданом.

Как по команде, консьержка мгновенно улыбнулась уголками рта, едва их взгляды встретились. Аиша уже доковыляла, и женщина прервала молчание. 

- Вии.. Новая.. Убирать? – спросила женщина с немецким акцентом.

- Я э… Мне сказали… Меня встретят…

На мгновение – или даже секунд на десять – консьержка округлила тонкие красные губы в удивлении и растопырила на неё холодные серые глаза.

- Ааау. Фрау Беппе, - Аиша растерянно кивнула, - Гутен абен, - с этими словами женщина на секунду развернулась к ней спиной и молниеносно повернулась, держа в руках тонкую пластину на серебристом металлическом шнурке, - сто второй этаж, - всё с тем же акцентом отчеканила она, но было ясно: числительные немка знает куда лучше, нежели другие части речи. Выгравированный номер 1187 сам за себя говорил, к какой двери ключ надо приложить.

Аиша закончила принимать душ и, голая, с замотанными полотенцем волосами принялась рыться в чемодане, думая, что надеть. Независимо от того, сколько нарядов в распоряжении девушки – сотня или всего три – она одинаково долго будет колебаться, думая, что выбрать, оправдывая себя всё той же фразой – «нечего надеть». В итоге выбрав обтягивающие джинсы и выглядевшую не совсем помятой белую майку без рукавов, она, как и договаривались, набрала контакт Найзера, отсканированный ещё в аэропорту, и сказала, что готова.

Как дети лет двадцать назад не могли без улицы, так сейчас не могут без выхода в Сеть. Если раньше бОльшую радость вызывала возможность подольше погулять, то сейчас центр удовольствие сместился в область материального: кого теперь удивить тем, что наибольшее удовлетворение большинству молодых людей приносит приобретение новомодных гаджетов?

Да, было время, когда и телевизора не было, а информацию получали через газеты. Было и такое, что и газеты себе мог позволить далеко не каждый. Но могли ли эти нововведения в свой век так же сильно повлиять на человеческие ценности, как карманные телефоны?

Когда-то счастьем молодые люди считали, когда и в семье всё у них было хорошо, и потусоваться успели, да на учёт их при этом не поставили. Конфликты и задачи возникали здесь и сейчас, и удовлетворение наступало в результате их разрешения. Сейчас же наибольшее распространение в обществе получило такое явление, как прокрастинация. Что же с нами произошло, что могло вызвать такие перемены?


Корпорация «Кибер»

- Ты голодна? - Аиша повернулась к Найзеру, выпучив глаза, но не успев ничего сказать, - конечно, ты голодна.

Они сидели в кабине транспорта, застывшего в воздухе. Найзер обратился к водителю на итальянском, и, зажужжав двигателем и оттолкнувшись воздушной подушкой, транспорт плавно двинулся вперёд. Они поднялись на несколько уровней и влились в транспортный поток, который, казалось, непрерывным течением опутывал вздымавшиеся в небесную твердь невероятной высоты сооружения в форме сочетания самых причудливых геометрических фигур. После двадцати лет жизни в лабиринте галерейных домов Аиша чувствовала себя в самой что ни на есть виртуальной реальности. Вот только сейчас она уже не сомневалась в реальности происходящего. Отсвечивающие разными цветами стёкла зданий оставались позади, и вот, преодолев несколько кварталов, транспорт завис на парковке смотровой площадке на высоте нескольких сотен метров. Найзер прикоснулся запонкой на рукаве своего пиджака к двери транспорта, и, засветившись нежно-голубым светом, задвижка, отодвинулась, распахнув дверь. В продолжении всей поездки Найзер общался по-итальянски с водителем, но внимание Аиши было приковано совсем не к нему.

Мужчина подал девушке руку, помогая выбраться из транспорта. Выбираясь, девушка посмотрела под ноги и вскрикнула. Транспорт казался таким неустойчивым, зависнув на краю площадки, под которой была пропасть. 

- Будь осторожнее, - улыбнулся Найзер. Он явно испытывал удовольствие оттого, что девушка рядом с ним чувствует себя так неловко, - извини, что не заказал тебе завтрак в номер. Сегодня я распоряжусь, чтобы утром и вечером ты была сыта. Попроси консьержку загрузить тебе в телефон меню, и сможешь сама выбирать, что поесть. Вычитаться будет из твоего жалованья. Я сегодня я угощаю.

Мужчина улыбался глядя исподлобья и говорил очень бархатным голосом, словно воспринимал эту встречу, как свидание, а может, просто хотел дать девушке понять о своих намерениях. Но Аишу это особо не волновало. Она стояла, застыв в изумлении, положив руки на парапет и стоя на краю смотровой площадки, открывавшей вид на центр города ЦК. Окружённый высокими зданиями из стекла и стали, вокруг которых, как рои пчёл, перемещались транспортные потоки, отделяемый от площадки всего несколькими небоскрёбами, перед ней вздымался купол, огромная серебристая выпуклая полусфера, выдававшаяся в небо из полуразрушенного краснокирпичного многоугольника. Сферу опутывали полосы света, а вокруг – то ли зависшие в воздухе, то ли спроецированные вокруг него, – по окружности бегали слова на разных языках, обозначавшие одно и то же – «КОРПОРАЦИЯ КИБЕР».

- Нравится? – заискивающе поинтересовался Назйер, - там ты будешь работать.

- А я… Не опоздаю?

- Не волнуйся. Инструктаж тебе проведу я. И я подумал, что ничего страшного, если мы совместим его с завтраком. Давай уже приступим.

Возле них уже минуту или две стоял официант во фраке и с двумя экземплярами меню в кожаном переплёте. Молодой человек поклонился и молча повёл гостей к столику. Смотровая площадка выдавалась из здания в сторону Корпорации, столики же, хоть и находились под открытым небом, были обращены в другие стороны, но вид на отсвечивающие всеми цветами сине-зелёного спектра высотные здания был не менее прекрасным.

Их подвели к круглому столику, накрытому бежевой скатертью, официант положил меню напротив двух кресел и, поклонившись, взмахом руки пригласил сесть.

- Сеньоре… - начал было молодой человек.

- На русском, - небрежно перебил его Найзер.

- Подождать, пока вы сделаете заказ, или вам удобнее подумать наедине? – снова согнув спину в поклоне, вежливо спросил парень. По-русски он говорил хорошо.

Поджав губы и вскинув брови, Найзер бросил: «Я буду два сэндвича с тунцом, фетучини, ореховый пудинг с карамелью, апельсиновый сок и чашку чёрного бразильского без сахара, сливок и покрепче. 

- А госпожа… - молодой человек повернулся к Аише с поклоном.

Перед ней лежало меню, по толщине которому уступали все книги, что она видела в своей жизни. Аиша задумалась, и быстро взяла в руки увесистый экземпляр. Ей неудобно было заставлять человека ждать, и она хотела побыстрее сделать заказ.

Листая главу завтраков, она чувствовала себя точно так же, как и перед выбором одежды. Но эта ситуация была явно ей в новинку, поэтому неожиданно для самой себя Аиша захлопнула меню, посмотрела на официанта, и быстро выдала:

- Яйца. У вас есть яйца? Я их хочу.

Официант напрягся всей верхней частью тела, чтобы сохранить самообладание и не засмеяться. На лбу у него набухла и запульсировала синяя вена – Найзер тоже отвернулся, чтобы не выдать улыбку. Этим ребятам было невдомёк, что прожив всю жизнь в гетто, самым изысканным деликатесом, который когда-либо пробовала Аиша в реальном мире была жирная со сливочным маслом яичница, обильно приправленная солью и глутаматом.

- В каком виде, госпожа?

- Жареные. И сэндвичи. И сок.

- Желаете десерт?

- Да, мороженое со вкусом колы у вас есть?

- У нас есть всё, госпожа, - поклонился официант, взял со стола меню, поклонился ещё раз и поспешно удалился.

- Итак, начнём с униформы, - снова заговорил Найзер, - то, как ты выглядишь и во что ты одета, имеет первостепенную важность, когда ты трудишься на Корпорацию, - Аиша опустила глаза на свою грудь, которая оттягивала мятую белую майку, и из-под которой виднелись старые потёртые джинсы. Затем она посмотрела по сторонам. Столики вокруг них были заняты людьми в самых изысканных одеждах. Цвет кожи их был не просто светлым, можно было сказать, что они были белые практически в прямом смысле этого слова. Найзер тоже был очень бледным, что на фоне его тёмно-синего костюма сразу бросалось в глаза. В гетто Аиша считалась самой светлой девчонкой на районе, и белые люди, по её мнению выглядели именно так. Но сейчас, взгляни она со стороны, то решила бы, что это она всю жизнь провела под солнцем, а эти люди прятались в сумерках.

- Но на этот счёт можешь не переживать. Тебе выделять форму, переоденешься в Корпорации. Главное – следи за тем, как ты выглядишь, - видя её замешательство продолжил мужчина, - работа непыльная. Посмотри на всех этих людей. Они здесь, в нашей реальности. Может, кто-то из них имеет шлем и кресло у себя дома и использует по ночам и в холодную погоду. А может, нет. Но они здесь, потому что могут себе это позволить. Значит, могут позволить и виртуальную реальность. Где-то в Азии, в Америке или на Тихом океане тоже чистят воздух. И там тоже есть люди, которым не так уж и плохо в этой реальности, чтобы менять её на Кибер. Но есть и такие, которым живётся не так уж хорошо…

- В гетто, - закончила за него Аиша.

- Верно. Многие не могут себе позволить даже шлем, но получи они его – и у них будет возможность заработать. И расплатиться. Им мы предоставляем кредиты. Но ты будешь работать с другой аудиторией. Ты знаешь только русский?

- Даа, - немного стыдливо ответила Аиша. Её малая национальность была размыта волной мировой глобализации ещё задолго до того, как все заболели киберпространством. Лишь в раннем детстве, пока её мать не умерла от рака лёгких, Аиша помнила несколько слов из родного языка, но сейчас она могла оперировать только русским.

- Тот парень. Официант. Он здесь только потому, что знает языки. Но тех кредитов, которые он получает, хватает лишь для того, чтобы обслуживать держателей акций и сотрудников Корпорации. Он никогда не увидит другой жизни. Но Корпорация может предоставить ему такое счастье. И твоя задача убедить таких, как он, что они этого хотят. Достойны. Неважно – главное, чтобы они покупали.

- А если не будут покупать?

- Никаких если. Будут. Корпорации нужен результат. У тебя будет база всех зарегистрированных контактов, а твоя задача – общаться с ними, выяснять их потребности, создавать привлекательное предложение и делать так, чтобы у компании появился новый клиент. Ты будешь получать награду за каждого нового клиента и премии за хорошую статистику. 

К их столику вновь подошёл молодой официант, только теперь он катил многоэтажную тележку, на разных ярусах которой были выложены блюда. На стол перед Аишей опустилась тарелка, в которой вместо ожидаемой глазуньи был пышный омлет с зеленью, на поверхности которого небольшими горочками повар выложил красную икру. Рядом официант поставил тарелку поменьше с двумя ромбовидными сэндвичами – каждый в два куска поджаристого хлеба, меж которых выглядывала серебристая поверхность тунца.

- Давно ты ела так последний раз?

- Я ела когиман в Кибере – месяцев этак пять назад.

- Когимён, - поправил её Найзер, - а в этой реальности, ты не пробовала омлет?

- Нет, первый раз, - сухо ответила Аиша

- Тогда загадывай желание. И приятного аппетита. Пускай твоя работа в Корпорации принесёт Киберу много новых клиентов.

Что с нами произошло, отчего мы вдруг решили, что будем счастливы от обретения какой-то вещи? Как вышло так, что мы забыли, что такое счастье на самом деле, когда произошла подмена понятий, и кто её устроил? Вспомним, когда был последний коренной перелом, повлекший за собой самые глобальные изменения…

Правильно, в 90-е. Примерно тогда, когда появлялось на свет современное поколение молодых людей, наша страна находилась в том состоянии, которое в Средние века бы назвали Смутой. Время, когда земля уходит из-под ног и нет уверенности даже в завтрашнем дне. Когда всё, во что человек свято верил вдруг ни с того ни с сего тает на глазах. Тогда-то и произошёл перелом не только на карте мира, но прежде всего – в наших головах.

Теперь люди целью в жизни видели не общее благо – как в СССР, – не какую-то собственную миссию на благо окружающих и не свой призвание, а «стандартный набор обывателя»: квартиру, машину, дачу и кучу кредитов, за которые придётся расплачиваться до конца жизни. Почему? Люди лишились всех тех благ, за которые они боролись не на жизнь, а на смерть, когда строили социальное государство. И вдруг поняли, что доиться чего-то смогут не только упорным трудом, но и воровством или продажей себя в рабство новому хозяину.


Рутина

Так прошло несколько дней. С тех пор каждый день Аиша был похож на предыдущий. Не имеющая своей личной жизни, она порой даже не замечала, что засиживалась на час, а то и на два после окончания рабочего дня. У неё был свой компьютер с программой для работы, куда она могла вписывать новых потенциальных клиентов, информацию о них, выделять что-то для себя, а также ставить на «запланированные», чтобы связаться с ними через определённое время.

Теперь Аиша вставала вместе с солнцем, это было примерно за час до оптимального времени, необходимого, чтобы собраться. Вставать раньше всё равно не было смысла: привыкнув к свету, она теперь чувствовала сонливость при наступлении темноты. А вставая с рассветом, она получала свободный час для того, чтобы предаваться своим мыслям, на которые на работе у неё времени не оставалось.

Теперь на завтрак она попробовала пасту, творожный крем, и сегодня – блины с икрой, сыром, курицей и творогом. На ужин – настоящую пиццу (как-то раз она пробовала виртуальную), мясной рулет с картошкой и сырный суп с сухарями. Еду действительно доставляли прямо в номер. На работе она тоже ела: посреди рабочего дня можно было два раза отлучаться в кафетерий, чтобы выпить кофе с булочками. Правда, в департаменте все считали её дикаркой, потому что она тянула еду к себе в кабинет, боясь, что в кафетерии с ней кто-то заговорит. Вчера она пролила кофе на униформу, поэтому заказала себе новую, а грязную сдала в прачечную общежития, чтобы постирать. Униформа состояла из белой рубашки, как будто специально подчёркивавшей её пышную грудь, и тёмно-синей юбки. 

Аиша уже была готова выходить, как в её номер позвонили, как оказалось, чтобы она забрала постиранные и высушенные вещи. Надо же! Оказалось, что второй комплект оказался лишним. «Хотя нет! – подумала девушка – Почему это? Пригодится ещё». 

Теперь улыбаться консьержке утром и вечером стало для неё какой-то непроизвольной обязанностью: вроде бы, не очень-то и хотелось, а с другой стороны необъяснимое чувство каждый раз подталкивало её к этому в последний момент, как будто убеждая: «так надо». 

До Корпорации и – вечером – обратно её доставляло такси. У входа в проём под каменными стенами всегда был стремительный поток людей. Тысячи человек работали в Корпорации «Кибер». Системные администраторы, инженеры, программисты, контент-менеджеры, консультанты, были даже сотрудники, постоянно подключённые к Киберу – так говорили, и такие, как она – расширявшие аудиторию и продававшие продукцию неосвоенному населению.

Всей схемы Корпорации Аиша не знала, ей достаточно было запомнить, что её кабинет находился в длинном коридоре на первом этаже недалеко от главного входа. Вообще любой коридор, который вёл к личным кабинетам, можно было найти, идя по кругу – налево или направо – от главного входа: в центре здания располагался процессор и информационное хранилище. Кабинет девушки был намного меньше номера в общежитии, но Аиша чувствовала себя там просторно – даже эта комната была больше их с Шамом спальни. У неё был собственный стол, на котором был только компьютер. Встроенный телефонный аппарат позволял связываться с клиентами через программу – просто надень наушники и наслаждайся. Если ты, конечно, любишь общение. Аиша быстро научилась отсеивать лишние контакты. Начиная разговор с фразы «Добрый день», она уже по длительности паузы могла почувствовать дальнейшее развитие событий. Непонимавших было много. Интереснее оказалось с теми, кто говорил по-русски. Аиша с первого дня поняла, что те, кто хотел уйти от этой реальности в виртуальную – в первую очередь, преступники, наркоманы, социопаты, а за ними – неуверенные в себе люди, разочаровавшиеся в жизни или пережившие горе, – уже давно осуществили задуманное. Её задача состояла в том, чтобы навязать продукт тем, кто в нём заинтересован не был. Ведь все знали о существовании Кибера – да и реклама была на высшем уровне. Он уже давно стал частью массовой культуры, и, по крайней мере среди белого населения, его не уважал только самый жёсткий андеграунд.

Кроме разговоров с недовольными – скорее, не желавшими слышать о Кибере, – пару раз за день ей обязательно звонил Найзер. Всё-таки, он был её начальником, так что девушке приходилось выслушивать его наставления о том, что у неё ещё мало опыта, так что со временем она будет не худшим продажником, чем остальные. Вчера он даже намекал на то, чтобы ещё раз вместе сходить в ресторан, но она ответила что-то невнятное о том, что много думает о работе.

И сейчас, садясь в такси, она меньше всего хотела думать о неунимавшемся со своими подкатами начальнике. Свободный час утром плюс время на дорогу Аиша тратила отнюдь не для того, чтобы подумать о том, как бы ей повысить продуктивность разговоров, но о том, что волновало и продолжало волновать её больше всего. Девушка понимала, что объяснение смерти Шама, данное Найзером либо ложное, либо – полуправда. Ведь он не упомянул о том, что Шам мог перемещаться в Сети за пределами программы Кибера. А ведь она сама перемещалась. И даже побывала в мини-киберпространстве, написанном Шамом. Значит, ребус оставался неразгаданным, и за три полных дня работы в Корпорации она ни на йоту не приблизилась к решению загадки. Аиша понимала: чем дальше она откладывала этот вопрос, тем меньше шансов у неё оставалось вообще когда-либо узнать истину о том, что случилось. А это было бы оскорблением его памяти

Почему всё-таки произошла подмена понятий, разобраться легко. 90-е дали нам новые ценности, новые идеалы. А вот когда же началось «поклонение» гаджетам? И почему? 

Идея поклонения ложным богам не нова. Вообще, в России очень любят переписывать историю и менять веру. Сначала поклонение силам природы сменили на единобожие, а затем последнее заменили коммунистическим культом. Вспомните окровавленную красным знаменем Россию: чтобы подавить православие, поддерживавшее монархию, была создана новая религия, основанная на Капитале», со своими святыми, мифами, чудом и тайнами. Когда эта религия потерпела крах, её место неизбежно должна была занять новая. И заняла – это гаджеты и деньги.


Der System

Всё было как обычно. Аиша расплатилась за такси, пересекла вход, повернула налево, прошла вдоль длинного коридора и скрылась за дверью с надписью BEPPE. Теперь она могла перевести дыхание. Только у себя в номере, такси или в своём офисе она хорошо себя чувствовала. В остальных местах ей было не по себе. 

Девушка села за стол, поправила юбку и включила компьютер. Несколько мгновений спустя на экране открылась привычная таблица, и девушка надела наушники. Приготовившись выслушивать очередное недовольство или просто прервать разговор, если её не будут понимать, Аиша подключилась к контакту.

- Добрый день.

- Добрый, - ответили на том конце.

- Господин Довски?

- Всё верно. Кому обязан?

- Моё имя Алина Котовска, я генеральный директор по общественным связям, Корпорация «Кибер», - Аиша с первого дня представлялась не своим именем, потому что так она чувствовала себя в безопасности, при этом фамилию она выдумывала близкую по звучанию каждому новому контакту индивидуально, - мы разрабатываем специальный проект, который я тестирую лично, и Вам посчастливилось стать одним его участников. Господин Довски, меня верно уведомили, что в киберпространстве Вы ещё не были?

- Верно. А что за проект?

- Будут испытываться на практике новые, ранее не поддававшиеся исследованию, возможности человеческого интеллекта. Вы, должно быть, слышали, что человек использует только 10% от потенциала своего мозга, в то время, как большинство хранящейся на жёстком диске нашей нервной системы информации остаётся в бессознательном. Но во время сна, например, происходит непосредственное подключение к бессознательному, а так как пребывание в киберпространстве по нашим последним исследованиям человеческий мозг воспринимает как пограничное состояние между сном и явью, мы смогли повысить результат до более, чем половины используемого потенциала. Проблема заключалась в том, что большинство людей не могут дать объективную оценку изменениям в работе. Господин Довски, вы ведь человек интеллектуальной деятельности?

- Ну да…

- Значит, Вы согласны с тем, что давно пора использовать Кибер не только для глупых развлечений, а в строго научных целях… - Аиша знала, что несёт полную чепуху, но её задача состояла лишь в том, чтобы поймать внимание клиента на крючок.

- Да, но…

- Тогда Вам, как участнику программы будет сделана скидка в 700 кредитов, и сумма для Вас будет составлять всего 200 кредитов за операцию и доставку оборудования, - на самом деле сумма для всех составляла 200 кредитов, - Но это ведь можно считать подарком по сравнению с теми безграничными возможностями и способностями, которые Вы получите. Господин Довски, на какое время Вам назначить приём?

- Подождите, госпожа, я… Не готов, всё так… Я должен подумать.

- Господин Довски, это именно так возможность, за которую нужно держаться. В конце концов, при желании Вы можете передумать, и никто не будет заставлять Вас потом торчать в виртуальной реальности – это только Ваш выбор. Но если у Вас – по роду деятельности или состоянию души вдруг возникнет желание или необходимость использовать Кибер, Вы будете себя ругать, а я не смогу себе простить, что Вы не воспользовались скидкой в 700 кредитов и не приобрели полноценный аккаунт со всем оборудованием всего за 200.

- Хорошо, эээ… - клиент явно нервничал, - оставьте эту возможность, можете связаться со мной… - Аиша чувствовала, что человек на грани того, чтобы приобрести продукт. Ей уже трудно было усидеть на месте. Пульс участился и дыхание стало глубже – как будто электрический ток в её груди носился по окружности. Такой азарт был сродни разгоняющим наркотикам или занятию сексом.

- Господин Довски, я бы с удовольствием это сделала, но подумайте, сколько желающих на Ваше место. К концу дня я должна закрыть смету, и программа будет запущена. После этого Вы сможете заключить договор только как обычный пользователь. Поэтому скажите, Вам удобно будет устроить встречу по Вашему домашнему адресу для заключения договора?

- Да, лучше дома…

- В какое время?

- Я весь вечер буду свободен.

- Тогда с пяти до девяти вечера по адресу ЦК, бульвар Дебют, апартаменты 17-4203, всё верно?

- Да…

- Рада была Вам помочь, и помните: это только начало!

Аиша закончила разговор и, сама не понимая почему, запрыгала от удовольствия с улыбкой до ушей. Впервые с того момента, как не стало Шама, она ощутила хоть какую-то положительную эмоцию от происходящего, а не от воспоминаний. Целых три дня безрезультатной работы спустя, она чего-то добилась. Теперь нужно было записать контакт человека в блокнот и отнести Найзеру – это было его указание на случай, как появится клиент.

Начеркав в блокноте контактные данные, она вырвала лист, и выбежала из кабинета. Кабинет Найзера находился по тому же коридору, только несколько дальше. Дойдя до буквы «К», Аиша без стука отворила дверь с надписью KNIZER, и вошла в кабинет.

В кабинете Найзера оказалось намного просторнее и было много разных вещей: деревянные шкафы, заставленные папками и безделушками, пуфики и кресла. Стол был раза в два больше, чем у Аишы, и экран монитора в два раза шире. На столе стояла чашка кофе с паром и много каких-то бумаг. Но в кабинете никого не было. Аиша подошла к столу и посмотрела на бумаги. Среди прочих там была раскрытая папка, первая страница документа начиналась заголовком «Der System». Под ней лежал файл, выглядывавший верхней частью листа, на котором было написано Aisha Beppe. Она вытянула лист, и увидела на нём прикреплённую фотографию и текст. Сердце девушки забилось чаще. Она посмотрела на закрытую дверь, затем – на стол. Поколебавшись не дольше секунды, Аиша достала телефон, и начала фотографировать: сначала – лист со своим досье, а затем – один за другим файлы из папки «Система». Аиша щёлкала, как сумасшедшая, не различая страниц, она на автомате перекладывала листы из одной стопки в другую, фотографировала, переворачивала и опять… Тут она услышала скрип двери и, поняв, что не успеет вернуть все бумаги на свои места, чего схватила в охапку всё, что лежало на столе, и толкнула чашку кофе. Когда Найзер зашёл в свой кабинет, он увидел перепуганную глупую девчонку с вылупленными глазами, обеими руками державшую несколько папок и множество листов бумаги, а на столе – лужу чёрного кофе. Именно это она и хотела, чтобы он увидел.

- Аиша, - удивлённо проговорил он.

- Господин Найзер… У меня сделка… Я случайно… Пролила Ваш кофе. Но бумаги, вроде, не успели намокнуть…

- Аааа… Ты обрадовалась, да? Так сильно, что не могла контролировать свои чувства. Это я и имел ввиду, когда говорил, что тебе полезно бы сменить обстановку. Ты принесла контакт?

- Да, он… Здесь, - кивнула она головой в сторону зажатого под мышкой клочка бумаги, вырванной из блокнота.

- Таак. Думаю, уборщицу из-за такой мелочи вызывать ни к чему, у меня где-то была здесь тряпка… - он пошарил в стеллажах, и вытащил кусочек материи, который, когда его приложили к столу, быстро впитал лужу, хотя казался очень маленьким.

Найзер сел за стол, улыбнулся, кивком показал, что бумаги можно положить обратно, и продолжал:

- Итак, ты заслужила бонус. Давно ты сама была в том месте, которое продаёшь?

- В клинике. На прошлой неделе.

- Нет, я имею ввиду сам Кибер, а не виртуальную реальность.

- До неё, - ответила Аиша и удивилась: должен ли был Найзер знать о клинике или нет? Ведь, судя по его реакции, это ничуть его не удивило. Хотя, если у него на столе лежало досье на неё – чему уж тут удивляться…

- Тогда первым твоим бонусом будет новое кресло-лежак и шлем виртуальной реальности. Скажи мне, ты рада?

- Да, эээ… - замялась она, - я… в восторге. Правда… У меня просто нет слов, - девушка натянуто улыбнулась, но, как ей показалось, Найзер этого не уловил.

- Хорошо. С господином Довски я разберусь, а ты иди работай. Вечером ты увидишь дома новое кресло-лежак. Я распоряжусь. И… Ты молодец, - улыбнулся мужчина, - хорошего дня, Аиша.

- Хорошего дня, - быстро сказала девушка и выскользнула за дверь: ей не терпелось как можно скорее покинуть его кабинет. Девушка шла по коридору, тяжело дыша, как после забега, а сердце в груди вот-вот обещало выпрыгнуть. Несмотря на бешеный темп, в котором она перебирала бумаги, Аиша, успела заметить несколько схем и таблиц, и одна из них выглядела похожей на статистику населения в виде круговой диаграммы. Девушка ещё не знала, что не все страницы были для неё недоступны в языковом понимании: картинки всегда намного заметнее слов. Так что выяснение подробностей для неё было только впереди, но уже сейчас у девушки было такое ощущение, что её водили за нос. Что вся её работа, от небольшого результата которой она испытала невиданную эйфорию, была самым бесполезным занятием. Или что это лишь часть, выдаваемая за целое. Так или иначе, она прикусила в раздумии губу, заходя в свой кабинет, и решила до конца рабочего дня оставить попытки разобраться в сфотографированных материалах, чтобы дома изучить их наиболее тщательным образом, за ужином и не опасаясь, что кто-то может войти в самый неожиданный момент.

Смешно? Весело читать разглагольствования о том, как низко пала человеческая мораль в обществе, где все гонятся за материальными ценностями? Или же не верится в то, что всё настолько плохо в современном мире… Глупо согласиться с тем, что техника заменила Творца в восприятии людей? Глупо, скорее, этого не замечать.

Просто представьте себе искренне верующую монашку, которая проводит день в молитвах, верит и ждёт Второго пришествия, безумно переживает, если допустит хоть одну оплошность или небогоугодную мысль, но при этом готова будет как Жанна Д’Арк пуститься сквозь огонь и кровь, если будет уверена, что это – Божественный замысел. Просто представьте…

Посмотрите хотя бы на четырнадцатилетних девчонок – а такими были когда-то и наши сверстницы (кто-то такими и остались): она с нетерпением ждёт выхода нового девайса, плачет, если неровно наклеила плёнку, и готова на всё, чтобы кто-то заменил её старьё новой моделью, – даже поработать головой. Если вы понимаете, о чём я…


92, 5 %

Хоть Аиша и прочувствовала на хорошем примере, как именно нужно заключать сделки, до конца дня у неё не было ни одной. Она беседовала с потенциальными клиентами без особого интереса, ставила пометки и долго скучала. Дважды она бегала в уборную, где открывала телефон и просматривала фотографии. Она успела обратить внимание, что всего она успела сделать пятьдесят четыре снимка, из которых семнадцать – с двадцать пятого по сорок первый были на русском. Файлы диаграмм описывались на нескольких языках сразу. Что-то полезное она ухватила, и от этого девушка чувствовала куда больше удовлетворения, чем от того, что кому-то благодаря ей теперь вживят гнездо на шее, и он познает, что такое альтернативная реальность. Даже учитывая тот факт, что она безупречно справилась со своей обязанностью.

На ужин Аиша заказала фруктовый салат и воду. Вернувшись в номер, девушка также обнаружила новое кресло-лежак, стоящее у стены напротив кровати с чёрным блестящим шлемом. Но это зрелище никак её особо не впечатлило, и она принялась изучать файлы на телефоне. 

Много времени девушка потратила на просмотр фотографий документов на латинице. Она ничего не понимала, даже то, какой именно из европейских языков был на той или иной странице. Тем не менее, она по слогам прочитывала про себя каждое слово, выискивая знакомые и пытаясь их как-то связать друг с другом. Такие слова, как Кибер, система, Корпорация, аудитория или нация не требовали перевода. Но вот в зависимости от слов между ними смыл мог меняться от фразы к фразе с ног наголову.

Схемы представляли собой статистику населения. Оно и было понятно – если Найзер был начальником Аиши, а она работала с людьми, значит, он отвечал за человеческий сегмент. Одна показывала степень клиентской вербовки рас. Девяносто два с половиной процента белого населения, семьдесят шесть процентов азиатов и половина чернокожих имели доступ к Киберу – то есть гнездо на шеи и оборудование для подключения. Что интересно, белых на очереди не было, а вот двадцать два процента африканцев были на очереди, до которой они по десять лет должны были «отработать на Корпорацию на фермах». Что это за фермы такие, на схемах указано не было. Но через них же лежал путь к своей очереди и для семнадцати процентов азиатов. 

Другие схемы показывали степень вовлечённости в Кибер. Белые, в основном, до пятидесяти процентов своего времени проводили в реальном мире, в то время, как чернокожие – только двадцать. У азиатов не было строгой тенденции, но время, проводимое в Кибере, в среднем превышало время в реальном мире. Были схемы и возрастные, и гендерные, и даже по национальному признаку. Аиша запомнила все схемы и решила удалить с телефона все фотографии документов с иллюстрациями и на других языках. Только сейчас девушка обратила внимание на время, отображавшееся в верхнем левом углу экрана: три часа ночи. Она провела за изучением материалов шесть с половиной часов. Оставалось ещё семнадцать фотографий русскоязычных документов, но у Аиши слипались глаза. 

Вскинув голову и глубоко зевнув, девушка обвела взглядом комнату и обратила внимание на стоящее у стены кресло-лежак. «Почему нет?» - скользнула мысль у неё в голове. Аиша решила сделать перерыв: расслабиться и немного полетать. Отложив телефон на угол кровати, а вместе с ним и просмотр фотографий, она подошла к аппарату и включила его. Услышав, как зажужжал процессор, она опустилась в кресло, подключила провода к гнезду и надела на голову шлем.

12 December 2017

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

RebyC. Chapter 8
RebyC. Chapter 5
RebyC. Chapter 10

 Комментарии

Комментариев нет