РЕШЕТО - независимый литературный портал
e1gor / Проза

RebyC. Chapter 7

62 просмотра

Reframe. Chapter 7

Где бы мы все были, если бы не вездесущий телевизор? Всё-таки хорошо, что он доступно объясняет нам, как нужно жить, как думать, во что одеваться, как правильно питаться и заниматься любовью. Нет, не любовью – сексом. Ах, как же нам повезло, что после семидесятилетнего периода высокой нравственности в нашей стране появился секс…

Чем бы мы занимались, если не бы не он! К чему бы мы стремились и на что тратили своё время? В условиях современного мира очень трудно выбирать ориентиры. Когда всё, что мы видим вокруг, ограничивается списком покупок, ассортиментом услуг, и способами заработать себе возможности для приобретения этих товаров и услуг. Хорошо, что от всего этого можно отвлечься с помощью секса!


Лимонный сок.

Утро ЦК ознаменовывалось несколько после восхода Солнца. Не когда оно, большое и красное, поднимается из-за ужасно-чёрного горизонта дальних облаков и начинает потихоньку согревать город, а когда оно уже успело подобраться к тому углу освещения, чтобы яркими лучами освещать купол Корпорации и играть бликами на транспортных потоках, несущих людей по адресам, и высочайших в этой части Света небоскрёбах – величественных и изящных, совсем не таких, как галереи в гетто.

Именно таким утром приятно просыпаться, подойти к выходящему видом на город окну, чтобы полюбоваться тем, как прекрасен этот мир. Аише это сделать не суждено. То, что дал ей мир этим утром, это забитые ноздри и мерзкое чиханье. Надо быть очень везучей, чтобы с утреца умудриться вдохнуть со стола пепел, который сама же и оставила, заснув с трубкой в руке.

У девушки сильно заслезились глаза, что с утра было особенно неприятно, так как она ещё не успела умыться. Она вырвала из блокнота чистый лист, чтобы высморкаться и прочистить ноздри от пепла. Пропитав бумагу чёрной слизью, Аиша вырвала ещё один чистый лист, чтобы завернуть в него использованный. Прочистив пальцами уголки глаз, Аиша спрятала в сумку трубку и зажигалку. Хотя первая её мысль состояла в том, чтобы ещё покурить, девушка понимала, что так часто курить не стоит. Иначе Аише грозила судьба тот парня, который продал ей эту дурь. 

Девушка решила, что уходить с рабочего места без предупреждения ей не стоит, а в её планах было посещение персон вряд ли помещённых поблизости от Корпорации. Поэтому она решила, что лучше будет согласовать свои действия с начальством. Список тех, кто сидел в ограничении, уже был готов. Взяв сумочку и блокнот в одну руку, а скомканный лист с полями – в другую, девушка вышла из кабинета.

Первым делом Аиша направилась в кафетерий – нужно было взбодрить себя стаканчиком кофе. Сопливый комок она отправила в плоский цилиндр, занимавший угловую полость в стене вдоль коридора. Для стаканчиков кофе или салфеток из кафетерия – Корпорация не допускала того, что работа её подразделения будет допускать появление мусора на рабочем месте. К удивлению девушки «в Пустоте» не оказалось кофе. Рабочий день только начался, и если бы она каждый день не неслась к себе в кабинет, она бы знала, что утром сотрудники Корпорации могут пропустить стакан апельсинового или лимонного сока. 

Она нажала на экране меню на иконку со стаканом и лимоном, и, вместо привычного кофе, автомат наполнил картонный стакан прозрачно-белой жидкостью, которая, может, и вызвала бы у неё пошлые мысли, если бы была более вязкой. На вкус оказалось довольно недурно: это был подслащенный сок лимона, разбавленный водой. Но главное – он помог Аише проснуться.

Если рассматривать секс не как смысл жизни, а как приносящий удовольствие способ от неё отвлечься, получается, что подавляющее большинство населения бездумно проживает свои дни. Конечно, есть среди нас более-менее деятельные индивидуумы, опустим подробности, в какой области, –главное, что им не свойственно отсутствие смысла жизни. 

Да, служение обществу ушло на задний план давным-давно, но даже те ошалевшие от мысли, что им, якобы, всё можно, и никто их на Том свете ни за что не накажет, бизнесмены и (или) принявшиеся яростно воровать, строить схемы и набивать карманы мандатники – даже они стоят с десяток таких, «смысл» жизни которых – потреблять, ворчать и обременять планету своим жалким существованием.
Потому что это даже и не смысл – они и это делают на автомате…


Человеческий фактор

Найзер распорядился, чтобы охрана не выпускала Аиша из здания, и отправился на ночь в свой номер. Ему было очень интересно узнать, что же она скажет по поводу того, зачем ей вдруг понадобилось изучать картотеку взломщиков. В таких вопросах мужчина никогда не торопил события, позволяя ситуации развиваться так, как ему было нужно. Так было намного проще и удобнее контролировать.

Когда он приехал утром к началу рабочего дня, она ещё даже и не вышла из кабинета. Он ожидал того, что девушку под руки приведёт охрана, и она расскажет ему всё, как есть. Но того хода, который сделала Аиша, он никак не ожидал.

Дойдя по коридору до той самой двери, за которой находился кабинет Найзера, Аиша постучала кулачком три раза. Не дожидаясь ответа на стук – корпоративные манеры были ей абсолютно незнакомы – Аиша щёлкнула ручкой двери и слегка толкнула её. 

На пороге своего кабинета Найзер увидел измотанную, стоявшую на худых ножках в мятой форме и растрёпанными волосами Аишу. Она хлопала глазами, думая, как начать свою речь.

- Доброе утро, - Найзер первым начал разговор, - мне сказали, ты теперь ночуешь на работе?

- А? Дааа… я просто заработалась…

- И как результат?

- Об этом я и пришла поговорить, - Аиша наконец вошла в кабинет и подошла к столу начальника. 

К её удивлению Найзер встал со стола, обошёл её со спины и положил ей руки на плечи.

- Нет, - тихо выдохнула Аиша, убрав его руки и отойдя на приличное расстояние, - господин… Найзер… Я всё понимаю, правда. Я не дура, и очень хорошо понимаю Ваши намёки. Я знаю и вижу, чего заслуживает такой мужчина, как Вы. Поэтому и хочу как можно быстрее избавиться от этой психологической травмы, чтобы не компостировать вам мозги. Согласитесь, с истеричкой вы большого удовольствия не получите. А чтобы отвлечься, мне нужно заняться чем-то полезным. И как раз после вирусной атаки представился такой случай.

- Ты хочешь помочь Корпорации и сама найти виновного, - жадно глотая воздух проговорил Найзер. Меньше всего его сейчас волновали интересы Корпорации: он пожирал Аишу глазами, чуть ли не выкатывавшимися из орбит, облизывал и кусал губы. На какой-то момент ей даже показалось, что он находится под какой-то жёсткой наркотой (девушка, может, именно так бы и считала, знай она, что он видел, как она курит на рабочем месте).

- Да, я провела анализ: удар такой силы мог нанести только тот, кто обладает достаточными знаниями, поэтому я выделила осужденных на запрет подключения и ограничение перемещения за самые тяжкие киберпреступления. Если они что-то знают, то скорее выдадут тайны такой, как я, чем суровым полицейским или администраторам. Ну, если Вы понимаете, о чём я… Человеческий фактор…

- Да-да, - Найзер достал из кармана платок и вытер испарину со лба, - человеческий фактор…

Обычно в истории любой движущей силой всех революций, восстаний и мятежей были молодые люди до тридцати лет. То есть позже не так уж сильно тянет к переменам – люди всё больше стремятся к стабильности, а следовательно – к консерватизму. 

Так что ладно с теми, кто уже определился, что безынициативность – их основополагающий жизненный принцип. Бездельники – они всегда были и будут есть, ладно уж с ними. Но когда молодой парень лет в двадцать до сих пор сидит на шее у родителей, считается, что он там уже засиделся. Но когда твои друзья взрослеют, а затем – стареют – у тебя уже своё дело, какой-то доход, женщину нашёл, думаешь о ребёнке… А они в свои сорок до сих пор на том же месте, когда таких больше половины класса, а вторая половина сидит, убита или пропала со связи, ты думаешь: а у моих коллег такие же одноклассники? 

В каком мире, получается, мы живём? Может, мы пропустили нашу остановку, планета? куда ты катишься...


Тюрьма

Уловка Аиши сработала: Найзер не просто отпустил её с рабочего места, но и распорядился, чтобы ей распечатали досье каждого преступника из её списка и подшили в папку. Разумеется, распечатать должны были, пока они с ней пили кофе. Что было делать – хотя Аиша бы с удовольствием заменила бы кофе курением – она согласилась. 

Тюрьма, как ни странно, находилась не на краю мира или в глуши, как это делалось в государствах, а в непосредственной близости от ЦК. Когда система содержания совершенно, то нечего опасаться и вреда, который бы могли принести заключённые. Правда, находилось это заведение под чёрными облаками. Если небо над ЦК и подлежало очищению во имя проживавшей там элиты и её обслуживающего персонала, то отбросам солнечный свет был незачем. Лететь до тюрьмы предстояло более получаса, поэтому перед тем, как выйти из здания Корпорации, Аиша предусмотрительно зашла в уборную, и весь полёт провела в бездумном беспамятстве.

Когда транспорт подлетал к границе ЦК, она чувствовала тот вдохновляющее-пугающий трепет, характерный для созерцания любых масштабных сооружений. Границей города была высокая стена метров в пятьдесят, похожая на сталь – или это был обшитый сталью бетон. Судя по тому, что таксист подлетел к посту на стене, просто так перелететь через городскую стену и обратно было невозможно. Такие посты были каждые метров десять – это была металлическая коробка посреди площадки, огороженной с обеих сторон металлической сеткой. Сама стена была шириной в два метра, и сверху с обеих сторон были высокие бордюры, чтобы можно было перемещаться от поста к посту, не доясь полететь вниз. 

Транспорт причалил к посту, на котором стояло двое охранников в чёрной форме. Водитель о чём-то поговорил с ними по-немецки, а потом один из охранников достал из-за пазухи шест сантиметров тридцать, который засветился нежным голубым светом, и направил в сторону автомобиля. Покрутив шестом, он открыл дверь транспорта и протянул в салон руку с шестом. Направленный в сторону Аиши, шест неприятно запищал и заморгал красным светом. Судя по экспрессивной жестикуляции постового, она должна была выйти из салона. Не видя иного выхода, Аиша вышла на поверхность городской стены, держа в одной руке сумочку, в другой – папку. Стоящую, её ещё раз всю просканировали, и, как она и ожидала, шест замигал при сканировании её сумочки. Парни-охранники о чём-то говорили по-немецки, и она показала им папку. Хотя судя по всему, они были в курсе, куда девушка держала путь, – от таксиста. И гораздо больше их интересовало содержимое сумки.

Поджав губы и закатив глаза, Аиша достала из сумки двадцатиграммовую плюху спрессованной травы и трубку. Показав постовым наркоту, она вопросительно взглянула на них: «Это ищете?» Судя по их реакции, это были неопытные постовые. У парней округлились глаза, один начал громко смеяться, показывая на Аишу пальцем, а другой запрыгал на месте, обнимая напарника. Когда эта истерия закончилась, один из парней – который был поспокойнее – сделал серьёзное лицо и, подойдя к Аише, сказал: 

- Тюхма… тхавка – нельзя.

Аиша сильнее надула губы. Держа плюху в левой руке, пальцем правой руки она сначала показала на плюху, а потом – на себя:

- Майн травка. Фур май…

- Найн, - серьёзно покачал головой постовой, - нельзя.

Аиша закатила глаза, вздохнув со стоном отчаяния. Лететь до номера, чтобы оставить дурь, а потом обратно – она не хотела. И парни хорошо это понимали. Не видя иного выхода, она решила, что плюху придётся отдать. Отломив от плюхи небольшую щепотку, она наполнила трубку и затянулась. Пока курила, Аиша держала плюху под мышкой, собираясь отдать её, как закончит. Постовые терпеливо ждали.

Закончив травиться, девушка закусила губу и с улыбкой посмотрела на постовых. Потом она взяла плюху и, хорошенько размахнувшись, отправила её лететь в сторону города с высоты пятидесяти метров. Это зрелище стоило куда больше, чем двадцать граммов убийственного зелья. Двое молодых постовых с ужасом в глазах, и должно быть, замиранием сердца, следили за полётом огромной плюхи.

- Найн травка, - улыбнулась Аиша, - ауф фидарзейн.

Девушка села в транспорт, и они с водителем взмыли в воздух по направлению к бетонному зданию с крохотными окнами, которые издалека казались точками. Здание было в форме круга, в центре которого была пустота. Должно быть, именно в пределах этого круга и была ограничена свобода перемещения заключённых

Как же так получается, что людям ни до чего нет дела? Быть может, элементарно, просто не хватает сил? Согласитесь, что трудно заставить больного с недомоганием, общей слабостью, а ещё и температурой +39 заставить не то, чтобы что-то посильное сделать, а даже просто встать в кровати… Но куда же девается та жизненная сила или по-Гумилёвски – пассионарность?

Куда девается энергия? Вроде бы, в современном мире всё создано, чтобы её поддерживать – энергетические напитки, таблетки с кофеином и не только, коктейли, ведьмины порошочки на любой эффект – хочешь по ноздре, а кайф – на желудок… Или причина как раз в них? Ведь на деле они только истощают резервы организма – не привнося в организм никаких энергоёмких веществ, каждая баночка энергетика или дорога порошка только заставляют тело сжигать за одну ночь те запасы, которые организм рассчитывал на месяц. Может, хватит уже нюхать?


Пьер

Транспорт причалил к платформе на крыше здания. Как оказалось, входа внизу у тюрьмы не было. А чтобы выбраться через выход на крыше, без транспорта было не обойтись. Найзер советовал Аише по прибытии в тюрьму отпустить таксиста, так как дешевле было потом вызвать ближайшего из ЦК, нежели платить тому, с которым он приедет, чтобы ждал. Такси, еду, различные товары и услуги – всё получали через телефон. Поэтому девушка, выходя их транспорта, проверила заряд батареи. Расплатившись (опять же – телефоном), Аиша отпустила такси и подошла к охране.

- Добрый вечер!

- Добрый. Вы представитель Корпорации «Кибер»? – хорошо хоть эти ребята говорили по-русски. Вернее тот из них, кто ей ответил. Всего на посту было два человека. Оба – в серого цвета форме и с респираторами на лицах.

- Аиша Беппе. Откуда вам известно?

- Нас оповестили, госпожа. Вы ведь не думаете, что любой желающий может вот так прилететь в самое охраняемое место на такси?

- Нет, конечно, - в этот момент Аиша похвалила себя за то, что рассказала Найзеру о своих планах, - и травку тоже к вам не возят.

- Нет. Считается, что это один из источников удовольствия, которых заключённые должны быть лишены, - отрапортовал охранник, - госпожа э…

- Беппе.

- Вам необходим респиратор, если Вы не собираетесь заходить…

- Нет, спасибо, я пройду. Мне нужно провести выяснительную беседу вот с этими ребятами.

Аиша протянула мужчине папку с документами. Парень взял её и, листая, повёл Аишу к защищённому посту на входе в здание.

- Вот этот, - он указал на фото худого и измождённого азиата, - Вам допросить не удастся. Каким-то образом он достал наркоту, - скорее всего, сам приготовил, потому что пронести её нельзя. Он уже две недели находится в коме в тюремной клинике.

- А остальные? – мужчина продолжал листать папку.

- Тааак, все живы, здоровы… Вот этот, - ещё один парень – с диким взглядом и татуировкой в виде пятиконечной звезды на щеке, - он мёртв. Откусил себе язык. Парень с самого начала был не в себе.

Они подошли к посту, Аишу опять проверили с помощью светящихся жезлов, прошли в закрытую комнату. Сначала за ними плотно закрылись двери. Потом открылись двери у противоположной стены, и Аиша прошла вслед за охранником на площадку, с которой открывался вид на внутреннюю часть здания. Она была длинной с постоянно отходящими в обе стороны лестницами. Аиша поняла, что площадка повторяет форму здания, и кольцом идёт посередине. Из-за такой интересной формы тюрьма изнутри напоминала бы молл, если бы не решётки и серые стены. 

- Остальные?

- Ещё этот мёртв. Эти трое живы.

Итак, она приехала ради беседы с тремя людьми. Аиша понимала, что нет смысла опрашивать тех, кто просто взламывал коды и личные данные – таких умельцев был каждый пятый, просто они тщательно это скрывали. Взять, хотя бы, Амира. Так что тех из них, кто сидел в тюряге, о чём-то опрашивать не было смысла – у них даже не хватило умения замести следы. Так же тех, кто нарушал чужие права и портил другим пользователям досуг в Кибере – что с них толку? Опять же – те, кому удавалось хакерским талантом уйти от ответственности, здесь не сидели. Аишу интересовали только те индивидуумы, которых, несмотря на их способность заметать следы, упечь сюда Корпорация посчитала своим долгом. 

Именно ради того, чтобы найти их, Аиша и провела весь вчерашний вечер за прочёсыванием системы. И таких оставалось трое…

- Кто из них сейчас ближе всего от выхода?

- Пьер Морроу, номер 3251-S+.

- Что ж, навестим господина Морроу, - воодушевилась Аиша и предоставила охраннику возможность вести её, - господин…

- Скворцов.

- Да, господин Скворцов, у меня будет возможность побеседовать с господином Морроу лично?

- Только так, чтобы охрана вас видела, а вы охрану – нет. 

- Без проблем. Главное, чтобы для него это была личная беседа.

- Хах, - Скворцов улыбнулся наивности Аиши, - госпожа Беппе, неужели Вы думаете, что он не знает? Это один из самых умных заключённых. В принципе, все в Вашем списке таковы.

- Посмотрим, что мне удастся выяснить.

Кольцевая площадка была многоуровневой, и чтобы спуститься, нужно было сначала спуститься влево или вправо, на уровень заключённых, откуда были лестницы обратно наверх или вниз – к более низкому уровню площадки. Верхний уровень – сразу под первой площадкой – назвался A+. Соответственно, тот, что напротив – A-. Плюсовыми были уровни с внешней окружности здания – с большим количеством камер, чем уровни напротив – с внутренней, которые были минусовыми. Соответственно, уровень S находился где-то посередине. Наконец, пройдя уровень по окружности ещё шагов десять, они достигли камеры Пьера Морроу.

Камеры отделялись от пространства решёткой, за которой был умывальник, сортир и койка. Ничего лишнего. Пьер сидел на койке, причём весьма необычно. Он закинул ноги друг на друга, руки положил на колени, а спина его была настолько прямой, что было видно, как медленно и плавно его живот то наполняется воздухом, то втягивается до плоскоты. Пьер открыл глаза. Это был мужчина лет сорока, белый, с глубокими голубыми глазами. Небритый, с длинными ногтями на пальцах он смахивал на дикаря, но не того, к которому испытывали бы отвращение, а скорее, того, который притягивал бы своим романтическим образом.

- Вот и вы, - а вот голос у Пьера Морроу оказался не то, чтобы писклявым, но звучал явно как-то по-детски.

- Вы… Меня ждали? – замялась Аиша.

- Будь проще, крошка, я услышал шаги. Вы топчете землю, как бегемоты.

- Кто?

- Неважно, забудь.

- Почему Вы заговорили со мной на моём языке? Откуда Вы узнали?

- Я же говорю, крошка, будь проще: я понятия не имел о том, какой ты используешь язык, пока ты сама не открыла рот. А вот этот парень, - Пьер кивнул на Скворцова, - он кроме этого языка не знает никакой. Да, Алёша?

- Я могу оставить Вас так, а могу препроводить в комнату для допросов, - сказал Скворцов, обращаясь к Аише. Он даже не смотрел в сторону заключённого.

- Я думаю, этого будет достаточно. Где мне Вас найти, когда я закончу беседу?

- Поднимитесь на площадку по ближайшей лестнице – я буду там. Сразу слева увидите кресло.

- Хорошо. Благодарю Вас, господин Скворцов.

Скворцов удалился, и Аиша осталась с Пьером наедине. И с металлической решёткой между ними.

- Хорошо пристегнулась, да, красотка? – подмигнул Пьер.

- А по мне что, видно? – Аиша не собиралась отпираться: она хотела установить доверительные отношения с заключённым, чтобы быть уверенной в том, что он её расскажет всё, что знает. 

- Только идиот не увидит.

- Значит, все, кроме нас с тобой – идиоты, - улыбнулась Аиша.

- Давай ближе к делу: чего ты хочешь?

- Хочу знать всё о Кибере. О хакинге. О системе.

- Чего ты хочешь конкретно от меня? – парень был ловок, и воздействиям не поддавался. Он чётко видел, что и зачем Аиша говорит, в то время как его самого интересовала прямая и точная постановка вопроса.

- Хочу узнать, можно ли пришить человека, пока он в Кибере. Можно ли шарить по Сети через устройство для Кибера, но за пределами программы? И почему эти сукины дети так ревностно охраняют код?

Пьер в миг посерьёзнел, оторвал взгляд от пустоты и посмотрел прямо в глаза Аиши. Он сглотнул слюну и, присмотревшись повнимательнее, сказал:

- Ты говоришь правду. И ты не в системе. Ты ищешь для себя. 

- Да.

- Насчёт убить – не знаю, и домыслов делать не хочу. Охраняют не только код, но и данные. Корпорация не заботится о благе и процветании – она контролирует, и постоянно стремится к ещё большему контролю. Ей не важно твоё благополучие – только её собственное. А чтобы ему ничего не угрожало, не должен остаться свободным ни один индивид. Я не видел данных, не залез в систему – я просто это понял. И меня закрыли именно за то, что я агитировал людей на свободный образ жизни. Я скрывался безупречно, и дело не в том, что я заглядывал в код программы. А в том, что я увидел в нём, что эти самые кредиты, ради которых все горбатятся и живут – просто фикция. Сегодня задавай параметры, что их у Корпорации миллион, и хоть все раздай – ты тут же можешь создавать новые. Это бессмыслица, детка. Я здесь, потому что сделал это, - Пьер повернулся к ней затылком и рукой опустил заднюю часть воротника серой тюремной формы. На шее у него был глубокий уродливый шрам от выдернутого гнезда, - и уговорил десятки людей сделать то же самое. Они все сидят уровнями выше.

- То есть в этом и суть системы? Тотальный контроль… А что насчёт…

- Это из ряда фантастики, девочка. Устройство само функционирует в рамках программы. Ты не сможешь сварить суп в своём телефоне, потому что это не кастрюля. Понимаешь, о чём я?

- Но ведь овощи на нём порезать можно. 

- Что-то входит в его функции, а что-то – нет. Я никогда не слышал о том, чтобы кресло или шлем могли выполнять другие функции. Как убивать или отправлять тебя в письме на чужие ящики.

- Это всё, что я хотела узнать. Я могу чем-то…

- Всё, чем ты могла бы мне помочь, у тебя отобрали ещё на городской границе, - мрачно проговорил Пьер, не дожидаясь, пока Аиша закончит вопрос.

- Нет, я скинула дурь с высоты у них на глазах.

Пьер посмотрел на неё, улыбнувшись, и сказал: «Повезло твоему парню. Ты мне нравишься».

Да, энергии многим в наши дни недостаёт, но это ли преграда на пути к тому, чтобы совершать какие-то достойные уважения поступки или создавать гениальные вещи? Не оттого ли ни у кого нет сил, что все беды – у нас в голове?

Ведь были и есть на Свете и совершенно неэнергичные от природы люди, способные на достойные дела: вряд ли Стивен Хокинг каждое утро может себе позволить бегать по утрам, подкрепляя это дело подтягиваниями на перекладине, но ему удалось в каком-то смысле изменить мир. Даже в самом полном смысле этого слова. И это далеко не единственный, и не самый яркий пример. Хочется ещё один? Для этого есть поисковик. Пусть хотя бы поиск второго примера будет первым стимулом к хорошей инициативе. А если серьёзно, что отличает этих необычных людей? Почему они могут и делают, в то время как другие – просто могут?

У этих людей есть цель. Они способны к анализу, умеют думать и правильно понимать этот мир. Но в первую очередь, они знают, куда идут, и идут. А Вы знаете, куда хотите добраться? 

Быть может, пора уже над этим задуматься? Если ехать в автомобиле без навигатора в полной темноте или непроходимой местности, куда это может привести?


Саша

Аиша вернулась к Скворцову, довольная, что не попросила отвести Пьера в комнату допроса. Ей совсем ни к чему было, чтобы их беседу слышал кто-либо ещё. Следующим ближайшим арестантом был Александр Байер или, как, по словам Скворцова, его здесь называли, Саша.

Саша был осужден на пожизненное ограничение перемещения за «привлечение вспомогательных непредусмотренных средств в целях использования виртуального пространства «Кибер». Что именно это за непредусмотренные средства, Аиша и собиралась выяснить.

- Мне нужно отлучиться, - сказал Скворцов, подведя Аишу почти к самой камере Саши, - я вернусь за Вами минут через двадцать – Вам хватит этого времени?

- Да, вполне, господин Скворцов. Спасибо.

Скворцов пошёл в противоположную сторону и поднялся обратно на площадку, с которой они спустились. Аиша подошла к камере, на которую указывал Скворцов.

- Господин Байер, добрый день! Вы понимаете меня?

Саша лежал в койке на боку и водил пальцем по стене. Он отозвался на имя, но судя по всему, он ни слова не понимал. Из соседней камеры послышался голос:

- Я могу перевести ему. Но не за просто так.

Аиша спохватилась и, открыв сумку, вспомнила, что у неё ещё остались трубка и зажигалка.

- У меня есть трубка. На ней остались масла. Достаточно, чтобы немного убиться.

Заключённый прильнул к решётке. Это был рыжий длинноволосый и длиннобородый мужчина с измождённым лицом и исхудавший донельзя. Его серая форма, казалось, на два размера была больше, чем необходимо. Аиша достала из сумочки трубку и показала её заключённому. Кончик трубки действительно успел промаслиться так, что был чёрным и блестел на свету.

- Подожди. Ты точно сможешь перевести?

- Hey, Bayer. This slut came to see you.

- Do you think I’m an idiot? I got it, - хриплым голосом отвечал Саша.

- Скажи, мне нужно знать. Можно ли убить человека, пока он в Кибере?

- Только не надуй меня.

- Поверь, ты получишь то, что хочешь.

- Sasha, she asks, if it’s possible to kill anyone in the Cyber while he’s in the system?

- Yes.

- Он говорит…

- Я поняла. Как?

- How?

- You just have to shoot on him, or to use the knife, while he’s watchin’ a dreams.

- Застрелить или зарезать, пока он не очнулся.

- Нет! Через систему.

- She asks, if it’s possible to kill by the system?

- I guess. But can’t say for sure.

- Он не знает, но думает, что можно.

- Хорошо. Теперь спроси его, можно ли загрузить сознание в Сеть и выйти за пределы программы Кибера.

- How she asks like… Like, if anyone can… To enter the Web and… Escape from the Cyber program?

- I guess. I’m here, because I was tryin’ to.

- Он здесь за то, что пробовал это сделать.

- У него есть идеи по поводу того, как это возможно?

Теперь уже и Саша смотрел на неё с интересом. Его глаза были стального серого цвета, а брови нахмурены, будто он пытался что-то понять. На вид ему было лет тридцать пять.

- You have any idea how can she do it?

- If she wants to live next box, tell her that I started to work with the login and password stuff, when they caught me. It means it’s the right way.

- Он сказал, что его хапнули, когда он работал с модификациями логина и пароля. Значит, это верный путь.

Сверху послышались шаги. Это мог быть Скворцов.

- Госпожа Беппе? – это точно был Скворцов.

Аиша торопливо сунула трубку рыжему заключённому и развернувшись, пошла в сторону лестницы.

- Да, господин Скворцов, с этим всё. 

- Пс, эй, красотка, - шёпотом проговорил рыжий, - а есть огонёк?

- Мы договаривались только на трубку, - шёпотом ответила Аиша, - считай, я подарила тебе маленькую цель в жизни.

Развернувшись, Аиша не видела его лица, но знала: он сейчас был очень раздосадован. Но она не могла рисковать быть замеченной охранником, а зажигалка могла ей ещё пригодиться: на очереди был последний заключённый.

- Я забыл Вас предупредить: Байер не знает русский. Вы, должно быть, владеете английским?

- А? Да… Пара пустяков…

Не оттого ли исходит вся наша безынициативность, что для рождения идеи необходимы какие-то предпосылки? Первые рисунки на камнях, фигурки из слоновой кости и языческие ритуалы появились тогда, когда начали рождаться связи между отделами мозга, отвечавшими за разные функции. Отдел, отвечавший за общение, соединялся с отделом, ответственным за выживание, и вот: у нас говорящие животные, поющее небо и первые мифы.

Когда со временем человек научился строить, а потом долго наблюдал за полётом птиц, в его голову начинали приходить различные идеи летательных аппаратов – от крыльев Икара до самолёта. Чем больше человек изучает и запоминает, тем больше у него связей между нервными клетками в мозгу. Чем больше новых, тем крепче старые. Тем больше становится вероятность того, что нейроны с информацией о двух, казалось бы, несопоставимых понятиях, соединятся и родится новая, сумасшедшая – или гениальная – идея. Ведь когда-то и понятие о шарообразной Земле считалось сумасшествием, но родилось в средневековом обществе вопреки господствовавшим догматам – на основе развития интеллекта.

Может, все наши сегодняшние беды как раз от недостатка ума? Но ведь раньше от этого не страдали, напротив: скорее, «горе от ума» чаще посещало образованных людей. Кто и виноват в том, что люди разучились мыслить и думать своей головой? Вряд ли все вдруг в одночасье отупели. Тогда другой вопрос: кому от этого была бы какая-то выгода, и кто это допустил и допускает?


Арман 

Последним в списке Аиши был Арман Дэнаи. До него пришлось долго спускаться – он был на уровне X-. По словам Скворцова, Арман мог изъясняться на всех белых языках. Этот парень точно был гений и должен был знать больше остальных.

- Оставить Вас? – спросил охранник, когда они подошли к камере Армана.

- Да, желательно. 

- Хорошо, я буду на площадке сверху.

- Я недолго. Спасибо.

- Господин Дэнаи?

- Госпожа… - хриплым голосом проговорил Арман. Несколько секунд назад он отжимался от пола и, переводя дыхание, сидел пока что к ней спиной.

- Беппе. Я хотела с Вами поговорить.

- О чём, госпожа Беппе? - Арман встал с пола, повернулся и, глядя исподлобья, смахнул рукой испарину со лба. Верхнюю часть серой формы заключённого он снял, возможно, чтобы не запачкать, и весь его торс был в отпечатках тёмной грязи.

- Я хочу узнать у Вас, что, как Вы думаете, охраняется Корпорацией на сервере больше всего, и можно ли загрузить своё сознание в Сеть, выйдя при этом за пределы программы Кибер?

- У Вас фантазия разыгралась, госпожа? – Арман повис на решётке, держась руками за мощные прутья.

- Я ищу истину.

- Она под запретом. Считайте, что на серваке она и есть.

- Но что там? 

- Всё. Каким был мир. Каким он может быть. Какова человеческая природа. И почему главы Корпорации так рьяно борются за то, чтобы её подавить. И что будет, если им это не удастся. Всё о нас. Всё, что можно использовать, чтобы нас контролировать. Вот Вы. Думаете, что о Вас ничего не знают? Думаете, что Ваша судьба не просчитана заранее?

- Что Вы имеете ввиду.

- Госпожа… - Арман усмехнулся, - проанализируйте события всей Вашей жизни, если конечно Вам это под силу, или хотя бы ход последних событий… Не думали, что это может быть кому-то нужно.

В этот момент Аиша сделала глубокий вдох. Её дыхание остановилось, а зрачок расширился, как от двух жирных дорог или плотного вдоха «вишнёвого дьявола». Только сейчас она вновь вспомнила того мужика из клиники, который работал в подразделении Найзера (если бы она не курила, то вспомнила бы давным-давно). И только теперь в её сознании сцепились в мощной электрической связи два мозговых нейрона, хранившие информацию один – о смерти Шама, а другой – о её месте в Корпорации. Её намного удобнее было держать поблизости, чтобы она была на виду. А в случае, если она сделает хоть один неугодный шаг, её было проще устранить. И не устранили до сих пор лишь потому, что Найзер в неё втрескался. И того типа из клиники он направил за ней следить ещё в тот момент, когда погиб Шам. Теперь у Аиши не оставалось сомнений в том, что Шама убили.

Она открыла рот, не издавая ни звука, всё ещё осмысливая осознанное.

- Ну что, госпожа Беппе? Просветление наступило?

Аиша выдохнула и посмотрела в глаза Армана:

- А что насчёт выхода сознания в Сеть? Вне рамок программы Кибера.

- Вам больше нечего искать, госпожа, - Арман закусил нижнюю губу, вздохнул и сел на койку, - систему не остановить. Ураган можно предотвратить только пока он не набрал силу. Когда воронка закрутилась и набрала скорость, её уже невозможно ликвидировать, и её ничто не остановит, пока она не сметёт всё на своём пути. Система прошла точку невозврата – её уже не остановить.

Аиша смотрела на Армана, сжав губы и надув ноздри. Может, его системе и удалось сломить, но у неё – Аиши – отобрали самое дорогое. И она не могла просто так успокоиться – ей плевать было и на систему, и на всех безвольных зомби, которые, как стадо на убой, сами прямиком следовали в её лапы, и на то, кто в этой схватке победит – её тревожило только то, что тот, кто ради своих идиотских планов лишил её любимого человека, этот урод сидел себе спокойно и наслаждался жизнью. Этого она оставить так просто не могла.

- Мне плевать на систему. Господин Дэнаи, Вам доводилось когда-нибудь терять самое дорогое?

Арман поднял на неё глаза.

- Я не знаю, было ли у Вас такое в жизни, но я никому не пожелала бы такое испытать. Никому, кроме того, кто отнял у меня всё, что имело значение в этой жизни. Поэтому если в Вас есть хотя бы что-то человеческое, что не удалось уничтожить системе, просто скажите мне, как это сделать? Как выйти в Сеть не в рамках программы? Или хотя бы – как мне добраться до того, кто за всем этим стоит? 

- Уходи. Я ничего больше тебе не скажу.

- Вы жалок. Вы предали всё, ради чего отказались подчиниться системе. И ей удалось Вас сломить. Всё это было зря.

- Глупая девчонка! Ты даже понятия не имеешь, о чём говоришь!

- В этом мы похожи. Вам тоже и в страшном сне не снилось то, что пережила я. 
Только я всё ещё надеюсь. А Вы – всё, что Вы делали, после этих Ваших слов оказалось напрасным.

- Логин и пароль. Всё зависит от того, как ты входишь. Это выходит логически из самого устройства для подключения. Но для подбора, где же система даст сбой, нужны миллиарды комбинаций букв и цифр. Либо ты по воле случая выберешь подходящий. Об этом знает только Главный.

- Главный?

- Никто не знает, как его зовут. Почти никто даже не знает, что он есть. Никто ничего о нём не знает. Это он создал Кибер.

- Но Кибер создали больше сотни лет назад… Команда талантливых программистов и кибердизайнеров, - отчеканила Аиша то, что каждый человек на Свете знал на зубок.

- Откуда ты знаешь?! Когда ты родилась? И кто тебе об это сказал? Ты веришь в то, что тебе внушили. Вот и всё.

Сверху послышался звук шагов и голос охранника Скворцова:

- Госпожа Беппе, я слышал шум… У вас всё в порядке?

А к чему вообще рассуждать о глупых, безынициативных, бездельниках, бессмысленно существующих на этом Свете? Ну перемрут себе, или пойдут на пользу общего блага… Не всем же двигать историей – нужны системе и такие люди, которые своей тщедушной энергией поддерживают её существование на низших уровнях, и – что замечательно – энергии особо много для этого не надо.

Нужны системе такие люди, которые будут кричать: «свободная касса!», выслушивать причитания клиентов на той стороне провода и мыть его автомобиль. Как же без вас – вы очень важны. Без вас система не выживет. Так что не думайте о смысле существования и вообще особо не переживайте!


Купол чистого неба

Сидя в транспорте и наблюдая, как впереди открывается купол чистого неба и белых облаков, Аиша держала в руке телефон и ждала, пока Найзер ответит. 

- Аиша? Ну как тебе тюрьма? Что удалось выяснить?

- Пока ничего конкретного. Двое оказались мертвы, один «ночует в сказке», - это выражение означало ту степень бессознательности человека, что он не мог воспринимать информацию из внешнего мира и как-либо с ним общаться, - но у меня появились некоторые ниточки: я поговорила с троими, и сейчас мне нужно всё переварить, чтобы выстроить схему.

- Схему?

- Ну, да. Соединить все показания в одну картину, и посмотреть, где они сойдутся. Это и приведёт меня к тому, кто виновен в диверсии.

- Хорошо. Аиша, рабочий день скоро закончится, думаю, тебе лучше передохнуть сегодня. Я… переживаю о тебе.

- Спасибо…

- Завтра у тебя выходной, так что будет время обо всём на досуге подумать, только будь осторожна – и обо всём докладывай мне. О каждой мысли, о каждом шаге.

- Да, конечно. Без проблем.

Аише уже не терпелось закончить разговор, и она решила, что может себе позволить закончить разговор, не попрощавшись. Найзера, конечно, могло это огорчить или привести в бешенство, но Аишу это особо не волновало – она не должна была его увидеть ни сегодня, ни завтра.

Она сказала таксисту везти её по адресу номера, а остаток пути рассуждала о том, с чем боролись хакеры, и что могло так тщательно скрываться. Каждый из них был умён и хорошо знал систему, но не смог от неё уйти. В интеллекте Шама Аиша не сомневалась никогда. И не исключено, что он был наголову выше каждого из всех, с кем она сегодня беседовала. Поэтому его и ликвидировали. Но ведь ему было, что терять. Его ведь могли шантажировать ею, Аишей… Может, Найзер и был Главным?
 

 
18 December 2017

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

RebyC. Retire
RebyC. Chapter 1
RebyC. Chapter 2

 Комментарии

Комментариев нет