РЕШЕТО - независимый литературный портал
e1gor / Проза

RebyC. Chapter 9

67 просмотров

PRetties. Chapter 9

Каким же ограниченным было наше общество, когда мы жили только со своими песнями, литературой и кино. А что в сущности принесла нам новая массовая культура? Как она нас обогатила? Мы стали использовать новые образы и приёмы в кинематографе или, может быть, поэты увидели новые идеи для вдохновения? 

Вряд ли… Мы получили курс на саморазрушение, свободную любовь – если это можно называть любовью, – но парни с длинными чёлками хотя бы пели о равенстве и свободе, верили в то, что рок-н-ролл спасёт мир.

И что же мы имеем сейчас? Люди забыли свои корни, зато самозабвенно копируют причёски героев западных клипов, и у нас просто процветает свободная любовь! Что ещё мы получили, так это новое слово и понятие: «толерантность» - то есть терпимость не только к тем, кто на нас не похож, но и к тем, кто откровенно опасен для общества и нормального его развития. Шизофреников почему-то догадываются выделять как ненормальных, ставить на учёт и проводить лечение, видя их потенциальную опасность для общества, а вот настолько же психически нездоровых гомосексуалистов – нет. Или просто не видят, чем они могут быть опасны в перспективе?


Выходной

Остаток ночи Аиша доспала в кровати. Она легла примерно через час после прерванного сеанса, поэтому не знала, во сколько снова возобновилось питание. Утром она ожидала звонка от Найзера с негодованиями о том, что кибертеррорист всё не унимался, лишая Корпорацию кредитов. Кредитов, которых можно было прописать, сколько душе угодно. Наивные люди.

Но с работы ей не позвонили. Должно быть, Найзер уважал свои выходные, чтобы не тратить их на рабочие вопросы. А может, крепко спал и сам был не в курсе ночного отключения питания. Кто знает…

Аиша впервые решила прогуляться по городу ЦК и освежить сознание. Вчера она столько всего перенесла, что ей это было просто необходимо. Девушка два дня не принимала душ, поэтому первым делом она направилась именно туда. Причём на добрых минут пятьдесят. Так приятно было снова ощутить обтекающие тело струи воды, свежесть и ароматы фруктов. Но самое приятное – это смыть с себя всё то, что обременяло тело все эти дни, почувствовать себя чистой и обновлённой.

Замотавшись в полотенце, Аиша около получаса провела над своим чемоданом в поисках подходящей одежды. Выбрав нежно-розовое платье, девушка облачилась в привычную для неё одежду (в последние дни она ничего не надевала, кроме рабочей формы). Затем она заказала завтрак – яичницу с курицей, сыром и молоком. Еду в номер доставляли очень быстро. Потратив на поглощение пиши не больше времени, чем на её ожидание, девушка взяла телефон и электронный ключ, последний раз посмотрела на комнату: большую белую кровать, под которой лежал её розовый чемодан, кресло-лежак напротив, окна во всю стену, две двери – одна в ванную с уборной, а другая – в гардероб; и вышла. По-хорошему, ей бы перебрать чемодан и помочь вещам перекочевать оттуда в гардероб, в котором кроме двух комплектов рабочей униформы была только пара синих джинсов и белая майка без рукавов, но Аиша хотела освежить не только тело, но и мысли.

А главное – ей необходимо было обдумать всё происходящее хотя бы раз не в такси и не на рабочем месте, а в тихой, непринуждённой обстановке. Поприветствовав консьержку-немку, Аиша впервые вышла из здания, не заказывая такси. Она не знала города, поэтому и куда идти, у неё не было ни малейшего представления.

Куда Вы поедете за дешёвыми проститутками? Если задавать этот вопрос в России, то выяснится, что никуда ехать и не нужно, а вот иностранец с уверенностью скажет: конечно, в Восточную Европу. Это, в первую очередь, Польша, страны бывших Чехословакии, Югославии и европейской части бывшего СССР.

А ведь в странах Варшавского договора воспитывали высоконравственную молодёжь, и ещё полвека назад девушки не раздвигали ноги в пятнадцать лет, а то и выходили замуж девочками. Если так не было, то почему стало? Вряд ли наши народы можно назвать нациями проституток. Что должно было произойти с населением, чтобы они так кардинально переменилось? Может, люди забыли, кем они являются на самом деле? 


Улицы ЦК

Если в родном гетто Аиша чувствовала себя скорее, как в лабиринте, где нужно было запоминать расположение однотипных галерейных многоэтажек, то ЦК поражал её не только красотой и величественностью зданий, но и гениальностью их форм и расположению относительно друг друга. Не было в них той геттовской однотипности, но и беспорядком это назвать было сложно. Совершенно разные по типу строения, они располагались именно так, как нужно, и в каком бы положении ни находилась Аиша, в какую бы сторону ни обращала свой взор, она кругом видела квинтэссенцию человеческого гения, воплощённую в стекле и стали. 

Огромные, небывалой высоты башни, с причудливыми углами, отходящими в стороны смотровыми площадками и балконами, здания, похожие на закрученные пластины или устремившиеся в небо конусы, параболические дуги или паутинные шатры. Многие здания были композицией из разных геометрических фигур: от шаров и кубов в разрезе до тетраэдров и октаэдров. Каждое здание искрило своими окнами на утреннем солнце. У каждого был свой оттенок стекла. И вместе они преломляли свет так, что само созерцание этой красоты могло вызвать приступ религиозного вдохновения или искреннего счастья.

Аиша же думала о Шаме. Теперь у неё отпали все сомнения в том, что он был убит. Но она всё ещё сомневалась в том, мог ли Шам остаться жив. Нет, конечно, то, что она видела, - это то, что она видела, и в этом она была уверена на сто процентов. Но что именно она видела, это сама себе объяснить Аиша не могла. Это явно не был ни сон, ни наркотическое опьянение. И говорил Шам в Кибере очень убедительно. Очень непротиворечивая складывалась картина. А ещё…

Ещё Аиша думала о том, не случайно ведь питание отрубалось как раз тогда, когда она видела Шама. Она чувствовала, что должна увидеться с ним снова. И тогда уж непременно спросит. А пока она могла выяснить кое-что ещё.

Москва. Центр Российского государства. Возьмите блокнот и карандаш и пройдитесь от Третьяковской до Новокузнецкой, спрашивая у прохожих, не могут ли они назвать на память дату основания Киевской Руси. Вы получите восемьдесят неправильных ответов против одного... Что ни говори об интеллекте американцев, но свою историю они знают гораздо лучше, чем мы свою. Так что если подтрунивать над ними – то европейцам, а не нам.

И тут нет смысла ставить акцент на том, что их истории две сотни лет. То, что Союз был создан в двадцать первом, знает только половина. Культура из нас так и прёт.


Крематорий

В большом городе Аиша не знала, к кому обратиться, чтобы что-то найти. Найзеру теперь она абсолютно не доверяла. Заключённые были далеко, а теперь, когда её там не ждали и никого не предупреждали о её визите, путь туда ей был заказан. И всё-таки, когда ей взбрело в голову достать дури, это не составило особого труда. Поэтому Аиша была уверена, что сможет найти то, что хотела.

Она ходила по улицам города ЦК, осматривая здания и их причудливые формы, пока её не привлекла вывеска «Тихий уголок». В основном вся встречавшаяся ей на пути информация была на английском, испанском, немецком и французском. Так что видеть русскую вывеску было особенно приятно, но в таком исполнении – хоть это была, как и все остальные, светящаяся неоновая надпись, но именно её стиль, такой волнистый и угловатый, манил войти внутрь.

«Тихий уголок» оказался довольно просторным заведением на втором этаже небоскрёба в форме поставленного на угол куба с шаром наверху. Аиша осмотрелась – на полу были бежевые ковры, такого же цвета шторы висели вдоль белых стен и стёкол, а столики были на большом расстоянии друг от друга – и прошла к свободному столику у стеклянной стены, выходившей видом на улицу. Посетителей было мало. Официант к ней не спешил, да и не видела она никакого официанта. На самом деле это было ей на руку, потому что она не собиралась ни есть, ни пить. Аиша стала смотреть по сторонам: была парочка, несколько одиноких мужчин в разных концах зала, две одинокие женщины и очень полный старик. Мало кто ел, в основном они пили чай или кофе. 

Аиша долго смотрела на старика, раздумывая, насколько это нормально будет завязать беседу с незнакомым человеком. И всё-таки он решилась. Девушка встала со своего столика и подошла к мужчине в сером пиджаке и тёмных брюках.

- Добрый день, - произнесла она, встав сбоку от него, чтобы он заметил, но не воспринял это как навязчивость, как если бы она стояла напротив. 

Мужчина был в очках, и на вид ему было не меньше шестидесяти лет. Он поднял глаза, уставившись на девушку взглядом, ждавшим продолжения или выражавшим вопрос.

- Извините, я… Не сильно помешаю, если отвлеку Вас? – Аиша сделала небольшую паузу, поняв, насколько глупо она выглядит. Ведь судя по реакции человека, он её не понимал, - Вы ничего не понимаете, да?

- С каждым новым днём я всё больше в этом убеждаюсь, - натянуто произнёс мужчина хриплым голосом. Голос намного более явно выдавал в нём старика, нежели наружность.

- А я уж было подумала, что… Так, Вас, как я понимаю, лучше не отвлекать, да? – Аиша чувствовала неловкость, и хотела как можно быстрее закончить разговор.

- Вы уже это сделали. Как бы не пожалели… - старик, судя по всему, этого уже не хотел.

- В каком смысле?

- Может, присядете? Я вижу, Вам неудобно, госпожа…

- Беппе. Очень приятно, господин…

- Строган.

- Вы здесь живёте? Я имею ввиду, в этом городе.

- Вся моя семья испокон веков здесь живёт. А Вы, милочка, как я понимаю, не из этих мест?

- Да, я выросла в гетто.

- И как же Вы сюда попали?

- Мой парень погиб, а меня взяли на работу в Корпорацию…

- Вот оно как! – удивился старик, - ты выглядишь растерянной. Теперь я понимаю, почему. Мои соболезнования, - с этими словами мужчина приложил правую руку к груди в области сердца, а голову опустил в кивке. Аише было весьма приятно, что кто-то вот так выражает ей своё сострадание. Впервые с тех пор, как ушёл Шам.

- Я вот не знаю… У меня много сомнений по этому поводу. Но даже не с кем поговорить… Я случайно наткнулась на это место…

- Случайностей не бывает. Ты заметила, что здесь даже нет официантов? Если ты что-то хочешь, то идёшь на кухню и заказываешь себе сама. Считается, что когда много посетителей, и официанты всё время шныряют туда-сюда, это сильно отвлекает от раздумий. Тогда место уже нельзя называть «тихим», верно?

- Да…

- Так, в чём ты сомневаешься?

- Ну… - Аиша глубоко вдохнула, собираясь с духом, - Он… Как мне объяснили, у него сгорел мозг. Но я думаю, его пришили… Пока он был в Кибере…

- Ох уж эти игрушки! Сейчас все сходят по ним с ума! Знал я, что они до добра не доводят…

- Да, и… Меня положили в клинику, и много дней промывали мозги. Я не знаю, ни куда его забрали, ни что с ним сделали…

- Если ты уверена, что он… Умер… То его, как и всех, прошедших через это, должны были отправить в местный крематорий. 

- В печь.

- Да, в печь. Где сжигают тела. Чтобы они не накапливались. А потом рассыпают по земле. Знаешь, когда-то давно считалось, что после смерти есть жизнь. И чтобы её э… вести нормально, нужно сохранить тело. Это как бы жизнь в другом мире, но чтобы туда перейти, его нужно оставить целым. Тела правителей даже сохраняли от разложения с помощью специальных растворов. Им возводили величественные гробницы, где пребывали эти тела. У людей был целый культ смерти. Потом он перешёл в обряд… Когда пришёл пророк, говоривший о жизни после смерти очень красиво. Люди его убили, а символ его убийства носили на шее и возвеличивали на храмах. 

- Зачем же было убивать пророка, если потом ему стали поклоняться?

- Считается, его убили плохие люди. А хорошие поклонялись. Но они не смогли бы поклоняться, если бы плохие его не убили. 

- Почему?

- Тогда не было бы вот этого, - с этими словами старик сунул руку под рубашку в области воротника и достал оттуда серебристый крест, подвешенный на металлическом шнурке на его шее. На кресте был изображён прикованный к нему мужчина.

- Кажется, я понимаю…

- А ещё пророк говорил, что после смерти два пути – на небо или в огонь. В зависимости от того, правильно ли ты себя вёл.

- В каком смысле, правильно?

- А, чёрт его теперь знает. Эти правила давно забыты. Неужели ты не понимаешь? Если один путь – небо, то огонь – здесь. Мы все живём в гигантском крематории. Так что сжигай тела или нет – мы всё равно не на небе.

- Это если верить пророку.

- На то он был и пророк, что ему верили…

- То есть?

- Он делал чудеса. Такие, на которые простые люди неспособны.

- Чтобы ему поверили?

- Да, чтобы убедились.

- Что, например?

- Он воскрешал мёртвых.

«О времена, о нравы», – сказал однажды поэт. И это было те самые две сотни лет назад, когда ещё и разговоров не было ни о какой Америке, когда не было ни порно, ни вульгарной сетевой лексики, а четыре литра спирта на душу населения в год считались «закоренелым недугом пьянства» (сейчас в норме у нас двадцать пять, и это не предел). 

Так посмотреть, создаётся впечатление, что мы, наша цивилизация и культура, неизбежно катимся в пропасть, как будто сама природа цивилизации устроена так, что её неизбежно поджидает коллапс по достижении определённого пика. И всё-таки: это наша внутренняя природа? Или же результат чьих-то злонамеренных происков?


Воскрешающий мёртвых

- Он воскрешал мёртвых, - почти шёпотом произнёс старик. И тут Аиша вспомнила о том, что её интересовало.

- А как я бы могла убедиться в том, что мой парень точно прошёл через крематорий?

- Я ведь говорил тебе, что случайностей не бывает. Я заведую департаментом утилизации отходов. И в каком бы крематории ни сжигалось тело, отсчёт об этом должен быть у меня на компьютере.

- И Вы можете посмотреть? 

- Могу. Хоть сейчас. Как его звали?

- А можно будет это сделать так, чтобы информация о Вашем запросе не была нигде зафиксирована?

- Она и так не будет. Это если кто другой делает запрос, я об этом знаю. Потому что информация проходит через меня – я же заведую этим.

- Его звали Шам Пхой. 
Старик достал телефон, провёл толстым пальцем по экрану и нажал на него. Приложив телефон к уху, он произнёс через несколько мгновений:

- Дебби, как ты себя чувствуешь? … Рад это слышать; у тебя не перерыв сейчас? 
… Тогда посмотри у меня в картотеке имя Шам Пхой. … Таак, спасибо, хорошего дня.

Строган посмотрел на Аишу грустными глазами, вздохнул и произнёс:

- Тело твоего парня было кремировано. Двадцать второго числа этого триместра. 

Аиша закусила губу и опустила глаза.

- Но ты ведь не об этом хотела спросить. Ты хотела знать, мог ли он остаться в живых.

Аиша подняла на Строгана удивлённые и даже немного испуганные глаза:

- Да, но… Вряд ли у человека, заведующего утилизацией, найдутся ответы на мои вопросы…

- Потому что он по твоему мнению не разбирается в технике? – подмигнул старик.

- Вы же не пользовались Кибером. Вы сами сказали это, когда услышали, от чего он умер.

- О, дорогая! Я им не пользуюсь как раз потому, что знаю, как он устроен. Для человека очень опасно уходить от реальности. Можно вконец запутаться в том, что настоящее, а что – нет. А ведь мы и без того не особо в этом разбираемся.

- А если, например, я так встретила персонажа точь-в-точь, как мой парень. И ведёт себя так же. Например, опять же. Какова вероятность того, что кто-то мог скопировать его данные, чтобы выдавать себя за него?

- Теоретически это возможно, но чтобы понять, нужно отслеживать сигнал, – а это риск, так как взлом системы Кибера – преступление Закона. Буду откровенен: как копировать мозг я не знаю, вряд ли пока до этого дошла наука, но лучше – старый-добрый логический метод: задать человеку вопрос о том, что знал только он и с высокой долей вероятности не стал бы где-то хранить информацию или кому-то рассказывать. То, что было между вами только в этом мире. И только между вами.

- А ведь правда…

- Знаешь, я бы на твоём месте подумал, не это ли то чудо, на которое стоило бы обратить внимание, чтобы поверить во что-то? Может, это знак?

- О чём Вы? – Аишу удивила абсолютно спокойное восприятие человеком мысли о том, что она ему поведала.

- Я прожил здесь больше восьмидесяти лет. И за эту неделю дважды произошло такое чудо, которого я не видел никогда. Посреди ночи отрубалось питание, и вся семья собиралась за столом, за разговорами и чаем. Как в старых легендах. Мне кажется, это не что иное, как самый настоящий знак.

20 January 2018

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

RebyC. pReview
RebyC. Chapter 2
RebyC. Chapter 7

 Комментарии

Комментариев нет