РЕШЕТО - независимый литературный портал
e1gor / Проза

RebyC. Chapter 11

77 просмотров

 

Rebel. Chapter 11

Учителем величайшего из царей Древнего мира был Аристотель. Во времена былого величия греков система обучения состояла в общении более опытного и умеющего использовать свой разум с тем, кто ещё этого не умел. Это происходило на открытом воздухе, с учётом настроения и самочувствия каждого. Что примечательно, если собрать все труды Древней Греции, получится довольно внушительная библиотека. А обучали учеников письму лишь с тем, чтобы парни при необходимости могли обмениваться письмами. Все же беседы, идентичные содержанию трудов, ученик должен был сохранить в памяти. А самой основной из наук была наука запоминания.

Нынешняя школьная система, какую бы страну мы не брали, далека от древних, и уж точно – от идеальной. Как более продуктивный метод решили запирать детей в закрытые классы, в которых даже при открытой форточке на двадцать растущих организмов кислород расходуется быстро. А как в таких условиях использовать разум в его допустимых пределах? Как активизировать мышление, если в активность оно приводится движением тела? Для концентрации внимания не достаточно оградить взор стенами, ведущими к чёрной доске. Даже в таких условиях ребёнок находит, на что отвлекаться.

А ведь даже будь вокруг сотня отвлекающих факторов – например море, пальмы, песок, человек всё равно сконцентрирует своё внимание на том, что покажется ему более интересным – на обнажённой красотке в красном бикини посреди всего этого.

А как показывает практика, дети только и делают на уроках, что постоянно зевают или переговариваются. Но даже это им делать запрещают – школа – хотят этого учителя или нет – ориентирована не на то, чтобы дать знания, а чтобы научить детей одной-единственной принятой в обществе модели поведения, превратить личности в конформистов. Чтобы соответствовали системе. И думать, что называется, своей головой им при этом уметь абсолютно не обязательно.


«Библиотека»

Здание музея книг по форме напоминало большой пирог – круглое, в несколько десятков этажей – или тюрьму, но в отличие от неё оно было не в форме кольца, и вход был снизу. Большие каменные ступеньки были как будто специально созданы для того, чтобы по ним было трудно взбираться. На входе стоял робот, у которого нужно было купить билет.

Расплатившись, Аиша подняла брови от удивления: робот списал у неё столько кредитов, сколько она могла тратить на пиццу в течение половины триместра. При том, что пицца тоже была не из дешёвых удовольствий. Девушка прошла дальше и почувствовала сильный запах дерева и бумаги. Пол из тёмного кафеля очень гармонично сочетался со стенами из тёмного дерева с полосатой структурой. Они были беспорядочно исписаны различными шрифтами на латинице и…

Внезапно Аиша поняла: это не стены. Это стеллажи, уставленные книгами. Их было так много, что музей больше походил на лабиринт, нежели на место досуга. Ряды книжных полок доходили до потолка, они шли от центра, описывая спираль с отходящими от неё боковыми полками. На поворотах с обеих сторон от входа виднелись лестницы на следующий этаж.

Аиша решила пройти налево, но дальше лестницы эти ряды стеллажей заканчивались тупиком, значит, чтобы дойти до центра, нужно было двигаться в правую сторону. Но ей, похоже, это было не нужно Аиша поняла, что на этом этаже нет книг на русском языке. Она пошла наверх. Потом – ещё на один этаж, и ещё. Отдел с русскими книгами она нашла на пятом этаже, миновав этажи с англоязычными, немецкими, французскими и испанскими (с ними же были итальянские и португальские) книгами.

Книги располагались в порядке написания – в центре – самые первые и древние. Подчиняясь расположению стеллажей, по спирали, от центра – к краям были выставлены более поздние книги. Вдоль рядов были расположены полочки, чтобы можно было открыть и полистать какую-нибудь книгу – стоя. Множество разных историй – от вымышленных до реальных – стояли вместе с трудами по химии, языкознанию и географии. Аишу интересовали книги, где бы она могла найти информацию, хотя бы намекавшую на существование человеческого света.

Но не нашла. Мало того – она обнаружила, как мало знает и как плохо умеет обращаться с информацией. Она провела в библиотеке почти полдня, а сегодня был последний выходной на этой неделе, так что девушка решила немного погулять по городу и вернуться в номер.

Любая система – общественная, природная, биологическая – стремится к как можно большей стабильности. А значит – к отсутствию перемен. К сохранению статуса «кво». Чтобы происходило как можно меньше перемен, должно быть как можно меньше воздействия на систему – как внешнего, так и внутреннего. То есть меньше активности.

Если сложившейся общественной системе – той форме мирового порядка, которая существует на сегодня – выгодно, чтобы её элементы были как можно менее активны, то будет ли она способствовать их развитию? Ответ очевиден. Если её устройство противоречит самой человеческой природе – саморазвитию, совершенствованию навыков, творчеству, наконец, то нам такая система не во благо. Ей выгодно иметь в подчинении безвольных роботов.

Мы всего лишь винтики и шестерёнки в системе. Кого волнует, что чувствует шестерёнка? Главное, чтобы работала.


До разрушения

В номер Аиша вернулась ещё до вечера. Было светло и очень свежо. Она заказала еду и решила загрузиться в Кибер. Аиша знала, что Шам снова её заберёт. А не забрал бы – она бы снова полетала. Она включила устройство и послышалось жужжание загрузки.

Девушка легла в кресло, подключила провода и нацепила шлем. Снова – тоннель и ячейка личного пространства. Логин и пароль, внешний Кибер. Аиша полетала в пространстве меж шаров и решила войти в какой-нибудь ещё неизвестный ей – наугад, не называя привычного адреса. Она остановилась на границе оказавшегося ближе всех на тот момент шара и застыла. Шам всё не появлялся.

Девушка протянула руку и прикоснулась к шару. Её затянуло в пространство, и перед глазами открылась панорама города. Большого города, где бы стадион, огромный храм с золотыми куполами и красный замок. Аиша застыла в изумлении. На вершине храма был крест – такой же, как у Строгана. А красный замок – точь-в-точь здание Корпорации – только без купола и с целыми башнями – такой, какой он был до разрушения…

Аиша поняла, что она в городе ЦК, только никаких небоскрёбов, здания из белого камня и много – очень много зелени. Вокруг города нет чёрного горизонта, за которым начиналась бескрайняя долина чёрных облаков. Люди ездили мимо неё на велосипедах, гуляли с детьми и ели мороженое. Она не могла поверить своим глазам.
Внезапно её вновь затянуло в тоннель, и пучки голубооко света перекрыли весь взор.

Как же достигнуть того баланса, когда система и её элементы будут действовать во благо друг другу? Чтобы она давала людям всё необходимое для их жизнедеятельности, а они могли развиваться, и при этом приносили пользу системе? Такие области знания, как социология и неврология дадут ответ на этот вопрос.

У здорового человека – если у него не запудрены мозги пропагандой алкоголя и табака – не возникает таких противоречий, как действовать себе во благо или во благо каждому отдельно взятому органу. Он чистит зубы, делает зарядку, питается максимально здоровой пищей, какую может себе позволить. А если какой-то из органов начинает барахлить, он идёт к врачу. Что обеспечивает слаженность работы этой системы под названием «человек»?


План

Аиша смотрела на след от яркого света перед взором, ожидая, пока она рассеется, и она увидит Шама. Едва завидев очертания парня, девушка кинулась ему на шею.

- Шам! Почему ты так долго не появлялся?

- Интересно было за тобой наблюдать любимая, - Аиша никак не могла привыкнуть к этой новой накурено-спокойной интонации просвещённого Шама, - ты видела Москву?

- Что?

- Так назывался город ЦК, пока наша цивилизация не слилась с остальными. Всё изменилось, когда сюда пришли мировые корпорации.

- Корпорации? Их было много?

- Да, но они слились, как и нации. И мы получили то, что имеем. Пока ты не загружалась я изучил много архивных документов… Аиша! – Шам обнял ладонями её лицо и посмотрел ей прямо в глаза – люди должны жить свободными. Нельзя допустить, чтобы Корпорация подмяла всех под себя. Надо остановить Главного.

Аиша потянулась к Шаму и поцеловала его в губы. Она была готова на всё, что он скажет.

- И как мы это сделаем?

- Ты бы смогла убить человека?

- За то, что у меня отняли тебя, я убью всех, кто в этом виновен.

- Тебе нужно оружие… У меня есть план, но нужно всё сделать чётко, чтобы он сработал. Скажи в Корпорации, что знаешь, в чём причина; скажи, что в киберпространстве ты нашла террориста, что он и есть вирус, ради которого Корпорация отключает свет. Тогда тебя подпустят к Главному. Но ты должна сказать, что только Главному расскажешь, кто это. Чтобы наверняка.

- Так… А… чем конкретно опасен этот Главный?

- Он очень стар. И он живёт только за счёт импульсов, испускаемых людьми, пока их сознание в Кибере. Он их собирает и подпитывает свою жизненную силу.

- Но почему нельзя использовать обычное электричество? Его же… можно сделать сколько угодно.

- Вот именно. А человеческий свет повторить невозможно – он уникален, как кровь или отпечатки пальца.

- То есть он жрёт чужую энергию, и никто об этом не знает…

- Да, но он пока только ловит импульсы. Источник остаётся неуязвимым. Скоро будет запущена программа, которая позволит ему получить и источник. И её срыва он боится больше всего. Как и того, что о ней кто-то узнает.

- Почему?

- Потому что свет – это сознание, человек должен сам сознательно согласиться отдать свой свет. Но никто не будет соглашаться, если об этом все узнают. А когда люди не знают истину, их очень легко обмануть…

- Так, ладно. Я попаду к Главному… Я должна просто убить его?

- Скажи Главному, чтобы запустил систему, что террорист придёт на встречу с тобой. Пусть он загрузится в Кибер под твоей личностью. Как только запустят систему, ты перережешь ему горло, а я сотру все файлы, связанные с планами Главного, – все программы, банк кредитов и систему контроля над Кибером.

- Как только запустят систему?

- Да, сейчас её отключат…

В человеческом сознании связь между подсознанием, управляющим процессами дыхания, пищеварения и многими функциями, которые мы выполняем «на автомате», и сознанием, которое ответственно за переживания и принятие решений, осуществляется посредством электричества. Импульсы энергии, испускаемые клетками мозга от одной к другой, обеспечивают непрерывное взаимодействие всех элементов системы.

Именно в связи между нейронами и кроется секрет слаженности такой сложной системы, как человек. Общество тоже можно представить, как организм. И что ответственно за его слаженную работу, уже обсуждалось…


Времени нет

Аиша почувствовала, как её выбрасывает из системы. Она очнулась лежащей в кресле в полной темноте – обзор закрывал шлем виртуальной реальности. Аиша отсоединилась от аппарата и пошла к кровати – достать из сумки телефон. Сети не было. Надо было как-то связаться с Найзером. Она даже не знала, где он может быть.

Достав старый нож Шама и куртку из чемодана, Аиша кинула нож в сумку, выбежала из номера и устремилась на улицу.

У здания в тридцати сантиметрах от дороги завис транспорт, Аиша открыла дверь и обратилась к таксисту.

- Русский?

- Руссо? Но руссо…

- Корпорация… Кибер…

- Кредито? – таксист определённо имел ввиду, сможет ли она расплатиться. Для списания кредитов нужна была Сеть, и Аиша думала, что сможет ему предложить. Она побежала обратно в номер и вернулась с жуткой одышкой, протягивая таксисту планшет, который уже давно превратился в раритет.

От удивления у таксиста полезли глаза на лоб. Он завёл двигатель, что значило, что его не интересовали больше ни кредиты, ни опасность врезаться в тёмный силуэт какого-нибудь здания на полном ходу. Аиша прыгнула в салон, и транспорт направился к зданию Корпорации.

Тёмный купол его так же, как и днём, возвышался над красными стенами замка, и так же ходили люди, только отсутствовало освещение. Аиша выбежала из транспорта и побежала внутрь. Добежав до кабинета Найзера, она резко распахнула дверь и влетела внутрь.

Найзер сидел у себя за столом. Он поднял на девушку свой взгляд, но его глаза активно сопротивлялись тому, чтобы сосредоточиться. А туповатая улыбка окончательно выдавала его опьянение. Либо он так проводит выходной вечер, либо у него был рабочий день, но прерванный отключением питания, он больше ни на что не годился, как обдолбаться чем-то и залипнуть в темноте.

- Найзер!

- Аиша, - удивлённо ответил мужчина.

- Я нашла террориста… Из-за которого Корпорация вырубает свет.

- Ты… знаешь… - Найзер ещё больше удивился, отчего у него отвисла челюсть, а глаза повылезали из орбит. Он явно был неадекватен.

- Да, говорю же: я его нашла, - Аиша так быстро бежала, что до сих пор не могла перевести дух.

- Расскажи мне…

- Нет времени, веди меня к Главному!

- Аиша, ты ведь знаешь, что я здесь главный, - ответил Найзер.

- Нет! К Главному Корпорации. Быстрее, времени у нас нет.

- Аиша, ты не поняла. Я и есть Главный. Рассказывай.

Аиша нахмурила брови и прикинула ситуацию. Найзер был уязвим, как никогда. И он был заинтересован в смерти Шама, чтобы подобраться к ней. Это действительно мог быть он. И замочить его сейчас не составляло никакого труда. Но если была какая-то вероятность того, что это не он, то убей она его, у неё не будет шанса расправиться с настоящим Главным, и тогда – всё напрасно. Надо было что-то решать. Времени действительно было мало.

- Найзер. Я знаю, чего ты хочешь. Но двух зайцев одним камнем зашибить невозможно, ты ведь понимаешь? Террорист замышляет… Нечто ужасное. Так что времени нет. Думаешь, я хочу, чтобы ты присвоил себе раскрытие этого дела? Я сама хочу доложить Главному. Отведи меня к нему, и получишь меня всю, можешь не сомневаться.

Сработало! У Найзера загорелись глаза, он встал из-за стола и, пошатываясь, проследовал к выходу из кабинета, ведя Аишу за собой.

С этажа на этаж в Корпорации доставляли лифты, но была и большая лестница, которая вела на площадку, похожую на просторный зал. В противоположном конце зала была дверь. Большая и тяжёлая. Найзер навалился на дверь, и со скрипом она поддалась, медленно открывая путь дальше.

Для того, чтобы система человеческого общества функционировала слаженно, и при этом на пользу и самой себе, и каждому человеку в отдельности, тоже необходима связь. Связь, между общественными институтами, между малыми и большими группами, а также между отдельными людьми. Деструктивные действия людей по отношению друг к другу (или групп людей) не приносят пользы обществу в целом.

Чтобы оптимизировать работу системы, которую многие из нас так ненавидят, надо признать, что он неё мы никуда не уйдём. И осознать, что мы, каждый из нас, являемся составляющими одного целого. Когда каждый увидит в обществе один большой организм, он будет работать нам на пользу. И этого можно достигнуть при упрочении связей. Как ребёнок, чтобы осознать себя как личность, должен научиться читать, писать и что-то узнать об этом мире. Чтобы связи между нейронами умножились и стали сильнее.

Той связью, которая соединяет каждого человека с окружающими, является общении. В первую очередь, живое – с передачей эмоций, чувств и менее подверженное фальши. И ни для кого это не секрет.


Главный

Кабинет Главного был просторным, светлым и с большими окнами, за которыми уже закатывало солнце. Посреди кабинета был круглый стол, на котором были какие-то схемы. Не в бумажном виде лежавшие на столе, а сама поверхность стола выглядела, как множество ячеек, соединённых между собой определённым образом. Должно быть, его поверхность должна была светиться, но так как подачу электричества отключили, он не работал.

Но Аиша смотрела не на стол – всё её внимание было приковано к Главному. Это был старый человек, сидевший в кресле со множеством подключённых к его телу проводов. Кресло повернулось так, чтобы Главный смотрел прямо на Аишу. Одет он был в очень дорогой костюм, но его бесформенность выдавала тщедушность его тела. Казалось, он едва мог поднять голову. Аише не верилось, что этот беспомощный, даже можно сказать, беззащитный человек, мог бы причинить кому-то вред.

Жидкие седые волосы на его голове были такими редкими, что казалось, это свежая паутина, которую паук сплёл специально на голове старика, спутав его со старой мебелью. Кожа была покрыта морщинами настолько, что в разрезе глаз были жуткие на вид пустоты между кожей и глазными яблоками. Губы различить было невозможно – то ли оттого, что в молодости у этого человека они были весьма тонкими, то ли оттого, что с возрастом губы имеют свойство расплываться по лицу, сливаясь с кожей, – этого Аиша не знала.

Пальцы на дряблых руках его дрожали даже просто без напряжения, как у Найзера, - вот только если у Найзера это было следствием скорее всего экспериментов с психоактивными веществами, то у Главного это явно было следствием преклонного возраста.

- Господин, - Найзер согнулся в прямом поклоне, прижав руки к телу, - девушка говорит, что обнаружила источник вируса.

- Вот как? – голос Главного звучал ещё более неестественно, чем у полицейских, как будто его источником был электронный голосовой аппарат – что было вполне вероятно.

- Да, господин э… Главный.

- И что же источник вируса?

- Это человек. Он постоянно меняет свой адрес. Но я помогу его вычислить. Вы даже можете сами. Если загрузитесь в Кибер под моими данными. Нужно запустить систему. Он сказал мне, что собирается уничтожить Центральный Компьютер.

- Ох уж эти натуралы, - проскрипел Главный, - Найзер. Иди запусти систему.
Найзер вышел из комнаты, с трудом закрыв дверь. Аиша достала из сумки нож.

- Девочка… - Главный не успел сказать ни слова. Аиша перерезала ему горло, залив кровью всю себя и всё, что было поблизости.

- Это за Шама, придурок.
 

28 January 2018

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

RebyC. Chapter 10
RebyC. Chapter 3
RebyC. pReview

 Комментарии

Комментариев нет