РЕШЕТО - независимый литературный портал
|Анна Одуванчик Олеговнка / Стихи

Мой Лермонтов, моя Россия...*

1158 просмотров

Я живу в чужой стране, чужом городе. Каждый вечер вспоминаю о своём родном городе, о своей стране, о своём маленьком мире.
Я родилась под солнцем ранним
Когда ещё зиял рассвет
Вокруг тянулись горы к раю
А лесу было тыщу лет.

Я родилась за горизонтом
Сейчас меж нами океан
Я здесь, на берегу песчаном,
А лес и горы где-то там….

Там где прекрасные рассветы,
Где воздух свеж, трава чиста
Где сотни аленьких цветочков,
Ковром укрыта Вся земля…

А я в жестоком сером мире,
Здесь места нет моим мечтам,
Здесь только грязь, весь воздух в пЫли,
Железный город… Нет – тюрьма.

Я там мечтала, там жила я,
Здесь нет мне жизни – только смерть.
Влачу своё существованье
Вот уже столько долгих лет.

Жива я лишь одной надеждой
Одной мечтою лишь жива.
Что буде вместе мы, как прежде
Что будем вместе Навсегда.

Но жизнь сурова, мир огромен
И вот сижу на берегу
Садиться солнце, а за морем
Ты умываешься в снегу.

Пришла зима, и ты, мой милый
Стал краше всякий жемчугов
А здесь, в жестоком сером мире
Давно не падал снег и дождь.

Давно трава не зеленела…
Холодный ветер, солнца зной!
Лишь только звёзды мне остались-
Воспоминанья о былом.

Но верю, я мой город милый
Порвутся цепи хмурых лет
И наконец в моей России
Я буду коротать свой век.

В моей стране, в моём селенье
В моей избушке на печи,
Весь мир мне будет вдохновеньем…
Ну а пока ты просто жди…

Ты жди, лишь жди и я приеду,
Ты верь, лишь верь и я вернусь.
Мой Лермонтов, моя Россия
Прошу – ты только не забудь.
Теги:
16 July 2007

Немного об авторе:

Я это просто я. Пишу стихи не по правилам, не влезая не в какие рамки!..... Подробнее

 Комментарии

marko 0
01 September 2007 22:47
«Я родился и вырос в балтийских болотах, подле
серых цинковых волн, всегда набегавших по две,
и отсюда — все рифмы, отсюда тот блеклый голос,
вьющийся между ними, как мокрый волос;
если вьется вообще. Облокотясь на локоть,
раковина ушная в них различит не рокот,
но хлопки полотна, ставень, ладоней, чайник,
кипящий на керосинке, максимум — крики чаек.
В этих плоских краях то и хранит от фальши
сердце, что скрыться негде и видно дальше.
Это только для звука пространство всегда помеха:
глаз не посетует на недостаток эха.»
(с) Иосиф Бродский

Честно говоря, разбор текстов по одной и той же болванке приедается и становится неинтересным, потому что ошибки, как правило, встречаются одни и те же. Поэтому давайте, Юля, сделаем разбор Вашего стихотворения в некотором роде экспериментальным. Что-то вроде мастер-класса в присутствии классика.

Я не случайно поставил в качестве эпиграфа одно из самых известных стихотворений Иосифа, тоже, в какой-то мере, ностальгическое. Что мы имеем у него? У него мы имеем три длиннострочные строфы, которых более чем достаточно для создания в читательской голове исчерпывающего, объемного и живого образа. И не только визуального — у Иосифа каждая метафора подобна переулку, ведущему на широкий проспект, движущийся, шумный, яркий и постоянно меняющийся. В данном случае он не просто пишет пейзаж — он (как и Вы) рассказывает этим пейзажем о себе и своем мировосприятии, об отношениях себя с миром. Итак…

Я родился и вырос в балтийских болотах, подле
серых цинковых волн, всегда набегавших по две,
и отсюда — все рифмы, отсюда тот блеклый голос,
вьющийся между ними, как мокрый волос;
если вьется вообще…

Обратим внимание: для Иосифа цинковая серость набегавших по две волн не повод повыть на луну, но перспектива, из которой он проистекает вместе со всеми своими заморочками, те самые корни, которые вскормили крону его поэзии, которые придали ей цвет и особую рифму, и он говорит об этом емко, искренне и лаконично… Вас не впечатляет Иосиф? Тогда вот Вам схожий мотив из Цветаевой:

Красною кистью рябина зажглась.
Падали листья. Я родилась…

Гораздо проще, но пространства и времени никак не меньше. Теперь обратимся к Вашему тексту:

Я родилась под солнцем ранним
Когда ещё зиял рассвет
Вокруг тянулись горы к раю
А лесу было тыщу лет.

Поэтический текст предполагает некоторое изящество слога. В нем должно быть что-то, что обратит на себя внимание, что притянет читательский глаз. Здесь притягивает только «зияющий» рассвет — чудовищностью сочетания несочетаемого. Нет, «зиял рассвет» в принципе вполне употребимое выражение. Но только при описании утра стрелецкой казни.

А я в жестоком сером мире,
Здесь места нет моим мечтам,
Здесь только грязь, весь воздух в пЫли,
Железный город… Нет – тюрьма.

Как Вы сами полагаете: будет ли интересен читателю этот «плач Ярославны», в котором автор при обилии нерифмованного текста и избитых примитивных образов пытается донести до читателя идею о том, что вот там было хорошо, а тут — плохо. Вы уж меня простите, Юля, но поэт даже на каторге остается поэтом — тот же Бродский даже о месте собственной ссылки не отзывался с такой ненавистью, с какой Вы чехвостите несчастный «железный город», а ведь этот человек к шибко веселым не относился. Да и Публий наш Овидий Назон, оказавшись вдали от родного берега, не спешил утверждать, что, мол, тут нет места моим мечтам… Это как же нужно не любить окружающую реальность, что при ее описании видны «только грязь» и «весь воздух в пЫли». Осталось только сказать, что город, в котором Вы живете, населен людьми-осьминогами, провоцирующими пробки и еженощно съедающими по красавице… бр-р-р! Оглянитесь же вокруг, черт побери, зачатки красоты можно углядеть даже в навозной куче! Ну да ладно, не буду навязывать Вам чуждого мировосприятия. Просто подытожу сравнение Вашей строфы со строфой Иосифа: если у него в четырех строчках умещается образов и метафор на поэму, то у Вас сплошная вода.

Кстати, о «пЫли». Я еще раз прошу меня простить, ибо по опыту знаю, что женщины и поэты терпеть не могут, когда их с кем-то сравнивают. И все же процитирую пару строк из другого его стихотворения: «И не в ситцах в окне невеста, а праздник пыли / да пустое место, где мы любили». Но это так, к слову вспомнилось.

У Вас стилистические ляпы («зиял рассвет», «тянулись горы к раю», «давно не падал снег и дождь» и др.) чередуются с кондовыми штампами («влачу своё существованье», «будем вместе навсегда», «воспоминанья о былом», «я буду коротать свой век» и т. п.). Но это все техника — допускаю, что с опытом она отшлифуется или хотя бы достигнет нормы, т. е. Вы сама будете видеть такие ошибки уже на стадии написания стихотворения. Хуже другое: по тексту чувствуется, что автор ослеплен эмоциями, именно ослеплен — эмоции мешают Вам смотреть на мир трезво, а произведение получается неискренним, искусственным, ненастоящим. Лично для меня нет ничего хуже неискренности в творчестве. «Весь мир мне будет вдохновеньем…» — пишете Вы. Читатель же, ознакомившийся с предшествующим этой строке текстом, подумает: ага, как же, пресловутый железный город ее что-то не вдохновлял, а это тоже кусочек мира… Да и Лермонтов в тексте присутствует очень отдаленно, я бы даже сказал — практически не присутствует, а он вынесен в заголовок!.. Ради чего? Ради красного словца?..

Как видим, число слогов здесь не главное… Читайте больше стихов, размышляйте над ними… уверяю Вас — однажды количество Вами прочитанного перейдет в качество Вами сочиненного.

Я Вас умоляю, Юля, только не обижайтесь на меня, потому что я сейчас стремлюсь не задеть Вас и не отвратить от сочинительства, но всего лишь оценить написанное Вами честно. Впрочем, по общению с Вами в Ленте аннотаций по поводу «Сильмариллиона» знаю, что Вы способны воспринимать критику адекватно и даже умело возражать. Возможно, я и сейчас во многом не прав. Не молчите — скажите мне, в чем я не прав, я готов спорить.
Андреич 0
01 September 2007 23:11
А я отвращу, хошь? Ибо вряд ли что-то у тебя получится. Лет разве через тридцать, может. :0(
r777 0
04 September 2007 13:09
Лермонтова жалко