РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Проза

Подлинная история жизни и смерти Михаила Ломоносова ч.2

1210 просмотров

Неизвестный Ломоносов....

 Подлинная история жизни и смерти Михаила Ломоносова ч.2

 

                                                              Тайна рождения ч.1

    Итак, уважаемый читатель, закончив в первой части этой работы разбор разных версий биографий М. В. Ломоносова, мы собственно приступаем к нашему историческому расследованию.

     А как помнит читатель, что я уже анонсировал один из своих тезисов о том, что Михаил Ломоносов является незаконно рождённым сыном российского императора Петра Первого.

  В связи с чем вся эта часть данной работы и будет посвящена изучению всех важных вопросов, связанных с этим событием.

     И в начале я хочу предупредить читателя, что наше историческое расследование в отличии от других подобных работ (где полет фантазий того или иного автора-любителя альтернативных версий российской истории ограничивается только размахом его «мании величия»!) у нас будет проводится строго по правилам уголовно-судебного производства.

     Где будут «заслушаны» показание свидетелей , подозреваемых, выскажутся различные эксперты и будут предъявлены относящиеся к нашему делу исторические документы.

    Причем сразу же же предупреждаю российских псевдопатриотов, что главным подозреваемым в нашем импровизированном суде - как «лицо умышленно выдавшего себя за другого» будет выступать увы сам Михаил Васильевич Ломоносов.

     Не нравится вам ход или стиль моего повествования? Не читайте работу дальше и потом не утруждайте автора чтением ваших «гневных» комментариев.

     А все остальные читатели, из числа тех, кто решил читать дальше, будете занимать почётные места присяжных заседателей.

     Автор же выбрал для себя, неблагодарную роль обвинителя…

     А закончив со вступлением я предоставляю Михаилу Ломоносову право первому высказаться о месте, дате и времени своего рождения, а также рассказать о своей жизни, вплоть до побега как государственного крестьянина с постоянного места жительства в Москву в 1730-1731 годах.

       Сам М. Ломоносов не смотря на все свое увлечение литературой, к сожалению не оставил нам собственноручно написанную свою полною биографии, в связи с чем мы в качестве такой вынуждены будем признать данные им личные свидетельства на допросах в Ставленическом Столе (это что-то типа современного управления кадров при учебном заведении)! - Московской Славено-греко-латинской академии) от 4 сентября 1734 года, когда Ломоносов собрался принять на себя духовное звание!

      Но, вначале давайте мысленно перенесемся в 1734 год, в то время, когда обер- секретарь Сената, русский географ первой половины XVIII в. И. К. Кирилов подал в Императорский кабинет проект экспедиции в восточные районы России.

      Проект Кирилова был утвержден и в состав экспедиции, кроме офицеров, артиллерийских, инженерных и морских служителей и других разных чинов людей, должен был войти также ученый священник из Спасской школы.

        В связи с чем «02 сентября 1734 г. Ректор Славяно-греко-латинской академии архимандрит Стефан получил из Канцелярии Московского синодального правления указ от 30 августа 1734 г. , предлагавший ему выбрать из учеников человека, достойного для произведения во священство и желающего ехать с статским советником Иваном Кириловым в известную экспедицию, и по выборе оного представить в Московскую синодального правления канцелярию».

   И таким «добровольцем» вызвался наш Михаил Ломоносов.

  Ну, а далее уже «канцелярия» начала оформлять на него нужные бумаги и тут начались открываться пред руководством Академии, очевидно прямо не посвящённой в тайны происхождения М. Ломоносова и первые «странности» в официальной биографии.

      Вот читайте сами:

          1734 СЕНТЯБРЯ 4. ПОКАЗАНИЕ О СВОЕМ ПРОИСХОЖДЕНИИ, ДАННОЕ ПРИ ДОПРОСЕ В СТАВЛЕННИЧЕСКОМ СТОЛЕ МОСКОВСКОЙ СИНОДАЛЬНОГО ПРАВЛЕНИЯ КАНЦЕЛЯРИИ

          1734-го году сентября в 4 день в Ставленническом столе Московской Славено-греко-латинской академии школы риторики ученик Михайла Васильев сын Ломоносов допрашиван.

            А в допросе он сказал: отец у него города Холмогорах церкви Введения пресвятыя богородицы поп Василей Дорофеев, а он, Михайла, жил при отце своем, а кроме того нигде не бывал, в драгуны, в солдаты и в работу е. и. в. не записан, в плотниках в высылке не был, от переписчиков написан действительного отца сын и в оклад не положен.

        А от отца своего отлучился в Москву в 730-м году октября в первых числех и, приехав в Москву, в 731-м году в генваре месяце записался в вышеописанную Академию, в которой и доднесь пребывает и наукою произошел до риторики.

       Токмо он, Михайла, еще не женат, от роду себе имеет 23 года, и чтоб ему быть в попах в порученной по именному е. и. в. указу известной экспедиции статского советника Ивана Кирилова, он, Михайла, желает.

      А расколу, болезни и глухоты и во удесех повреждения никакого не имеет и скоропись пишет. А буде он в сем допросе сказал, что ложно, и за то священного чина будет лишен, и пострижен и сослан в жестокое подначальство в дальный монастырь.

К сему допросу Славено-греко-латинской Московской академии

ученик Михайло Ломоносов руку приложил

      Причем Ломоносов не сообщает точную дату своего рождения ограничиваясь только указанием своего возраста! Очевидно он ее не знал и сам!

    «Кадровики» с Академии как бы «поверили» Ломоносову и составили ему хорошую АТЕСТАЦИЮ которую и направили ее выше «по инстанции» в канцелярию Московского синодального правления.

    Вернее, дело было так.

    2 сентября М. Ломоносов явился в Канцелярию Московского синодального правления, принеся с собой доношении ректора Славяно-греко-латинской академии архимандрита Стефана, где было написано, что ученик риторики Ломоносов достоин для произведения в священство и желает ехать с Кириловым в экспедицию, поэтому из оной Академии школы риторики ученик Михайло Ломоносов в Московскую синодального правления канцелярию при сем доношении и представляется.

    И раз у нас появляется новый исторический важный персонаж то я и представлю его должным образом!

     Причем уважаемый читатель прошу вас обратить внимание, что перед нами почти ровесник М. Ломоносова. Разница в возрасте 10 лет.

     Но    первый из них Стефан в 1734 г.-  уже Архимандрит и Ректор, а второй Михаил Ломоносов всего лишь студент старшекурсник с запутанной биографией и туманным будущим….

        Справка: Архиепископ Стефан (в миру Симеон Калиновский; 1700 — 16 (27) сентября 1753) — епископ Русской православной церкви, архиепископ Новгородский и Великолуцкий.

       Даровитый педагог, талантливый и искусный проповедник своего времени.

       Родился в 1700 году.

       Образование получил в Киевской духовной академии. В 1727 году принял монашество, жил в Киево-Братском училищном монастыре и преподавал в Киевской духовной академии.

В 1732 году назначен префектом Киевской духовной академии.

В 1733 году переведён префектом Славяно-греко-латинской академии.

3 февраля 1734 года возведён в сан архимандрита, назначен настоятелем Заиконоспасского училищного монастыря и ректором Славяно-греко-латинской академии. В это же время по поручению Святейшего Синода вёл беседы с английским пастором Малярдом, желающим принять Православие.

      В 1735 году переведен в Санкт-Петербург архимандритом Александро-Невского монастыря.

     С 20 июня 1736 года — член Святейшего Синода.

      В 1736 году Святейший Синод поручил архимандриту Стефану продолжить работу по ревизии текста нового перевода Библии, которая была начата по указу императора  Петра I  ещё в 1712 году ректором Московской Славяно-греко-латинской академии архимандритом Феофилактом (Лопатинским).

      Уже к 1738 году архимандрит Стефан столкнулся с большими трудностями, не зная, какие из имевшихся у него греческих рукописей предпочесть. Его отчёт Святейшему Синоду весьма поучителен для понимания тогдашнего состояния библейской текстологии.

         Наконец, архимандрит Стефан рекомендовал Святейшему Синоду печатать исправленный на основе греческих рукописей текст параллельно с текстом архимандрита Феофилакта (Лопатинского) и с перечнем внесенных изменений. Синод согласился с этим предложением, которое в сентябре 1740 года было утверждено императрицей Елизаветой Петровной.

       17 января 1739 года архимандрит Стефан был хиротонисан во епископа Псковского с оставлением архимандритом Александро-Невского монастыря.

        После назначения архимандрита Стефана (Калиновского) на Псковскую епархию работу по пересмотру текста продолжили архимандрит Фаддей (Кокуйлович) и иеромонах Кирилл (Флоринский).

         Вошёл в историю Псковской епархии как один из самых деятельных и энергичных архиереев.

С 18 августа 1745 года епископ Стефан стал архиепископом Новгородским и Великолуцким и первоприсутствующим в Святейшем Синоде. После большого пожара 1745 года в Новгороде архиепископ Стефан занимался внутренним и внешним благоустройством пострадавших церквей и семинарии.

       С декабря 1748 года и до начала 1749 года вместе со всеми членами Святейшего Синода ездил в Москву. 18 сентября 1752 года императрица Елизавета изволила указать, что намерена в будущем декабре отправиться в Москву, куда должны следовать Синод, Сенат, коллегии Иностранная, Военная, Штатс-контораГлавная полицмейстерская канцелярия, Дворцовая, Монетная, Ямская, Придворная и Конюшенная конторы и другие места, которые уже в 1748 году ездили из Петербурга в Москву.

       Вёл активную работу против распространения раскола и строительства питейных заведений.

Скончался 16 сентября 1753 года. Погребен в Мартириевой паперти Новгородского Софийского собора.

      В этот же день 2 сентября 1734 г. М. Ломоносов в Канцелярии Московского синодального правления Ломоносов встретился и с Кириловым. После беседы Кирилов сообщил, что этим школьником по произведении его в священство будет он доволен.

     Затем Канцелярии Синодального правления, на М. Ломоносова была как бы это сказать по-современному сказать сделана СПЕЦПРОВЕРКА т.е. запрос по «официальному месту его рождения» («города Холмогорах церкви Введения пресвятыя богородицы поп Василей Дорофеев, а он, Михайла, жил при отце своем...»)  при которой сразу и выявился обман со стороны М. Ломоносова.

     За которое он уже был готов понести наказания «А буде он в сем допросе сказал, что ложно, и за то священного чина будет лишен, и пострижен и сослан в жестокое подначальство в дальный монастырь.»

     В итоге мы имеем новый допрос с пристрастием и новые признания М. Ломоносова:

    «Показание о своем происхождении, данное при допросе в Московской Синодального правления канцелярии. 1734 сентября после 4

     В Московскую Синодальнаго правления канцелярию из прежней Камор-коллегии потребно известие: города Холмогор церкви Введения пресвятыя богородицы поп Василей Дорофеев и при нем, попе, сын его Михайло во время переписи мужеска полу душ при той церкви действительными ль написаны и коликих он, Михайло, лет? Сентября 4-го дня 1734-го года. № 931.

Секретарь Павел Протопопов.

 Канцелярист Алексей Морсочников.

     А при отдаче в Камор-коллегию вышеописанной справки означенный Ломоносов сказал, что-де он — не попович, но дворцовый крестьянский сын, о чем значит обстоятельно в последующем его допросе.

     Рождением-де он, Михайло, Архангелогородской губернии Двинского уезда дворцовой Куростровской деревни крестьянина Василья Дорофеева сын, и тот-де его отец и поныне в той деревне обретается с прочими крестьяны и положен в подушный оклад.

       А в прошлом 730-м году декабря в 9-м числе с позволения оного отца его отбыл он, Ломоносов, в Москву, о чем дан был ему и пашпорт (который утратил он своим небрежением) из       Холмогорской воеводской канцелярии за рукою бывшего тогда воеводы Григорья Воробьева, и с тем-де пашпортом пришел он в Москву и жил Сыскного приказу у подьячего Ивана Дутикова генваря до последних чисел 731-го году, а до которого именно числа, не упомнит.

          И в тех-де числах подал он прошение Заиконоспасского монастыря архимандриту (что ныне преосвященный архиепископ Архангелогородский и Холмогорский) Герману, дабы принят он был, Ломоносов, в школу, по которому его прошению он, архимандрит, его, Михайла, приняв, приказал допросить, и допрашиван, а тем допросом в Академии показал, что он, Ломоносов, города Холмогор дворянский сын.

       И по тому допросу он, архимандрит, определил его, Михайла, в школы, и дошел до риторики. А в экспедицию с статским советником Иваном Кириловым пожелал он, Михайло, ехать само охотно.

        А что он в Ставленническом столе сказался поповичем, и то учинил с простоты своей, не надеясь в том быть причины и препятствия к произведению во священство.

        А никто его, Ломоносова, чтоб сказаться поповичем, не научал.

        А ныне он желает по-прежнему учиться во оной же Академии.

         И в сем допросе сказал он сущую правду без всякие лжи и утайки, а ежели что утаил, и за то учинено б было ему, Ломоносову, что Московская Синодального правления канцелярия определит.

К сему допросу

Михайло Ломоносов руку приложил

      Вот такая казалось бы простая и ясная история!

      Одарённый к наукам бедные крестьянский юноша Миша Ломоносов желая быть принятым в АКАДЕМИЮ соврал о своем происхождении, как говорится «во благо» России.

      И тем не менее в глазах руководства АКАДЕМИИ он уже был человеком публично изобличенным, во-первых, в явной лжи и во-вторых в самоуправстве –т.е. присвоение при поступлении в Московскую СГЛ академию себе сначала дворянского, а затем и духовного звания.

     Кроме того, он как государственный (дворцовый) крестьянин был изобличен в умышленном побеге с постоянного места жительства и неуплате подушного налога т.е   в явных преступлениях за которые он должен был наказан тем давним российским законам уголовном порядке.

      В частности, законодательная деятельность российского правительства в области сыска беглых крестьян началась с рассылки в 1658 г. заповедных грамот, запрещавших прием беглых в селах и городах.

      За прием и держание беглых устанавливалось взыскание «владения» по Уложению 1649 г. в размере 10 руб. (большие деньги по тем временам!!!) , а самих крестьян за побег «бить кнутом нещадно» и возвращение на прежнее место жительства.  Повторный побег наказывался ссылкой в Сибирь.

      А у Ломоносова кроме побега с места жительства было и другие противозаконные поступки.

      Но, вот решение Канцелярии Московского синодального правления по М. Ломоносову было совершенно неожиданным, как для такого вопиющего случая.

       И эта первая странность в биографии Ломоносова.

      «Сентября 4. (1734 г) Канцелярия Московского синодального правления послала в Славяно-греко-латинскую академию отношение с просьбой представить к производству во священство достойного и к проповеди слова Божия удобного и желающего ехать в известную экспедицию с стацким советником Иваном Кириловым тоя Академии из учеников, кроме представленного тоя ж Академии ученика Михайло Ломоносова, понеже он допросом показал, что он крестьянской сын».

(ГАДА, ф. Московская синодальная контора, 245, л. 18; Ломоносовский сборник, СПб. , 1911, стр. 7273.)

      Хотя это было тоже преступлением, но уже со стороны руководства АКАДЕМИИ, ибо по Указу Священного Синода от 7 июня 1728 г. предписывалось «от академии помещиков людей и крестьянских детей, также непонятных и злонравных . . . отрешить и впредь таковых не принимать.» и об этом было хорошо известно самому Ломоносову попытавшегося вначале выдавать себя за поповского сына, а затем сознавшегося в своем крестьянском происхождении!

   Но, для объективности тут надо сказать, что до 1728 года в Академии была другая практика приема учащихся и распределения выпускников. Что конечно облегчило М.Ломоносову  поступление в академию.

   Так, в 1708 и 1710 годах Петром Первым были изданы два указа, предписывавшие детям духовенства учиться в «школах греческих и латинских»: только окончив их, они могли рассчитывать на получение духовного чина.

   Но дети священников неохотно шли в обучение, и с 1721 Синод потребовал брать со священников расписки – «поручные записи», – что их дети доучатся в Академии и «науки окончат».

   Дворяне в XVIII в. не слишком жаловали Академию, т.к. в ней училось много простонародья.    Историк В.Н.Татищев писал об Академии, что «в оной много подлости», то есть бедноты.    

      В 1729 году половину учащихся составляли солдатские дети.

       После учебы дети крестьян должны были возвращаться к своим хозяевам-помещикам, а с 1727 года «детей солдатских и крестьянских» запрещено было вовсе принимать в Академию.

     Чем же руководствовалась руководство Московской СГЛ академии «закрывшей глаза» на преступления, совершенные учеником Ломоносовым сказать трудно.

    Тут может быть несколько версий.

    Во-первых, это могло быть не желание выносить «сор из избы» и придавать публичной огласке факт незаконного обучения Ломоносова в академии допущенный влиятельнейшим церковным иерархом митрополитом Стефаном.

    Во-вторых, было то обстоятельство что распоряжение Сената о предоставлении священника для экспедиции Кирилова нужно было выполнить, а кроме    Ломоносова в академии не было «добровольцев», которые соглашались бы поехать в далекую сибирскую экспедицию на многие года и большими шансами больше оттуда не вернуться. Да и с его «добровольным  уходом» как бы  закрывалась и неприятная  ситуация  для самой Академии.

    В-третьих, у М. Ломоносова в Санкт-Петербурге имелись несколько высокопоставленных покровителей, посвящённых в тайну происхождения Ломоносова ( но державшихся в тени не оказывая  явного покровительства М.Ломоносову) И тут речь идет сразу о трех митрополитах Стефане и Феофане Прокоповиче и Германе Копцевиче.

    И если с биографией митрополита Стефана вы уважаемый читатель уже ознакомлены, то с личностью Феофана Прокоповича  и Германа Копцевича мы сталкиваемся впервые.

  Справка Прокопович Феофан (Элеазар) [8(18).6.1681, Киев, — 8(19).9.1736, Петербург], церковный и общественный деятель, украинский и русский писатель, епископ (1718), архиепископ (1724).

        Сподвижник Петра I. Сын купца. Окончил Киево-Могилянский коллегиум (1698).

        Переехав в Польшу, принял униатство и отправился для продолжения образования в Рим, где изучал рим. и греч. классиков, философскую и богословскую литературу.

         В Киеве в 1704 возвратился в православие. Будучи одним из образованнейших людей своего времени, П. сразу же решительно поддержал преобразовательную деятельность Петра I. Сопровождал Петра в Прутском походе (1711); по возвращении в Киев — ректор академии; преподавал пиитику и риторику. В 1715 был вызван в Петербург, где стал помощником Петра по управлению церковью (уничтожение патриаршества и учреждение Синода, вице-президентом которого П. был назначен в 1721). Литературно-публицистическая деятельность П. была подчинена обоснованию и защите политических и культурных мероприятий Петра.

         В "Слове о власти и чести царской" (1718) защищал неограниченную самодержавную власть и правомерность суда над царевичем Алексеем; в предисловии к "Морскому уставу" (1719) и в "Слове похвальном о флоте российском" (1720) прославлял создание сильного военно-морского флота.

            В "Духовном регламенте" (1721) обосновал новую систему управления церковью во главе с Синодом вместо патриарха.

После смерти Петра Вел. обстоятельства изменились. Староцерковная партия подняла голову и направила свои удары на Ф. Ему пришлось выдержать ожесточенную и опасную борьбу, отражая обвинения уже не столько богословского, сколько политического характера. Эта борьба могла бы кончиться для него неблагополучно, если бы ему не удалось искусно воспользоваться обстоятельствами вступления на престол императрицы Анны и стать во главе той партии "среднего чина людей", которые разрушили замыслы "верховников" подачей государыне известной челобитной о восстановлении самодержавия. Благодаря своему деятельному участию в этом событии, Ф. вновь приобрел прочное положение при дворе и в синоде — и обрушился на своих старых врагов, полемику с которыми на этот раз повел уже не столько в литературе, сколько в застенках тайной канцелярии. 

 Справка: Архиепископ Герман (в миру Григорий Копцевич; 1685, Речь Посполитая — 25 июля 1735) — епископ Русской православной церкви, архиепископ Архангелогородский и Холмогорский. Богослов.

     " Родился в 1685 году в землях Речи Посполитой. Происходил из шляхетства.

О Киево-Печерской Лавре он отзывался, как о месте, «идеже он и братия его воспитаны». Первоначально он обучался в Киевской Академии, а потом слушал философию и богословие во Львове.

        На 30-м году от роду он был пострижен в Киево-Печерской Лавре.

        В Киеве он выступал в качестве проповедника и был «определен для управления Киево-Печерской типографией».

        В 1721 году ректор Московской Академии Феофилакт Лопатинский ходатайствовал перед Синодом о присылке Копцевича в числе других Киевских учёных монахов для занятия учительских должностей в Московской Академии.

         Киево-Печерский архимандрит Иоанникий указывал на то, что Копцевич «зело болен горячкою и глазами мало что видит», и просил для него полугодовой отсрочки. Когда в июне 1722 году Копцевич приехал в Москву, оказалось, что Киево-Печерский архимандрит не преувеличил его болезненного состояния.

        Ректор Гедеон Вишневский нашёл Германа «немоществующим главною очною болезнью» и просил определить его «к господину доктору Николаю Ламбертовичу Быдлу или к иному, на очной болезни добре знающемуся…, чтоб и впредь мог угоден быть к трудам школьным».

После лечения в Московском госпитале Герман приступил к преподаванию в Московской Академии: в 1726 году он за болезнью префекта Платона Малиновского преподавал философию, а с сентября 1727 года богословие.

        В августе 1728 года Герман был назначен ректором Академии и архимандритом Заиконоспасского монастыря.

         Герман нашёл Академию не с полным комплектом учащихся вследствие уклонения от учения детей священно-церковнослужительских и запрещения в 1728 году приёма в Академию солдатских и крестьянских детей, и в 1730 году счёл своим долгом донести Синоду, что «число учеников во всей Академии зело умалилось и учения распространение пресекается», и просил «о милостивом призрении ко оной Академии, дабы преподаяние учения во оной Академии за умалением числа учеников не пресекалося и ему в молчание и нерадение не причлось».

 

           Помимо исполнения ректорских обязанностей Герману приходилось тратить время на разных иноверцев, которые присылались к нему «для достодолжного и совершенного в познании православной веры наставления» и крещения, причём он иногда имел дело с особенно не поддававшимися обучению татарами, башкирцами и даже персиянами.

         Не лёгким бременем для него было и хозяйство небогатого Заиконоспасского монастыря, причинявшее настоятелю много хлопот и неприятностей.

         Братия и вкладчики Московского Покровского монастыря, приписанного к Заиконоспасскому, подали на Германа прошение в «обидах» и поборах деньгами, скотом, овощами и разными мелочами, вроде какого-то «котла медного», в том, что «с отдаточной монастырской земли и с часовен брал себе рублёв по 200 и больше» и, между прочим, «взял в Спасский монастырь яблонных прививных дерев сто с два и больше».

         Герман утверждал, что берёт с Покровского монастыря только капусту и свеклу «и то без обиды», и сами покровские монахи, несмотря на противоположное мнение иеродиакона Александра и вкладчиков, признали, что им «никакой обиды не чинится, но и паче их монастырь от Спасскаго в защищении и оберегательстве соблюдается».

         Несмотря на это, в конце концов Покровский монастырь был отписан от Заиконоспасского.

       В 1729 году по доносу ученика Академии и повара было возбуждено против Германа грязное дело, (подозрение в педерастии-автор) но доносчики, как клеветники, были наказаны плетьми, и постановлено было Синодом «дело запечатать, чтобы ни от кого напрасно ругательства не происходило».

      13 апреля 1731 года Высочайшим указом повелено было Германа «посвятить в архиереи в Холмогоры».

           2 мая 1731 года Герман был хиротонисан в Московском Успенском соборе и 16-го июня при отпуске его на епархию получил сан архиепископа и титул Архангелогородского и Холмогорского вместо прежнего титула Холмогорского и Важского.

      По приезде в епархию Герман прежде всего озаботился ремонтом кафедрального собора и архиерейского дома и исходатайствовал сумму на поправку ветхостей, доходивших до того, что во время дождя в доме «никуда нельзя было укрыться», а в соборе «крыша давала течь и служить было невозможно».

         Особенно заботился Герман о развитии и процветании основанной в 1727 году епископом Варнавою семинарии. Герман пробыл в Холмогорской епархии всего 4 года.

            30 июля 1735 году Герман был вызван на чреду в Санкт-Петербург, но прежде, чем состоялся этот указ, он скончался 25 июля (по донесению архиерейского казначея, 24-го) в 6 часов по полуночи и был погребён «при гробах прежних преставльшихся Архангелогородских архиереев» в Холмогорском Преображенском кафедральном соборе.

         По завещанию, составленному 8 июля 1735 года, у Германа оказалось денег тысяча рублей; лучшие рясы он завещал Феофану Прокоповичу и его ближайшим клевретам Леониду Крутицкому и Питириму Нижегородскому, что указывает на его хорошие отношения к влиятельнейшим членам Синода."

     И вот тут зная  кто принимал М.Ломоносова в АКАДЕМИЮ, самое время перейти к истории поступления Ломоносова в Московскую СГЛ академию!

    Она тоже занимательно интригующая!

     Но сначала давайте кратко  посмотрим на то где был и чем занимался Ломоносов  до своего появления  в Москве в 1730 году!

    А до 10 лет он был обычным сельским ребенком живущим в глухом селе Архангельской губернии и ничем не выделялся  среди своих сверстников.

  Но в 1721 г. Миша Ломоносов вместе с отцом совершил плавание к берегам Белого моря .

      После 1721 г. Ломоносов  тоже неоднократно  плавал с отцом на мурманские промыслы, в Белое и Баренцево моря, Ледовитый океан, от города Архангельского в Пустозерск, Соловецкий монастырь, Колу, Кильдин, по берегам Лапландии, Семояди и на реку Мезень. 

   Знакомился с северным промыслом морского зверя: тюленя, нерпы, Теляка, моржа, морского зайца, наблюдал морские приливы и отливы, бури в океане, полярные льды, северное сияние. 6

Интересовался китоловным промыслом. 7

Изучал соляное дело. 8

Во время поездок с отцом на Север бывал и жил у родственников в Архангельске. 9

   Так что на учебу  у Миши Ломоносова оставалась только зима. А   обучался он основам российской грамоты у соседа, крестьянина Шубного и местного дьячка Сабельников. 

    Около 1722 переехав отец Ломоносова вместе со своей семьей из семьи Луки Леонтьевича Ломоносова. в собственный дом. При выделе из семьи отец  он получил 34 сажени пашни.

 В 1723 году отец  Ломоносова –Василий Дорофеевич  вторично женилдся на дочери крестьянина Ухтостровской волости Федоре Михайловне Исковой.

Июня 14 мюня 1724 г.случилась  смерть мачехи Л. Федоры Михайловны.

Октября 11. Отец Л. вступил в третий брак с вдовой Ириной Семеновной, дочерью вотчины Антониев Синского монастыря, Николаевской Матигорской волости крестьянина Карельского

Третья жена Василия Дорофеевича оказалась для Л. злой мачехой. Впоследствии он сам писал об этом:

. . . умеючи отца хотя по натуре доброго человека, однако в крайнем невежестве воспитанного, и злую и завистливую мачеху, которая всячески старалась произвести гнев в отце моем, представляя, что я всегда сижу по-пустому за книгами. Для того многократно я принужден был читать и учиться, чему возможно было, вуединенных и пустых местах, и терпеть стужу и голод, пока я ушел в Спасские школы СПС, т. 10, стр. 481482. 

    С одной стороны, можно и согласится с Ломоносовым в оценке третей жены отца. Но если бы не она то кто бы тогда заставил М. Ломоносова поехать на учебу в Москву и итоге  Россия обрела первого своего ученного профессора химии!

  Кроме плохих отношений со своей мачехой у Ломоносова вскоре появился и еще один повод бежать в Архангельской губернии в Москву или Петроград!

 В сентябре 1730 года отец намеревался женить Ломоносова на дочери неподлаго человека в Коле, однако Ломоносов жениться не похотел, притворил себе болезнь и потому того совершено не было.

 Но симулировать болезни становилось все труднее и наконец в декабре 1730 года Ломоносов принял решение уехать учиться в Москву. 17

Теперь был ли побег в Москву? Нет вначале М. Ломоносов на 1 год получил паспорт якобы для нового плавания в море! 

Декабря 7. Получил в Холмогорской воеводской канцелярии с помощью управляющего земскими делами Милюкова паспорт. 

9 декабря  1730 г. М. Ломоносов ушел из дому  твердо намереваясь добраться  в Москву, тогда же он  и выпросив у соседа своего Фомы Шубного китаечное полукафтанье и заимообразно три рубля денег, а также взяв с собой Арифметику и Грамматику..

    Затем заложив мужику из села Емца полукафтанье, отправился с рыбным обозом в Москву.

     Имеется предположение, что он сделал это под влиянием незадолго до этого познакомившегося с ним Ивана Каргопольского, присланного в 1730 г. учительствовать в словесной школе при Холмогорском архиерейском доме, созданной в 1723 г. для обучения детей священников и причетников Варшавой Волостковским ум. в 1730 г и содержавшейся на средства приморских монастырей

       Иван Каргопольский воспитанник Славяно-греко-латинской академии вместе с двумя другими учениками этой академии Тарасом Постниковым и Иваном Горлицким в 1717 г был послан для обучения в Париж, где в течение 5 лет занимался в Сорбонне.

        В 1723 г. эти три ученика вернулись в Москву и были освидетельствованы в науках, но работу получили лишь через несколько лет. Каргопольский был послан в дом архиепископа на Холмогорах,

     Постников взят учителем в Славяно-греко-латинскую академию, а Горлицкий стал переводчиком в Петербургской Академии наук Морозов.

        В волостной книге Курострова так же имеется запись о том, что 1730 года декабря 7-го дня отпущен Михайло сын Ломоносов к Москве и к морю до сентября месяца предбудущего 1731 года, а порукою по нем вплатеже подушных денег Иван Банив расписался Труды Архангельского статистического комитета за 1865 г. , 

 Первого января 1731 г. Ломоносов пришел в Москву, где познакомился с земляком-куростровцем, который взял его к себе в дом. ( тут речь идет о подьячего Сыскного приказа Дутикове.

Это очень интересный факт! Который показывает почему М. Ломоносова не искали как беглого холмогорского крестьянина после сентября 1731 года, когда закончился срок его отпуска с места жительства.

Это очень интересный факт! Который показывает почему М. Ломоносова не искали как беглого холмогорского крестьянина после сентября 1731 года, когда закончился срок его отпуска с места жительства.

 Находясь в Москве  МюЛомоносов первоначально принял решение поступить в Математико-навигацкую школу, помещавшуюся в Сухаревой башне.

     Но поступить Математико-навигацкую школу Ломоносову не удалось и он  15 января  1731 г. принял решение перейти в Московскую славяно-греко-латинскую академию куда в этот же день и подает письменное прошение.

     Был принят ректором Славяно-греко-латинской академии архимандритом Германом Копцевичем и имел с ним беседу, во время которой выдал себя за сына холмогорского дворянина. 21

15 января 1731 г. Зачислен в Московскую славяно-греко-латинскую академию, в первый низший класс фару. 22

   Теперь несколько слов об Академии.

   В момент поступления Ломоносова в Академию ему исполнилось 20 лет!   Это может быть по сегодняшним нормам возраст юности и начало студенческой жизни, а вот по нормам 1731 года это был явный нонсенс.

  А в академию обычно принимали детей от 10 до 12 лет, поскольку полный курс обучения составлял 10-15 лет!

       Славяно-греко-латинская академия была высшим духовным учебным заведением, готовившим (с 1 июля 1685) служителей для русской православной церкви, а также различных чиновников для государственных учреждений России.

     В Академии было 4 низших класса фара, интима, грамматика, синтаксема, 2 средних
пиитика и риторика и 2 высших философия и богословие. Курс богословия продолжался четыре года, философии и риторики по два года, пиитики и синтаксемы по одному, из низших классов могли переходить в средние через полгода или треть 4 месяца. Обучение в академии велось круглый год.

    В летние месяцы с 15июля по 31 августа учащимся разрешались два раза в месяц, на один день, рекреации перерывы для отдыха.

Всего на обучении находилось ежегодно до 180 человек.

     Обучение продолжалось до 12–15 лет, а как мы знаем сам Ломоносов поступил в первый класс Академии в 20 лет! То после окончания полного курса ему было бы уже 35 лет, по тем временам уже старый человек…

         И вот что по этому поводу вспоминал и сам Ломоносов:

         «Обучаясь в Спасских школах, имел я со всех сторон отвращающие от наук пресильные стремления, которые в тогдашние лета почти непреодоленную сели имели.

        С одной стороны, отец, никогда детей кроме меня не имея, говорил, что я, будучи один, его оставил, оставил все довольство по тамошнему состоянию, которое он для меня кровавым потом нажил и которое после его смерти чужие расхитят.

       С другой стороны, несказанная бедность: имея один алтын в день жалованья, нельзя было иметь на пропитание в день больше как на денежку хлеба и на денежку квасу, прочее на бумагу, на обувь и другие нужды. Таким образом жил я пять лет и наук не оставил.

      С одной стороны, пишут, что, зная моего отца достатка, хорошие тамошние люди дочерей своих за меня выдадут, которые и в мою там бытность предлагали; с другой стороны, школьники, малые ребята, кричат и перстами указывают: смотри-де, какой болтан лет в двадцать пришел Литине учиться

       После окончания академии студенты получали свидетельство искусства их, и тогда, как сказано

в Духовном регламенте, можно было их презентовать царскому Величеству и, по его Величества указу, определять оных на разные дела.

     Дальше события в жизни Ломоносова развиваются еще более невероятным образом!

   Вскоре М. Ломоносов получил от ректора академии назначение отправиться в Карелу, куда требовалось несколько человек в священной чин.

Однако он «в духовной чин не похотел и отозвался», следовательно, и вопрос об его участии в экспедиции отпал.

      И М. Ломоносов оставаясь в Академии начал сдавать экзамены за второй средний класс -риторику. По итогам экзаменов был переведен в высший класс академии философию.

  С июля 1735 г. начал слушать в высшем классе философии лекции по логике Кувечинского. 

   Затем в ноябре 1735 года в Академии было получено известие, что по распоряжению Сената Славяно-греко-латинская академия должна выбрать из своих учеников 20 человек наиболее способных и направить их в Петербург для обучения в Академии наук

     В связи с чем Ломоносов и вновь обратился к ректору Славяно-греко-латинской академии архимандриту Стефану с просьбой направить его для обучения в Петербургскую Академию наук. 

  Но как «неблагонадежный студент» с сомнительной биографией он такой рекомендации вначале не получил.

      И вот тут как считают российские историки за Ломоносова и вступился выше указанные Феофан Прокопович.

      К 1735 году Феофан, хотя он во многом утратил влияние, которым пользовался при Петре «как его правая рука», и в связи с чем был посвящен во все сокровенные тайны (очевидно в том числе и тайну рождения М. Ломоносова) все же в ту пору занимал место «Синодального вице-президента «и его слово» сказанное в защиту М.Ломоносова для руководства Академии являлось достаточно авторитетным.

    При этом российские историки правда акцентируют внимание своих читателей на том, что Прокопович ценя в людях тягу к просвещению, и поддержал Ломоносова прежде всего за его выдающиеся способности.

     Когда решился вопрос с М. Ломоносовым то Ректор Славяно-греко- латинской академии архимандрит Стефан и сообщил в Канцелярию Московского синодального правления, что для посылки в Петербургскую Академию наук вместо 20 учеников выбрано лишь 12, в их числе из класса философии Ломоносов и что знания этих учеников засвидетельствовали учитель философии Кувечинский, учитель риторики Кветницкий и учитель пиитики Лещинский.

        В декабре 1735 года Московская синодального правления канцелярия представила в Сенат список учеников, рекомендуемых для посылки в Академию наук из класса богословия: Василий Лебедев, Яков Виноградов и Яков Несмеянов; из класса философии: Александр Чадив, Дмитрий Виноградов, Иван Голубцов и Михайло Ломоносов, что из риторики в нынешнем же году перешли до философии; из риторики: Прокопай Шинкарев и Семен Старков; из пиитики: Алексей Барсов, Михайло Корвин и Никита Попов.

        10 декабря 1735 г..  был получил в Московской сенатской конторе указ Сената об отправлении его вместе с 11 учениками в Петербург и расписался в этом.

         23 декабря 1735 г. М. Ломоносов вместе с другими 11 учениками Славяно-греко-латинской академии в сопровождении служителя Чудова монастыря Василия Попова выехал из Москвы в Петербург, в Академию наук.

          Теперь, когда мы закончили с разбором показаний Ломоносова и описанием всех событий, связанных с ними, мы можем давайте снова вернемся к вопросу о том, когда и где родился Михаил Ломоносов.

    Для чего заслушаем первых свидетелей и изучим несколько новых исторических документов.

  И тут надо отметить, что в российской исторической науке считается что Ломоносов родился 8 ноября 1711 г. в деревне Мишанской Куростровской волости Двинского уезда Архангельской губернии в семье черносошного крестьянина-помора Василия Дорофеевича Ломоносова, жившего в доме своего дяди Луки Леонтьевича Ломоносова!

     Но, при проверке, во-первых, оказалось, что дату «8 ноября 1711 г». впервые в научный оборот ввел М. И. Сухомлинов, основываясь на рукописной памятной книге Куростровской Дмитриевской церкви, относящейся к XIX в. !!!

    (М. И. Сухомлинов. К биографии Ломоносова. СПб. , 1896, стр. 6.) Со времени этой публикации дата 8 ноября стала общепринятой. Предпринятая же в 1951 г проф. А. И. Андреевым попытка уточнить эту дату (А. И. Андреев. О дате рождения Ломоносова. Сб. Ломоносов, т. III, стр. 364369 окончательного решения этого вопроса не дала).

  Да, и на надгробном памятнике М. Ломоносова в Санк-Петербурге начертан только год – 1711.

   Церковные же записи о рождении и крещении Михайлы Васильева сына Ломоносова не сохранились.

   В пользу даты 8 ноября по мнению М. Сухомлина  (это соответствует 19 ноября по новому стилю) говорит и имя нашего героя: в ХVIII веке детей обычно называли именем святого в чей день чествования он крестился. Как раз на эту дату приходится день Михаила Архангела. 

     То есть, мы имеем только точный факт отсутствия каких-либо достоверных документов как о дате, так и о месте рождения Михаила Ломоносова!

      Ведь и сейчас считается (если почитать биографии Ломоносова размещённые в разных энциклопедиях) считалось, что Ломоносов родился в деревне Денисовка?

        Да, что там поздние биографы!

       Вот первый официальный  биограф Ломоносова  граф Андрей Петрович Шувалов(1743-1789) его непосредственный покровитель и благодетель в Санкт-Петербурге, написавший летом 1765 года “Оду на смерть господина Ломоносова, члена Академии наук в С.-Петербурге”, в предисловии к которой им была изложена биография ученого  где  Шувалов утверждал как лицо  лично знавшее Ломоносова и много и часто с ним дружески общавшееся: «Господин Ломоносов родился в Архангельске от родителей, занимавшихся торговлей, но не особенно зажиточных”.

  А вот и новый исторический документ, касающийся тайны рождения

“Известие о М.В. Ломоносове” куростровского крестьянина Гурьева», где о роде Ломоносовых было сказано:

”А переписной писца Афанасия Файвозина 1786 года книги в нашей Куростровской волости по тогдашнем Ломоносовом роде никакова звания отыскать не могут”. О Ломоносове в Известии говорилось:

За просрочку данного ему Михайлу Васильевичу 1730 года пашпорта и не явившегося на срок приказом тогдашнего ревизора Лермантова показан он в бегах, того ради из подушного и выключен”.

    А платеж подушных денег “за душу Михайла Ломоносова происходил по смерти отца его со второй 741 до второй же 747 года половины из мирской общей той Куростровской волости от крестьян суммы”.

       Побег Ломоносова означен в ревизионной сказке “по прошествии срока данного ему в 1730 году пашпорта”.

      По просьбе Гурьева, волостной писец Афанасий Файвозин просмотрел всю книгу, чтобы извелечь из нее сведения о роде Ломоносова.

     Не отыскав Ломоносовых в книге 1786 года, Файвозин извлек из волостного архива “ревизионную”  (ревизскую) сказку 1745 года ревизора Я.Е. Лермонтова, где и нашел некоторые сведения об уходе Ломоносова из дома в 1730 году.

     В соседних Матигорах Гурьев расспрашивал сельчан роде матери Ломоносова, а также и происхождении двух его мачех:

  “Вышеупомянутого Василья Ломоносова жены: первого брака, а Михайла Васильевича мать:

 1-я. Елена Иванова дочь, взятая Николаевской Матигорской волости бывшего дьякона Ивана дочь (отечества не упомнят).

 2-я. Второго брака Феодора Михайлова дочь, взятая Троицкой Ухтостровской волости крестьянина Михайла Уского.

 3-я. Третьего брака Ирина Семенова дочь, взятая бывой вотчины Антониева Сийского монастыря, Николаевской Матигорской волости крестьянина Семена Корельского”. В начале документа Василием Варфоломеевым сделана следующая помета:

Известие Гурьева, земского в Куростровской волости, человека разумного и престарелого”.

 

     При поступлении в Академию ректору ее и настоятелю Заиконоспасского монастыря архимандриту Герману Копцевичу Ломоносов на допросе в январе 1731 года показал, что

“он, Ломоносов, города Холмогор дворянский сын”.

     Назначенный в том же году архиепископом Архангелогородским и Холмогорским Герман Копцевич вероятно узнал истину или сразу или в Холмогорах, а также то, что бывший в 1730 году холмогорским воеводой капитан Григорий Воробьев был женат на Евдокие Ломоносовой, вдове

троюродного брата Михаила Васильевича - Никиты Федоровича.

     И вот с появлением этой информации весь наш ПАЗЛ невероятной истории поступления беглого 20 летнего черносошного крестьянина Михаила Ломоносова наконец сложился.

Ибо к книге посвященной Истории Академии….  Сказано

         Теперь посмотрим личности официальных родителей М. Ломоносова и его ближайших родственников.

         В отношении происхождения самой фамилии «Ломоносов» то происходит она от прозвища «Ломонос», т.е. человек ломающий носы или тот кому сломали нос, а возможно и от прозвища «Ломаный нос». Впервые прозвище «Ломонос» в форме «Ломоносой» встречается в 1273 г. в Ипатьевской летописи

        Истоки ломоносовского рода, историю его появления на Русском Севере пока к сожалению

не удается узнать.

2 пол. XVI – 1 пол. XVII в. – примерное время жизни родоначальника куростровских Ломоносовых Артемия (имел ли он фамилию Ломоносов и где жил – неизвестно?).

нач. XVII в. – у Артемия родился сын Леонтий (родился ли он в деревне Мишанинской, жителем которой он значится с сыновьями в 1678 г., имел или получил фамилию Ломоносов – неизвестно ?).

1622 г. - В писцовой книге 1622-1623 годов Мирона Андреевича Вельяминова наКурострове, на ломоносовской родине, по деревне Мишанинской значатся: «деревняМищанинская, а в ней крестьяне: (двор) Ивашко Меркурьев сын Оловяничник; (двор) Мишка Ермолин сын Лопаткин; (двор) Федка Степанов сын Костянтинов.

У него сын Сенка; (двор) Омельянко, да Степанко Калинины дети Еремеева; (двор) Яков Лаврентьев сын Чирцов; (двор) Первушка Еремеев сын Офтономов; (двор) Васка Ермолин сын Лопаткин; (двор) вдова Настасида

Фомина жена Мишки Титова сына Ушакова». РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 10. Л. 124-124об.

          До 1646 г. – родился ИудаЛеонтьевич Ломоносов – старший сын Леонтия Артемьевича.

Около 1646 г. – родился Лука Леонтьевич Ломоносов, второй сын Леонтия Артемьевича.

После 1646 г. – родился Дорофей Леонтьевич Ломоносов, младший сын Леонтия

Артемьевича, дед Ломоносов

         Отец -Василий Дорофеевич Ломоносов 1681-1741 владел пахотной землей и рыбными промыслами.

           Мать- Его жена, мать М. В. Ломоносова, Елена Ивановна Савкова дочь дьякона Николаевского Матигорского прихода, в замужестве с 1710 г с ноября. Умерла в 1720 г.

           Дед Ломоносова по отцовской линии -, Дорофей Леонтьевич Ломоносов, крестьянин дер. Мишанинской, кроме Василия, имел еще трех сыновей:

           Ивана р. в 16741675 г., который в 1698 г. был таможенным подьячим Антониево- Сийского монастыря, в 1710 г. работником монастырского подворья села Синского;

           Фому, который в 1678 г. жил вместе с дедом Леонтием Артемьевичем в дер. Мишанинской,

и Афанасия р. в 1678 г, который жил в доме деда Леонтия Артемьевича в дер. Мишанинской.

          Дядя -Лука Леонтьевич Ломоносов 16461727, старший брат Дорофея Леонтьевича, мореход и промышленник, долгое время оставался главой всего семейства Ломоносовых, с 1705 г был двинским земским старостой.

        Его жена, Матрена р. в 1652-1653 г, в 1710 г крестьянка дер. Мишанинской.

       Их дети:

       Федор. У Федора два сына: Никита 16881726 состоял подьячим архангельской таможни;

        Никита 17001729 в 1719 г. крестьянин дер. Мишанинской, с 1722 г. подьячий в С. Петербурге.  

        Мария р. в 1695 г. в 1710 г. крестьянка дер. Мишанинской.

         Иван 16981720 в 1710 г. крестьянин дер. Мишанинской.

        Татьяна р. в 1702 г. в 1710 г жила вместе с отцом в дер. Мишанинской.

       Интересна и дальнейшая судьба отца М. Ломоносова: он кстати был неграмотным, но это не помешало ему быстро и как для крестьянина –помора сказочно разбогатеть!

       В 1720 г. он отделился от своего дяди и купив себе дом и землю занялся так же и рыбным промыслом.

        В 1727г.  строит за свои деньги современный корабль галеон «Архангел Михаил» позванный за быстроту своего хода и манёвренность «Чайкой».

       Да и сам М. Ломоносов так писал о своей жизни в отцовском доме:

     “Я ... , имеющий отца хотя по натуре доброго человека, однако в крайнем невежестве воспитанного, и злую и завистливую мачеху, которая всячески старалась произвести гнев в отце моем, представляя, что я всегда сижу по-пустому за книгами. Для того многократно я принужден был читать и учиться чему возможно было, в уединенных и пустых местах и терпеть стужу и голод, пока я ушел в Спасские школы”.

        Данный факт отмечают все историки, но никто не задается важным вопросом:

        «Откуда у неграмотного (простого) и бедного архангельского мужичка вдруг завелись капиталы доступные разве, что российским купцам Первой гильдии?»

        Но проходит еще 13 лет и вот осенью 1740 г. Василий Ломоносов совершает невероятный поступок: он продает свой дом, пахотную землюю и другое движимое имущество и на своем корабле уходит якобы на промысел.

       Но там, по непроверенным сведениям он якобы гибнет в море. Толи утонул, толи погиб после крушения корабля на необитаемом острове…

        Но вот продажей дома и другого своего имущества Василий Дорофеевич отправил восьмилетнюю дочь в деревню Матигоры к деду Маши Ломоносовой Семену Корельскому.

        И все вышеизложенное позволяет думать, что Василий Ломоносов и не собирался больше возвращается на родину.

     Сам же М. Ломоносов о смерти отца узнал только 8 июня 1741 г., - когда возвратился из своего заграничного обучения в Петербург встретился с приехавшими в столицу земляками, сказавшими что отец уплыл осенью 1740 г. в море и не вернулся

 

Следующим историческим документом у нас идет «Ревизская сказка 1719 года» дана в извлечении 1722:

 “Впервой 1722 г. переписи написаны:

Деревни Мишанинской

По скаске 1719 года:

Лука Леонтьев сын Ломоносов 73 лет

У него сын Иван 20 лет

Его же внук Никита Федоров 18 лет

Василий Дорофеев сын Ломоносов 38 лет

У него сын Михайло 7 лет.”

Т.е.  отцу  Ломоносова  было уже 31 год когда у него родился первый сын!

Но, вот, что тут крайне интересно!

       Оказывается, что М. Ломоносов который в 1745 г. году стал профессор химии в Санкт-Петербургской академии наук, продолжал числится в официальных российских документах по Архангельской губернии «ревизским сказкам» - перепись для налогообложения подданных Российской империи –беглым крестьянином!

Указ о второй ревизии издан в 1744 году, но сама ревизия проводилась в 1745 году.

“Во второй ревизии 1744 года в скаски показаны: деревни Мишанинской...

ЛукаЛеонтьев сын Ломоносов Умре 1727 г. Марта 30 дня.

Сын Иван Умре 720 г. Декабря 7 дня.

Внук его же Никита Федоров Умре 1726 г. Декабря 8 дня.

Василий Федоров сын Ломоносов Потонул в море 1741 г.

Сын Михайло Бежал в 1732 году .”

       Важнейшей вехой в изучении биографии Ломоносова стало издание в 1784 году “Полного собрания сочинений Михаила Васильевича Ломоносова с приобщением жизни сочинителя и с прибавлением многих его нигде еще не напечатанных творений”.

         По поручению президента петербургской академии наук и Российской академии княгини Екатерины Романовны Дашковой (1743-1810) была составлена т.н. Академическая биография. Ее составил для этого издания под названием “Жизнь покойного Михайла Васильевича Ломоносова” Михаил Иванович Веревкин, член Российской академии, профессор Московского университета

   О происхождении Ломоносова в биографии говорилось: “родился 1711 года, в Двинском уезде, в Куростровской волости, в деревне Денисовской, на Болоте тоже, на острову, лежащем недалеко от Холмогор”.

      В 1788 году известный северный кораблестроитель Степан Матвеевич Негодяев-Кочнев

(1739-1828) по просьбе Лепехина составил “Записку о М.В. Ломоносове”

     О происхождении ученого Кочнев записал, что Ломоносов “родился в 1709 году в Архангелогородской губернии Двинского уезда Куростровской волости от черносошного крестьянина Василия Ломоносова”

    Есть и еще один интересный исторический документ, касающийся личности М.Ломоносова.

“Известие о М.В. Ломоносове” куростровского крестьянина Гурьева», где о роде Ломоносовых было сказано:

  ”А переписной писца Афанасия Файвозина 1786 года книги в нашей Куростровской волости по тогдашнем Ломоносовом роде никакова звания отыскать не могут”.

    О самом Михаиле Ломоносове в Известии говорилось:

“За просрочку данного ему Михайлу Васильевичу 1730 года пашпорта и не явившегося на срок

приказом тогдашнего ревизора Лермантова показан он в бегах, того ради из подушного оклада и выключен”.

 А платеж подушных денег “за душу Михайла Ломоносова происходил по смерти отца его со второй 741 до второй же 747 года половины из мирской общей той Куростровской волости от крестьян суммы”.

       Побег Ломоносова означен в ревизионной сказке “по прошествии срока, данного ему в 1730 году пашпорта”.

       По просьбе Гурьева, волостной писец Афанасий Файвозин просмотрел всю волостную книгу, чтобы извлечь из нее сведения о роде Ломоносова.

       Не отыскав Ломоносовых в книге 1786 года, Файвозин извлек из волостного архива “ревизионную” (ревизскую) сказку 1745 года ревизора Я.Е. Лермонтова, где и нашел некоторые сведения об уходе Ломоносова из дома в 1730 году.

      Итак, мы с вами уважаемый читатель углубившись в изучение загадок биографии Ломоносова нашли много новой и интересной информации, сокрытой в его официальных биографиях, но пока только приоткрыли покровов тайны его окружающих.

      Тем не менее, мы продолжим наше историческое расследование тайны рождения М. Ломоносова уже в последующих частях это й работы.

                                                    (конец ч.2)

 

Теги: Ломоносов

 Комментарии

Комментариев нет