РЕШЕТО - независимый литературный портал
Бровко Владимир / Публицистика

Брест-Литовская крепость. Июнь 1941 г. ч.7

2143 просмотра

22 июня 1941года день начала немецкой "Вellum legitimum"

ч.7

22 июня 1941года день начала немецкой "Вellum legitimum"

Начиная рассказ о первом дне боев в Брест – Литовской крепости, я как автор считаю, что для правильного восприятия дальнейшего текста, со стороны современного читателя, его нужно подготовить, а раз так, то без вступления нам не обойтись.

Те из читателей, что прочили все 6 частей этой работы, надеюсь, уже поняли, что в действительности, события немецко-советской войны 1941-1945 годов, как они изложены в советских учебниках истории, не соответствует тем реалиям, что происходили на полях сражений.

Так же, я внимательно отслеживаю и отзывы своих читателей. А изучая их рецензии я понял, что большинство моих читателей, это молодые люди которые родились, так скажем в период после 1980 года.

И пока они росли, учились и возмужали, к их счастью, не стало СССР и той 70 летней коммунистической диктатуры парализовавшей (зомбировавшим) своими идеологическими штампами сознание их родителей и старших братьев и сестер, которые и сейчас часто ностальгируют за временами СССР.

И поэтому, прежде всего обращаясь в этом вступлении к вышеупомянутым читателям, из числа "восьмидесятников", прошлого века, которые в настоявшее время являются самым динамичным и прогрессивным поколением среди граждан Украины, я должен был отметить несколько важных обстоятельств.

Первое, что после восстановления Украиной своей независимости, вам молодые мужчины уже не пришлось принимать участие в войнах или вооруженных конфликтах развязанных во времена СССР или имевших свое начало в те времена.

И о войне большинство из вас знает только из фильмов про бравого "морпеха Рембо" или о том, как американцы спасали "рядового Рейна".

Поэтому Вам трудно понять то, что испытывали ваши деды и прадеды, которых их правительства, и не имеет, при этом значения, были ли они солдатами советской или немецкой армии, посылали в бой.
 



А тут вступал в силу извечный принцип войны.

"Увидел врага – убей его. Иначе он убьёт тебя или что менее вероятно, возьмёт в плен".

Второе обстоятельство состоит в том, что солдат в бою и солдат в мирное время это два совершено разных личности.

Потому, что у солдата посланного своим правительством в бой есть формальное право на ведение боевых действий.

И вот это самое "право" входит в юридическое понятие -"права войны" которое в коммунистической и посткоммунистической идеологии до 1949 г. когда была создана ООН, имело свою особенную специфику, в полной мере реализованную А. Гитлером в его войне против СССР.

И о сути (права на войну) лучше всего в популярной форме было рассказано в знаменитом в России, "Энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона".

В связи с чем, я и привожу тут нужный отрывок.

"Право войны отдел международного права, имеющий своим предметом обусловленные войной отношения между государствами.

Война, значительно изменяя обычные в мирное время отношения между народами, рано привлекла внимание исследователей и побудила их выделить международное право в особую область правоведения (Альберико Джентили, в конце XVI века).

С тех пор в научных системах война рассматривается как средство восстановления нарушенных и выяснения спорных правоотношений, т. е. как юридический процесс между государствами.

Основанием такого взгляда было общераспространенное у первобытных народов, господствовавшее и в средневековой Европе представление, что правовые споры могут и должны решаться путем физического состязания.
 



Войны, которые велись в защиту права, считались справедливыми, законными (bellum iustum, bellum legitimum); все остальные признавались правонарушением и в свою очередь служили законным поводом (iusta causa) для объявления войны.

Широкие рамки "естественного права" давали, однако, возможность включить любую войну в разряд справедливых.

С победой положительно-правовой школы войны в защиту интересов хотя бы наиболее жизненных, но не получивших еще юридической санкции, должны были перейти в разряд незаконных.

Такой взгляд на правомерность войны, в зависимости от вызвавших ее причин, продержался до последнего времени и служит объяснением существующего доныне обычая оправдывать предпринятую войну ссылкой на совершенное противником правонарушение.
 



Но, разделение войн на справедливые и несправедливые, в настоящее время оставлено, как не имеющее никакого юридического значения: каковы бы ни были причины войны, ее последствия и применяемое к ней П. войны одинаковы.

Вместе с тем должно было потерять почву и представление о войне, как о юридическом процессе.

Даже войны, предпринятые в защиту права, не ограничиваются восстановлением правовых отношений в прежнем виде, но, в случае удачи, идут дальше первоначальной цели и приводят к созданию нового права.
 



Поэтому, вернее было бы уподобить войну не юридическому процессу, а насильственному перевороту в существующем правопорядке.

Подобно революции, война может иногда служить охраной права от посягательств со стороны тех, над кем нет высшей юридической власти; но чаще она ведет к разрушению старых правовых отношений и замене их новыми, находящимися в большем соответствии с изменившимся отношением политических сил.

Продолжающееся поныне обращение к войне, как право созидающей силе, служит доказательством, что державы еще не в состоянии заранее рассчитать свои силы и соответственно им идти навстречу новым запросам правовой жизни."

Ну и напоследок такая себе "маленькая памятка" для всех читателей из числа "восьмидесятников", не побывавших на войне или скажем хотя бы на учениях с боевыми стрельбами.

Она, безусловно, поможет вам воспитанным на принципах демократии и гуманизма, лучше понять то, что в действительности происходило 22 июня 1941 года в Брестской крепости...

Итак, представьте себе, что Вы впервые попали на войну.

"Ваш противник воюет изобретательно, вы должны быть изобретательнее его. Ваш боевой опыт не должен быть написан вашей же кровью.

Первое что нужно усвоить это свою индивидуальную тактику. В ее основе лежит так называемое "левостороннее правило".

Суть его заключается в том, что человеку-правше, у которого правая рука ведущая, удобнее и быстрее удаются все действия, связанные с поворотом влево, чем действия, связанные с поворотом вправо, и быстрее стрелять в условиях, когда надо двигаться или разворачиваться влево и гораздо труднее и менее, результативнее – с разворотом вправо.

Второе что вы должны усвоить это правильный выбор укрытия для стрельбы

Оно должно находиться слева от вас, закрывая корпус и большую часть головы. В таком случае для встречного огня остаются открытыми руки, плечо и меньшая часть головы.

Ошибкой будет также стрелять поверх укрытия, вы подставляете под огонь голову, плечи и часть корпуса. А это очень часто показывают в американских фильмах о второй мировой войне.

Третье то, что в реальном бою вы должны научиться стрельбе сразу по нескольким целям. И помнить, что при ведении огня по группе противника, двигающейся фронтально, первой целесообразнее поражать ту цель, которая движется замыкающей в группе с последующим переносом огня на цели, идущие впереди.

Если перед вами несколько убегающих в полный рост солдат противника и один залегший за укрытием и стреляющий то, в первую очередь, нужно уничтожить того, кто стреляет, не соблазняясь более легкой и крупной целью.

Четверное правило касается ваших действий, при внезапной встрече с группой противника на близкой дистанции

Назад бежать нельзя – расстреляют в спину. Естественной, натренированной мысленно реакцией должно стать следующее:

Немедленно открыть огонь в сторону противника из того, что у вас есть, при этом стрелять как можно чаше и быстрее.

Одновременно перемещайтесь вперёд к противнику и вправо от него (влево от вас). При этом члены группы противника вынуждены будут поворачиваться для стрельбы слева на право, направляя оружие в спины друг другу, представляя собой отличную групповую мишень.

Приблизившись к противнику, на ходу расстреливайте "на вскидку" эту цель. При этом стреляйте низко. Рикошет лучше, чем не попасть совсем.

Действуйте как можно быстрее. Первые секунды не жалейте патронов, пока стреляете, боковым зрением наметьте себе щель, где можно будет укрыться и перезарядиться. Оставляйте инициативу за собой.

Действия при попадании под внезапный огонь противника. Надо двигаться. Стоять нельзя. Двигайтесь от укрытия к укрытию. Сориентируйтесь. Не давайте противнику пристреляться, перемещайтесь влево, заставляя противника разворачиваться для стрельбы вправо.

Поставьте его против солнца, бегайте и стреляйте, бросайте гранаты, не давайте противнику стрелять прицельно и вообще поднять голову. Навязывайте ему свои условия. Если оказались безоружным, от прямого огня уходите резко влево от себя, пригнувшись, зигзагами до ближайшего укрытия.

Если вы внезапно попали под огонь противника, сразу же падайте и отползайте за любое возможное укрытие, одновременно изготавливаясь к бою. Лучше разбираться в ситуации и принимать решение, находясь в относительной безопасности

Если военнослужащий, с которым вы передвигались по улице и попали под внезапный огонь противника, ранен – не пытайтесь оказывать ему помощь немедленно, иначе вы рискуете оказаться лежащим рядом с ним с ещё более тяжёлым ранением. Опять-таки укройтесь и сориентируйтесь в обстановке.

Чтобы защититься от упавшей рядом ручной гранаты, нужно упасть ничком, головой в сторону гранаты, голову (если нет каски) прикрыть ладонями, рот открыть чтобы барабанные перепонки не повредились от взрывной волны.

Если вас несколько, не сбивайтесь в кучу. Не представляйте собой групповую мишень и маневрируйте, поддерживая и прикрывая, друг друга, огнём.

Вам так же придётся много стрелять на бегу. При такой стрельбе старайтесь нажимать на спуск в одноопорной фазе – в момент переноса ноги.

Огибать только справа, при этом ваш автомат будет находиться справа от вас, и вы будете иметь преимущество, т.к. противник будет вынужден стрелять с левого плеча, или же он будет стрелять с правого плеча, что неудобно и не прицельно, подставив под ваш выстрел голову, плечи и большую часть корпуса.

Нельзя днем входить в темное помещение с ходу, без подготовки, пока глаза привыкнут к темноте, проходит время. Нельзя осматривать темные чердаки и подвалы без осветительных приборов. Источник света необходимо держать на вытянутой руке. Не видя вас в темноте, противник будет стрелять на свет. При движении в темноте следует избегать освещенных мест или же пересекать их рывком как можно быстрее.

При действии в здании к источникам шумов нужно относиться внимательно, а их направлению – критически. Противник может отвлечь ваше внимание, бросив в нужную ему сторону камень, палку или другой предмет. Наконец шумом вас могут заманить в ловушку. Оружие должно быть направлено в сторону, куда вы смотрите, а в узких местах должно быть опущенным.

При движении по лестнице, если ступени лестницы деревянные или изготовлены из другого непрочного материала, можно выстрелить сквозь ступени, чтобы подавить возможную угрозу снизу.

Ведя огонь из автомата, пулемета не ждите полного опустошения магазина. Если магазин частично опустошен и в бою возникла пауза, смените магазин, частично израсходованный оставьте в резерве.

Действуя в городе мобильными группами, имея надежную связь, друг с другом, нужно брать дом за домом, чердак за чердаком, оставляя в уже захваченных зданиях пулеметчиков, снайперов, чтобы туда не заскочил противник и внезапно не ударил в спину.

Огневое прикрытие – закон на войне. Две группы, поддерживая друг друга огнём, большего достигнут, и будут иметь меньше потерь, чем группа большего состава, но которую никто не прикрывает и не поддерживает. Небольшому подразделению никогда нельзя отрываться от своих – могут отсечь и уничтожить.

При движении подразделения (группы) вдоль улицы в пешем порядке автоматически продвигаются с обеих сторон, вдоль стен на расстоянии 6-7 (в некоторых случаях 3-4) м друг от друга, бросками от укрытия к укрытию. Боковым зрением, постоянно фиксируя возможные движения на чердаках, окнах, балконах, а также быть готовым прыгнуть в укрытие, каковым может быть бетонный бордюр, сгоревшая машина, канава и т.д.

Во время их передвижения пулеметчик (или пулеметчики), оставшиеся с сзади, поддерживает и прикрывает подразделение (группу) огнём, стреляя на поражение или ведя огонь короткими очередями, по всем местам, откуда замечен огонь противника.

Когда подразделение (группы) продвинулись вперёд на 60-70 м, укрылось и открыло прицельный огонь, подтягивается группа прикрытия. Автоматчики ведут огонь по целям, расположенным на противоположной стороне улицы, не забывая контролировать обстановку сзади себя. Группа прикрытия также не должна терять бдительности – противник может появиться в тылу.

При штурмовом захвате какого-либо объекта приближаться к нему следует при огневой поддержке группы прикрытия. Лучше всего для проникновения в здание, занятое противником, использовать проломы в стенах, проделанные в ходе огневой подготовки штурма. Для этих целей необходимо привлекать танки и орудия, ведущие огонь прямой наводкой.

Прорываться внутрь здания следует сразу же за разрывами своих гранат, однако следует помнить, что эту гранату противник может успеть выбросить обратно.

Первые из ворвавшихся в помещение резко отходят в стороны от входа и ведут огонь по всем затемненным и опасным местам. И не их вина, если в этих местах окажутся не солдаты противника, а гражданские лица...

Задача первых, ворвавшихся в помещение – дать возможность ворваться основным силам подразделения (группы), расчистить им путь огнем, прикрыть их.

Захват объекта должен произойти максимально быстро, ошеломляющим натиском с первой попытки. Штурм проводить, не обращая внимания на потери, каждый военнослужащий штурмовой группы должен проявлять непреклонность. Ни шагу назад! Назад дороги нет. Только вперед. Натиск – огнём!

Это оказывает на противника деморализующее действие. При неудавшемся штурме вторая атака будет малоэффективна. У противника появляется возможность проанализировать ситуацию и сориентироваться. Опыт боевых действий показывает – второй раз в атаку подняться тяжелее.

Потери личного состава во время второго штурма будут больше. Неудача отразится на судьбе своих же раненых товарищей, оставшихся на занятом противником объекте.

Не подходите вплотную к окнам, лучше стойте с боку, отрытые пролёты в подъездах и комнатах преодолевайте, пригнувшись, бегом: нет гарантии, что с соседнего здания за этим помещением не наблюдает снайпер.

Всегда нужно стремиться атаковать противника сверху вниз, для чего через проломы в потолочных перекрытиях необходимо проникнуть на верхние по отношению к противнику этажи, забросать его гранатами и атаковать.

При действиях то лестницам, на верхние этажи здания прорываться следует, прижимаясь спиной к стенам, сразу же вслед за разрывами своих гранат.

В здании, в подвале, на чердаке не шумите, то, что не может увидеть глаз, может услышать ухо: стон, шорох, клацанье затвора и др. характерные звуки.

Если вы заняли здание, сразу же закрепляйтесь в нем. Забаррикадируйте нижние этажи и полуподвалы. Определите сектора стрельбы. Систему огня определите так, чтобы можно было попеременно стрелять из разных огневых позиций, не дать противнику пристреляться и создать ложное представление о вашем численном превосходстве.

Несколько зданий, перекрываемых секторами обстрела друг друга, образуют воистину неприступную крепость. Опорный пункт – база для дальнейшего наступления, укрытие для раненых, возможность обороняться самим в случае осложнения обстановки. Не оставляйте в тылу неконтролируемых объектов – они могут быть вновь заняты противником.

Различных вариантов в реальной действительности на войне неизмеримо больше. Всего описать невозможно. В боевой обстановке каждый должен уметь думать непосредственно на месте события, научиться ориентироваться в обстановке и мгновенно принимать решения. Шаблонов нет.

Так же нужно сказать, это, что боевая обстановка оказывает на солдат сильное психологическое воздействие и требует от них проявления стойкости, инициативы и дисциплины.

Боевой настрой – это духовная готовность и способность военнослужащих переносить испытания войной и добиваться победы над врагом. Его проявлениями являются решительность, смелость, мужество и выносливость личного состава.

Стресс оказывает сильное влияние на психику воина в бою. Он характеризует состояние человека, в котором тот находится вследствие физических перегрузок.

Это состояние во многом зависит от степени душевного и физического переутомления.

Стресс может быть длительным и кратковременным.

Длительный стресс, или недостаточная приспособляемость организма к стрессовым ситуациям, может привести к тому, что способность солдата к активным и сознательным действиям резко снижается. Если не предпринять необходимых мер, направленных на восстановление организма воина, тот может потерять боеспособность.

Кратковременный стресс в некоторых случаях может оказать мобилизующее воздействие на военнослужащего, обострить его восприятие. В таком состоянии солдат мобилизуется и готов к выполнению боевой задачи.

Страх – это врожденное чувство человека, связанное с самосохранением. Полностью побороть страх невозможно, но стремиться к этому необходимо.

А вот солдат, попавший под воздействия сильного стресса, усиленного к тому же таким же состоянием, окружающих его солдат, уже готов к сдаче в плен.


Поэтому воины, не умеющие преодолеть страх, не способны проявлять самостоятельные действия.

Импульс действовать им дают храбрые люди, которые умеют сохранить самообладание и проявлять разумные действия. Поэтому в бою управление берут на себя всегда люди волевые".

Ознакомив читателя, с минимально необходимыми познаниями, о поведении и солдата в бою, я теперь могу, наконец, перейти к описанию событий 22 июня 1941 года, как они представлялись солдатам и офицерам немецкой 45 пехотной дивизии.

А вернее солдатам 1 и 3 батальонов 135 и 130 пехотных полков.

Ибо именно они первыми пошли на штурм Брест – Литовской крепости.

Для чего мы снова обратимся к немецким документам.

Но, изложение самого описания боев будет проводиться по следующей схеме.
 



Сначала при описании событий первого дня войны, будут освещённые действия 135 полка, а затем 130.

Потом показано как результатами первого дня боевых действий воспользовалась 2 танковая группа Гудериана.

А уже потом как описывали первый день боев в Брестской крепости советские историки.

Именно такой поход по мнению автора даст читателю наиболее достоверную, картину событий и позволит каждому из читателей уже самому выработать свое собственное мнение.
 



Журнал боевых действий Iа 45 L.D.: запись от 22.06.41

(общая картина и действия 135 частей пехотного полка)

3.15 ч. На всем фронте начинается огонь артиллерии. Сосредоточение огня в полосе боя дивизии на цитадели Брест видно четко. Здесь залп впервые примененных в бою, зажженных рядами тяжелых метательных аппаратов производит сначала очень сильное впечатление.

Выстрелы и попадания 60 см установок не воспринимаются в массе огня.
 



Отдельные высокие огненные колонны на вражеской территории говорят об уничтожении запасов горючего или боеприпасов. Из вражеского сопротивления видно только ведение огня трассирующими снарядами противовоздушной обороной – на много км на восток от Бреста, по-видимому, против происходящих там атак люфтваффе с малой высоты.

3.19 ч. Согласно приказу, пехота приступает к форсированию Буга в надувных лодках. Удается подготовленная операция по захвату в целости железнодорожного моста (через р. Западный Буг). При овладении железнодорожным мостом особо смелым поведением отличился лейтенант Цумпе, I.R. 135.

За передовыми подразделениями пехоты следует и задействованный взвод 1-й роты 1-го железнодорожного саперного полка.

Решающая часть успеха лежит на саперах 81-го саперного батальона, вошедших в усиленную штурмовую группу Цумпе.

Штурмовая группа подъезжает на велосипедах по деревянному настилу моста.
 



3.27 ч. I.R. 135 сообщает о захвате железнодорожного моста. Командир дивизии напоминает еще раз о точной проверке моста на еще наличествующие разрывные заряды, приказывая повторить проверку, и сообщает в штаб XII армейского корпуса и одновременно 31-й дивизии (левый сосед) об овладении железнодорожным мостом.

3.55 ч. 2/РІ.81 начинает наведение моста (8 т) от немецкого берега (непосредственно к западу от северной оконечности Западного острова) к Северному острову. На железнодорожном мосту и в районе запланированного южного моста (южная оконечность Южного острова) около 5.00 ч. начинается паромная переправа. На вышеупомянутом месте не удается произвести подготовленное закрепление проволочного троса (проволочный трос порвался).

III/I.R. 135 вслед за передовым подразделением – 11-й (самокатной) ротой наступает по Западному острову (Тереспольское укрепление -автор) и довольно скоро сильной штурмовой группой достигает Центрального острова (Цитадель-автор).

Подразделение I/I.R. 135 наступает на Северный остров; далее оба подразделения должны быть нацелены на территорию Центрального вокзала.
 



4.03 ч. 1а дает промежуточное донесение в XII А.К., сообщая, что нападение идет планомерно и главные силы передовых частей переправились успешно.

Истребительной авиаэскадрой Мёльдерса в воздушных боях, происходящих между Бяла – Подляской и Брест-Литовском, добыто несомненное воздушное превосходство в полосе дивизии.

4.15 ч. Штурмовые орудия соседней дивизии идут по железнодорожному мосту. Командные пункты наступающих пехотных полков, A.R. 98 и саперного батальона переносятся через Буг.

4.30 ч. С 4.30 ч. отдельные группы противника, преодолев, по-видимому, первый ужас, начинают защищаться перед I.R.130

Это же сообщает и I.R.135 (в 4.38 ч), добавляя, что необходимо приостановить наступление у железнодорожного строения на востоку от Северного острова, так как требуется привести подразделения в порядок, также сначала зачистив Северный остров.

4.47 ч. 45-му противотанковому дивизиону (без подразделений уже подчиненных полкам) приказано занять оборону в районе продовольственных складов, готовясь к контратакам бронетанковых частей, ожидая дальнейших распоряжений дивизии.

К этому времени в дивизии складывается впечатление, которое Шлипер подтвердил также личным посещением I.R.130 (сопровождаемый Іа), что, вследствие полной неожиданности, враг готов к сопротивлению только подразделениями, не находившимися под фактическим и моральным действием артподготовки.

Сообщения соседних дивизий, которые едва наталкиваются на сопротивление, не дают никакого повода предположить, что враг готовит хоть немного серьезную оборону.

4.40 ч. Iа ориентирует по телефону штаб корпуса, как указано ниже:

Дивизия ведет наступление I.R.135 за Бугом, также хорошо продвигается I.R.130. Началось строительство паромов.

2 моста Мухавца, непосредственно к востоку от Южного острова, в руках дивизии.
 



На Северном острове вражеские части успокоились и защищаются. Подготовленный 2 т. – пешеходный штурмовой мостик (на звено-паромах плавучего моста) должен выдвигаться к югу от Южного острова.

5.00 ч. Офицер связи при штабе XII А.К. сообщает, что там господствует точка зрения о том, что "корпус ударил в пустоту".

Одновременно он сообщает, что соседние дивизии сталкиваются с незначительным вражеским сопротивлением на одинаковой высоте с 45-й дивизией.

4.50 ч. 45-му разведывательному дивизиону отдается команда – сосредоточившись в районе к югу от фольварка Лобачув, ждать распоряжений дивизии.

5.00 ч. Поступает сообщение, что I.R. 130 в районе обоих мостов через Мухавец (непосредственно к востоку от Южного острова) занимает оборону подразделениями I батальона, а II батальон, наступая по направлению к последующим мостам, прошел железнодорожную насыпь.

5.00 ч. Командующий 4-й армией генерал-фельдмаршал фон Клюге прибывает на дивизионный командный пункт.

Получив доклад о положении, Клюге, проведя телефонный разговор с командиром I.R.135, ориентирует в обстановке.

Из его замечаний можно сделать вывод, что неожиданность полностью удалась во всей полосе наступления армии. Это подтверждается, например, перехватом открыто переданной по радио радиограммой русской авиационной дивизии, которая запрашивает, что теперь, собственно, нужно делать.
 



5.30 ч. На дивизионный командный пункт прибывает командир XII А.К, ориентирует в положении и приказывает подтянуть резерв корпуса (I.R. 133) ближе к району боя.

Положение I.R. 135 на это время:

Северный остров (Кобринские укрепление -автор) защищается I батальоном; отдельные настойчивые стрелки здесь еще держатся.

Для дальнейшего выполнения своей задачи (захват западной части города и при необходимости блокирование города с востока) полк требует дополнительных сил и к тому же просит о выдаче его II батальона (резерв дивизии).

Связи с Ш батальоном, проникшим на Западный и часть Центрального острова, в настоящее время не существует. Положение на острове полностью не выяснено. Полковой командный пункт на Северном острове.

5.55 ч. Офицером для поручений передается команда II/I.R 135:

Батальон выходит к Северному острову и подчиняется I.R. 135.

6.00 ч. Офицер связи при штабе XII А.К. сообщает, что 34-я дивизия взяла форт V. Несколько позже сообщает командир I.R.130, что передовые части (II батальон) залети в 200 м перед мостом Wulka и связь с 34-й дивизией (передовыми подразделениями, на той же высоте) установлена.

Части I.R. 135 на Северном острове продвинулись вперед в направлении города. У моста Wulka обнаружилось несколько русских бронеавтомобилей, из них 2 застряли в болоте и были взяты под огнем II/LR.130.

Полковник Гипп ходатайствует о подводе резерва корпуса в его полосу боя, так как при продолжении удара на восток силы к защите города с севера станут недостаточными и дальнейшее продвижение на восток из Шубины не может быть продолжено. Полковой командный пункт переносится на восточный угол Южного острова, командный пункт A.R. 98 там же.

6.00 ч. Pz.Jg.Abt. сообщает, что не может проехать по железнодорожному мосту в приказанный исходный район, так как железнодорожный мост непроходим. Подразделения 45-го противотанкового дивизиона, еще не переправленные вперед, засели на южном мосту. Переправа артиллерии на всем участке еще не готова (по справке командира 81-го саперного батальона).

6.30 ч. I.R. 135 сообщает о перенесении полкового командного пункта на Северный остров.

Положение на укреплении Центральной цитадели по-прежнему не выяснено. Так как вражеское сопротивление здесь, по-видимому, крепнет, полк ходатайствует о придании M.G Кр 133 (сначала подчиненной только для перехода Буга) для поддержки борющихся на укреплении Центральной цитадели частей, что и одобряется дивизией.

6.45 ч. 1. / I.R. 135 достигает железнодорожных строений примерно в 800 м к северу от моста Гиппа.

6.45 ч. 81-й саперный батальон сообщает, что у западной оконечности Северного острова мост через Буг можно поставить на 8 паромах. Южный мост будет готов только во второй половине дня.

7.30 ч. Примерно в это время у дивизии на основании различных сообщений впервые создается впечатление, что все же позади передней линии дивизии сопротивляются более сильные части русского гарнизона оборонительных сооружений. Теперь поддержка артиллерии в цитадели невозможна, так как пехота втянута в бой слишком тесно с противником.

7.15 ч. ранен полковник Велькер, командир A.R.98.

7.45 ч. Сообщается, что гауптман Пракса, командир III/I.R.135, убит во дворе укрепления Центральной цитадели в 4.45 ч.

8.10 ч. Офицер I/A.R 99 сообщает, что части III/I.R. 135 остановлены и засели перед укреплением Центральной цитадели и имеют примерно 35 % потерь.

8.45 ч. Офицер связи при штабе ХII А.К. ориентирует: 34-я дивизия достигла железнодорожной линии около Гершон. Вулька Подгородская взята. 31-я дивизия взяла Речицу и Козловичи.

9.00 ч. сообщает Iа штаба корпуса, что резерв корпуса (I.R. 133) подчиняется дивизии.

9.15 ч. командир I.R 135 намеревается нацелить ключевые силы к мосту, ведущему от Северного острова к укреплению Центральной цитадели, планируя навести порядок на укреплениях Центральной цитадели. Результатов разведки, направленной I.R. 135 в Брест, еще нет.

Связь с I.R. 80 (правый сосед на той же высоте) в наличии.

Предпринятая противником при поддержке 6 танков местная контратака на отм. 140 отбита. При этом подбиты 3 танка.

10.0 ч. Усиливается впечатление, что наведение порядка на цитадели привяжет еще более значительные силы. В 9.30 ч обер-лейтенант фон Фуметти (I/A.R.99) сообщает, что передовые наблюдатели окружены вражескими силами. Почти одновременно сообщается, что убиты гауптман Краус[162] (командир I/A.R.99) и двое сопровождающих его офицеров A.R. 98[163].

9.50 ч. I.R.135 сообщает, что Западный остров в руках полка, как и западная половина Северного острова.

Полк пытается спасти окруженных в укреплениях Центральной цитадели военнослужащих III батальона, пробиваясь по северному мосту. Позже приходит сообщение, что 9-я рота I.R. 135, заняв северную окраину Северного острова[164], пытается продвинуться на восток.

Немцы вводят в бой первые подкрепления!

10.20 ч. Представляется командир, ожидаемого к 12.00 ч. возле Тересполя, I.R. 133, получая от командира дивизии задачу: полку быть готовым с 13.00 ч. начать переправу на паромах на южный край Южного острова, наступая справа от I.R.130.

10.50 ч. Об этом намерении командиром дивизии ставится в известность штаб XII А.К. На основании последующих сообщений (в частности, I.R. 135) о силах противника в Цитадели и после консультации с командиром I.R.130 Шлипер, на основании нового понимания обстановки решается изменить задачу I.R.133.

Сейчас она выглядит так: I/I.R.133, усиленный 13/I.R.133, чистит сначала Западный остров, затем укрепления Центральной цитадели. Отсюда должен произойти переход на Южный остров и его последующая зачистка. (Окончательный приказ поступит к 12.30 ч.). Для следующей зачистки штабом корпуса в распоряжение дивизии предоставляется батарея Neb Abt 6, до сих пор подчиненная 31-й дивизии (прибытие к вечеру).

11.45 ч. Командир I.R.130 сообщает, что в 10.10 ч. обер-лейтенант Миске на башне Южного острова поднял знамя вооруженных сил рейха, на основании чего он делает вывод об отсутствии здесь какого-либо сопротивления, речь идет лишь об изредка вспыхивающей перестрелке с отдельными русскими.

Полковник Йон хочет сломить единственной отдельной гаубицей III /A.R.98 вражеское сопротивление у северного моста, чтобы деблокировать отсюда окруженные на Центральном острове части. Окончательная зачистка Западного острова (I/I.R.133) – это предпосылка для успехов на Центральном острове.

Между тем неоднократно офицером для поручений и связным устанавливается связь с бронепоездами N27 и N28, стоящими еще в Малашевичах. При этом окончательно выясняется, что теперь можно больше не рассчитывать на использование этих поездов.

12.00 ч. Примерно в это время командир дивизии докладывает командиру корпуса:

После подачи обеих для этого придаваемых батарей I.R.130 продолжает атаку за Pkt. 140. В цитадели идет ожесточенный бой – очень много убитых. Значительные потери офицеров.

Батальон I.R. 133 должен провести зачистку Западного острова. В северной части цитадели еще продолжается бой. I.R. 133 должен подтягиваться за I.R. 130.

Командир корпуса ориентирует так: враг всюду отступает.

Исключение – цитадель Брест.

Дневное задание штаба корпуса – это Жабинка. Он приказывает "в цитадель больше ничего не вводить", предлагая её блокировать, вытаскивать сражающиеся части, обстреливать и изматывать противника тяжелой артиллерией.

12.30 ч. Идет команда в I.R. 133 – для очистки Западного острова назначить только одну усиленную роту; после выполнения этой задачи она должна наносить удар также на укрепление Центральной цитадели (если это возможно, без больших потерь).

12.35 ч. Ia XII А.К. передает для ориентировки, что в первую очередь заданием дивизии является урегулирование ситуации в Бресте.

12.50 ч. Командный пункт I.R. 130 по сообщению полкового адъютанта перенесен к форту Ш.

(Вместе с командным пунктом A.R. 98.) Южный остров почти что зачищен, однако из укреплений Центральной цитадели по нему идет стрельба. Город кажется абсолютно спокойным, кажется, уже проехал бы и транспорт. Подразделения 13 и 14/I.R.130, а также 1-й и 10-й рот в ходе захвата главной улицы прорвались через южную часть города и на его восточной окраине (у виадука) соединились с подразделениями 2-й роты, которая прорвалась вдоль южной окраины для последующего наступления на выс. 140. Этот факт имеет решающее значение – подразделения в цитадели, таким образом, отрезаны от города.

13.00 ч. Звонит командир корпуса, которому после совещания командующим нужны сведения о следующем:

1) Какова ситуация на цитадели?

2) Что происходит в городе?


Докладывает Iа: Южный остров почти не занят противником. На Западном острове еще идет перестрелка; никакого ясного впечатления о ее масштабах.

К Центральному острову нельзя приблизиться с одним только тяжелым оружием пехоты. Там обнаружено примерно 40 танков. I.R. 135 держит западную половину Северного острова. К 2) Об этом уже докладывалось ранее.

Командир корпуса требует, чтобы положение на цитадели было бы урегулировано еще 22.6.

Он предоставил бы в распоряжение для этого огнемет и штурмовые орудия.

Если город Брест свободен, то I.R.130 должен взять цитадель с востока: кроме того, Брест необходимо проверить, послав насквозь по городу разведку в направлении вокзала от юго-восточной части.

Кроме того, командующий изъявил желание, чтобы командир дивизии лично, на месте убедился в положении на цитадели.

В итоге к этому времени сложилась следующая ситуация:

Переходами реки Буг около Брест-Литовска, включая железную дорогу, удалось овладеть таким образом, что частям армии, находящимся к западу от реки Буг, нацеленным на эти переходы, гарантирован беспрепятственный к ним подвод.

(Первые части передового эшелона ХII А.К. (фон Штольцман) к 17.30 ч., идя на восток, проходят по танковой магистрали населенный пункт Тришин.)

В самой цитадели дивизия еще не является хозяином положения.

Враг защищается здесь с силой, неожиданной для дивизии после сильного огневого налета и уверенных первых сообщений воинских частей.

Положение постоянно меняется, так как враг появляется в хорошо известных ему бастионах или других местах, ведя огонь по нашему передвижению, что не может предотвращаться подразделениями дивизии, так как отдельные стрелки на крышах и деревьях не видны.

Как раз эти вражеские отдельные стрелки причиняют дивизии восприимчивые потери, в частности, в офицерах.

13.15 ч. Сообщение командира РІ.81 касается, по-видимому, только Южного острова, ему противоречит сообщение I/A.R.99 о том, что на Центральном острове несколько окруженных немецких солдат ведут тяжелый бой.

13.45 ч. Между тем через Буг идет передовой отряд ХII А.К. и преграждает переход подразделениям дивизии.

Об этом Деттмер докладывает Iа штаба корпуса. При этом он просит оставить дивизии приданную передовому отряду 3 (моторизованную) роту РІ.81, однако позже штаб корпуса отказывает.

14.00 ч. штаб корпуса приказывает, что с этой минуты железнодорожный мост находится в распоряжении 31-й дивизии.

13.50-14.30 ч. Командир дивизии лично убеждается в положении на командном пункте I.R. 135. Между тем командир I.R. 135 подчинил шесть, едущих его полосой, определенных для 34-й дивизии штурмовых орудий и пытается с ними обстреливать Центральный остров по обе стороны северного моста, чтобы при этой поддержке делать возможным деблокирование окруженных в цитадели частей III батальона.

На основании впечатления, полученного в цитадели, командир дивизии принимает следующее решение и в 14.30 сообщает о нем командиру корпуса: если обстрел укреплений Центральной цитадели не приведет к успеху, то необходима новая огневая подготовка по ее укреплениям.

Лишь после этого можно снова приступать к нападению пехотой. Также Шлипер намеревается поручить I.R.130 зачистку города Бреста, а двум остальным полкам – зачистку цитадели.

Во второй половине дня I.R.133 должен взять Южный и Западный острова, I.R.135 – Северный остров.

Между тем потери, в том числе офицеров, все возрастают. Во всех считающихся взятыми частях крепости, из различных убежищ все еще раздаются многочисленные и достаточно меткие выстрелы из винтовок, принося значительные потери.

Таким образом, полное урегулирование положения на цитадели не достигнуто.

К 19.00 ч III/A.R.130 сдает полосу обороны на Южном острове II/I.R.133 и подтягивается в город Брест.

Из воспоминаний очевидцев:

Командир I.R.135 Фридриха Вильгельма Йона (описание событий 22.06.41).

"В течение ночи 21 июня 1941 года войска сосредоточились по плану и без вражеского вмешательства. Внезапное нападение было полностью успешным, и русская артиллерия не дала ответа на внезапный массированный огонь, начавшийся в 3.15.

Неожиданный налет на мост железной дороги был выполнен успешно.

Сразу же, после огня артиллерии, мост был захвачен неповрежденным, так, чтобы к началу утра через него смогли катиться танки танковой группы Гудериана.

Командир штурмовой группы на мосту лейтенант Цумпе был упомянут в сводке вермахта.

3-й батальон захватил Западный остров и продвинулся к центру крепости; одна штурмовая группа смогла пробиться даже через Северный мост и продвинуться до Северного острова.

Однако тем временем русские, размещенные в центре крепости, оправились от неожиданного нападения и начали стойкое сопротивление, приведшее к дорогостоящему уличному бою.

Вследствие их подавляющего числового превосходства, русские были в состоянии в течение утра оттеснить оставшиеся группы батальона – чей командир был убит вскоре после начала нападения – в церковь крепости и рядом стоящее здание, где те оказывали героическое сопротивление.

1-й батальон пересек Буг по мосту железной дороги и оттеснил врага с запада на восток, захватив много пленных.

Здесь также развивалось вражеское сопротивление, но постепенно; однако мы преуспели в том, что достигли железной дороги, идущей к востоку от Северного острова, и, в течение утра, – северную часть города.

Несколько российских танков пробовали прорваться из центра крепости через Северный остров; все они были подбиты.

Вскоре после того, как враг атаковал фланги и на Северном острове, ожесточенность боя возросла, когда русские группы появились из своих подземных убежищ, вынуждая 135-й пехотный полк ввести свой резерв (9-ю роту) но этого было уже недостаточно.

После срочного запроса, в полдень дивизия позволила использовать 2-й батальон 135-го пехотного полка; до тех пор резерв дивизии. Его задача – проникнуть в центр крепости через Северный остров и Северный мост.

Батальон повторно захватил несколько казематов на Северном острове, но попытка продвинуться через Северный мост была отбита стойким вражеским сопротивлением.

В этом пункте, как и в течение борьбы первого дня, стало почти невозможно определить, от какой части непроницаемого лабиринта зданий и укреплений стреляли русские.

Кроме того, очевидно, много зданий и казематов соединили подземные проходы, так как пришлось очищать их несколько раз в день; однако новые вражеские войска продолжали роиться в казематах. Кроме того, русские были весьма искусны в маскировке, особенно стреляя из-за деревьев, легко скрываясь из-за разнообразия соответствующей камуфляжной формы.

Батарея штурмовых орудий соседней дивизии двигалась мимо крепости и предложила свою поддержку нападению через Северный мост.

Одно из орудий в течение короткого времени оставалось на другой стороне моста, но ему не удалось достичь церкви крепости. Неистовый защитный огонь лишил пехоту возможности пересечь мост.

Ручные гранаты и сконцентрированные заряды с верхних этажей зданий по отдельности поразили другие штурмовые орудия, и так как сверху они были открыты, их экипажи понесли тяжелые потери. Следовательно, нападение через Северный мост провалилось.

В самом начале 130-й пехотный полк вторгся на Южный остров и захватил неповрежденные мосты через Мухавец к востоку от крепости. Полк также преодолел слабую вражескую оборону в южной части города.

В течение дня стало необходимым ввести 133-й пехотный полк (ранее резерв корпуса) для нового захвата Западного острова, на котором вновь появилось большое количество вражеских сил.

Их попытка пробиться к центру крепости с Западного острова также провалилась.

Во второй половине дня, дивизия поставила задачу – в сумерках эвакуировать Северный остров и центр крепости, перейти к обороне на внешних валах и предотвратить любой прорыв окруженных русских, 135-й пехотный полк занял оборону на северных валах между Бугом и северными воротами.

1-й батальон 135-го пехотного полка был сменен другими войсками в городе Брест-Литовске и принял восточную часть валов Северного острова, в то время как 2-й батальон 135-го полка принял оцепление западной части.

Северный остров был эвакуирован практически без какого-либо противодействия".

Еще один очевидец-участник.

"3 дня в цитадели Брест-Литовска" (воспоминания командира отделения штурмовой группы 1-го взвода 10/I.R.135 ефрейтора Ганса Тойчлера (описание событий 22.06.41).

10/I.R. 135 с другими ротами батальона располагалась в Тересполе, ее 1-й взвод под командованием лейтенанта Вильча на самой окраине местечка, напротив Брест-Литовска. Когда прибыл приказ о нападении, лейтенант Вильч сформировал из взвода сильную штурмовую группу, в составе которой я, как имевший тоща звание ефрейтора, должен был повести отделение.

Используя ящик с песком, мы досконально обсудили проведение нашей операции и в ночь на 22 июня выдвинулись в исходный район, старый русский бункер[218] примерно в 30 м по эту сторону реки Буг.

В 03.15 ч. начался настолько мощный огневой налет артиллерии, какого я никогда больше не испытывал во время всей Второй мировой войны: от бесчисленных огней разрывающихся снарядов всех калибров пылало небо, страшный грохот, треск, тарахтение и вой, как будто бы поистине на землю пришел ад. Зловещее предчувствие овладело нами.

Около 03.19 ч первая волна штурмовой группы спустила надувные лодки на Буг. В течение 4 минут артиллерийский огневой вал был перенесен вперед приблизительно на 100 м.

Вторая волна, к которой принадлежал и я, пошла к реке на 4 минуты позже. В полном составе мы достигли противоположного берега, взобрались на крутой склон, устранили скудное проволочное заграждение и теперь лежали, готовые к бою, в высокой почти с метр траве.

И тут командир взвода поднялся, и вслед за ним встала и штурмовая группа. Без существенных трудностей мы смогли прочесать лежащий перед нами сад и несколько конюшен, до тех пор, пока не была достигнута проходящая по высокой дамбе улица, которая вела через мост к большим воротам во внутреннюю часть цитадели. Рядом с этим единственно возможным входом стояло длинное здание со множеством больших ворот, за которыми русские, которые уже преодолели свой первый испуг и собрались в группы, расставили на постах пулеметчиков и стрелков. Ворота одни за другими должны были забрасываться ручными гранатами.

Площадь перед ним была заполнена густым дымом, частично изрыта снарядами и покрыта обломками стен, единственной незначительной возможностью укрытия. Снова мы пробегали как раз мимо ворот, как вдруг откуда-то прямо на нас загромыхали 2 русских танка.

Я лишь успел крикнуть: "Приготовить пули повышенной бронебойности, открыть огонь!", как мы уже очутились в их поле обстрела. Тем не менее, после короткого боя танки были вынуждены свернуть и отступили.

Это были еще те времена, когда таким образом можно было отгонять вражеские танки – разумеется, только легкие. Так мы пробивались до тех пор, пока не достигли вторых больших входных ворот, где уже собирались другие части нашей штурмовой группы и батальона, которые наносили удар справа от церкви.

Здесь произошел перерыв между столкновениями. Но это скопление мне не нравилось, тем более что сразу же снова начались потери. Я закричал: "Кто-нибудь пойдет со мной добровольно?"

С 6 рядовыми, имевшими, в том числе и два IMG, я галопом пересек лежащий за упомянутыми входными воротами мост, который снова вел через широкий канал. Там мы успели как раз вовремя, чтобы поддержать залегшие здесь группы нашей 12-й роты, ведущие бой с русскими противотанковыми пушками.

Беглым шагом, пройдя по левой руке от каземата и лежащего перед ним большого палаточного городка, мы шли до тех пор, пока не захватили лежащую на возвышении окопанную огневую позицию русской зенитной артиллерии. Этим быстрым ударом мы так быстро и неожиданно зашли во фланг русской противотанковой пушке, что её расчету пришлось обратиться в бегство с большими потерями. Внезапно на каземате, лежащем перед нами примерно в 300 м, показалось трое солдат, сначала их принадлежность не могла точно устанавливаться. Я уже разрешил было открыть огонь, как гауптман, который приблизился между тем с подразделениями своей части, начал оживленно протестовать, предположив, что это немцы.

Скоро, однако, оказалось, что это были все же русские, и к тому же достаточно опытные снайперы. Они ложились на край каземата, где их подстрелить можно было только при большом везении, и прямо-таки с удовольствием устроили "охоту на зайцев", при которой смерть начала богато пожинать свои плоды.

Я со своим оптическим прицелом стоял на огневой позиции зенитной артиллерии и, используя все оружие, напрасно пытался, по крайней мере, прогнать этих парней. Пулеметчик IMG лежал рядом со мной, ведя ожесточенную перестрелку с ними, проклиная чертовых снайперов. Внезапно стоящий за мной пулеметчик (второй номер пулеметного расчета) закричал мне: "Пригнитесь!" Едва ли я сделал это, как вражеская пуля пронзила мою грудь.

Во время почти двойного вращения я еще смог подать стоящему рядом со мной приятелю руку и попрощаться с ним. И вот тут уже я рухнул, готовый к смерти с мыслью о Боге и моей родине. Когда по прошествии долгого времени я вернулся в сознание, мне открылась страшная картина. По переднему краю огневой позиции зенитной артиллерии стоял наполовину установленный лафет для IMG, за ним умирал его стрелок с тяжелым ранением в легкое и стонал от боли и жажды. "Есть ли у тебя что-нибудь попить, приятель?" – попросил он меня.

С трудом я подал ему мою походную флягу. Справа от меня сидел командир расчета, который больше не двигался, как бы я к нему ни обращался. Далее со всех сторон вокруг нас звучал печальный концерт беспомощных раненых: "Санитар, санитар, ради Бога, помоги мне!" Снайперы сделали свою работу. Из последних сил я смог перевернуться на спину, чтобы лечь немного удобнее и не на ящиках боеприпасов. Моя грудь как будто налилась свинцом, китель и рубашка пропитались кровью. Первым делом я начал искать место попадания, до тех пор, пока наконец под левой ключицей я не нашел микроскопически маленькое входное отверстие.

Я наложил повязку, чтобы образовалась корка; выходное отверстие уже высохло в предыдущем положении, когда я лежал на спине. Я чувствовал себя спасенным и отправился в путешествие в великолепную страну снов. Постепенно клонился к закату страшно горячий день, и на уставшее от борьбы поле сражения вторглась безотрадная ночь.

Ночью снова и снова взвывал страшный, казалось никогда не желающий кончаться артиллерийский огонь, в глухом мраке отрывисто звучали резкие выстрелы. Никогда я еще не ждал наступающего дня с более горящим нетерпением.

Дорогое солнце, однако, поняло это по-своему, встав над нами снова слишком высоко, и жара увеличивалась до невыносимости.

Из рюкзака погибшего унтер-офицера я взял хлеб и сыр и начал занимать себя тем, чтобы получить маленькую закуску. Я поделил рационы в точности так, чтобы выдержать от 4 до 5 дней, так как после всех бед у меня не было желания умереть еще и от голода".

Источник: Gschopf R. "МеIII Weg mit der 45 Infanterie Division" Linz, 1955, s.155.

Теперь о действиях немецкого 130 пехотного полка.

На него была возложена самая трудная задача в лоб атаковать силами двух батальонов Западный и южный острова и захватить цитадель. Третий батальон этого полка выполнял важную задачу по захвату 4 мостов через реку Муховец.


3.28 ч. I.R. 130 сообщает, что первая надувная лодка, не встречая сопротивления, достигла противоположного берега.

Первоначально форсирование обоих полков не встречает какого-либо сопротивления. Первый сбой случается вследствие того, что 4 штурмовых лодки, назначенных для штурма мостов Мухавца, уничтожаются прямым попаданием собственной артиллерии.

Все же с остатком лодок операция лейтенанта Кремерса (81-й саперный батальон) начинается.

Ему удается, одновременно с подразделениями I.R.130, достигнуть трех первых мостов Мухавца на восток от речной развилки.

После того как в водоподъемной плотине были уничтожены еще 2 лодки, лейтенант Кремерс последней лодкой, под сильным фланговым огнем, промчался мимо полностью занятых русскими укреплений Центральной цитадели и занял последний мост.

При накладывании знамени со свастикой на третий взятый мост он убит выстрелом в голову.

3.45 ч. Подразделения I.R.130, наступая с большим воодушевлением, сначала без существенного сопротивления, по обе стороны танковой магистрали N1, достигают в

3.45 ч. дорожного моста непосредственно к востоку от Южного острова цитадели ("Гипп – мост") и проникают на Южный остров.

4.30 ч. С 4.30 ч. отдельные группы противника, преодолев, по-видимому, первый ужас, начинают защищаться перед I.R.130

4.47 ч. 45-му противотанковому дивизиону (без подразделений уже подчиненных полкам) приказано занять оборону в районе продовольственных складов, готовясь к контратакам бронетанковых частей, ожидая дальнейших распоряжений дивизии.

К этому времени в дивизии складывается впечатление, которое Шлипер подтвердил также личным посещением I.R.130 (сопровождаемый Іа), что, вследствие полной неожиданности, враг готов к сопротивлению только подразделениями, не находившимися под фактическим и моральным действием артподготовки.

Сообщения соседних дивизий, которые едва наталкиваются на сопротивление, не дают никакого повода предположить, что враг готовит хоть немного серьезную оборону.

5.00 ч. Поступает сообщение, что I.R. 130 в районе обоих мостов через Мухавец (непосредственно к востоку от Южного острова) занимает оборону подразделениями I батальона, а II батальон, наступая по направлению к последующим мостам, прошел железнодорожную насыпь.

5.10 ч. Спешащая вперед штурмовая группа лейтенанта Лера (I.R.130) достигла одновременно с лейтенантом Кремером моста "Wulka". При этом было захвачено 80 пленных. Их первые высказывания говорят о том, что враг был полностью ошеломлен.

6.25 ч. 1а докладывает об обстановке начальнику штаба XII А.К.: на Северном острове бой еще продолжается. Очистка острова проводится I.R. 135. Дивизия полагает, что цитадель скоро будет твердо в руках дивизии, Южный остров – уже в ее руках. Местная контратака танков между городом и цитаделью была отклонена 14/I.R 130.1.R. 130 находится с передовыми подразделениями в 250 м перед железнодорожным мостом "Ковель".

Начатая в южной части цитадели наводка подготовленного моста кончается неудачей – так как мост сполз и обрушился. Первые оба моста Мухавца на востоке от речной развилки твердо в руках дивизии; мосты Мухавца к югу и востоку от города выглядят целыми, однако еще не защищены. Железнодорожный мост прикрыт надежно, так как здесь поставлено 8,8 см зенитное орудие.

6.20 ч. Между тем I.R.130 твердо овладел мостом "Wulka" и железнодорожным мостом "Ковель" (6.10 ч.), причем в целом 9 танков были уничтожены огнем из пулеметов, противотанковых орудий и артиллерии.

В это время 31-я дивизия (сосед слева) ломает слабое вражеское сопротивление в районе Режицы, 34-я дивизия (справа) берет Митки.

7.40 ч. Шлиперу докладывает командир I.R.130:

Укрепление Центральной цитадели занято, по-видимому, довольно сильным и смело защищающимся гарнизоном. I.R.130 располагается от железнодорожного моста "Ковель" (включительно) вплоть до Южного острова. Командир дивизии сообщает на это, что I.R. 133 (резерв корпуса) будет вводиться в полосе боя I.R. 130.

8.15 ч. I.R.130 сообщает, что в 7.30 ч. высота 140 взята. Теперь решено назначить 11-ю роту как последний резерв полка к обороне напротив укрепления Центральной цитадели на Южном острове.

На основании этих сообщений и потому, что I.R. 133 прибудет только позже, командир дивизии решает подчинить разведывательный дивизион I.R. 130, чтобы делать возможным вследствие этого выделение на Южном острове против укрепления Центральной цитадели III батальона (прикрывающего мосты на Мухавце).

8.30 ч. Iа ориентирует начальника штаба XII А.К.:

Высота 140 достигнута II/ I.R. 130 в 8.15 ч.

I.R. 130, сильно растянувшийся, требует прикрытия с севера. В цитадели оживающее русское сопротивление. Ходатайствуют о предоставлении в распоряжение дивизии резерва корпуса.

8.40 ч. Командир РІ.81 сообщает, что на Центральном острове русские разведывательные бронеавтомобили, часть которых сделала попытку прорыва. Также звучат еще отдельные выстрелы и на Западном острове. (Таким образом, в связи и с остальными сообщениями при дивизии подтверждается впечатление, что все больше отдельных русских за передней линией дивизии приходят в себя и начинают защищаться.) В частности, потери офицеров уже относительно высоки; в основном они вызваны стрелками, ведущими огонь с деревьев и крыш.

8.45 ч. Для поддержки атаки на высоту 144 I.R. 130 придается Aufkl. Abt. 45. Однако дивизион не успевает к атаке.

Первоначально предусмотренная А.А.45 задача прикрытия на Южном острове отпадает, так как отвод 11-й роты I.R. 130 отнял бы много времени. Командир А.А.45 едет вперед к командиру I.R. 130.1.R. 130 просит об ускоренном подтягивании артиллерии. Начинается подтягивание 1 и 6/A.R.98, однако останавливается из-за отсутствия мостов.

В это время люфтваффе сбрасывают несколько бомб на южную часть Бреста, что сразу обозначается в телефонном разговоре со штабом XII армейского корпуса как максимально нежелательное, так как здесь уже подтягивает транспортные средства I.R.130.

Источник: ВА-МА RH 26-16 20 "Kriegstagebuch Іа".

Отчет командира I.R. 130 полковника Гельмута Гиппа об операции с использованием штурмовых лодок 22.06.1941.

130-й пехотный полк приложение N4 22.06.41

Операция с использованием штурмовых лодок

Под руководством лейтенанта Кремерса (3/РІ.81) 22.6.41 проводилась операция с использованием штурмовых лодок. Было задействовано 9 штурмовых лодок. Задача: После окончания огневой подготовки у Буга (около 3.20 ч.), двигаясь наверх по южному рукаву Мухавца, взять в свои руки с налета 4 моста на Мухавце.

Десантные группы для 7 лодок (без штурманов) выделил 1/130, для оставшихся 2, а также всех штурманов – 2/РІ.81. Подразделения 3-й роты имели задачу доставить лодки в полосу наступления 1/130 к берегу Буга, откуда они должны были стартовать в приказанное время.

Первый сбой произошел из-за того, что в результате недолетов химических минометов или артиллерии вышли из строя 4 из 9 лодок и 20 солдат 3-й роты были либо убиты, либо ранены. С оставшимися

5 лодками лейтенант Кремерс начал операцию с некоторым опозданием. При проезде под сильным вражеским огнем вдоль полностью занятого противником укрепления Центральной цитадели вышли из строя еще 2 лодки. Их экипажи, высадившись на берегу укрепления Центральной цитадели, прошли вдоль него вплоть до северного моста и сражались там вместе с подразделениями I.R.135.

Оставшиеся лодки у обоих мостов Мухавца (Hipp – и Cholm (железнодорожный мост) около 3.55 ч. встретились с штурмовой группой Лёра (2/I.R.130), который в 3.45 ч. уже овладел ими.

Тогда экипажи штурмовых лодок шли вдоль шлюзового перехода и, около 5.10, после того как промежуточное пространство было почищено от врага, захватили вместе со штурмовой группой Лёра третий мост (Wulka). При попытке поднять флаг со свастикой на мосту, от чего лейтенант Лёр его настойчиво отговаривал, лейтенант Кремерс был убит выстрелом в голову.

2 вышеназванных экипажа штурмовых лодок присоединились в районе северного моста к подразделениям I.R. 135 и сражались вместе с ними до 24.6.41 после того, как они 2 дня были окружены русскими. Этим нескольким солдатам в 2 районах цитадели возле северного моста удавалось отбить все нападения русских против них. При этом были уничтожены 2 русских разведывательных бронеавтомобиля и несколько пулеметных гнезд.

Подпись (Гипп)

Источник: ВА-МА RH 26-45 27 "Meldungen, Gefechtsberichte".

Немцы подводят первые официальные итоги боёв за Брест-Литовскую крепость

Суточное донесение командира 451.D. генерал-майора Фрица Шлипера в штаб XII А.К. от 22.06.1941.

45-я дивизия. Дивизионный командный пункт 22.6.41

Отдел Iа

Относительно: суточное донесение

Штабу XII А.К.

1) В полосе боя I.R.130 нападение проходило планомерно.

I.R.135, после того как враг преодолел первый страх, наткнулся на значительное сопротивление, особенно на Северном острове и укреплении Центральной цитадели.

На момент этого донесения Западный остров был твердо в руках после пропуска I.R.130 введенных здесь в бой частей I.R.133; Южный остров в настоящее время еще чистится.

Северный остров был наполовину взят I.R.135 с тяжелыми потерями. В начале нападения при непосредственном использовании артподготовки его подразделениям удалось занять укрепление Центральной цитадели. Тем не менее здесь настолько скоро ожило вражеское сопротивление, что 40 рядовых I.R. 135 были окружены русскими и до сих пор не могут деблокироваться.

2) Еще в течение второй половины дня I.R.130 главными силами наносил удар к северу от Мухавца, достигая дневной цели – высоты 144.

I.R. 133 в ходе боя чистил Западный и снова взятый Южный острова и твердо удерживает их в руках.

I.R.135 взял западную половину Северного острова, однако, согласно приказу, с наступлением темноты возвращается к северному валу Северного острова и держит его.

3) Согласно приказу Rgt. Stb.d. Nbl. Tr.z.b. V.4, с Nbl. Abt.8 и Entg. Abt.105, а также Battr.833 выбыли из подчинения дивизии. Вероятное повторное использование для поддержки дивизии частей тяжелой артиллерии в составе Arko 27 смотри пункт 6 Ь. Бронепоезда N27 и N28 готовы к применению лишь с 23.6.

4) Все резервы введены в бой.

5) Командный пункт дивизии еще не переносился. Командные пункты I.R.130, I.R.133,1.R.135 и A.R.98 смотри прилагаемую схему 1:100.000.

6) а) Изоляцию ядра цитадели и Северного острова по линии восточная окраина Западного острова – северная окраина Южного острова – железнодорожные линии к северу от Цитадели – северный вал Северного острова. Обеспечение достигнутой на восток линии.

b) Подготовка постоянного нерегулярного беспокоящего огня по укреплению Центральной цитадели и Северному острову.

c) Ночью предотвращение вражеских попыток прорыва из укрепления Центральной цитадели и Северного острова.

d) Разоружение населения города Бреста и окончательное умиротворение города.

7) Полностью еще не нельзя подсчитать.

8) Движение через Буг: временный мост на южном конце магистрали N1 – окружной дороги цитадели, северная часть железнодорожного моста окружной дороги Брест-Литовска.

Подпись (Шлипер)

Источник: ВА-МА RH 26-45 26 "Tagesmeldungen der Division".

Очень важное донесение. Оно свидетельствует о том что к 21.30 в г.Брест-Литовске уже нахолодились солдаты немецкой 45 дивизии.

Донесение о положении в Брест-Литовске командира А.А.45 Гельмута фон Паннвица от 22.06.1941.

45-й разведывательный батальон, командный пункт 22.6.1941

Отдел Iа 21. 30.

В 45-ю дивизию

Отдел Iа.

1. Донесение о положении в Брест-Литовске.

Согласно приказу командира I.R. 130,45-й разведывательный батальон занял северную часть Брест-Литовска и обороняет ее.

Брест-Литовск свободен от врага, кроме отдельных партизан. Для борьбы с ними задействованы разведгруппы.

Потери отряда: ранено 5 человек (рядовых) и 3 лошадей (в т. ч. одна в результате аварии).

Население ведет себя спокойно. Гражданскими лицами велись грабежи.

Вокзал Брест-Литовска занят железнодорожными саперами.

Казармы сильно повреждены стрельбой и наполнены мертвецами и ранеными. В Брест-Литовске находится польско-русский военный госпиталь, который в настоящее время переполнен.

Отряд установил связь с командиром I.R.130.

Командный пункт отряда: в северной церкви Брест-Литовска.

Подпись (Паннвиц) Подполковник и командир батальона

Источник: ВА-МА RH 26-45 28 "Tagesmeldungen der Truppenteile".

Теперь новые свидетельства очевидцев:

"Выписки из военного дневника командира отделения 12 (S.M.G.) роты I.R.133 фельдфебеля Лео Лозерта". Запись от 22.06.1941. 7

"Воскресенье. Фейерверк начался точно в 3.15. Было прекраснейше. Через 8 минут уже ставили лодки. Мы также сразу открыли огонь по установленным нам целям. 15 минут продолжался фейерверк. Долгие минуты. Через 10 минут я дал своему отделению команду:

"Общее направление – цитадель, прицел 1500, точка прицеливания – верхушки деревьев", так как собственные подразделения уже взобрались на противоположный берег во всей ширине. Затем в чистом поле мы вели противовоздушную оборону железнодорожного моста.

Он был взят с налета, о чем сообщалось белой сигнальной ракетой. Около 5 часов утра начались воздушные бои. Внезапно в воздухе увидели 4 вражеских парашюта, заметив, как сорвался в воздушном бою "рата". Поднимались привязные аэростаты. Вернулись раненые, и мы похоронили нашего погибшего.

9 ч. мы (12 s. M.G.K.) в качестве первой роты 133-го полка получили приказ перейти на остров. Итак, мы были переправлены, несмотря на то, что были корпусным резервом. После перехода острова, стоившего нашему предшественнику (Ш батальону I.R.135) больших потерь в офицерском составе, мы заняли позицию справа, рядом с мостом перед цитаделью. 10, 11, 12-я роты I.R. 135 со штурмовой группой проникли в цитадель и сразу имели тяжелые потери.

Я добросовестно наблюдал за полосой перед нашей ротой и следил за событиями в цитадели – расспрашивал возвращающиеся штурмовые группы, раненых, сдающихся русских, посещал несколько раз позицию 10/I.R.135 в казематах за наполненным водой рвом крепости, говорил с командиром роты, который не хотел оставлять позицию. В течение дня большинство спало от усталости.

Во второй половине дня я поймал прекрасную белую русскую офицерскую лошадь и затем ездил верхом, чтобы выманить вражеский огонь, перед цитаделью вплоть до моста, а также по улицам, которые, по словам 10/I.R.135, должны лежать под вражеским огнем, выезжал на мост, повернул и не был обстрелян. Твердо установил, что весь огонь велся собственными подразделениями – весь день господствовал психоз "стрелков на деревьях". Наступившей ночью я бодрствовал, хотя и мог бы поспать, контролировал охрану, обслуживание пулеметов. Большинство, главным образом молодые солдаты, спали.

Источник: ВА-МА RH 26-45 154 "Auszuge aus meinem Kriegstagebuch zu den beiliegenden Bildern. von Dr. Leo Losert".
 



"Из воспоминаний офицера I.R. 130 Вальтера Лооса, (описание событий 22.06.41) ".

И тут – незадолго до 03.00 ч. позади нас начался и покатился дальше грохот, как будто поднялся занавес над ужасами преисподней. Сначала еще слышали отдельные выстрелы, грохот и свист ревущих рядом снарядов, которые тянули свою гибельную дорогу прочь – к противоположному берегу, из сотен стволов, от самого малого до самого большого калибра над нашими головами. Невольно втянув головы, мы почти забывали дышать.

За секунду артиллерийский огонь и огонь другого тяжелого оружия набрал такую оглушительную и захватывающую дух силу, как я больше не испытывал с тех пор. Даже старые участники мировой войны, присутствовавшие в наших рядах, признавались позже, что в 1914/18 годах они не испытывали огонь настолько сконцентрированной мощности. Небо побагровело, и, хотя была ночь, все стало ясно как днем.

Большие деревья, которые окаймляют Буг, сгибались в диких движениях туда-сюда, как от невидимой силы, охваченные плесками атмосферного давления от разрывающихся снарядов. 03.11 ч., за 4 минуты до нападения пехоты, еще раз наступило усиление огня, который достиг тогда своего апогея.
 



В течение 4 минут на русский берег из стволов батарей метательных установок вылетели 60 000 снарядов, которые, тогда впервые в бою, использовали электрическое воспламенение.

Подобно кометам они – в узелках лучей 6-12 снарядов – тянули свои пламенные дороги, и их вой заставил умолкнуть бушевание "обычного" артиллерийского огня. Было чувство, как если бы на их удочках поднялся мир, стараясь держаться в этом аде и сохранять ясную голову.

Точно в 03.15 ч. – как только был закончен огонь батарей метательных установок, сформированные штурмовые группы выпрыгнули из своих укрытий, быстрыми перебежками пересекли несколько метров до Буга и, подтащив малые надувные лодки, спустив их на воду, гребли из всех сил в сторону вражеского берега.

Предшествовавшая нападению артиллерийская подготовка была настолько продолжительной и мощной, что наши штурмовые группы на противоположном берегу не натолкнулись на какое-либо существенное сопротивление противника. В то время как наш огневой вал был передвинут далее вперед, штурмовые группы и штурмовые роты следовали за ним следом.

На русском берегу собиралось все больше и больше пленных с бледными от ужасов страшного артиллерийского огня лицами. Страх явственно читался на их лицах.

Они стояли, неспособные к какой-либо речи и ответам, и их, остававшихся безучастными, можно было отводить в тыл.

Уже через полчаса после начала нападения – 03.45 ч. – в батальон прибыло сообщение, что первый важный дорожный мост между крепостью и городом Брест-Литовском, проходящий над каналом Мухавца, вопреки сильному вражескому сопротивлению взят штурмом (и притом неповрежденным) штурмовой группой лейтенанта Лера.

Еще и сегодня доска у этого моста напоминает о смелом офицере и его людях.

Но в этом случае я не хотел бы оставить не упомянутым еще и другого офицера – лейтенанта Кремерса, который был тоща же с признательностью упомянут в сообщении вермахта.

Лейтенант Кремерс, командир штурмовой лодки, имел задачу с началом общего наступления пехоты опустить свои лодки на воду и, идя с ними вниз по течению Буга, проникнуть в один из рукавов, которые омывали цитадель.

Затем оттуда он – предоставленный только себе самому – должен был пойти дальше, по водному пути в крепость, а именно – идя по фарватеру Мухавца, проникнуть далеко во вражеский глубокий тыл. На этом участке пути он должен был пройти еще хорошее расстояние по реке – до 2 больших мостов (дорожного и железнодорожного) – овладение ими (причем невредимыми!) имело решающее значение для дальнейшего хода боевых действий.

Еще в исходном положении три его лодки (из девяти) были разбиты недолетом собственных реактивных установок, однако оставшиеся шесть он успешно спустил на воду. Загрохотав, взвывая моторами, штурмовые лодки устремились к цитадели и повернули в ранее намеченный рукав.

Внезапно лейтенант Кремерс заметил, что киль его лодки захрустел на песке, но слишком поздно – и другие лодки неслись сюда и застряли на коварной песчаной отмели. Русский, отойдя от своего первоначального ужаса, взял лодки под достаточно меткий огонь из стрелкового оружия с берега.

Лейтенант Кремерс и его люди попрыгали в воду и объединенными силами сорвали лодки с песчаной отмели, толкая их до тех пор, пока они снова не имели достаточной глубины под килями.

Под сильным вражеским огнем лейтенант Кремерс ушел назад до Буга, чтобы оттуда взять курс на другой рукав. И на этот раз он имел большее везение, несмотря на то что три из еще оставшихся у него шести лодок, получив пробоины от вражеского огня, затонули.

С последними 3 лодками ему удалось достичь Мухавца, но на этом последнем участке ему пришлось оставить еще одну, так как она приняла слишком много воды и поэтому была полузатоплена. Достигнув, лишь с 2 лодками, Мухавца, он продолжал идти к ранее упомянутым мостам, все приближаясь, – пока снова не попал под огонь вражеской пехоты. Сразу же, решительно, он подошел к берегу, высадился и атаковал своими, еще оставшимися у него людьми оба моста с суши.

В ходе атаки удалось достигнуть обоих мостов над крутыми склонами и вывести из строя вражеский гарнизон.

Обозначая овладение моста в целости и сохранности, лейтенант Кремерс хотел поднять на его перилах, наверху, флаг со свастикой, там и настигла его вражеская пуля, ставшая для него смертельной. Он умер несколькими минутами позже, среди своих солдат, с сознанием полностью исполненного долга.

Между тем штурмовым ротам, обтекая цитадель по южному краю, как предписывалось задачей, удалось проникнуть в город Брест-Литовск. Теперь здесь развился жестокий бой.

Из подвалов, окон, слуховых оконцев, от деревьев, новостроек, бункеров бил по нам огонь.

Несколько наших, пораженные им, упали на землю. Среди дыма, чада и пыли, разрывающихся снарядов и горящих домов мне было очень тяжело засечь вражеских стрелков.

Тут грузовики – полностью набитые русской пехотой – снова пытались достичь цитадели или же найти выход из города на восток. В большинстве случаев они были расстреляны пулеметами или противотанковым орудием в упор.

Также несколько вражеских танков пытались сломать наш темп наступления.

Однако, когда они понесли потери и поняли невозможность своих начинаний, то медленно удалились.

Если время от времени сквозь плотный покров чада и дыма над нами проглядывал кусок синего неба, мы видели, как небольшими эскадрами тянут к востоку бомбардировщики и эскадры пикирующих бомбардировщиков свой ревущий строй.

Над нами в том числе развивались и сильные воздушные бои между немецкими и русскими истребителями. С немецкой стороны для района действий нашего корпуса действовала истребительная авиационная эскадра Мёльдерса, которая пришла как раз с французского побережья канала. Поэтому русские летчики попали в тяжелое положение и таким образом сбивались дюжинами.

Но русские пилоты были вырезаны из жесткого дерева. Качаясь под парашютами – как сообщается во многих случаях, – они стреляли по нам вниз из пистолета-пулемет и не думали о сдаче в плен.

Между 07.30 и 08.00 ч. мой батальон, установленный как батальон участка главного удара на город Брест-Литовск, уже держал твердо в своих руках первую цель наступления, так называемую "высоту 140", на восточной окраине города.

Также удалось получить (не разрушенными) в свои руки все важные дорожные и железнодорожные мосты, уличные виадуки.

Таким образом, уже к полудню передовой отряд корпуса смог пройти город и приступить к своему продвижению на восток по направлению к Кобрину, Барановичам и соответственно Пинску.

На горизонте мы видели лишь могучие грибовидные облака, которые объединялись в огромную стену дыма. Там всю работу выполняли наши штурмовики и бомбардировщики, забрасывая откатывающиеся русские колонны бомбами и таким образом освобождая дорогу нашим моторизованным силам.

Источник: ВА-МА MSG 2 5384 Walter Loos.
 



Но и с наступлением ночи для защитников Брест – Литовской крепости положение не улучшилось.

"Распоряжение командующего Arko-27 Фридриха фон Кришера о ведении заградительного огня в ночь на 23.06.1941, отмене артподготовки, назначенной на 23.06.1941, и ведении по Цитадели беспокоящего огня".

Командующий Агко-27. Командный пункт, 23.6.41.

Ia ор. N3. 00.30 ч.
 



1) К ночи против отдельных попыток прорыва на север окруженного на Центральном острове противника III/ 98 и 1/99 нужно подготовить следующее сосредоточение заградительного огня:

к северу от северного рукава Мухавца по обе стороны ключевой улицы, ведущей на север от Центрального острова: 1/99 по самой улице и на восток от нее ІІІ/98 налево от улицы.

Открытие огня – по кодовой команде Arko "Scharnhorst".

2) Указанная в приказе Arko 27 N2 Iа op. от 22.6.41 артподготовка для нападения 23.6.41 отменяется.

Тем не менее проводимая подготовка к ведению беспокоящего огня с 05.00 ч. 23.6.41 остается действительной в случае отдания кодовой команды "Кройцнах". Согласно "Кройцнах", мортирные дивизионы (854 и Галля) 1/99 и 3/Nbw. Abt.6, а также Battr.833 ведут огонь по предусмотренным в "Блюхер" районам. Nbw. Abt.8 участия не принимает.

Расход боеприпасов на час: Мортирные батареи 10 выстрелов s. F.H.Battr. 20 выстрелов Nbw. Battr. 60 выстрелов Battr.833 2 выстрела

Ведение огня: в течение часа шквалы беглого огня – и соответственно огневые налеты нерегулярно чередуются с отдельными выстрелами.

Получение сообщения о погоде от 1/99 сохраняет силу.

Его нужно повторять еще раз 03.00 ч. и получить в Arko.

3) 23.6.41 в западной части Брест-Литовска должен занять позиции 1/98 для поддержания блокирующих цитадель с востока, вдоль железнодорожной линии Волынка – Брест частей I.R.133. Он устанавливает связь с действующим там батальоном I.R.135. Район действия к северу от течения Буга – Мухавца и по Центральному острову.

фон Кришер

Источник: ВА-МА RH 26-45 34 "Meldungen und Funkspriiche".

(конец ч.7)  

27 February 2011

Немного об авторе:

СТАРЫЙ СОЛДАТ....... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет