РЕШЕТО - независимый литературный портал
LanaGrig / Проза

Сочинение на свободную тему

391 просмотр

Людмила Евгеньевна вошла в класс со звонком: она всегда и во всем была пунктуальна. Наверно, она когда-то была прилежной ученицей, и это прилежание сохранилось в ней на всю жизнь и стало основной составляющей ее поведения, характера и даже внешности. Высокая, прямая, она неторопливо, как всегда, входила в класс, тихим голосом здоровалась и садилась за учительский стол. Уроков русского языка , сама став учительницей, Лера не помнила, а вот уроки литературы сохранились в ее памяти. Людмила Евгеньевна излагала новый материал неизменно в одном и том же положении – стоя у стола.Она не жестикулировала, не улыбалась, не хмурила брови – одним словом, не выражала никаких эмоций. Голос, поза, речь – все ровное, гладкое, без сучка и задоринки.Никто из учеников не знал, какого цвета у нее глаза: они прятались за круглыми стеклами больших очков со странными линзами, которые кольцами уходили внутрь, отчего глаза превращались в два маленьких черных кружочка. Поэтому было непонятно, что выражали ее глаза. Таким же неопределенным было и выражение ее лица – ровное, спокойное, бесстрастное. Без помады, без туши на ресницах, без крема и пудры, хотя лицо лоснилось, как будто было намазано маслом. Словом, никакой косметики – все натуральное, природное. Сегодня Людмила Евгеньевна не встала у стола, а осталась сидеть: она принесла сочинения и собралась обнародовать результаты труда своих подопечных( помимо учителя- предметника, она была еще и классным руководителем в Лерином классе). Класс притих, ожидая вынесения вердикта. Сегодня случай был особый: сочинение было на свободную тему, то есть надо было рассказать, какие мысли и чувства посетили тебя при чтении любимой книги. Большинство учеников особо не парились по этому поводу и выбрали проторенную дорожку. А зачем голову морочить, если можно пойти в читальный зал , посидеть за статьями, где кем-то когда-то подчеркнуты нужные строчки, и переписать подчеркнутое в тетрадь, выдав его за свое.Удачно переписал – пятерка, не совсем добросовестно – минимум тройка. В любом случае положительная оценка гарантирована. Лера была в составе другой, меньшей части класса,которая выдавала « на-гора» только свое, то, что теснилось в душе и бродило в голове. А писать она любила с детства. И грамотная была тоже с детства, потому что книги читала запоем. Недавно Лера отыскала в сельской библиотеке книгу, поразившую ее юное сердце правдой жизни. Лера была идейная, любила песни, посвященные революции, и во весь голос орала « Красную гвоздику» все два километра пути от шоссе, по которому ездила в городскую школу , до деревни, в которой жила. Книга Юрия Германа « Кто, если не ты…?» сразила Леру наповал. Автор как будто прочитал Леркины мысли, точнее, сомнения, закравшиеся в душу с некоторых пор. Она вдруг стала подозревать, что комсомольские лозунги как-то не совсем точно отражают то , что происходит в комсомольской жизни. Если точнее, то сама комсомольская жизнь не соответствует требованиям В Л К С М. Все слова, слова, слова, а дел – никаких. Из практических дел – одни взносы. Разве так жили комсомольцы в гражданскую войну? А в Великую Отечественную? А коллективизация? А целина? Что ни комсомольское дело – то подвиг. А сейчас что? Ни тебе великих дел, ни подвигов, ни героизма – все тускло, уныло, однообразно и скучно. И тут эта книга! И герой – парнишка-комсомолец с такими же , как у Лерки, сомнениями, полный решимости встряхнуть комсомольскую жизнь, зажечь огонь в сердцах сверстников, превратив его в пламя, и вывести на чистую воду лицемерных руководителей не только комсомола, но и партии. И это «кто, если не ты?» ударило Лерку прямо в сердце и перевернуло ее сознание. Вдохновленная тем, что не одна она охвачена этими бунтарскими мыслями, Лерка развернулась во всю мощь своего сочинительского мастерства. Короче, вдохнула в строчки свою взбудораженную душу. Открыла ее, доверчивую и неопытную, перед всеми, выставила напоказ. И только много лет спустя , пройдя тернистый путь ошибок и заблуждений, Лера поняла, как непростительно глупо выглядела она в глазах Людмилы Евгеньевны и одноклассников с распахнутой настежь душой… Даже в преклонном возрасте она, как и тогда, в классе, испытывала чувство стыда за нелепость своего откровения. А сейчас она была ученица Лера, которая затаив дыхание ждала оценку за свое вдохновение.Она вся превратилась в слух. Люська, подружка и соседка по парте, постоянно шмыгала простуженным носом , и это отвлекало и слегка раздражало Леру: она боялась пропустить свою фамилию. Людмила Евгеньевна не спеша раскрывала тетрадки, ровным голосом оглашая оценки, основными из которых были тройки. Это значило, что большинство не утруждало себя поисками собственных мыслей ( возможно, их на самом деле и не было) и выражением своих чувств ( что тоже вполне логично: нет мыслей – нет чувств, а нет чувств – нет и мыслей). Наступавшие паузы казались Лерке вечностью. Услышав свою фамилию, Лера замерла, превратившись в комок нервов и мускулов, и этот комок не разжался, когда прозвучал резкий, как удар грома, приговор: - Григорьева – два. Класс замер. Пауза затягивалась и требовала завершения. Это почувствовали все, и Людмила Евгеньевна поспешила пояснить: - Списано. Не знаю, из каких источников, но таких мыслей у тебя быть не может. Хотя и сами источники вызывают, мягко говоря, некоторое удивление: так писать о комсомоле, подвергать сомнению и даже критике святая святых многих поколений советской молодежи… Ну, знаешь, Григорьева, это уже слишком. Если бы на твоем месте был более взрослый человек, я бы эту писанину назвала буржуазной пропагандой.Откуда ты списывала? - Я не списывала, я сама…- пробормотала Лера, чувствуя, как у нее немеют руки, ноги, даже язык. - Она не списывала,- вступается за Леру Ромка Демиденко. Все тридцать пар глаз застывают на Ромке. Людмила Евгеньевна вонзает свои черные кружочки в дерзкого защитника: - А что это у нас за бесплатные адвокаты? Тебе откуда известно, что она не списывала? Ты сам видел или ты телепат? Ромка заливается багровой краской: - Она никогда не списывает… - Тогда еще хуже.Такие мысли у девочки, комсомолки…заставляют задуматься о тебе, Григорьева, о твоем месте в комсомоле. Ты понимаешь, как это называется? Очернительство. Последнее слово Людмила Евгеньевна произнесла по слогам.Оно означало что-то грязное, нечистоплотное. Лера и себя вдруг почувствовала испачканной в эту грязь. Она сидела, не поднимая глаз, и готова была провалиться сквозь землю. Но до земли было еще два нижних этажа школы и подвал. Лера с тоской посмотрела в окно – там было небо, по-весеннему голубое и безоблачное, и в нем свободно и беззаботно носились птицы. Вот бы стать птицей и вылететь через открытую форточку на волю, в другую жизнь, свободную и чистую! Класс показался Лерке клеткой… Люська, наверно, внезапно выздоровела и перестала шмыгать носом. А Людмила Евгеньевна продолжала ровным голосом объявлять оценки. Она никогда их не комментировала, была глубоко убеждена: ее решение не подлежит сомнению и не требует объяснения. Дежурная Наташка Аниканова стала раздавать тетрадки, чтобы каждый мог еще раз убедиться, какой он бездарный или, наоборот, талантливый. Хотя все давно уже были поделены на категории по уму и способностям, причем не всегда это деление совпадало с тем, чем каждого из сидящих в классе наградила природа. Но все обязаны были соглашаться ( хотя бы внешне) с мнением Людмилы Евгеньевны – этого требовал статус классного руководителя… Когда Наташка осторожно положила перед Лерой тетрадку, та не открыла ее. Зачем? Чтобы еще раз пережить чувство стыда? А Люська сгорала от любопытства, поэтому не выдержала и открыла тетрадь: ни одной ошибки не исправлено, просто каждая страничка, исписанная аккуратным Леркиным почерком, была перечеркнута красным крест-накрест, а в конце стояло: «Списано» и «2». Тоже красные. Наверно, от стыда за Лерку… Лера вроде бы уже привыкла к тройкам за свои сочинения, но сегодня был особый случай: в это сочинение она вложила душу. И вот тебе результат, урок на всю жизнь, чтобы не была безоглядно откровенной, не жила с душой нараспашку. И помнила, что сочинение на свободную тему еще не дает права на свободу изложения мыслей… Плохие оценки по русскому языку и литературе Лера стала получать в десятом классе, когда эти предметы у них стала вести Людмила Евгеньевна. А до этого у нее почти сплошь были пятерки, потому что прежняя учительница иначе оценивала знания Леры – она лучше всех в классе писала диктанты и лучше всех читала наизусть стихи. Обижали Леру не столько сами оценки, сколько то, что Людмила Евгеньевна подвергала сомнению Леркину честность. Ее уличали в том, что не было свойственно ее натуре. Наконец долгожданный звонок-спаситель. - Григорьева, подойди ко мне, - позвала Людмила Евгеньевна. Лера ватными ногами обреченно поплелась к столу, стараясь не встречаться взглядом с учительницей. - Ты вот что…Принеси мне эту книгу к следующему уроку, будь добра. Лерка кивнула головой. Ей хотелось быстрее выбежать из класса: было стыдно, горько, обидно. Как хорошо, что этот урок последний по расписанию! Лерка с Люськой выходят из школы. На дворе – апрель. Яркое солнце, голубое небо без облаков, деревья в почках ( вот-вот лопнут) – совсем другой мир, в котором свобода, радость, счастье и жизнь. Мир, наполненный любовью. Природа живет по своим законам, неподвластным человеку, и заставляет радоваться всему, что его окружает. Радоваться самой жизни. Лера полной грудью вдыхает этот пахнущий весной воздух и облегченно улыбается. - Не переживай, все в классе знают , что ты сама пишешь сочинения,- успокаивает подругу Люська.- Смотри, Ромка с Борисом стоят. А Ромка молодец, не побоялся вступиться за тебя…Как бы русица ему не отомстила… Лера не успевает ответить, потому что они с Люськой уже поравнялись с мальчишками. Дальше Лера с Ромой идут вдвоем. Идут молча: слова сейчас были лишними. Люди, понимающие друг друга без слов, - самые счастливые люди в мире. -Спасибо, Рома… - За что? Я же сказал правду – только и всего… Много это или мало – сказать правду? Трудно это или легко – встать на защиту, протянуть руку помощи в трудную минуту? Пусть не руку даже, а всего лишь мизинчик, чтобы дать надежду на спасение. Смотря для кого… Все зависит от человека. Лера не делала трагедию из того, что было в классе. Да и что особенное произошло? Просто был урок русской литературы – один из многочисленных уроков в ее, Леркиной, жизни… Вот только что-то стало с Леркиной идейностью, которую она соединяла с правдой. Она тогда еще не понимала, что идея не обязательно правдива, а правду до идеи люди возносят не всегда. Да и не всякая идея соответствует действительности, потому и не может быть вечной, в отличие от правды.Но на все это понимание нужны не только годы…
01 March 2016

Немного об авторе:

Приветствую Вас на своей странице. Спасибо! Мне очень нравится писать, вернее, нравилось всегда, сколько себя помню. Неожиданно потянуло к стихосложению. Мне кажется, что слово в поэзии значит больше, чем в прозе.Стихи создаются не то чтобы легче, но быстрее. Сразу видишь результат. Рада любому отзыву, любому комментарию, любой рецензии. Все прин... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Марево
В чертогах осени
Суждение врага

 Комментарии

Комментариев нет