РЕШЕТО - независимый литературный портал
LanaGrig / Проза

Собака

281 просмотр

Она появилась летом на стадионе ( единственном месте культурного отдыха горожан ) ниоткуда. Она – это молодая овчарочка коричнево-черной масти, скорее всего, не чистокровная, а помесь. Очень осторожная, недоверчивая, видимо, кем-то когда-то напуганная и обиженная, она ни к кому не шла, даже не подходила ближе чем на пять шагов. Недоверие к людям читалось в ее глазах, светло-карих, с расширенными черными кружками зрачков. Ее подкармливали на стадионе кто чем мог, вернее, тем, что у кого было. Мы с внуками тоже носили ей еду. Поев, она все равно не шла на контакт и куда-то исчезала. Но однажды она пришла на стадион не одна, а с другом – тоже овчаркой, только серо-черной масти. Он стал ее охраной и защитой, не подпуская к ней никого: ни людей, ни других собак. Она повеселела, стала смелее, чувствуя эту надежную защиту и любовь. Так они вдвоем бродили по улицам городка, никого не трогая и ни к кому не навязываясь в друзья: им и вдвоем было не скучно. И, странное дело, другие собаки уважали их чувства и не пытались посягать на их независимость. Про себя я назвала их Он и Она. Прошло лето, наступила осень. Он и Она куда-то вдруг исчезли. На стадион уже никто не приходил, и кормить собак было некому. Раза два я ее видела: Она бродила, одинокая и грустная, по городскому парку. По-видимому, Его кто-то из жителей каким-то образом ( хитростью или обманом) приручил, и рядом с Ней Он появился один только раз – с ошейником и оборванной цепью. Они радостно бегали вдвоем, и Он, как и прежде, лаем отгонял от Нее всех. А потом Она опять осталась одна. По ее внешнему виду легко угадывалось, что Она явно недоедала. Однажды, в начале декабря, я случайно увидела ее издалека – Она бежала с большим куском хлеба в зубах. Причем бежала целенаправленно, зная, куда и зачем бежит. Я пошла за ней следом и увидела, как собака подбежала к забору, нырнула в щель под ним и забежала во двор дома, находившегося недалеко от моего. Забежав в глубь двора, Она положила хлеб на землю, и тут же откуда-то выбежал маленький щенок такой же, как и Она, масти. Он схватил хлеб и стал жадно есть, а Она стояла невдалеке и внимательно наблюдала, как быстро ее сынок управляется с едой. Будучи сама голодной, Она была довольна, что накормила сына, - это выражалось улыбкой на ее мордочке и тем, как Она радостно виляла хвостом. Дождавшись, пока щенок съел весь хлеб, собака стала играть с ним: бегала, радостно повизгивая, вокруг него, опускалась перед ним на передние лапы, приглашая принять участие в ее игре. И сытый щенок озорно бегал за мамой, неуклюже семеня коротенькими лапками. Я наблюдала за их игрой и радовалась, что Она жива и не одинока: у нее есть сын – плод любви и живая память о недавнем счастье с Ним… Теперь каждый раз, бывая в магазине, я покупала батон и ливерную колбасу для собаки, надеясь на случайную встречу с ней. Если мне везло, я клала еду на асфальт, давая ей понять, что оставила это именно ей. Сначала собака ела молча, не выказывая никаких чувств: ни радости, ни благодарности. Потом Она стала узнавать меня среди других людей, торопливо спешивших по своим делам, озабоченных и унылых, без улыбки на лицах, без сочувствия в глазах. А я стала звать ее с собой, к своему дому, чтобы вынести ей что-нибудь более существенное, чем простая булка. И Она однажды пошла – несмело, недоверчиво, но пошла. Я вынесла ей все, что осталось после обеда, выложила в пластмассовую миску возле калитки и ушла во двор, оставив калитку чуть-чуть приоткрытой. Мне важно было увидеть, осмелится ли Она подойти к еде. С опаской поглядывая по сторонам, собака стала есть – не жадно, не хватая без разбору, а неторопливо и аккуратно. В следующий раз Она пришла не одна – за ней семенил щенок. Я опять вынесла еду и стала выкладывать в миску, а они оба стояли в сторонке и терпеливо ждали, пока я уйду. Первым подбежал щенок и жадно набросился на кашу, а Она по-прежнему стояла поодаль и ждала, пока сынок наестся. И если Она делала попытку осторожно приблизиться к миске, он грозно ворчал, не отрываясь от жизненно важного дела. После щенка в миске почти ничего не оставалось, и я стала наполнять ее дважды – утром и вечером. Со временем освоившись, нетерпеливый щенок, наблюдая за моими действиями, недовольно рычал и лаял на меня, что на его языке звучало примерно так: - И долго ты будешь копаться? Не видишь разве, что я очень хочу есть? Давай шевелись быстрее, а то могу и укусить… Я ему отвечала: - Ишь какой нетерпеливый…Лучше бы поблагодарил, а не злился, нагленыш ты несусветный. А однажды подошла Она ко мне совсем близко и чуть-чуть завиляла хвостом – благодарно так завиляла…И смотрела на меня с осторожным доверием, улыбаясь глазами. Я тоже улыбнулась ей в ответ: - Хорошая моя, не бойся, я не обижу ни тебя, ни твоего сыночка… Так они прибегали к моей калитке почти два месяца. Я не могла забрать их к себе насовсем: у них уже были хозяева, а разлучить их, приютив кого-то одного, у меня не хватало сил. Потом как-то вдруг они не пришли ни к завтраку, ни к ужину. Наверно, их хозяева решили, что я таким образом приваживаю их, посягаю на то, что принадлежит им…Что ж , они правы. Но я по-прежнему наполняю миску едой, надеясь, что они появятся вновь. Но они не приходят, а миска кем-то опустошается. Ну и пусть едят другие собаки, у которых нет хозяев или которых дома плохо кормят. Иногда возле миски появляются бездомные коты, и я их не гоню: пусть едят, спасают свои жизни … Но на душе у меня было неспокойно, и сегодня утром я дождалась , пока из дома выйдет хозяин моих подопечных, и, извиняясь, поинтересовалась, не в обиде ли они на меня за то, что я подкармливала их собак. Оказалось, что это не их вовсе собачки, просто вывела овчарочка щенят в их сарае, а они не стали ее гнать и тоже подкармливали. Несколько раз к ним наведывался Он, папа щенка, с оборванной цепью на ошейнике, и они играли во дворе втроем. А недели две назад исчезли все трое, и никто не знает куда… Бездомных собак в городке периодически отстреливают, потому что никто не несет за них ответственности. Бродячие собаки собираются в голодные стаи и становятся опасными для людей, а спецприемников для ничейных котов и собак в городке нет, как нет законов, защищающих права животных. Да и какие у них могут быть права? Разве только на взаимную собачью любовь и рождение потомства… Но людям не до собачьих нежностей и тонкостей и , уж тем более, не до их прав… Горький и грустный факт собачьей жизни. И нашей, человеческой, тоже…
30 March 2016

Немного об авторе:

Приветствую Вас на своей странице. Спасибо! Мне очень нравится писать, вернее, нравилось всегда, сколько себя помню. Неожиданно потянуло к стихосложению. Мне кажется, что слово в поэзии значит больше, чем в прозе.Стихи создаются не то чтобы легче, но быстрее. Сразу видишь результат. Рада любому отзыву, любому комментарию, любой рецензии. Все прин... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Путь к сердцу мужчины...
Сила чувства
Недругу

 Комментарии

Комментариев нет