РЕШЕТО - независимый литературный портал
LanaGrig / Проза

Сила чувства

277 просмотров

«Из меня выкатывается душа, понимаете вы это? Душа выкатывается! Как ее удержать? Нет таких сил в жизни, нет таких сил в идеях и религии… Вся сила лишь в чувстве. Раз же оно исчезло, - то вздор все клятвы и обеты, все самопрезрение и тоска…» Бедный-бедный Вересаев. Каким же надо быть одиноким, чтобы так кричала душа! Да он просто наговаривает на себя: без чувства не выльются строки отчаяния, не станут протестом самому себе, своему образу жизни, своим мыслям. Для такого самобичевания есть две причины – старость и одиночество. Это два состояния, когда ( нам кажется ) чувства угасают. Так кажется или действительно угасают? Все неоднозначно, все зависит от внутреннего устройства самого человека, от состояния его души, от наличия в ней «огонька», о котором писал Антон Чехов. Гасить его, доводя до тления, или постоянно поддерживать, не позволяя угаснуть совсем, - дело сугубо личное. Можно, конечно, со стороны помочь тому или другому, можно создать условия для горения или угасания, но, в конечном итоге, все равно все в руках того, кому принадлежит «огонек». Я думаю, душа не подвержена старению. Она может устать, может нуждаться в отдыхе, но старости она не подвластна. О какой старости души можно говорить, если она бессмертна? И если это так, то и чувства (как продукт работы души) не подлежат старению – они могут притупляться и охладевать, но не стареть и не умирать. Сила чувства, конечно же, зависит от самого человека в первую очередь, а потом уже от того, кто и что его окружает. Если все в нашем мире материально, то любовь как чувство – самая тонкая материя, не имеющая однозначности и четкого определения. Никто до сих пор не рискнул конкретно и уверенно заявить, что это такое. Вернее, каждый по-своему понимает, определяет и объясняет это чувство. А все потому, что оно многогранно и многолико. Одно только бесспорно: любовь всесильна и непобедима. Если говорить о старости, то как же ошибаются те, кто считает, что в таком возрасте любовь нелепа и неуместна. Еще как уместна и, более того, жизненно необходима! Может быть, даже в большей степени, чем в юные и зрелые годы. Но разница большая: в молодости любить легко – в старости трудно. Легко любить молодых, красивых, здоровых… А еще богатых, успешных, перспективных… И как непросто любить усталое, в морщинках, лицо; потерявшие блеск глаза; поникшие от тяжести лет и проблем плечи; натруженные руки… Не лицемерить, не играть, не фальшивить, а проявлять искреннее чувство. Это настоящее счастье – сохранить умение любить до глубокой старости, потому что нелюбовь – это ненужность, а ненужность рождает равнодушие – ко всему и ко всем. И, главное, к себе: к своему виду, к образу жизни, даже к своим желаниям и интересам. Это своеобразная болезнь души, тяжелая, нередко приводящая к физической немощи. Недалеко от моего дома жила пожилая женщина, заслуженная учительница. По возрасту – не глубокая старуха, далеко не немощная, но как жалко она выглядела: грязная поношенная куртка, из-под нее – такая же юбка, стоптанная обувь и платок на голове, завязанный где-то сбоку, под ухом. Она каждый вечер проходила мимо моего дома с мусорным ведром, и столько в ее фигуре было не немощи даже, а безразличия ко всему, что ее окружало, что у меня сжималось сердце. А ведь я помню ее молодой – ухоженной, опрятной, с прической – женщиной, которая следит за собой, держит себя в форме. Что так изменило ее? Безразличие окружающих и, главное, ее мужа. Он отличался какой-то сверхнелюдимостью, замкнутостью, бескомпромиссностью. Вряд ли он проявлял о ней заботу, уделял ей внимание, говорил нежные слова… Он, наверно, не умел и не хотел показывать свои лучшие чувства, или, возможно, их и не было в его душе. А ее воспитанность не позволяла выносить сор из избы. И только увидев на ее лице синяк, я поняла, как непросто ей живется с мужем. И впервые за все время нашего знакомства она рассказала о причине рукоприкладства мужа: это была жареная картошка, которая показалась ему невкусной и которую он вывернул на пол, закрепив свой гнев в такой дикой форме. Ни дети, ни внуки не вмешивались в их отношения, и она просто чахла на глазах, пока не слегла с тяжелейшим инсультом. Потом умерла, не приходя в сознание. А через полгода умер и ее муж. Оказалось, что он сам рубил сук, на котором сидел, а когда срубил-таки, свалился и разбился насмерть. Грустная история, но какая типичная… Нежности, тепла и любви хочется в любом возрасте, но в старости – особенно. Важно, чтобы тот, с кем прожил свою жизнь и делил не только постель и крышу, не только растил и воспитывал детей, не только переживал горести и радости, но и испытывал к нему чувство любви, нежно погладил твои переделавшие столько работ руки, прикоснулся губами к твоей щеке, ласково провел рукой по твоим поседевшим волосам и негромко произнес: « Я люблю тебя, родная…» Или, идя рядом, вдруг оценивающе оглядел твою фигуру и с молодым озорством в голосе сказал: « Какая же ты у меня все-таки стройняшка…» Или вечером, сидя у телевизора, посмотрел на тебя влюбленными глазами и радостно признался: « А хорошо, что ты у меня есть…» А в постели, прижавшись к твоей спине, поцеловал твое плечо и прошептал: « Спокойной ночи, любимая моя…» А ты, понимая, что в этих словах ( относительно твоей внешности ) есть доля лукавства, но это лукавство продиктовано нежным к тебе чувством, улыбаешься, потому что все равно приятно. И вдруг почувствуешь такую защищенность, такую надежную опору, что твои физические недуги и житейские неурядицы покажутся вполне переносимыми и переживаемыми. И ненастье на дворе – это просто дождик, за которым обязательно выглянет солнышко, и метель за окном – такой удобный случай посидеть вдвоем у огня и вспомнить что-нибудь забавное, смешное и приятное из детства и юности или поговорить о детях и внуках, о живущих и ушедших навсегда родных и просто знакомых людях… А если ничего этого нет – в душу вливается холод, и она со временем покрывается ледяным панцирем. И ты перестаешь чувствовать – ты просто существуешь. Страшно дожить до такого состояния: вроде ты еще живешь, но тебя как бы уже и нет. Потому что ты, кроме детей и внуков, никому больше не нужен, никем не замечаем. Но их любовь к тебе и твоя к ним – это немножечко не то… Ты же не просто особь неопределенного пола – ты женщина. Была, есть и должна остаться до конца верной этому статусу. И твой внешний вид – первоочередное тому доказательство. Когда я вижу опрятных, ухоженных старичков, я испытываю к ним такую симпатию и такое уважение…Они вызывают у меня желание улыбнуться им и сказать что-нибудь трогательно-нежное. И наоборот: внешний вид не должен вызывать чувство жалости, потому что она унижает человеческое достоинство. Нельзя позволять себе опускаться до неуважения к себе. Где нет уважения – там нет места любви. Все, оказывается, в человеческих чувствах взаимосвязано, во всем есть причины и следствия, начало и конец. Одиночество, наверно, еще более тяжелое состояние, чем старость. Привыкнуть к нему невозможно. И бороться с ним тоже очень трудно. Днем, поглощенный заботами, еще как-то держишься, а вот ночью… Ночью обостряются все чувства, особенно те, которые вызываются отрицательными эмоциями. И нет рядом никого, кто мог бы отвлечь тебя от грустных мыслей, кто успокоил бы тебя одним прикосновением, одним ласковым словом. От одиночества можно сойти с ума. Моя знакомая, ставшая вдовой в пятьдесят три года, ночи напролет сидела у телевизора, лишь бы не оставаться наедине с собой. Обессиленная недосыпанием, уставшая от тяжелых мыслей, она чувствовала, как теряет интерес ко всему. Женщины, ставшие одинокими, пытаются найти замену, чтобы элементарно не тронуться рассудком. Они осознанно идут на самообман: пусть недолгое, пусть временное, пусть кажущееся чувство твоей необходимости, нужности кому-нибудь – только не оставаться одной. Только бы не выть ночи напролет, не ходить опустошенной и безучастной. Только бы испытать счастливые мгновения, пусть даже призрачные. Потому что чужой мужчина никогда ( или почти никогда ) не станет своим. Для этого не хватит уже ни времени, ни сил. Но это осознается потом, спустя время, когда затянутся душевные раны и восстановится душевное равновесие. Наверно, действительно, все в этом мире держится на чувстве. Им диктуются наши мысли и поступки, наше отношение к людям, к жизни в целом и собственной в частности. Каковы наши чувства – такова и наша жизнь. Все очень просто: весь мир – в нас самих…
18 April 2016

Немного об авторе:

Приветствую Вас на своей странице. Спасибо! Мне очень нравится писать, вернее, нравилось всегда, сколько себя помню. Неожиданно потянуло к стихосложению. Мне кажется, что слово в поэзии значит больше, чем в прозе.Стихи создаются не то чтобы легче, но быстрее. Сразу видишь результат. Рада любому отзыву, любому комментарию, любой рецензии. Все прин... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Память хорошая и плохая
Печаль
Пусть помнят дети...

 Комментарии

Комментариев нет