РЕШЕТО - независимый литературный портал
LanaGrig / Проза

День для себя

320 просмотров

Первое сентября. Первый день осени…и мой профессиональный праздник. В прошлом – праздник, а теперь – просто начало осени. Я решила провести его так, как мне хочется: отбросить все обязанности и оставить себе только желания. Позже встать не получится: внутренний будильник обязательно сработает, да и валяться в кровати не в моих правилах. Проснулась – вставай. Раннее осеннее утро тихое, с легким туманом, чуть прохладное и свежее. Как здорово наблюдать, как поднимается ярко-красное солнце! Небо разделилось на две части: там, где всходит солнце, оно золотисто- оранжевое, переходящее сначала в бледно-желтое, потом в пепельно-серое, и эта серость, опускаясь, становится все гуще и плотнее, доходя до серо-синего, почти вечернего, на западе. В аистином гнезде стоят аисты (их четверо: родители плюс двое детей) и, греясь в нежарких лучах утреннего солнца, стучат клювами и поправляют перышки – прихорашиваются. Аистята уже научились летать и, взмахнув крыльями, делают круг над бывшей церковью и моим домом. Они летят так низко, что я вижу их тонкие вытянутые ноги, почти на одной линии с клювом. Интересно: видят ли они меня? Аисты совершили один круг – это их зарядка- и приземлились на гнездо. Правильнее – пригнездились. Я тоже не спеша умываюсь холодной водой из ведра и иду в дом приводить себя в порядок – тоже прихорашиваться. Потом буду готовить завтрак. Я бы его и вовсе не готовила, но я не одна – мужу надо обязательно утром что-нибудь более существенное, чем просто чай, молоко или цикорий. Я балдею от цикория и превратилась в заядлую цикориеманку. Кстати, пью его регуларно лет семь и забыла о простуде. Наверно, все-таки не врет медицина о полезных свойствах этого чудо- растения. Его нежно-голубые цветочки пахнут почему-то шоколадом. Готовлю завтрак и стараюсь помнить, что этот день я хочу провести так, как хочу. В половине восьмого в РДК включают музыку, достаточно громко для утра, чтобы люди не забыли, что сеголня праздник – первый школьный день. У кого дети или внуки – школьники, те и так помнят. У кого они взрослые – пусть вспомнят. Первое сентября – всеобщий праздник: все прошли через школу. Песни в основном о школе, и у меня в груди появляется что-то грустно-праздничное – это печальность. Не печаль, а именно печальность. Такого слова в словарях нет, не знаю почему. Но печальность – это не печаль, а легкая грусть. Кстати, слово грустность тоже подошло бы к моему нынешнему состоянию. Но этого слова в словаре тоже, к сожалению, нет. Для осени характерна печальность так же, как для лета – веселость, для весны – оживленность, для зимы – холодность. Я люблю первую половину осени, особенно сентябрь, когда нет еще холодных дождей, грязной слякоти, бесконечной серости, сопровождающихся унылым настроением умирания или угасания всего живого в природе. А сентябрь и половина октября – это прелесть голубого неба и золотой листвы, коралловых бус рябины и оранжевых огоньков шиповника, это разноцветность астр, хризантем, георгинов и флоксов. Цветы практически без запаха, но по красоте и яркости не уступают весенним и летним. Можно поставить на стол осенний букет, и он украсит и оживит дом и поддержит праздничное настроение. Когда-то в этот день я уносила со школьной линейки такие букеты охапками – они были показателем уважения и любви моих учеников. Хочется верить, что это было искренне. Вспоминают ли они сегодня обо мне – трудно сказать. Во всяком случае, поздравительных звонков и открыток ни от кого из тех, кто уважал и был признателен, я уже давно не получаю. В первые пенсионные годы это даже обижало, потом привыкла и сейчас отношусь спокойно, принимаю как данность: всему свое время. Хотя глубоко в душе остался неприятный холодок, всего чуть-чуть… После завтрака я иду общаться с природой один на один. С природой надо быть наедине, если хочешь запастись положительной энергией . Стоит понаблюдать и послушать, всматриваясь и вслушиваясь. Меня тянет к реке, посидеть на берегу и помолчать. Вода в речке потемнела и замедлила свое движение, и сама обезлюдевшая река кажется грустно-молчаливой. В бледно-голубом небе легкие белые облачка как разбросанные комочки хлопка, воздушные и невесомые. Трава на берегу уже тронута желтизной, а листья на деревьях и кустах в темной зелени, но эта зелень кажется неживой, словно нарисованная краской, успевшей засохнуть на солнце. И на ощупь листья твердые, а не бархатисто-мягкие, как весной. Такой становится зелень перед увяданием. В воздухе белесоватая дымка, как в запотевшем зеркале, - нет в нем прозрачности и чистоты. И уже летают первые паутинки – верный признак ранней осени. Птиц совсем мало, и они как-то вяло чирикают, без энтузиазма. Именно чирикают, а не поют. И тишина, словно природа устала и прилегла отдохнуть от собственных и людских голосов. В доме у меня тоже тихо: разъехались дети и внуки. Внуков у меня пятеро – четыре мальчика и одна девочка, так что дом все лето звенел детскими голосами. И забот у меня тоже хватало с раннего утра до позднего вечера: всех накормить и напоить, приласкать и понянчиться, всем уделить внимание. А годы все-таки берут свое, что ни говори. Ничего, до следующего лета отдохнуть успею. И натосковаться, и наскучаться, и нагруститься тоже времени хватит. Да и что такое физическая усталость в сравнении с душевным теплом и любовью, отданными и полученными мною за два месяца лета? Насмотревшись и наслушавшись, неторопливо бреду к дому. Сядем с мужем за столом с осенним букетом и выпьем легкого вина за праздник. Потом я тихонько, без аккомпанемента, спою любимую свою песню о школе, где есть слова и обо мне: Может быть, пора угомониться, Но я, грешным делом, не люблю Поговорку, что иметь синицу Лучше, чем грустить по журавлю… Она звучала в фильме «Доживем до понедельника…» Замечательный фильм, талантливые актеры, а сюжет незамысловатый, но такой правдивый, жизненный. Потом позвонят и поздравят с праздником дочка, сын, старший внук-студент, сестра и подруга. Дочка – стихами собственного сочинения. Сын – скромно, но веско. Внук – лирично-душевно. Сестра – трогательно-искренне. Моя верная, незаменимая и вечная подруга будет смущать меня словами о моих достоинствах, коих я сама в себе не вижу. Она их, безусловно, преувеличивает, потому что любит меня. Это естественно – я это понимаю и ценю. Младших внуков – первоклассника и третьеклассника – поздравлю я, обязательно – тепло и с юмором. А потом сяду читать все, что пишут на «Прозе». Здесь у меня есть свои любимые авторы, близкие мне по духу и пониманию. Так сказать, родственные души. Как много здесь талантливых и умных людей! Очень люблю писать отзывы (не рецензии!), но боюсь, что кто-то уличит меня в нескромности, и сдерживаю свое желание. И о своих опусах тоже любопытно читать. Взгляд со стороны полезен – отрезвляет и вдохновляет одновременно. Начитавшись, попробую писать сама. Чтение чужих произведений – это стимул для собственного творчества. Интересно: почему? Как бы не увлечься и не пропустить «Особое мнение» - программу на RTVi. Люблю слушать умных и неравнодушных людей, соглашаться и не соглашаться с их мнением, анализировать и запоминать все, что важно для меня. Главное – это совсем не то, о чем трезвонят Киселев, Соловьев и им подобные «умельцы» делать деньги на актуальных проблемах. Затасканные и замызганные «оракулы» своим словесным поносом вызывают тошноту и отвращение. Сами-то они это чувствуют? Вечером обязательно иду наблюдать закат – он чем-то похож на рассвет, только наоборот. То же багрово-красное солнце медленно сползает к горизонту, и его лучи освещают треть неба, которое на востоке теперь такого же цвета, каким было утром на западе. Жаль, нет луны, потому что первого сентября – новолуние. Зато столько звезд! Они подмигивают мне, словно о чем-то хотят сказать. Или так они выражают свою радость и признательность за мое любование ими? Я улыбаюсь и шепчу им: «Спокойной ночи, звезды…» Спокойной ночи всем, кого люблю, кто мне дорог, без кого не представляю свою жизнь. Спокойной ночи всем добрым людям! Днем родились вот эти строки. Еще не осень… Еще не осень, но уже не лето – На всем лежит спокойствия печать. Природа тихая теплом еще согрета, Угомонившейся, ей надо помолчать. Я посижу у речки опустевшей И помолчу с природой заодно. Как хорошо под ивой погрустневшей От суеты устав, побыть одной… В душе моей уютно и спокойно, Я часть того, чем я живу теперь, И чувствую себя я птицей вольной, Пусть ненадолго, пусть всего на день. Я тоже, как она, парю свободно, Расправив гордо два больших крыла. Могу я стать звездою путеводной – Меня мечта с собою позвала. Я полечу одна к родному дому И покружу над милым мне селом. Прощаясь, помашу крыльцу родному, Пока не спит земля осенним сном. Близка пора мне осени первоначальной – Пора покоя, светлой тишины. То время кажется мне женщиной печальной, В ее печали нет ничьей вины. И я, как осень, грустная такая, С ней посижу в молчанье у реки, Осенний луч, нас трепетно лаская, Прошепчет: «Дни ненастья далеки…»
04 August 2016

Немного об авторе:

Приветствую Вас на своей странице. Спасибо! Мне очень нравится писать, вернее, нравилось всегда, сколько себя помню. Неожиданно потянуло к стихосложению. Мне кажется, что слово в поэзии значит больше, чем в прозе.Стихи создаются не то чтобы легче, но быстрее. Сразу видишь результат. Рада любому отзыву, любому комментарию, любой рецензии. Все прин... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Мы с тобой непохожи...
Выбор
Знахарка

 Комментарии

Комментариев нет