РЕШЕТО - независимый литературный портал
LanaGrig / Проза

Зиба!

244 просмотра

Свиной грипп косил людей нещадно.У Басеты ( так называл ее маленький внук Димка, удобно соединив в одно слово сразу два - бабушка и Света)сначала заболел сын Андрей, отец Димки. Температура доходила до сорока. И Басета, не раздумывая, помчалась на помощь беременной невестке Насте в столицу. В тесной "двушке" невозможно лишить домочадцев контакта с больным, и Басета настояла на вызове "скорой". Врач тут же констатировал диагноз, и "скорая" увезла Андрея в госпиталь.Через два дня Настя уехала в роддом, а Басета осталась с Димкой. В день отъезда Насти, к вечеру, поднялась температура у Димы, и Басета повезла его в районную больницу в пятидесяти километрах от столицы, в которой работали врачами брат мужа Басеты с женой - детским врачом. Они определили Басету с Димкой на два дня в трехместную палату: больница была заполнена больными до отказа. Димка ослабел от температуры и постоянного кашля, отказывался от еды и пил только чай или сок. Он все время лежал на руках у Басеты, и она чувствовала его горячее больное тельце. Две ночи они провели на одной кроватке валетом, вернее, Басета лежала в ногах у Димки, спустив свои ноги на пол. Она держала его ручку в своей - так требовал Димка. Через два дня их перевели в одноместную палату с двумя кроватями - взрослой и детской. Под действием лекарств температура "плясала" от почти нормальной до высокой. Димка даже не капризничал, а лежал тихонько, словно в забытьи, на руках Басеты, а ночью она перекладывала его в кроватку и пела ему детские песенки. И пока она ему пела, он держал ее за руку и выпускал только тогда, когда сон окончательно одолевал его. Басета принималась мыть пол, она его мыла по три раза в день, потому что днем они с Димкой играли на нем с машинками и мячиком. А за маленьким столиком они вдвоем рисовали или раскрашивали книжки-раскраски. По утрам на запотевшем окне Басета рисовала внуку домики, цветы и смешных человечков, а Димка, сидя на подоконнике, наблюдал и иногда сам пробовал пальчиком что-нибудь изобразить на стекле. - Димуль, а что это у тебя получилось? - смеясь, спрашивала Басета. А Димка, еще плохо умевший говорить, пытался ей объяснить на своем языке. Басета скорее догадывалась, чем понимала то, что ей хотел сказать внук. Она обнимала и целовала его, а он прижимался к ней, и они вдвоем рассматривали все, что имелось за окном. Правда, ничего особенно интересного там не происходило, потому что окно выходило на хозяйственный двор больницы. А дальше, за забором, была улица, и на ней изредка появлялись то кот, то собака, то лошадь...А однажды, задумчиво глядя в окно, Димка произнес: - Зиба... - Зиба? Димуля, что это такое? - не понимая, о ком или о чем вдруг вспомнил внук, удивленно спросила Басета. - Зиба... - загадочно улыбаясь, повторил Димка. Видимо, это слово Димка слышал часто, но что оно значит?Только лет пять спустя Басета догадалась, что "зиба" на Димкином языке означало "спасибо".Басета говорила это слово очень часто в адрес медсестер, врача, уборщиц, повара...И Димка сообразил, что говорить его надо в знак благодарности. Когда Басета рисовала на стекле, это ему нравилось, вот он и произнес это слово, благодаря бабушку и прижимаясь своей щечкой к ее щеке. Так прошло три дня, а на четвертый утром позвонила Настя и сообщила, что родила сына. Басета слушала и от нахлынувших слез не могла произнести ни слова. Слава Богу, хоть один светлый лучик за последнее время. - Димочка, у тебя родился братик, Ванечка, -со слезами радости на глазах говорила Басета внуку. А Димка, не понимая слез бабушки, вытирал ручкой ее мокрое лицо, а потом обнял ее за шею, и так они сидели, обнявшись, на кровати, как два самых родных и близких на земле человека. На пятый день, под вечер, у Димки резко поднялась температура. Он лежал на кроватке, прикрыв глазки, и тяжело дышал. Басета приложила термометр к его шейке - ртуть быстренько стала подниматься до цифры - 40. Басета приложила еще раз -та же цифра. А на шейке часто-часто пульсировала голубая жилочка - сердечко стучало изо всех сил. У Басеты похолодело все внутри, она заметалась по палате, с трудом соображая, что делать. Наконец схватила мобильник и позвонила Татьяне. - Сейчас буду, - коротко ответила та. Прибежавшая через считанные минуты Татьяна решительно приказала: - Собирай Димку, будем ставить капельницу! Плохо соображавший Димка все-таки понял, для чего его привезли в большую комнату. Он ухватился обеими ручонками за Басету, ища у нее защиты от тетей в белых халатах. Его истошный крик рвал ей сердце, она сама была на грани нервного срыва. Татьяна вытолкала Басету из комнаты, и она слышала только раздирающий душу зов Димки: - Басета! Басета! Она обреченно сидела возле двери и уже плохо воспринимала окружающий мир. Вскоре за дверью стало тихо, и Басету впустили в комнату. Димка уже не кричал, а полными страдания глазами смотрел на свою ручку, кисть которой была забинтована, а под бинтом виднелся "мотылек" с трубочкой, по которой капельками стекало в Димкино тельце лекарство. Басета осторожно взяла завернутого в одеяльце Димку на руки и так просидела, покачиваясь и убаюкивая внука, два часа, пока не закончилась капельница. А Димка, прижавшись к ней всем тельцем, доверчиво уснул, чувствуя тепло и любовь родного человека. Димка пошел на поправку, и сердце Басеты переполнялось радостью. Откуда-то брались силы, чтобы каждое утро, ровно в семь часов, поднимать полусонного внука на руки и, шепча ему на ушко самые нежные и ласковые слова, нести в процедурную. Иногда Димка даже не просыпался, лишь вздрагивая от укола. Каждый день на руках носила его на массаж и ингаляцию. Массажа Димка боялся, потому что больше не доверял чужим рукам, сделавшим однажды ему больно. И Басета сама, как умела, растирала ему спинку, поглаживая и целуя ее. А вот на ингаляцию шел с удоврльствием, сам держал маску и добросовестно вдыхал пар, улыбаясь Басете. Но беда не ходит одна: через два дня после выписки из роддома Ванятка попал в реанимацию. Диагноз тот же: свиной грипп. У Басеты разрывалось сердце, когда она представляла крохотного малютку, изо всех своих силенок боровшегося за жизнь. Настя от переживаний сжалась в пружину, сознавая, что ей нельзя тратить силы на какие бы то ни было эмоции: предстояла борьба за жизнь сына.Басета тоже не могла, не имела права дать волю своим переживаниям:нужно было сохранять силы для Димки. Им запрещалось выходить из палаты в коридор, где играли дети, чтобы не подхватить лишнюю и опасную для Димки инфекцию. И Басета сама придумывала игры, чтобы внук не скучал и не стоял у двери, наблюдая через щелочку за детьми. Кем только не была, кого только не изображала Басета! И лошадкой, и собачкой, и котиком, и Мишкой косолапым...А сколько вместе они спели песен...Димка плохо ел, напичканный лекарством, и Басета устраивала целые представления, чтобы запихнуть хоть несколько ложечек еды внуку. А Димка все повторял: - Зиба, зиба... К концу второй недели Димкин снимок показал: потемнение в легких почти исчезло. Димка выздоравливал! Ванечку тоже перевели из реанимации в общую палату, и Настя обрела нормальный цвет лица. Когда все выписались из больниц, Басета вернулась домой ослабленная и обессиленная, а через неделю с температурой и изнуряющим кашлем ее госпитализировали с тем же диагнозом. Оказывается, болезнь, пусть временно, может отступить перед силой духа человека. Если эта сила духа держится на убеждении в твоей жизненно важной необходимости для близких и родных людей. Когда все - для них, для себя - ничего.И тогда бояться за себя нет уже ни душевных, ни физических сил... Сколько раз там, в больнице, Басета обращалась и к Богу, и к Деве Марии, и к Иисусу, прося у них только одного -выздоровления сына и внуков. Басета верит, что они услышали ее. Обращаясь мысленно к ним, она шепчет: - Спасибо Вам, безмерное материнское Зиба!
28 October 2016

Немного об авторе:

Приветствую Вас на своей странице. Спасибо! Мне очень нравится писать, вернее, нравилось всегда, сколько себя помню. Неожиданно потянуло к стихосложению. Мне кажется, что слово в поэзии значит больше, чем в прозе.Стихи создаются не то чтобы легче, но быстрее. Сразу видишь результат. Рада любому отзыву, любому комментарию, любой рецензии. Все прин... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Спешу поздравить...
Две души...
Всё так же...

 Комментарии

Комментариев нет