РЕШЕТО - независимый литературный портал
sirius / Проза

ВОИН РАССКАЗ - ПРИТЧА

95 просмотров

ВСЕМ людям, стремящимся отличаться от остальных, следует всячески стараться не прожить жизнь безвестно, подобно скотине, которую природа создала склоненной к земле и покорной чреву. Вся наша сила ведь в духе и теле: дух большей частью повелитель, тело – раб; первый у нас – общий с богами, второе – с животными. Поэтому мне кажется, более разумным искать славы с помощью ума, а не тела, и, так как сама жизнь, которой мы радуемся, коротка, оставлять по себе как можно долгую память. Потому что слава, какую дают богатство и красота, скоротечна и непрочна, доблесть же - достояние блистательное и вечное. Люди издавна ведут яростный спор о том чему больше обязано своими успехами военное дело: физической ли силе или доблести духа? Ибо, прежде чем начинать, надо подумать, подумав действовать быстро. Так и то и другое, недостаточно само по себе, нуждается во взаимной помощи. ГАЙ САЛЛЮСТИЙ КРИСП Древнеримский историк

      Так было, так было когда-то, но все меняется, и истины кажущиеся непреложными тысячелетия назад, сегодня звучат совсем по-иному.  Как совместить, привести в гармонию тело и дух?  Может, сегодня и нет такой необходимости? Ведь дух вечен, а тело тленно. Зачем заботится о том, что существует лишь мгновение в бесконечности? Однако пришли мы сюда не для того ли, чтобы опыт получать в теле, которое быстротечностью своего существования заставляет заботиться о нем?

      Измученное тело, лишенное всякого желания ЖИТЬ, не принесет душе познаний в этом мире. Лишь боль и муки станут спутником обманутой души. И тогда, чтобы оправдать свое бессилие и слабость, мы говорим о райском будущем, что непременно нас настигнет после смерти долгожданной. Не есть ли это лишь обман, который не оставляет нам ничего, кроме бесконечной череды воплощений,  имя которым САНСАРА.

 

           … и нет ИСТИНЫ, как таковой, а есть лишь путь извечный, бесконечный…

                                         ВОИН                                         

   Он смотрел на голову только что поверженного врага и видел, как в некогда наполненных ненавистью глазах угасают последние следы жизни. Как влага, уходящая в землю, эти следы опустошали красивое лицо, превращая его в бессмысленную маску. Наблюдая за этим процессом, он отметил, как медленно течет время, и это было связанно с тем, что все больше и больше угнетало его. Воин стал замечать за собой одну, неизвестно откуда появившуюся, особенность. Она заключалась в том, что победив своего очередного противника, он не испытывал как раньше чувства удовлетворения. Он был склонен оправдывать происходящее с ним большим жизненным опытом, который не давал ему приобретать новых ощущений от жизни, но так ли это, воин не знал. Он стал во многом сомневаться, находя на каждый новый вопрос по несколько разных ответов. Эти ответы часто были самой противоположной направленности, и каждый из них имел право на существование.

    Воин наклонился к земле и поднес свою руку к молодой весенней траве, которая яркими брызгами малахита наполняла собою красивый луг. Он на минуту замер, любуясь буйством быстро просыпающейся от зимней спячки природы. Собрав в пучок молодые побеги разнотравья, он медленно

потянул их на себя. Этой медлительностью он будто бы просил прощения за причиненную боль необыкновенно красивой силе ЖИЗНИ. Он поднес сорванный пучок к лицу и с упоением вдохнул в себя дурманящий аромат. В его правой руке был зажат огромный, многое повидавший на своем веку, меч работы искусного мастера оружейника. Пучком травы воин смахнул с меча начинающую быстро засыхать кровь. Он хотел убрать меч в красиво инкрустированные ножны, как вдруг неожиданно для самого себя задержал выверенное годами движение рук. С интересом разглядывая мельчайшие детали идеального оружия, он словно в первый раз смотрел на острое лезвие меча и на отполированную годами рукоять. Казалось, увиденное поразило его новизной, заставило выразить на лице изумление. Словно он увидел то, на что раньше, за многие годы, не обращал внимания.

   Через широкий волевой лоб мужчины, через всю его длину проходил ярко красный рубец. Это память о былых сражениях и встречах с противником на жизненном пути. Воин стоял точно на границе дремучего леса и зеленеющего разнотравьем, сверкающего цветами, луга. Здесь, на этом месте для него проходила граница между тем густым и непролазным, что наполняло его жизнь прежде, и новым, которое своей красотой заставляло остановиться и осмыслить. Пытаясь найти важную, так необходимую для него мысль, он морщил обезображенный лоб. Движение это было интуитивным, как у всякого человека пытающего что-то разглядеть в запутанных коридорах памяти.

   Так и не сумев, что-либо увидеть, он поднял голову и огляделся. Увиденное заставило его слегка вздрогнуть. Кажется ничего особенного, все тот же луг, цветы и молодые травы, склоняющиеся под порывами весеннего ветра. Однако все здесь было не так, не так как он это видел раньше. Странная, непривычно яркая картина луга, ослепляла яркими красками движения ЖИЗНИ. Каждый листок, каждый стебель и цветок ЖИЛ, ЖИЛ настолько СИЛЬНО и МНОГОМЕРНО, что мужчина почувствовал, как внутри всего его естества забурлила невидимая глазу ЭНЕРГИЯ, которая перехватывала дыхание и переворачивала сознание. Кроме того он вдруг осознал, как эта ЖИЗНЬ бьет фонтаном неисчерпаемой энергии бытия. Его взгляд продолжал оставаться неподвижным, но он явственно видел и чувствовал мельчайшие движения и шорохи. Он видел все сразу и в то же время различал каждую деталь, каждую мелочь. При этом воин чувствовал неиссякаемый поток знаний, информации, которые вливались в него, но не по принципу накопления, а по мере необходимости. 

   Это продолжалось всего лишь  мгновение, но воину казалось, что прошли целые года, быть может, эпохи. Рождались и умирали миры, пролетали события, а здесь, на этой поляне все так же кипела ЖИЗНЬ, и ей не было дел до мелочной суеты и озабоченности испорченного общества, в котором он привык обитать. И была эта ЖИЗНЬ совсем не тем, что мы привыкли понимать под этим словом. Это было нечто совсем другое, некое бесконечное СОЗИДАНИЕ невидимого строителя, имя которому «ТВОРЕЦ».

   Почувствовав легкий толчок, он вздрогнул и глубоко вздохнул. Оглянувшись, он никого не заметил. Только тело убитого им только что противника напоминало о том, кто он и что здесь делает. Ему было уже достаточно много лет. Скоро, совсем скоро придет его час, придет время, когда  найдется тот, кто сможет вот так же лишить жизни и его. Время некогда непобедимого воина подходило к концу и он, как никогда именно здесь на этой поляне понимал это.  Понимал в этот миг и в этом месте. Здесь, среди раскинувшегося великолепия цветов.

  В нем, что-то изменилось, изменилось ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС. Невидимый волшебник раскрыл давно лишенные чувств, глаза. Он вновь посмотрел на утопающее в цветах мертвое тело и неожиданно почувствовал пробуждение того самого состояния.  Это было с ним, когда он пролил первую кровь. Он вспомнил, как тряслись тогда его совсем еще молодые руки… . Воин вспомнил, как тщательно скрывал от своего отца возникшую в глубине страдающего сердца боль. Потом, по истечению времени эта боль ушла под натиском обыденности повторяющихся событий. Он заглушил ее пониманием необходимости жить так, как его учили предки, которым он беспрекословно верил.  Он понимал, что если не он, то его самого поразит не дрогнувшая рука судьбы мечом противника. Он ВОИН, и этим все сказано.

    И все же здесь в этом месте было нечто особенное. Оно как наваждение не давало ему реально осознать происходящие события. Он смотрел на лишенное жизни тело и явственно понимал, что вмешался в не им запущенный ход событий. По крайней мере, так ему казалось в этот момент. В нем вспыхнуло то забытое чувство вины, что было с ним, когда-то. Он бережно положил ладонь  на устремленные в небо остекленевшие глаза своего противника и прикрыл их навсегда. Душа воина наполнилась несоизмеримой тоской и грустью.

   Зло, с иступленным остервенением он начал кромсать мечом  не ведавшую насилия землю. Ему страстно хотелось как можно скорей предать земле, начинающее коченеть тело, забыть то, что здесь только что произошло, да и все то, чем он совсем недавно так гордился. Сделать так, словно и не было ничего до того, как он ступил на узкую полоску земли между дремучим лесом и  чистотой дышащего ЖИЗНЬЮ луга. Не ведая усталости, он продолжал свое скорбное деяние, пока скромный холм черной, как сама ночь земли не укрыл навеки   некогда дышащее жизнью тело. 

   Все было закончено. В душе воина образовалась пугающая пустота отрешенности. Он сидел на коленях возле свежей могилы, и его верный друг огромный меч оставался единственным свидетелем скорбных слез, что лились из глаз, как два истока нового, доселе неведомого воину состояния. Воин не мог простить, не мог сбросить с себя внезапно навалившуюся вину за многие, многие жизни безвозвратно потерянные для этого мира. Он всю свою жизнь был тем, кто решал, достоин тот или иной человек существования, либо его удел холм земли над головой. Как он мог решать судьбу человека, не имея на это права? И тут в его голове зародилась новая мысль. Эта мысль, как долгожданное оправдание его жизни заставила воина приходить все к новым и новым выводам.

   « Может дело не во мне? Может это не моя вина, а это лишь следствие причин, продолжением которых я невольно стал?

Возможно это вина моих родителей, благодаря которым я появился на свет и стал тем, кто есть на данный момент. Может, в какой -то мере эта вина оружейника, выковавшего оружие равного которому я не видел на своем пути. Может, и вовсе все было заранее предопределено  свыше?».

Он так углубился в свои измышления, что не заметил, как кто-то тихо подошел к нему сзади и осторожно дотронулся до опущенной, висящей, как плеть руки.

Произошедшее было непростительной для воина ошибкой. Он в своем невольном забытьи совершенно потерял свою врожденную осторожность и приобретенную с опытом реакцию.

    С большим опозданием воин одним прыжком вскочил на ноги и, занеся грозное оружие над головой, приготовился к отражению атаки невидимого противника. С высоты своего гигантского роста он быстро осмотрел все пространство подле себя, но к своему удивлению никого не заметил.

   - Эй! Я здесь! – раздавшийся откуда-то снизу голос заставил воина отпрыгнуть назад и вновь принять оборонительную позицию.

Однако увиденное явно смутило его и заставило опустить меч. Там, внизу, с высоты своего роста, он увидел, как прямо перед ним стояла совсем еще маленькая девочка, невесть откуда взявшаяся в этом месте. В простом платьице из белоснежного льна, она стояла в метре от него и с интересом рассматривала его исполинскую фигуру. Красивые русые волосы ребенка были кем-то заботливо подвязаны на  маленькой красивой головке.

В огромных, как два озера голубых глазах спрятались искорки счастья и озорства, не ведавшего забот ребенка. Для воина происходящее стало еще одним испытанием, коих было для сегодняшнего дня предостаточно. Он вдруг увидел себя со стороны, насколько он был смешен в своей угрожающей позе перед этой беззащитной девочкой. Неожиданно его лицо залила краска стыда, и это уж совсем выбило его из привычного состояния невозмутимости, заставляя все больше и больше приходить в смятение. Удивительно, но девочка мгновенно отреагировала на происходящее веселым заразительным смехом. Она словно читала его мысли, ловила мельчайшие изменения в некогда абсолютно невозмутимом поведении воина.

   - Какой ты смешной – она уморительно уперла в бока свои маленькие ручки, всем своим видом показывая, что давно ожидала

возвращения порядком загулявшего гостя. Постепенно приходящий в себя воин с явным смущением в голосе произнес: 

  -Ты  кто?                                                                                                                        - Кто Я? Ты что, не видишь что ли! Это же я «Капелька»!

   - Какая еще «Капелька? – воин почувствовал еще большее смущение от внутренней уверенности голоса девочки. Словно это она была огромного роста, а он только познающий жизнь ученик. Надув ярко красные губы, девочка с выражением произнесла:

   - Ты что! «Капелька» - это же Я! Меня так зовут, а мой дедушка еще меня называет «Капелька СЧАСТЬЯ». – Она опять звонко засмеялась и от этих нежных ангельских колокольчиков сердце воина начало быстро таять, как ледяные хлопья снега на языках пламени разгоревшегося костра неудержимо зовущего за собой СЧАСТЬЯ. Его  терзающие душу измышления моментально улетучились, оставляя в душе место для нового состояния, которому он никак не мог подобрать название, но которое с каждым мгновением уносило его прочь от « СТАРОГО», заставляя ЖИТЬ совершенно по-другому.

   Еще совсем недавно умудренный жизненным опытом воин опустился на колени, как маленький, заново познающий мир ребенок. Протянув руки к девочке, он тут же убрал их назад. Воин никак не мог отделаться от чувства беспомощности перед маленькой волшебницей. Его раскрывшееся сердце

не верило до конца, что этот не знавший пощады к врагам человек способен ЛЮБИТЬ, способен принять безграничное торжество РАДОСТИ БЫТИЯ. И она, эта маленькая колдунья все понимала. Она видела его насквозь вместе со всеми его переживаниями и чувствами. Он же в свою очередь наблюдал, как меняется выражение божественно красивого лица ребенка с каждой его мыслью, с каждым движением мимики лица.

    Подойдя к нему вплотную,  девочка подняла свои ладошки и нежно положила их на обезображенный шрамом лоб.

 - Ты хороший! Не бойся! У тебя все получится! –

Воин почувствовал, как тысячи, миллионы маленьких, нежных иголочек пронзили его лоб, его голову, сердце и хотя слово « пронзили» не совсем уместно, но мужчина никак не мог подобрать к состоянию внутреннего блаженства лучшего определения. Его руки тряслись от внезапно вспыхнувшего волнения, а уголки глаз наполнились живительной влагой очищения.

  - Ну, вот и все. Теперь у тебя будет все хорошо! Пойдем со мной, - и, заметив все еще присутствующую во взгляде воина нерешительность, добавила:

 - Не бойся! – она с несвойственной ребенку силой взяла его за руку и увлекла за собой через луг, по еле заметной тропинке.

   Сразу за цветущим лугом в небольшой низине раскинулось небольшое озеро. Озеро было не менее красиво, чем оставшийся позади луг. Они вместе подошли к его спокойной глади. Воин осознал, что ему совершенно не хочется говорить, да и не о чем было. Во всей кажущейся простоте окружающего пространства и его жизненном движении улавливалась скрытая тайна. Ему совершенно не хотелось разгадывать эту загадку, в нем полностью угасло желание сопротивляться происходящим с ним событиям и возникающим чувствам. Он с удивлением взирал на свою свободную от жарких объятий девочки руку. Рука была чем-то занята, волоча за собой необычный, странный предмет, совсем не уместный для этого места.

  « Господи! Это же МЕЧ!» - его мысли вяло осознали увиденное, как факт не к нему относящийся. Присутствие меча при подобных обстоятельствах было сущим недоразумением, нелепицей. «Воин» остановился и извиняющимся тоном произнес:

  - Ка-Капелька, подожди. Я сейчас, – и чуть повременив, добавил - Мне нужно закончить одно дело! – Он осторожно высвободил свою руку из теплых детских объятий.

   Подойдя к краю озера, он заглянул в глубины кристально чистых вод. Где-то там, в трудно определимой толще проплывали стаи диковинных рыб, которых он раньше не видывал. Хотя… все может быть, и ему это лишь только казалось, однако и не удивляло, ведь ЖИВЯ в состоянии СЧАСТЬЯ ты все видишь по-другому.

   Он посмотрел на ненужную, совершенно ему бесполезную вещь – МЕЧ работы знаменитого, самого искусного мастера – оружейника. Не испытывая и капли сожаления, «ВОИН» поднес оружие к зеркальной глади вод. Осторожно отпустив его из своих рук, он наблюдал, как меч плавно раскачиваясь, медленно погружался в глубину. Подобно огромной хищной рыбе, меч юркнул под скопление коряг и навсегда замер в ожидании вечности.

   - Пойдем же скорее! Нас с тобою  уже ждут! – «Капелька Счастья» с усилием вновь потянула его вперед к неизведанному счастью и последнее, что успел заметить «ВОИН» отходя от озера, это силуэт незнакомого ему мужчины отраженный все в такой же чистой и ровной поверхностью воды. Красивый молодой человек с правильными чертами лица смотрел на него, и тайная догадка заставляла взволнованно трепетать в груди сердце в ритме СЧАСТЬЯ, в ритме ЛЮБВИ!

 

Чтобы стать воином. ты должен познать свою силу ДУХА....

Однако познавши ее, захочешь ли ты идти путем воина....

 

                                          ФЕВРАЛЬ  2016г       

                                         ОЛЕГ КАДУШКИН

05 November 2018

Немного об авторе:

... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет