РЕШЕТО - независимый литературный портал
Эрнст Саприцкий / Гражданская лирика

Печальная волна. Поэма. 2-я ред., к 10 летию гибели апрк "Курск"

1419 просмотров

«…в лодке погибшей матросы стучат, чтобы их адмиралы спасли». В. Рецептер
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Произошла трагедия на море,
Которой мир давно не знал;
Нас общее объединило горе,
Мне не давала эта боль покоя,
И я в стихах об этом рассказал.
 
Иди же в мир, мое стихотворенье,
Не дай забыть их имена.
И пусть тебя, как утешенье,
Прибьет к их берегу печальная волна.
 
                     1.
До встречи, родные, до встречи,
Уходим мы снова в поход,
Туда, где лишь северный ветер
Тяжелые волны ведет.
 
Сурова подводная служба,
Опасность повсюду нас ждет,
Но, если становится нужно,
Уходим мы даже под лед.
 
Пока же все в море пустынно,
Но круче и круче волна,
Давно уже суши не видно,
И тысяча метров до дна.
 
Но с волнами мы и не спорим:
Идем на большой глубине,
Над нами суровое море,
Ни неба, ни звезд в вышине.
 
До встречи, родные, до встречи.
Мы скоро вернемся назад.
Пока же лишь волны да ветер
Над нами немолчно шумят.
 
Нас море навечно сдружило,
Мы верим – вернемся домой,
Но, если погибнем, могилой
Нам будет корабль родной.
         
    
                    2.
Споемте, друзья, ведь завтра в поход…
                  Александр Чуркин (1903-1971)
 
Он много песен написал,
Но лишь одну из них я знал.
Споемте, друзья, ведь завтра в поход
Мое поколение с детства поет.
 
Мелькает знакомый платок голубой,
И волны седые шумят за кормой…
Ах, как согревала та песня сердца,
И пели, и пели ее без конца.
 
Я вновь легендарные слышу слова,
Любовь и надежда в словах тех жива:
Мы завтра уходим, нам завтра в поход,
Мы верим, что нам, как всегда, повезет.
Мы завтра уходим, споемте, друзья,
Сегодня мы вместе. Не петь нам нельзя.
 
                     3.
А судьба занесла уже руку –
Будто что-то шептало в волнах:
На погибель идете и муку,
Возвратится назад только прах.
 
Но было на душе спокойно,
Текли размеренно часы,
Пусть что-то там шептали волны –
Уж близок был конец пути.
 
И берег был желанный близок,
Близка родимая земля,
Еще немного – их обнимут
Родные, близкие, друзья…
 
Но в час назначенный не вышли
Они, как водится, в эфир,
Не отвечал их командир,
И связь с подлодкой прервалась…
Звезда вечерняя зажглась,
И тучи мрачные нависли
Над океаном, но волна
Была пустынна и темна.
Тревожные возникли мысли
У тех, кто их с надеждой ждал.
Корабль вестей не подавал…
 
Вновь тишину над океаном
Всю ночь прослушивал радист
И чудился порой обманом
В наушниках привычный свист.
 
Все передатчики молчали,
Чтоб их сигнал не пропустить,
Еще надеялись и ждали,
И все расчеты подтверждали,
Что воздуха должно хватить.
 
Еще как будто кто-то слышал
Какой-то стук на самом дне…
Но на условленной волне
Никто на связь так и не вышел,
Все было тихо в глубине…
 
И ночь прошла. Прошел и день.
Надежда таяла, как тень…
 
                     4.
Он спокоен, но хмур. Ночь бессонно прошла,
Лишь острее и жестче стал взгляд,
И тяжелая ноша на плечи легла,
Молча слушает скорбный доклад.
 
«Я прошу сделать все, чтоб людей там спасти,
Обязательно лодку поднять.
Это дело намерен я лично вести,
Ничего от меня не скрывать…»
 
Целый день то один, то другой козырял,
И опять не ложился он спать,
И себя он, наверно, потом укорял,
Что на юге остался проблему решать
И не смог в эти дни моряков поддержать.
 
Но всего не предвидишь: в огромной стране
То одна, то другая беда.
Нелегка его доля. И лодка на дне
Болью в сердце вошла навсегда.
 
                     5.
А там, где холодное море вдали,
Где чайки тоскливо кричат,
И ищут подлодку уже корабли,
На лодке погибель и ад.
 
Метались там люди в огне и чаду,
Сгорая, как спички, в подводном аду.
Кто-то пару лишь строк написал впопыхах,
Прежде, чем превратиться в обугленный прах.
 
Задыхался один, громко плакал другой –
Он недавно пришел, был совсем молодой…
Кто-то Богу молился…и лишь командир
Неизвестно за что, сам себя осудил…
 
Но скоро все стихло. Кромешная мгла.
Ни всплеска, ни вскрика. На дне – тишина.
Лишь катятся волны одна за другой,
Извечный на море простор и покой.
 
                    6.
А наверху, наверно, свежий ветер
И море родное штормит,
И волны вскипают от ветра,
От ветра, который пьянит.
 
Наверное, нас уже ищут,
И скоро, быть может, найдут,
По всем направлениям рыщут,
Сигнала условного ждут.
 
А мы здесь лежим недвижимо,
Сигнала не в силах подать –
Все вдребезги! Чертова мина!
А, может, не мина, как знать.
 
Торпеда, быть может, взорвалась?
Дай Господи, чтоб пронесло.
И сколько в живых нас осталось?
И где командир? Никого.
 
Мне холодно, душно, нет мочи,
Ах, мама, родная моя,
Прощай, не ругай меня очень,
Спаси, если можешь, меня!
 
А голос все тише, все глуше,
И смерть подступила к нему,
И вздрогнула мать там, на суше,
В далеком родимом дому.
 
               7.
Отворила я дверь,
И одна целый вечер,
Я не знаю теперь,
Для чего я живу,
И забота родных
Мою душу не лечит,
День и ночь по погибшему сыну скорблю.
---
Я не знаю, как жить буду дальше –
 Будто свет вдруг погас в окне,
Ведь нет горя, наверное, больше,
Чем упало на сердце мне.
 
Потеряла родимого сына…
Холодна на дне моря вода.
Даже нет у него могилы.
Ах, как я бы ходила туда!
 
Я хочу пересилить горе,
Я не сплю уж которую ночь
И все вижу суровое море,
Но никто мне не может помочь.
 
Будто вижу, как он задыхается,
Будто слышу родные слова,
И кошмар этот все не кончается –
«Мама, мама, спаси же меня!»
---
Вам не понять ни сном, ни духом,
Моих страданий не понять,
И не услышать вашим ухом,
И вашим словом не сказать.
 
Не знаю, хватит ли уменья
Мне горе это передать,
Но не увидеть вашим зреньем
Тех снов, что не дают мне спать.
 
Вам не понять моей печали,
Тоски моей вам не понять,
Такого горя вы не знали –
Не дай вам бог его узнать!
 
Вам не понять моей печали
Но все же легче мне при вас,
Спасибо вам, что утешали,
Услышав тяжкий мой рассказ.
 
                   8.
 – Ты уезжаешь далеко,
Теперь увидимся не скоро,
Обоим будет нелегко,
Судьба к обоим нам сурова.
 
Трудна дорога моряка,
Его жене еще труднее…
И машет с пристани рука,
И вьется белый шарф на шее…
 
И будут дни, и будут ночи,
Как уже было до того,
И будет, не смыкая очи,
Молиться Богу за него.
 
И скажет сын: «Как долго папы
Все нет и нет. Устал я ждать!» –
В ответ лишь слезы будут капать
Из глаз на детскую кровать.
 
«Он обязательно вернется,
Пора уж спать, мой дорогой»…
Но только чайка пронесется
Над одинокою волной.
 
                     9.
Мы всплыли вверх – нам показалось странно
Так близко снова видеть светлый мир,
Костер зари над берегом туманным,
Идущий в гавань портовой буксир…
Алексей Лебедев (1912-1941; моряк-подводник и поэт.
Погиб в ноябре 1941 года, когда лодка,
где он был штурманом, наскочила на мину
в Финском заливе).
 
Мечтал вернуться из похода.
Увы, им всем не повезло –
Свинцовые сомкнулись воды,
И лодка рухнула на дно.
 
Разбилась ли она о камни,
Зарылась в ил или песок,
Неведомо, но очень славный
Служил на лодке той народ.
 
Их лодка намертво сдружила –
Стотонной тяжести вода
Тела матросские сдавила,
Похоронив их навсегда…
 
                10.
Все время плакать невозможно,
Хожу, работаю, шучу,
Но временами острая тоска
Хватает так меня за горло,
Что я чуть в голос не кричу –
Что никогда уж не увижу,
Что никогда не обниму,
И никогда уж не услышу,
И ничего не расскажу...
 
А в час ночной или вечерний,
Когда прилягу я усталый,
Мне видятся немые тени
И так его мне не хватает,
И так сжимает горе грудь...
Тоска, тоска, не продохнуть…
 
Тяжел мой крест теперь вдвойне,
В ответе я за весь наш род,
Я жив еще, а он – на дне
Под толщей беспросветных вод…
 
                   11.
 – Мы с Ваней жили трудно,
Хоть он и офицер,
Молилась я и в будни,
Чтоб он там уцелел.
 
Не помогла молитва –
Лежит теперь на дне,
И жизнь моя поникла,
Все снится мне во сне.
 
А как мы жили дружно!
Он честен был и смел,
Никто теперь не нужен…
Он долго жить хотел.
 
Хотел стать адмиралом,
Всегда о том мечтал,
Его на все хватало,
И многое он знал.
 
Не довелось, не вышло,
Такая вот судьба.
Ни капельки в рот лишней
Не брал он никогда.
 
Во всем был образцовый,
Примерный офицер,
Мужчина был толковый,
Он многое умел.
 
Сынок наш подрастает,
Что в жизни его ждет?
А сердце замирает –
И он во флот пойдет.
 
Живем мы ведь у моря,
Здесь наши все друзья.
Эх, горе мое, горе,
Но я креплюсь, нельзя…
 
Хоть тяжела кручина.
Нельзя мне горевать,
Держусь я, чтобы сына
Достойно воспитать.
              
               12.
Жизнь вдовая, увы, трудна.
Она живет теперь для сына…
Что ж, хорошо, что не одна,
Куда трудней других судьбина,
Тех вдов, отцов и матерей,
Кто одинок стал в жизни сей.
Нет утешения им в горе –
Лежит их счастье на дне моря.
 
А что касается ее,
То, даже если выйдет замуж,
Ничто не вылечит ту рану,
Что вечно в сердце у нее.
 
Об этом рано говорить,
Но жизнь длинна, и надо жить,
Не век одной ей горевать,
И сына легче воспитать.
 
Но их ничто уж не разлучит,
Навечно преданна она,
И даже новая семья
Ей это чувство не замутит…
 
                     13.
Помни, милый, своего отца,
Он с небес спасет тебя в беде,
Знаю, что до самого конца
Думал он о маме и тебе.
 
Вот и фото, и на фото том
Смотрит он с надеждой на тебя.
Был он смел. Гордись своим отцом,
Слушайся и маму, и меня.
 
Вечно помни папу своего,
Как тебя он трепетно любил,
Как хотел он счастья твоего...
Я его, к несчастью, заменил.
 
Вырастешь и наш продолжишь род,
Вьется пусть наследственная нить,
Чтоб из века в век, из года в год
Родине могли бы мы служить.
 
                       14.
Ветер волны тяжелые в сумерках гонит,
Сотни тысяч людей поглотил океан.
Он в шторма о погибших участливо стонет,
Будто хочет спросить – хорошо ли им там?
 
Но никто не ответит. Глубокие воды
Не пропустят ни звука сквозь толщу свою,
Над телами сомкнулись тяжелые своды
И кромешная тьма в этом мрачном краю.
 
Ну а как же их души? Наверно, успели
Вознестись из подводного царства наверх,
И блуждают они над волнами без цели,
Вроде чаек, и плачут ночами за всех…
 
                   15.
 – На всю оставшуюся жизнь
С тобою мы клялись,
Но вот мой путь уходит вниз –
Дороги разошлись.
 
Ты остаешься наверху,
На суетной земле,
И я уж больше не смогу
Ничем помочь тебе.
 
Я знаю, на мою могилу
Ты б стала часто приходить,
Но нет здесь у меня могилы,
Лишь море надо мной шумит.
 
Лишь облака плывут над нами,
А ночью бледная луна
Лампадой светит над волнами,
Но и она нам не видна.
 
Темно и холодно вокруг,
Угрюмо здесь, на дне,
И колокола скорбный звук
Не слышен в тишине.
 
Судьбы своей не миновать,
Меня не возвратить…
Быть может, сможешь ты опять
Кого-то полюбить.
 
Тебя не стану упрекать,
Не буду ревновать,
Но там, в посмертии, опять
Моей должна ты стать.
 
                 16.
Лежит матрос на дне песчаном,
Во тьме зелено-голубой…
                         Алексей Лебедев
 
Так он писал за год иль месяц
До гибели своей всерьез,
Когда был жив, быть может, весел…
И вот реченое сбылось…
 
Так он писал… О смерти думал,
Но все же как хотелось жить!
Никто б нарочно не придумал
И зря не стал бы ворожить.
 
Так он писал… Судьба поэта!
И Лермонтов о том писал –
Как он погибнет жарким летом,
И свою гибель угадал.
---
Предвоенные годы,
Молодой лейтенант,
За плечами – Кронштадт,
Впереди – Ленинград.
 
Автор сборников первых
Из хороших стихов,
И железные нервы
У морских штурманов.
 
До войны оставался
Еще год с небольшим,
А ему представлялся
Тех сражений уж дым.
……………………………
Был обычный, походный
У подводников день,
Но строки похоронной
Вдруг накрыла их тень.
 
Их придонная мина
Поджидала в пути,
Не прошла она мимо,
Не дала им пройти.
 
И погибли все с честью,
И не спасся никто.
Много в море том места
Для подводных крестов.
 
А стихи продолжали
Свою жизнь на земле,
Весть о тех они слали,
Кто погиб на войне.
 
                  17.
В этот мир мы приходим посредине спектакля,
Мы не знаем начала, не знаем конца,
Словно в ливень, одной незаметною каплей
Мы на землю упали по воле Творца.
 
Так что нам ли судить? Остается лишь верить,
Что все в мире вершится по воле Его,
Глубину бытия не дано нам измерить,
И понять не дано сущность мира сего.
 
Нас только вера утешает,
Когда за горло Рок берет,
И лишь она одна спасает
И выжить силы придает.
 
Ведь даже смерть не ставит точку,
Жизнь продолжается и дальше,
И мы живем не в одиночку,
И с нами те, кто умер раньше:
 
Они глядят на нас с портретов,
Их голос слышен в тишине,
Порой их тень мелькает где-то,
Они приходят к нам во сне;
И в нашей памяти они
На все оставшиеся дни!..
 
                        18.
Любите жизнь! Как ни было бы трудно,
Пусть не берет над вами верх беда,
Всевышнему вся наша жизнь подсудна,
Была бы вера только лишь тверда.
 
И, если сделали вы все, что можно,
Все сделали вы в меру ваших сил,
Молитесь Господу, но искренне, не ложно,
Чтоб Он вам утешенье подарил!
                    *** 
Хоть лодку все-таки подняли
И моряков похоронили,
Но долго, бедные, лежали
На дне морском, в придонном иле….
 
Мир праху вашему, герои!
Клубится над водой туман…
Пусть ваши души успокоит
Любимый вами океан.
---
Редактор – Нина Сергеевна Саприцкая.
Теги:
12 August 2010

Немного об авторе:

С удоовльствием, почти ежедневно, пишу стихи на самые разные темы.... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет