РЕШЕТО - независимый литературный портал
Владимир Монахов / Бред

Гитлер и Наполеон

575 просмотров

Гитлер и Наполеон

Владимир Монахов

Бюст Наполеона. Работа Антонио Канова. Братский Музей Света.
________________________________________________________________
забЫтие как событие самоотвода истории до отречения


-Наполеон – воплощение мирового духа! Это Гегель сказал.
-Гитлер, он тоже воплощал историю, да? Мировой дух на мессершмите?
-При чем здесь Гитлер! Гитлер – палач. А Наполеон нес дух свободы.
-Я разницы не вижу! Что тот, что этот…
Максим Кантор «Учебник рисования»


Главные события повседневного необытия – это повсеместное забЫтие. ЗабЫтие от многого до всего. ЗабЫтие по существу рядовое, и почти незаметное, событие текущего процесса еще действующей истории, которая, хотим мы того или нет, всё активнее убыстряется и масштабнее стремится к своему концу до полного самоотречения. И повседневный ход новой истории надо искать не в хрониках, не в телевизионной и газетной фиксации (или, если кому-то угодно, мистификации) фактов, а в вычёркивании из памяти обновляющихся до варваризации новых поколений цивилизации свершённого хоть десять, сто, двести лет тому назад. И то, что было явным, всё активнее становится для новых слоев постоянно восстающих масс тайным. Не верите? Давайте вместе припомним, повспоминаем факты, даже не выходя за пределы школьной программы.
В Х1Х веке русская общественная мысль, а следом за ней, как самая отзывчивая часть культуры, отечественная литература обожествили разрушителя европейской цивилизации Наполеона Бонапарта. Благодаря пиар-кампании, которую провели тогдашние представители культуры, подменив ненависть всеобщей любовью и восхищением, и поиску сильной руки в умах слабых, Наполеон сравнялся с Александром Македонским и стал не фигурой презрения, а личностью для подражания. Как быстро забывается сколько горя, сколько несчастий, сколько разрушительной беды принес Европе и России в частности этот вождь, фюрер Х1Х века. Смертоубийственные сражения, сожжённые города, разорённые до нищеты народы почему-то этой прогрессивной мыслью выводились за скобки истории как нечто случайное, не имеющее никакого значения – одним словом, мусор бытия. И частенько мыслящий супротив фактов русский человек восхищался императором и вслед за этим извергом честолюбцем задавал себе вопрос: «Тварь я дрожащая или право имею?» 
И ни у кого в тот момент такой ход русской истории, в которой потом родились многие будущие кровопийцы, в том числе социалисты и большевики, не вызвал отвращения. А слабые попытки проанализировать, пересмотреть тщеславную мысль русскую при помощи инструмента европейского гуманизма были задушены.
И вот уже точно по такому же сценарию нынешняя, современная молодёжь начала культивировать в своём историческом сознании новый ход насилия. С той же яростью и последовательностью она возводит на пьедестал политической мысли фашизм, а вместе с ним и Гитлера, Муссолини, Сталина, реставрируя не только на словах, но и в убийствах инородцев принципы всеобщей консолидации социальной справедливости для коренных бедных, уничтожая всякого, кто не соответствует чистоте расы, хотя, может быть, ещё более беден. Доказательства этому мы можем отыскать в любой ежедневной газете, увидеть на экране любого, даже самого развлекательного первого канала. 
Очевидно и понятно: Наполеон не Гитлер, на императоре и крови поменьше, и концлагерями не прославился, и суда над его величеством не было, отравили потихоньку - и баста. Но страха натерпелись, когда он с острова Эльба сбежал повернуть историю вспять, не меньше. И потому мы вправе сегодня Наполеона сравнивать с Гитлером, хотя первому и по сей день памятники стоят, а у второго даже могилы нет, прах тайно по миру развеяли. Но по сути своей они близнецы - убийцы-братья, организаторы массового истребления народов. Сегодня Гитлера вновь поднимают на пьедестал бытия, как когда-то Наполеона, а ещё раньше Александра Македонского, которому историей вообще не было предъявлено никаких претензий.
И хотя вся историческая память ХХ века протестует против такого возрождения мысли неоарийцев, на самом деле тяжёлыми солдатскими сапогами уже одобряется вращение планеты Земля по новому политическому курсу Наполеонов/Гитлеров. Сейчас именно это позволяет отчётливо увидеть, что в прошедшем времени больше всего будущего, в которое как в ушко иголки мы пытаемся продеть нитку конца истории, чтобы сшить погребальный саван человеЧЕСТНОЙ памяти. 
В книге «Философия ненависти» современный мыслитель Андре Глюксман учит нас: «Существует общее ядро всех проявлений ненависти – воля к разрушению. Ненависть требует, чтобы её предмет был лишён права на существование». Дополним его тезис: не просто любая воля к разрушению вражеского, а воля к разрушению многоОБРАЗНОСТИ и многоОБРАЗИЯ, чтобы привести мир к единому и одинаковому. И здесь проблема не внутренней пустоты и захватившего мир нигилизма, на что обращает внимание Андре Глюксман(и пустота, и нигилизм - следствие). Проблема внутри тварной сущности человека, которая не хочет, не хочет, не желает при помощи души и разума усложняться и становиться человечней, всёчеловеческой, идя только известным ей путем истребления как внутренней, так и внешней памяти. Им всё равно, при помощи кого и чего уничтожать инаковых, главное - уничтожать. И если для этого нужно всё забыть, то ВОССТАВШАЯ ТОЛПА прекрасно с этим справится. Что-что, а окоротить память ей легче всего. 
Существует литературно-философский миф о чистом листе будущего. На самом деле лист давно уже не чист, история зла не прячется в тень, а уходит вперёд. История зла опережает в скорости и быстроте добро, которое берёт в истории самоотвод, отрекаясь от своего имени и назначения. Поэтому можно смело даже не предполагать, а считать, что парадигма зла уже прописана многочисленными сценарными вариантами, где главными героями истории выступят Наполеон или Гитлер. Ведь добро не является свидетелем защиты истории, только зло свидетельствует от имени обвинения о ходе бытия. Ведь злодеи злодействуют, как от них ожидают. Оригинальность зла – быть как все, добро же никогда не проявляет, не проясняет себя заранее ни поступком, ни именем. 
Ещё не нами замечено - не добро, как базис Слова, вступает первым в историю, а первичное зло, как генокод, вначале всего. Но при этом злодеи заложены и в будущем не только всем прежним ходом нашей свершившейся истории, но и современным техническим прогрессом, который как контрэволюция возвращает мобилизованное человечество к началу, к первоисточнику Слова, где добро непредсказуемо, не установлено, потому что у него нет ни начала, ни продолжения, а тем более конца. А всё потому, что тварная сущность в человеке хоть за две тысячи лет христианства и подавляется, но неистребима. Поэтому она регулярно возвращает человека назад, к исходной точке, в условия нигилизма и внутренней пустоты, где возрождаются и первыми стоят любимые ими Наполеон или Гитлер. Новоявленные вожди усилены ультра_злыми, что уже стоят на пороге конца истории, откуда уже не зло уходит, а сама история.

17 June 2015

Немного об авторе:

Владимир МОНАХОВ автор более десяти сборников стихов и прозы. Активно публикуется в журналах и альманахах. Его тексты вошли в антологии "Русский верлибр", "Сквозь тишину. Антология русских хайку, сенрю и трехстиший.", "Приют неизвестных поэтов. Дикоросы.", "Антология ПО под редакцией К.Кедрова". "Нестоли... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет