РЕШЕТО - независимый литературный портал
Владимир Монахов / Для детей

Детское

319 просмотров

Внуку Фёдору посвящается....


Детское

Монахов Владимир

Внук Фёдор в вагоне детской железной дороги в Иркутске.
____________________________________________________


Сти-шутки для Феди

*
Над Фединой кроваткой бабочки летают.
Каждую из них мальчик лично знает.
И когда ребенок снова ляжет  спать-
Бабочки присядут тихо на кровать...

*

Мы играем с Федей в прятки,
Мальчик скрылся с наших глаз,
Но глядим - босые пятки
Веселят из-за угла! 

*
Обнимался мальчик с хрюшкой-
был он храбрым молодцом,
только стал он вдруг... маль_чушкой
с перепачканным лицом! 

*
- Кто забросил в небо мячик?!-
рассердился грозный мальчик
на меня и смотрит строго,-
Цацек больше ты не трогай!
Ведь игрушки те и эти
дарят лишь послушным  детям!

*
Дождь промчался по двору,
Разгоняя детвору,
И холодный ветерок
Всех упрятал под замок.
Смотрит Фёдор из окна,
Как продрогла вся страна...
Встанет солнце поутру
Вмиг согреет детвору!

Одинокие 
Земля не принадлежит человеку –
Человек принадлежит Земле
 
 

 С незапамятных времён жила на земле одинокая Большая гора. Ничего за миллионы лет не проросло на её склонах, не поселились ни животное, ни птица… И вот однажды на склоне проросло Маленькое Дерево. Оно было таким крохотным, что Большая Гора не сразу его разглядела. Но когда обнаружила – очень обрадовалась и стала жалеть и оберегать его. Уже не скатывались огромные валуны с вершины Большой Горы, снег лавинами стекал по другим склонам. Большая Гора жалела единственное живое, что проросло на ней. И когда Маленькое Дерево окрепло – предложила:
 - Взбирайся на мою вершину и живи там. Оттуда видно весь мир. Ты будешь всё знать и рассказывать мне по ночам, что делается вокруг нас за день.
 - Хорошо, - согласилось Маленькое Дерево, немного подумав. И перебралось на вершину.
 Почва на Большой Горе была трудной, но Маленькое Дерево не испугалось и решило:
 - Я не уйду!
И чтобы исполнить это желание, оно стало пробиваться своими корнями в глубь Большой Горы, стараясь проникнуть до воды. Корни Дерева медленно разрастались в сердцевине Большой Горы. Проникая в глубину, они истощались и отмирали. Но отрастали новые корни и мужественно тянулись к живительной влаге. Дерево рушило своего нового друга, и Большая Гора, чувствуя это, утешала себя, что пройдёт ещё немного времени, и Маленькое Дерево достигнет воды – вот тогда они заживут свободно и весело. Большая Гора испытывала невыносимую боль, от которой хотелось кричать, но она крепилась, повторяя про себя:
 - Всё вытерплю, но не прогоню Маленькое Дерево…
 Большая Гора знает, что такое одиночество, она прожила в нём миллионы лет и теперь была готова вытерпеть любые муки, лишь бы иметь возле себя хотя бы одно живое существо.
 И вот однажды Маленькое Дерево сказало Большой Горе:
 - Я пью твою воду!
 - На здоровье! – ответила Большая Гора.
 Ей стало очень приятно, что Маленькое Дерево сумело прорасти её – такую большую.
 - Ты знаешь, у тебя очень вкусная вода, - сказало Маленькое Дерево.
 - Спасибо! 
 Большая Гора была смущена этой похвалой. За миллионы лет ещё никто не говорил ей таких приятных слов. И она подумала: «Какое прекрасное Маленькое Дерево растёт на моей вершине!» А вслух сказала:
 - Если тебе будет мало этой воды, ты не стесняйся, ищи ещё. Я потерплю!
 - А тебе было больно? – участливо спросило Маленькое Дерево.
 - Мне было больнее, когда я тебя не знала.
 - А к нам кто-то идёт!
 - Как оно выглядит?
 Большая Гора трепетала от счастья и хотела знать, кто же в этот прекрасный день будет их гостем.
 - Оно не похоже на нас с тобой. И оно без корней… 
 - И без воды?
 - Наверное.
 А в это время к подножию горы подходил Человек. Вот уже много лет он ходил по земле один – и не было у него ни друга, ни любимой, ни верной собаки. Остановившись у Большой Горы, он посмотрел на её вершину и подумал:
 - Если даже это Маленькое Дерево смогло забраться туда, почему бы мне не попробовать свои силы?
 Он затянул пояс туже и стал карабкаться на вершину. Семь дней и ночей он был в пути, изранил руки и ноги, но добрался.
 - А вот и я! – сказал он устало Маленькому Дереву.
 Но Дерево промолчало. Оно не понимало языка Человека, как не понимала его и Большая Гора.
 На вершине было одиноко и холодно. Человек посмотрел вокруг, и ему стало совсем тоскливо. Делать здесь ему было нечего, и он решил возвратиться. Но просто так уходить не хотелось.
 - Срублю-ка я дерево, - подумал он вслух, - и погреюсь перед дорогой.
 Так и сделал. Быстро запылал небольшой костерок. Человек сидел возле него, протянув руки к огню, и что-то нудно пел. Слов у песни не было – одно мычание. Но Человека это нисколько не смущало. Он был здесь один и пел как ему нравилось.
 Когда костёр отгорел, Человек поднялся и пошёл вниз… И пока он шёл, за его спиной тлели головешки от Маленького Дерева… И чем дальше Человек уходил, тем сильнее его окутывала темень и тоскливее становилось на душе.
 И вот снова Большая Гора осталась одна. Шло время, и корни, оставленные в её сердцевине Маленьким Деревом, сотлели. Большая Гора, которая была крепка этими корнями, развалилась…
 Когда снова через много лет Человек пришёл на это место, он не узнал его. Проходя мимо, он думал о бесконечности своих владений и о своём бессмертии.


Человек




Друг почувствовал носом приближение тепла и проснулся. Тепло всё усиливалось и увеличивалось. Друг сначала чувствовал его всей мордой, потом телом и так до кончика хвоста. Каждая клеточка начинала нежиться под действием этого тепла. И в этом было что-то очень-очень знакомое, но что именно, Друг вспомнить не мог.
Две недели Друг ночует на пустыре в небольшой выемке, в которой он еле-еле помещается. Всю ночь он не покидает её, боясь пропустить этот момент пробуждения. Но каждый раз ощущение тепла приходит к нему. Сегодня Друг решил идти навстречу теплу.
Он долго размышлял – времени для этого было предостаточно, - нужно ли это делать? Друг обдумывал целыми днями: долго ходил по пустырю, старательно принюхиваясь ко всему непонятному и странному, да всё никак не мог принять окончательного решения. За это время он успел изучить пустырь до мелочей. Пустырь Другу нравился! Это был его пустырь! На нём не было никакой пищи, но Друг готов изгнать с его территории любую собаку, боясь, как бы она не позарилась на его тепло. За своё тепло Друг готов стоять насмерть!
…И вот старые мышцы под действием неизвестного тепла совсем расслабились. Друг прикрыл глаза от удовольствия – было такое ощущение, будто он пробежал очень большое расстояние, а потом в изнеможении лёг на землю. Не хотелось даже шевелиться. Только кончиком хвоста Друг играл. Теперь всё тело было окутано теплом, казалось, что даже воздух вокруг нагревается.
Но Друг пересилил себя, недаром он считался когда-то дисциплинированной собакой. Он медленно стал выпрямляться. Места в выемке ему не хватало, и он легко катнулся, очутившись на ровном месте.
Друг лежал, поджав под себя задние лапы, а голову положив на передние. Он смотрел в сторону, откуда чувствовалось приближение тепла.
Теперь Друг чувствовал и запах еды. По языку скользнула сладковатая слюна и упала на землю.
И тут Друг увидел впереди пятно. Это оно излучало неизвестное тепло. Друг весь потянулся к нему, так что хрустнули косточки. Постепенно пятно прояснилось и приобрело очертания человека. Друг поднялся и сел.
Человек шёл пустырём очень быстро. Другу нравилось, как тот спешил, будто зная, что эта территория кому-то принадлежит и нужно пройти её незамеченным. Человек постоянно оглядывался по сторонам, иногда останавливался и прислушивался. Друг знал, что Человек боится неизвестности, и он чувствовал себя с ним на равных. Друг готовился, чтобы сейчас выйти к Человеку. Это было его единственным стремлением в последние две недели, оно должно было принести ему радость, и Друг не мог отказать себе в этом.
Между Другом и Человеком оставалось совсем короткое расстояние. Сейчас Человек пройдёт немного и начнёт удаляться.
Друг встал в полный рост. Ему даже показалось, что сейчас он намного выше себя обычного и, может быть, даже вровень Человеку. И Человек остановился, увидев Друга. Весь сжался. Друг почувствовал это, потому что резко убавилось тепло. И оттого сердце нервно затрепетало в груди собаки.
Человек зачем-то нагнулся. Другу было знакомо это движение, но он не мог подумать об этом Человеке плохо и сделал ещё несколько шагов навстречу. На этот раз они были увереннее. Человек поспешно выпрямился. Друг почувствовал, что они смотрят в глаза, но из-за темноты не могут ничего понять. И в этот момент Человек размахнулся, и что-то тяжёлое бухнулось с правой стороны. Друг попятился. Человек снова размахнулся, и что-то упало перед собакой и подкатилось совсем близко. Друг нагнулся и понюхал предмет. От него тянуло сыростью и землёй. Друг презрительно фыркнул и выпрямился. 
Человек стоял на том же месте. Друг отвернулся от него и с пол-оборота наблюдал, что тот будет делать дальше. 
Тогда Человек начал пятиться. Друг не сделал ни одного шага за ним. Человек повернулся и побежал. На ходу он постоянно оборачивался и следил за Другом. Но собака по-прежнему оставалась на месте.
Друг весь сжался: он чувствовал, как тепло сходило с его тела и его окутывал утренний холод. Потом только кончик носа ещё долго ощущал комочек тепла, а со временем и это пропало. Всё было как и прежде, только значительно быстрее. 
Друг постоял до тех пор, пока не закоченел. И только тогда пошёл к своему месту. Стал моститься. На этот раз выемка показалась ему просторной. Друг крепко сжался, приник головой к животу, а кончик хвоста закусил зубами. Это была его любимая поза.
Друг долго убеждал себя, что нужно непременно заснуть до прихода настоящего дневного тепла.

Теги:
15 September 2015

Немного об авторе:

Владимир МОНАХОВ автор более десяти сборников стихов и прозы. Активно публикуется в журналах и альманахах. Его тексты вошли в антологии "Русский верлибр", "Сквозь тишину. Антология русских хайку, сенрю и трехстиший.", "Приют неизвестных поэтов. Дикоросы.", "Антология ПО под редакцией К.Кедрова". "Нестоли... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет