РЕШЕТО - независимый литературный портал
Владимир Монахов / Верлибр

Альманах "Сибирская ссылка" подписан в печать

323 просмотра

 

В начале ХХ века были футуристы Велимир Хлебников, Владимир Маяковский, Давид Бурлюк, Алексей Кручёных, Василий Каменский, Бенедикт Лившиц.- в сборнике «ПОЩЁЧИНА ОБЩЕСТВЕННОМУ ВКУСУ». Со своим манифестом. И желанием сбросить Льва Толстого с парохода современности В начале ХХ1 века традицию продолжили миражисты Константин Кедров, Николай Ерёмин, Марина Саввиных, Евгений Мамонтов, Елена Кацюба, Маргарита Аль, Ольга Гуляева, - в сборнике «ПОЩЁЧИНА ОБЩЕСТВЕННОЙ БЕЗВКУСИЦЕ». Со своим манифестом и желанием поднять Льва Толстого на палубу дизель-электрохода современного литературного процесса. «СИБИРСКАЯ ССЫЛКА» расширяет границы нового литературного направления стихами Михаила Мельниченко и представляет интерес для тех, кто очарован творчеством Константина Кедрова, Николая Ерёмина, Елены Кацюбы, Владимира Монахова, Сергея Бирюкова и Маргариты Аль – миражистов и членов ДООСа – Добровольного Общества Охраны Стрекоз.


СИБИРСКАЯ ССЫЛКА - МОИ СТРАНИЦЫ



Мусорное ведро



Мой давний приятель, душа компании,
которого за глаза по-доброму звали Вред Падлыч,
пошёл поздно вечером выбрасывать мусор
(в Братске тогда ещё не было мусоропроводов
и жёны с боем заставляли мужей
выполнять эту нехитрую домашнюю повинность.)

Гости меж тем оставались доигрывать
в карты
и пили чай.

Вышел в чём был –
в трико, домашних тапочках на босу ногу,
однако домой
так и не вернулся.

Спохватились,
бросились искать…
но обнаружили лишь пустое ведро,
аккуратно стоящее у мусорного контейнера.

Так наш приятель
в трико и тапках
исчез совершенно таинственно
и, казалось, безвозвратно...

Мы не на шутку разволновались,
размахивали руками
и раскручивали друг перед другом
хмельную неуёмную тревогу,
однако жена друга
удивительно спокойно
и даже чуть отстранённо
прокомментировала -
да куда ж он от меня
денется…

Действительно: через три дня Вред Падлыч
возвратился домой в новой одежде и сандалиях,
а его трико и тапки
аккуратно лежали в просторной
красной авоське
в обнимку с парой бутылок отличного коньяка

Как оказалось,
в тот вечер рядом с мусорным контейнером
проезжала машина, за рулём которой сидел его старый
боевой товарищ - не виделись много лет.

И Вред Падлыч сел в кабину поговорить
задушевно с другом,
а тот и повёз его с собой...

Лишь на выезде из Братска
Вред Падлыч удивлённо спросил:
- А куда мы едем?
- В Усть-Илимск! Там и поговорим спокойно за рюмочкой...
- Ладно,- примирительно махнул рукой, а потом только и добавил:
- Чай, ведро не пропадёт!

И оба вспоминали три фронтовых года,
как плечом к плечу в окопе просидели,
сколько раз в атаку ходили,
сколько пулевых, сколько колотых,
сколько консервов съели...

А это что-то значит в мужской жизни!

Мы начали было его ругать,
но жена пожала плечами
так же спокойно, как и в тот вечер,
тихо сказала:
я же вам говорила - нечего было беспокоиться...
и пошла на кухню греть чайник, готовить бутерброды.

Подробности поездки остались за кадром.
Только и спросил наш путешественник:

- А ведро, ведро-то хоть вернули домой?

- Куда оно денется,- съехидничала жена. - Стоит вот полнёхонькое,
Тебя дожидается...

И наш друг, повинно вздохнув, взялся было выносить

- Ну, нет,- возразили гости. И отправили с мусорным
ведром одного из нас, который всегда возвращается домой вовремя.


Евгению Мартынову


Каждый раз
Когда его останавливает прохожий
Дежурным вопросом 
Как дела

Он заученным движением
Достает из внутреннего кармана 
Листок бумаги 
Исписанный мелким почерком
И начинает с выражением читать стихи
О своих делах


Стихи у него короткие 
Всего в три строчки
Поэтому быстро заканчиваются 

А человек дослушав до конца
Любезно прощается убедившись 
Что у городского поэта
Всё в порядке

Каждый житель нашего города
Хоть раз в жизни останавливал
Этого чудака, чтобы послушать его поэзию
Которая не знает трудностей жизни


ПОСЛЕСЛОВИЕ

Мартыновская танкетка



памяти поэта Евгения Мартынова из Сибири
______________________________________
молчит
прах голоса


Мы дружили стихами. Он написал и опубликовал много книг. Обожал писать коротко. Хайку и танкетки стали его любимыми жанрами в поэзии. Перед смертью он позвонил сыну - 

Приезжай хоронить 
и вышел из окна 
пятого этажа.

И этот последний поступок поэта стал крохотной хайку, но больше чем РОМАНом!
__________________________________

***
вас много, а я Один -  не слышал этого от бога...
вас много, а я Один -  не слышал это от дьявола...

и только медсестра в процедурном кабинете ворчит каждый день:

-  У МЕНЯ НЕ СТО РУК!ВАС МНОГО,А Я ОДНА!


Перемещение по жизни


Корабль стремится под парусами вперёд, прихватив с собой ветер перемен...
Самолёт покоряет высоту, захватив землю обетованную ...
Ракета устремляется вперед - прожигая небо острием поцелуя до звёзд...
Человек перемещается по жизни с любовью ближнего своего...

***
С внуком запустил 
бумажный самолётик 
в сторону детства
***
Если из пустыни 
Вычесть песок времени-
Вырастет сад мыслей…

***

Отвожу мысли в сторону и удивляюсь -
сколько осталось 
недослушанной тишины,
где заправляют всем
последние новости 
крыс и тараканов...


А тем временем
в мировой истории 
старого мира
танки покидают поле боя,
на котором все убиты 
и 
воскрешены в небе
 - этому свету никто не достался...
Даже памятников нет!


***

- Ты чего больше всего боишься - прошлого или будущего?

- Настоящего - всё худшее происходит в нём!

- Но и лучшее тоже здесь и сейчас!

***

Ветки старого дерева,
как мысли и воспоминания, 
разрослись на все стороны света 
и
обдумывают себя сами ...


***

Заливные луга тишины...
Мысли сбиваются в стаи и  хорошо летят...
Распространяются бескрылые в небе молчания...

***
Он – там! Магазин недалёк…

Н.Ерёмин
_____________________________

я там, где мой народ, - у магазина,
на рынке, где торгует бабка Зина
плодами своего и общего труда
и где течёт забвения вода!


Биография дерева


- Расскажи о себе,- попросил я состарившееся под окном дерево.

- Да что рассказывать… вся жизнь связана с тобой. 

Давным-давно  маленьким мальчиком 
детской лопаткой ты выкопал крохотную ямку и 
бросил в неё косточку абрикоса, 
который только что с аппетитом съел. 

- Ничего не вырастет,- скептически заметила твоя мама.

- Буду поливать,- возразил ты. 

И я проросло.
Весной и летом ты ухаживал за мной, а 
когда выпал первый снег - ты укутал меня в его плащаницу. 

С тех пор мы стали друзьями.

Я провожало тебя в детский сад и школу, а 
когда ты полюбил девочку из нашего двора, только я понимало твои волнения.

Потом случилась маленькая  война в далёкой стране, и 
мы вместе с девочкой тебя ждали... 

Когда ты вернулся, была большая свадьба, 
у тебя появились дети, и 
они лазили по моим веткам - иногда ломали, но я терпело...

Потому что всегда был ты - готовый меня лечить!

С друзьями на пустыре ты посадил новый сад вокруг меня, но 
я осталось твоим старшим деревом, 
возле которого ты проводил короткие минуты отдыха, 
рассказывая мне о жизни, 
протекающей уже за пределами моего зрения… 


Но пришли чужие активные люди и 
решили спилить наш сад, чтобы 
построить большой дом для других... 

Ты сначала сопротивлялся и даже плакал, а
после согласился - ведь людям, которых ты тоже любил, 
нужно было где-то жить... 

Однако ты сумел отстоять мое право на существование и 
я осталось стоять и плодоносить под твоим окном... 

Теперь чужие дети стали лазить по мне, 
ломали ветки, но ты терпеливо лечил и восстанавливал любимое дерево... 

Однажды ты опять уехал. Оказалось, навсегда.

Всего несколько раз ты приезжал
на похороны сначала мамы, потом бабушки и 
подолгу стоял рядом со мной, рассказывая,
как живётся в неведомом мне краю, под 
таинственным названием – Заполярье. 


Пришло время, когда приезжать уже не было смысла –

всех родных увезли на кладбище... 

Но ты всё равно помнил обо мне в далёком холодном городе,

и я чувствовало твою тоску и ждало,

когда ты ещё хоть разок появишься под моей кроной. 

И вот ты снова здесь.

А я, посмотри, – совсем одряхлело, 
весной на мне и цветы бывают редко, а 
уж плоды даже не завязываются. 

Меня опять хотят спилить, 
чтобы расчистить двор для нового дерева, и 
я знаю, что на этот раз ты мне уже не поможешь. 


Понимаю, это будет тяжёлый, 
но все же счастливый день! 


Ты тоже, как и я, - стар! 
И мы оба стали здесь лишними! 
Но хочу сказать тебе, только тебе: спасибо за всю мою жизнь! 

Приходи погреться к костру из моих поленьев!

И не забудь бросить косточку в остываюший пепел.

Она прорастёт, чтобы снова ждать тебя деревом тут.



В оптическом прицеле Бога - триптих

1.

Вечность намотала на ус человечество!

2.

Время движется вслед за человеком,
чуть отойдешь в сторону смерти -
и времени нет!

3.

Мы то - что из нас сделает смерть!


***
в пазухах тьмы
спит беззаботно свет до
утреннего кофе

***

запасы съедены
пустая стеклотара
украсила балкон

***

заедают деревья во взгляде человека,
время движется вспять - 
первый  снег пытается
вернуть прошлое зимы,
где люди сыты и счастливы,
согреваясь теплом друг друга…



Илья Тюрин – 
запоздалое послание

1.
пророком языка себя перелистать
по водам слов добраться до ответа
где тьму небес сжигает пустота
в утробе зла для первой строчки света


2.
земное просветленье в головах
где мысль неизречённо точит темя
в песочницах дворов увязло время
что растранжирил мальчик на слова

а рифма заложила виражи
в стихах всё своевременно и к месту
и падалица звёзд широким жестом
навеки даровала словом жизнь



***
я стал гражданином прошлого,
которое крестит меня каждый вечер
на сон грядущий...
только сны мои ещё 
проникают в будущее
завтрашнего дня,
где солнце с красной строки
горизонта каждое утро встаёт 
на меня
вчерашнего 
посмотреть...

***
Коль хочешь тишины –
проникни в яблоко
и зёрнышком внутри
его замри и, созревая,
наслаждайся тишиной.
Но будет день –
услышишь скрежет ты,
как яблоко твоё 
проест червяк!




***

Земля молчала в тряпочку неба - 
а о чём говорить,
когда гроза и гром
сотрясают мир?
И поэту надо помалкивать, 
но чтобы себя обнаружить - 
в лучшем случае молча 
развести 
руками 
горизонт...

***

консервы 
тишины - 

закатал
тишину

в баночку
бытия



Ноу-феня. Трилогия начинающего графомана

Люблю писать стихи и отдавать в печать.

Гр. Хвостов
______________________

Мягкий текст

Ьььььььььььььььььььььььььььььь

Ьььььььььььььььььььььььььььььь

Ьььььььььььььььььььььььььььььь

Ьььььььььььььььььььььььььььььь

Твёрдый текст

Ъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъ

Ъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъ

Ъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъ

Ъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъъ

Синтетический текст

ЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъ

ЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪ

ЬЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪьЪь

ЪЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬъЬ

Постскриптум. Стихи опровергаются стихами.



***
треугольные лица 
черных квадратов
хоронят
корень кубический из квадрата
на кладбище гипотенуз и катетов
и только кривобокая бесконечность
треугольного солнца
светит закатным квадратом
остатка жизни
в цветочную запредельность 
бытия небытия

Теги:
17 January 2017

Немного об авторе:

Владимир МОНАХОВ автор более десяти сборников стихов и прозы. Активно публикуется в журналах и альманахах. Его тексты вошли в антологии "Русский верлибр", "Сквозь тишину. Антология русских хайку, сенрю и трехстиший.", "Приют неизвестных поэтов. Дикоросы.", "Антология ПО под редакцией К.Кедрова". "Нестоли... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет