РЕШЕТО - независимый литературный портал
Владимир Монахов / Публицистика

Почему я не стал писать о протесте рабочих Братска

218 просмотров

К 100-летию "Восточно-Сибирской правды"


Дети и БелАЗ, Минск, 1980 г. 
__________________________

В СССР платили маленькие зарплаты

Большинству людей ужасно хочется верить в то, что живется им лучше, чем предкам. Вера верой, а факты фактами: если бы Советский Союз не распался, а продолжал бы существовать в той же форме, что в конце 80-х, даже по самым скромным выкладкам у 80% населения зарплаты были бы выше теперешних примерно в четыре раза.


С середины 1950-х годов уровень годовых доходов советского населения неуклонно рос и к концу 1980-х увеличился вчетверо. На закате советской эпохи рубль был не мелкой разменной монетой – на него можно было много что купить. Например, 50 тетрадей для школьника. Или 10 кг картофеля, или пять батонов белого хлеба. Или 33 билета на трамвай (и еще осталась бы копейка!). Или аж 50 раз позвонить по телефону-автомату.

Те, кто утверждает, что зарплаты со времен СССР значительно выросли, ориентируется на уровень больших мегаполисов. Да, проживая в Москве и работая в престижной компании, сегодня можно получать немаленькие деньги. Но большая часть населения еле-еле зарабатывает на хлеб и оплату коммунальных услуг.
________________________________


ПОЧЕМУ Я НЕ СТАЛ ПИСАТЬ О ПРОТЕСТЕ РАБОЧИХ БРАТСКА




В 80-х,в горбачевскую перестройку, меня позвали рабочие Братского авторемонтного завода на собрание. Они протестовали против снижения расценок за выполненную работу. Была такая практика в советское время - применялись новые приемы, облегчающие труд, если наблюдался рост производительности, то и расценки снижались. Дирекция предприятия уверяла, что на заводе были применены новые технологии. Рабочие оспаривали - ничего нового не было, а те незначительные рацпредложения, детище самих рабочих, за которые они получили мизерную премию. Заплатили по 50 рублей двоим рационализаторам, а срезали всему коллективу - не унимались работяги. Но ведь вы все теперь применяете их наработки, и производительность выросла - настаивал главный инженер. Я уже знал,что была такая практика - рабочие придумывали новую оснастку,которая помогала выполнять задания быстрее, но помалкивали. Давали высокую выработку и естественно хорошо зарабатывали. Начальство заставляло инженеров выявлять таких кулибиных, оформлять правдами и неправдами рационализацию, регистрировало её, а потом через несколько месяцев резало расценки. И тут была такая ситуация.После трагических событий в 1962 году в Новочеркасске,когда протест рабочих перерос в вооруженное восстание,руководители на местах имели негласное указание решать вопросы с рабочими мирно.

Я слушал протесты собрания долго, а потом поинтересовался, о какой сумме идёт речь. Оказалось о 30-50 рублях, которые теперь рабочие не дополучат в месяц. А сколько зарабатываете - от 600 до 800. И тут я внутренне встрепенулся и громогласно возмутился - дорогой рабочий класс, это почти в два раза больше чем получает ваш покорный слуга, как собственный корреспондент областной партийной газеты "Восточно-Сибирская правда". Собрание было искренне удивлено - не может быть! Тебе,человеку с высшим образованием, так мало платят?! 

Да - ответил я, хотя не считал, что мало. С общим доходом в 350 - иногда 400 рублей - я жил неплохо! Но оказывается, что заводской рабочий класс времён СССР жил в два раза лучше, и драл лужённую глотку за свои потерянные 30-50 рублей. Тут я припомнил, что лирические герои-революционеры из горьковского романа "Мать" тоже подняли бунт на заводе всего из-за ОДНОЙ КОПЕЙКИ, которую удержал у них фабрикант!




Впрочем, меньше сдельщиков на заводе получила, между прочим, и их начальники - производственные мастера,инженеры, конструкторы, одним словом техническая интеллигенция, без которой ни один рабочий трудиться не мог,И всем это было хорошо известно.Такова была практика времён развитого социализма,государство рабочих и крестьян заботилась о гегемоне. Такая ситуация сложилась с 50-х годов,когда партийное руководство прозрело и обнаружило огромную диспропорцию между зарплатами рабочих и руководящего состава. Тогда же и решили кардинально поменять оплату труда,реально выдвинув человека труда на первое место. Я об этом знал не только из учебника истории КПСС, но и по рассказам ветерана Братска Евгения Петровича Верещагина. Именно он был одним из инициаторов письма в ЦК партии об этой,как он считал, позорной диспропорции,когда начальники получали в пять-десять раз больше рабочих.Ошибку при Никите Хрущеве постарались исправить,но,как мы видим,во времена Леонида Брежнева довели до абсурда. Дипломированный хороший специалист,инженер не мог получать больше хорошего рабочего.Журналисты в СССР тоже не были самыми высокооплачиваемыми работниками партии,хотя их перо часто приравнивали к штыку.Такое вот получилось у меня затянувшееся отступление,но пора вернуться на собрание коллектива.


- И как мне писать в защиту ваших интересов, - сказал открыто рабочим журналист областной газеты, - если вы получаете в два раза больше меня, а сутяжничаете из-за тридцатки?!

Собрание притихло. Но тут кто-то из задних рядов предложил.

- А мы тебе сами заплатим за статью. Скинемся по пятерке каждый на гонорар! Смотри сколько нас - двойной оклад получится! - полушутя-полусерьёзно сказал работяга, они уже просекали толк в рыночной экономике социализма. - Согласен?!

И в задних рядах нашлись группа поддержке,даже подняли шапку и кинула в неё первые деньги. 

- А ну-ка угомонитесь,- остудил зарвавшихся коллег орденоносец и авторитетный рабочий Петр Суворов.По его приглашению я пришел на то собрание.Шутники притихли.


Но я уже оскорбился,потому что не был согласен с подачкой от рабочего класса! В стране сохранялось еще девственное время, когда такое меркантильное предложение,а по сути взятка, воспринималось, как оскорбление чести и достоинства творца, и преследовалась по закону. Только-только на всю страну прогремело коррупционное дело Братскгэсстроя, в состав которого входил и завод. Об этом деле я публиковал отчеты в газете. Многие сибиряки оказались на скамье подсудимых, а кое-кто уже и в местах не столь отдаленных Еще больше потеряли партийные билеты... Среди них были и мои знакомые...

Поэтому я хлопнул дверью и демонстративно покинул собрание трудового коллектива, что было тоже неслыханно. Я публично пошел на конфликт с рабочим классом, раздражать который опасались в СССР боялись после известных Новочеркасских событий. Не дай бог обидеть гегемона! И всегда старались такие бунты трудовых коллектив завершить общим примирением,шли на уступки, И рабочие 80-х это хорошо понимали.Но писать о протесте рабочих на Братском авторемонтном заводе я из принципа не стал.О поддерживать не хотелось, и осуждать права не имел.Я на этот раз не почувствовал пролетарской солидарности с рабочими завода.

Хотя несколько лет спустя, когда страну развитого социализма накрыл наглый капитализьм хапуг, мне уже пришлось принудительно торговать пером, зарабатывать на рекламе, выборных кампаниях и выполнять коммерческие задания редакции, получая с них свой процент. Пришлось, потому что родная редакция за газетные заметки порой платила "непрожиточные" деньги. И чтобы поддержать семью - приходилось время от времени всё чаще если не "поступаться принципами", то и не сильно с ними считаться.


-Ты, Володя, на ребят сильно на обижайся, - сказал мне после собрания коллектива рабочий Петр Суворов, в капиталистические времена, чтобы спасти завод от банкротства его даже назначали директором, но не помогло.- Они не хотели тебя обидеть! А этому дураку мы указали за оскорбительный трёп!



Эх, дорогой господин-товарищ Суровов, самое смешное, что этот отдельно взятый гегемон из задних рядов трудового коллектива оказался по ходу современной истории прав, сегодня журналистика отвечает не только на вопросы - кто, когда, зачем, но и главное ПОЧЕМ? Как плохо я себя чувствовал в такой журналистике последние десятилетия, и постепенно откочевал из неё в сторону дивана. Слава богу хоть пенсия подоспела...Но это уже совсем другая история!


ПИСЬМО ОТ КОЛЛЕГИ

"НАС НИКТО НЕ СЛУШАЕТ" - Жириновский


Хорошее эссе, Володя! И, главное, острое на сегодня.

Я помню в "нулевые" одну из своих бесед с Иваном Зигмундовичем Зелентом -- тогдашним председателем Законодательного Собрания Иркутской области. Речь шла о разницах в зарплатах руководителей и низшего производственного звена. Иван Зигмундович тогда сокрушался:

- Я сам ярый противник, чтобы нарушалась установленная в советское время норма: не более чем в четыре раза зарплата руководителя должна превышать самую низкую на предприятии или в службах. Я даже в ЗС-е отстаивал это мнение, хотя многие депутаты меня так и не поддержали.

Вскоре после ухода Ивана Зигмундовича и в нашем ЗСе нашло пристанище поветрие неадекватно выросших депутатских зарплат.

А, ведь, была такая норма, Володя! Не знаю, осталась ли. Вполне возможно, что ее никто и не отменял. Сегодня же мы видим, что депутаты Госдумы, например, в среднем имеют зарплаты в 450-500 тысяч рублей. Местечковые главы поселений -- тоже под сотню получают. Откуда, скажи, им будут ведомы тяготы нашей жизни? И что такое невероятного они творят, чтобы их "черный" труд ценился столь высоко?

Я как-то писала письмо на имя В.В. Жириновского, где подымала вопрос о том, что огромная масса бюджетных средств тратится на властную вертикаль. До двух третий бюджета банально сжирают зарплаты во многих МО и «платных» Думах. Потом идет распределение средств на нужды по остаточному принципу. Потому у нас -- такие дороги, такая вода, такая ветхость жилья и инфраструктуры.

Вот где, писала я ему, те самые деньги, которых сейчас так не хватает на социальные программы. Не стоит ли правительству проревизировать состояние дел в реформе местного самоуправления?

Ты знаешь, он мне ответил. Вы, мол, правы, все верно, только "НАС НИКТО НЕ СЛУШАЕТ"... Это, буквально, дословно прозвучало от Жириновского...

Вот тебе и наши чаяния...

Что же до рационализаторства, то мой отец был активным рационализатором в советское время. Помню, однажды пришел и говорит: мне дали премию в 200 рублей. Знаете за что? За то, что я изготовил механизм, который сэкономит 200 тысяч рублей для нашего опытного завода.

Вот такое поощрение было в тот раз. А обычно премии за его рацухи давали в пределах 15-20 рублей. Об одном из таких случаев я как-то черканула рассказик:

«Туфельки для Золушки»
 
http://www.proza.ru/2015/03/30/320

Инна Молчанова,Иркутск

Теги:
04 June 2017

Немного об авторе:

Владимир МОНАХОВ автор более десяти сборников стихов и прозы. Активно публикуется в журналах и альманахах. Его тексты вошли в антологии "Русский верлибр", "Сквозь тишину. Антология русских хайку, сенрю и трехстиший.", "Приют неизвестных поэтов. Дикоросы.", "Антология ПО под редакцией К.Кедрова". "Нестоли... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет