РЕШЕТО - независимый литературный портал
Владимир Монахов / Лирика

Вышел сборник "Библиотеке Сербского - 25"

235 просмотров

qS1LyTTvzO0 (700x525, 475Kb)

Наконец-то вышел из печати сборник стихов, приуроченный к 25-летию Библиотеки русской поэзии.Екатерина Сербская держит в руках и готова раздать всем присутствующим авторский экземпляр. И каждый участник традиционной встречи получил в подарок книжку. В ней три моих работы - эссе "Здравствуй,эпоха поэтомасс" и стихотворение ,посвященное неизвестному поэту Степану Пшенникову.

 



uc7Icp_b1nM (700x525, 405Kb)

А экземпляр библиотеки собрал на своих страницах автографы присутствующих авторов.На странице 13 оставил свой гневный автограф.Я был против публикациистихотворения,но по закону вёрстки оно ловко вошло на это место.Издатели и типография поступила против моей воли.Об этом и написал потомкам.Не драться же с библиотекарями?!

Фото Игоря Романова


_________________________________________

Здравствуй, эпоха поэтомасс!

Я чувствую, как ждёт народ стихов!
Руслан Элинин


Поэты выносят Россию вперёд стихами!
Из дневника

______________________________________________

Разговор о современной поэзии зашёл в тупик. Горячий спор о путях литературы завяз в мелких разговорах о классиках и новаторах, сбрасывает с корабля современности то одних, то других. В результате спорщики запутались в частностях и погрязли в мелочах, изолгались в личностях, но при этом так и не выяснили главного и обобщающего в поэзии грядущего, не определили того, что наполняет и насыщает новую литературу, создавая плотный устойчивый базис на будущее.
А ответ нужно искать в том, что если до сих пор в поэзии действовали преимущественно личности выдающихся одиночек и как вешки на столбовой дороге поэзии указывали направление развития, то сегодня мы стоим на пороге и по сути открываем эпоху поэтических масс, которая создаёт из суммы талантливых индивидуальностей коллективного автора. 


Это значит только одно: в современной литературе наблюдается столпотворение классиков-новаторов, которые ушли далеко вперёд своих предшественников в мастерстве поэтического творчества. Но они собирают и объединяют вокруг себя не столько толпы читателей, как было прежде, сколько толпы больших и малых поэтов, которые являются главными потребителями и производителями литературного материала. Поэтому всеобщие стоны об ухудшении поэтического слова — симулякр текущего литературоведения. Поэзия все так же тотально заполняет мир. Интернет тиражирует без редакторов всё, что пишется стихами и прозой. 


А запугивание мало читающих критиков, которые способны осилить от силы два десятка поэтов, — проявление воли разочарования. ХIХ и ХХ века дали по десять великих поэтов, и одновременно существовала рядовая поэзия, которая отвечала насущной потребности дня или группы читателей. И ни один великий не затерялся среди множества малых и вписан в историю литературы. Поэтому меня никогда не пугало, что число поэтов так стремительно увеличивается, что они самостоятельно находят выход к читателю при помощи издания малотиражных книжек, журналов, создавая литературные сайты в Интернете. 

Активно действующие поэты ведут между собой стремительный обмен этими изданиями, не боясь жить замкнутой кастой литературы. Всё, что производят, то и потребляют внутри своего сообщества, не претендуя на выход к массовой публике. Почти каждый поэт имеет толику своих читателей, которым регулярно передаёт свои тексты и с тем же успехом получает тексты других авторов, поддерживая с ними регулярную связь, являясь активным потребителем рифм соперников.

Стерильный читатель уже редкость среди толпы производителей стихов. И все увеличивающаяся толпа поэтов формирует в информационном глобальном обществе огромную литературную стихомассу эпохи всеобщей начитанности. Только наличие большого числа сочиняющих и воспроизводящих все новые и новые стихотексты обеспечивает поэзии стабильное число читателей, тот самый золотой традиционный один процент потребителей стиха, коим всегда удовлетворялась и будет удовлетворяться поэзия.

Но такая огромная толпа поэтов, естественно, пугает многих непрозорливых и недальновидных наблюдателей, а потому они её по привычке записывают в разряд графоманов, как это было принято ещё совсем недавно. На самом деле поэтомасса не только создаёт литературу, но формирует и переваривает идеи будущего, перекачивая и структурируя их в иной язык грядущего. Если в XIX веке малограмотная Россия смогла переварить своим малокультурным умом только одного великого Пушкина, то сегодня лишь толпа поэтов способна переработать надвигающийся поток информации в понятную и запоминающуюся нам форму нового слова. Поэтому любой поэт вам скажет, что нынешнее время требует массового стихосложения и стихокомментирования, а не стихопрочтения.


Недаром Юрий Арабов при вручении ему премии имени Бориса Пастернака сказал: “Стихи в России писать невозможно, потому что в России все пишут стихи. Я думал, удушье потребительского общества искоренит эту блажь, но нет, каждый день появляется гениальный поэт”. Лауреат, конечно, пошутил, комментирует автор газеты “Коммерсант”. Но посвящённые знают, что в этой шутке больше правды, чем в оперативной статистике сайта стихи.ру. Зарождение и тотальное размножение поэтомассы в России на фоне построения потребительского общества означает страстное желание грамотных людей защититься от этого самого потреблянчества, в которое, как в отстойник, окунули страну реформаторы.


Конечно, поэты не против того, чтобы на прилавках была в достатке колбаса, сами кушают, как минимум, три раза в день. Но их пугает, что колбаса стала точкой отсчёта, главным мерилом благополучия, психологического комфорта не только в повседневной жизни, но даже в литературе и в душе. А литература и душа для образованных русских остаются священной коровой на протяжении двух веков, как минимум. И в ответ — стихи-йный творческий протест, грандиозный поток самовыражения методами стихосложения. Это законная реакция знающего грамоту русского человека, которого принудили каждый день лицезреть в изобилии колбасу. И от этого изобилия народец наш ударился в стихи-ю.

Производить материальные ценности грамотному человеку не с руки, а вот завалить страну стихами — это запросто. Это даже настоящий духовный подвиг, который, может быть, останется в веках. Ведь колбасу съедят на следующий день, а стихами, глядишь, ещё можно прославить Отечество, если даже самому не удастся стать, как наше все, памятником себе. Поэтому не устаю повторять свою излюбленную мысль о том, что поэты выносят Россию вперёд стихами. Куда они её донесут — неведомо! Может, свет в конце поэтического тоннеля — это все же огни ада? Только поэты не знают или не хотят замечать, что в современной словесности происходит замена божественного глагола на чёрный глагол. Если Бог всегда познавался в молчании, что исследовала настоящая поэзия, то дьявол действует в сладких речах искушения. И теперь новая литературная среда не учит обустраивать жизнь, а сама обустраивает иной мир. А все потому, что, приняв формулу мёртвого Бога хотя бы в душе, человечество приучается жить своим умом познания виртуального базиса.

Я остался пунктиром...

Евгений Степанов

кто-то в поэзии — полное собрание сочинений,
а кто-то — поэма,
кто-то — крохотное стихотворение,
а кто-то — всего лишь оборвавшаяся строка,
кто-то — запятая или даже точка...
А я в поэзии — тишина!
Кто-то слышит меня, читатели мои?


Вот так бросил я в пустыню пустоты слово и даже не подозревал,что слышали нас задолго до того,как в нашем веке возникло и осуществилось течение массовости в поэзии. Жорж Батай в своей работе «Внутренний опыт» уже задавался подобными вопросами, которые перед ним ставили предшественники. В частности Батай удивлялся этим словам: «Все люди,- сказал Блейк,- похожи друг на друга своей поэтической гениальностью». А Лотреамон добавил: «Поэзия – это дело рук всех людей, а не одиночек». Мне очень хотелось бы посмотреть насколько далеко можно зайти, пытаясь на самом деле осуществить такие помыслы: разве поэзия не дело рук одиночек, который посещает гений»?
Как говорится,ничего нового под луной, гении это предвидели! А нам остаётся это только подтвердить практикой!

____________________________
 

***


          Степану Пшенникову

Век двадцатый истлел-
У виска лишь звенит тишина.
Вечность снова заводит
Восходно-закатное время.
Как поэту жилось
В непрошедшие времена,
Помнит только одно
Нерожденное поколение.
Мы не знали друг друга,
Но мною ты будешь воспет,
Потому что вливал
В нашу пропасть стихами надежду.
И душой прикормил
Беспощадно красивую смерть,
Что умело скрывалась
Невестою в белых одеждах.
Век двадцатый замешан
На поте любви и войны.
Сколько вас, нерожденных,
Ушло в поминальную Лету!
Жизнь, сыгравшая смерть
На подмостках прогнившей страны,
Поместилась в слезах
Не познавшего роли поэта.
Век двадцатый истлел,
У виска лишь звенит тишина.
Вечность снова заводит
Восходно-закатное время.
Как живется, поэт,
В непрошедшие времена
Знает только моё
Нерожденное поколение.

__________________________________________


***

Виктору Сербскому

Наше время для стихов –
Души мы не разорили.
Сквозь бессмертие грехов
Выхожу к пречистой силе.
Если я сгорю в словах-
Приходите отогреться.
Муза долго будет вам
Откликаться эхом сердца.

Теги:
22 June 2017

Немного об авторе:

Владимир МОНАХОВ автор более десяти сборников стихов и прозы. Активно публикуется в журналах и альманахах. Его тексты вошли в антологии "Русский верлибр", "Сквозь тишину. Антология русских хайку, сенрю и трехстиший.", "Приют неизвестных поэтов. Дикоросы.", "Антология ПО под редакцией К.Кедрова". "Нестоли... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет