РЕШЕТО - независимый литературный портал
Владимир Монахов / Публицистика

На ветхом завете русского мата

55 просмотров

Вспомнилась моя старая,но такая актуальная заметка в связи с Габуния-ТВ,которым отличилась Грузия нынче

 

____________________________________

нынче разговаривают дети - девочки и мальчики, взрослые - женщины и мужчины, сантехники и министры. Мат больше не скрывается от постороннего слуха, не прячется в подворотне, а становится нормой жизни, потому что наш народ активно «на ём разговаривает». Люди с дипломами своей речи без «бля» уже давно не представляют. Вот и острослов Евгений Шестаков шутит: «Не подам руки человеку, который не матерится». Вона как!

На рынке три торговые дамы обсуждают мелкую  финансовую проблему. Одна очень болезненно переживает свою денежную потерю в размере 500 рублей. А всё своё негодование вкладывает в отборные мужские  маты. Проходит минута, другая, а дама всё никак не может успокоиться: «мать-перемать» летит из её крашеного рта на весь рынок. И слушающие её товарки даже не пытаются остановить подружку: привычное дело в торговых рядах. Первым не выдерживаю я.
- И сколько можно вашу брань слушать?- останавливаю даму.
- А что? – «матерщинница» удивленно смотрит на меня: кто тут посмел вякать?
- Только и слышно  вашу брань. Пора бы угомониться, - вежливо намекаю.
- Так столько денег потеряла из-за ротозея сыночка!- не унимается дама.
- И об этом нужно орать на весь рынок отборным матом?- пытаюсь её урезонить…
- А какие ещё слова для этого есть?!- парирует она.
- Вот и плохо, что забыли или не знаете…
- С такой жизнью всё позабудешь,- стушевалась впервые дама.  
Главное достигнуто- спесь "матерщинницы"сбита, она угомонила свой трогательный многоэтажный мат. И товарки разошлись -некому слушать, пропадает театральность действа, на что и был рассчитан этот эмоциональный скандал. Сцена обыденная для нынешних времен. Редко кто пытается сделать замечание женщине, ребёнку, а тем более мужчине, которые взяли за моду ругаться прилюдно. Давно стало нормой. Хотя как сообщает руководитель пресс-службы городского УВД Ирина Кирилова,  в Братске ежедневно составляется от 150 до 400 административных протоколов на мелких хулиганов, которые омерзительные дебоши сопровождают нецензурной бранью, который стал фоном нашей жизни. Но увы - меньше хамства не становится. И задашь окружающим тебя людям вопрос - как вы относитесь к матам в повседневной жизни, так старшее поколение, хоть и думает, что без мата не обойтись, но считает ситуацию унизительной и оскорбительной. Молодые смотрят на это диалектически. Вот послушаем разные мнения на улице и в Сети:
Максим: Положительно… Я в основном только на нём целый год изъяснялся, когда ходил в пилотке и кирзовых сапогах!
Таня: Мне очень нравится выражение "Мы матом не ругаемся, мы на ЁМ разговариваем"! Мoё отношение отрицательное, НО, когда очень надо - то не избежать!  
Наталья: Есть люди, которые матом интересно изъясняются - это можно послушать, а вот грязный мат уши не выдерживают. Смотрела передачу научную: если обложить цветок матом, то он засыхает. Мой муж с этим не согласен: "Я сливу на даче отругал, и только после этого она начала плодоносить"
Елена: Мат - это признак нехватки словарного запаса
Владимир: Опуститься до мата - дело не хитрое, но попробуйте послать кого нормальным языком... Не получится! Так что без мата не обойтись!
Павел: Странно,  но  если  вовремя  не  вставить одно  из  этих  самых  крепких  выражений, то до  человека  бывает трудно донести  истинный  смысл, что на самом деле  хочешь  сказать  ..... Это  знакомо  и    русскому  интеллигенту,  и    русскому  рабочему ,  еще страннее  ---  это  знакомо  простым  русским  детям  ---  это  у  нас  в  крови  ...   
Алексей: Раз он существует -  значит, он кому-то действительно нужен. Сам тоже не святой – вставляю словечко-другое. Но стараюсь только по делу. И только в мужской компании.
Алена: Не переношу. Меня унижают  маты на улице, в транспорте, общественных местах. Презираю родителей, допускающих мат в общении со своими детьми.
Юлия: Пушкин, Есенин и многие русские классики не чурались ненормативной лексики, поэтому говорить, что мат - это нехватка словарного запаса, не совсем верно....я против мата из уст подростков, против мата, который сопровождается насилием, убийствами и пр. негативом...  Мат - это ужасно, и с этой пагубной привычкой надо бороться, так же как с сигаретами, пивом и наркотиками.
Константин: Отрицательно. Это, конечно, выплеск негатива, но ничто не пропадает бесследно. Выплеснешь негатив -  он остаётся в сердцах людей, на которых он выплеснулся, поэтому нужно всеми силами стараться этого избегать, бороться.
Елена: Если человек заслужил, чтобы на него выплёскивали негатив в такой форме, он должен задуматься, почему это сделали, и провести работу над ошибками,  а не таить обиду и утешать себя тем, что его, бедного и несчастного, обругали, но, повторюсь,  это в определённых случаях.  Но будничное применение мата я считаю недопустимым. 
Люба: Наверное,  просто невозможно представить русского человека без мата. Уверена,  многим приходилось пользоваться как вторым родным языком...И, поверьте, есть такие глубинки в России, где на нём просто разговаривают и не только взрослые, но и дети. Вот где уши сами завернуться хотят, т.к. там мат не разбавлен русским языком. 
Татьяна: Отношусь к мату отрицательно. Сама не ругаюсь,  и от мужа за 25 лет совместной жизни ни разу ни одного слова не слышала. Думаю, это хороший пример для наших детей.
Сергей: Материться не люблю,  даже противно, но иногда приходится
Елена: Я против мата, который заменяет речь, но иногда он бывает уместен. Сама не употребляю, но порой очень хочется сказать...
Надежда: Не пользовалась этими "словами"!!!!!!!!!! Пока не села за руль!!!!Просто бывают ТАКИЕ ситуации на дороге, что без мата справиться нельзя!!! И нечаянно словечки вылетают!!! Жаль, что в нашей стране с такими ситуациями сталкиваешься постоянно, особенно на дороге...
Не хочу казаться ханжой, и матерные слова знаю, и порой к ним обращаюсь, но речь сейчас не об этом. Становится жутко от того, в каких речевых объемах мат выплеснулся в нашу повседневную жизнь и стал нормой общения - родителей с детьми, девушек с юношами. Если наше поколение эти границы старалось не переходить, то сегодня это стало нормой, которая привела к узакониванию общения на этом языке на улице, в кино, театре, на телевидении, в литературе, офисе, хотя уголовный кодекс своими статьями напоминает об ограничениях хождения мата…В разговорах мужа с женой, начальника и подчинённого, между мальчиками и девочками… «Вина лежит на культуре, которая со свободой слова открыла все шлюзы для этого», -  считает известный критик Валентин Курбатов и всячески противится такому раскрепощению:

«Русская литература пишется не только для членов правительства - они-то её как раз не
читают, а именно для матушек и деток. И они из неё растят русского человека - всё ещё на удивление и досаду мира,  никак не желающего говорить на языке Генри Миллера, где кроме "низа" и нет ничего. Не  хочет учиться неблагодарный русский народ. Не хочет слышать даже от своей уходящей жены подзаборный язык мужской уборной. Значит, они с ней так и жили на этом языке и готовились и деток из этого материала строить, если так легко при первой ссоре сразу пошел забор.
С какой потом радостью наш добрый читатель, получив разрешение писателя, пойдет валить все это в родную речь. Я уж давно писал, что только "заговор писателей", которые откажут этой речи в праве на существование, отнеся её по животному ведомству, спасёт и саму речь и русского человека, которому ведь не перед правительством отвечать, а
перед Богом.
Всё это звучит на современный вострый слух дико, и я почти слышу,  с каким весельем меня пошлет Ваш товарищ, который сошлётся на улицу, где иначе не говорят. А там не говорят иначе, потому что мы их на это благословляем. Вот и В.П.Астафьев мне всё твердил, что народ ему не поверит, если он без мата будет писать войну. А вот Носов, который прошёл эту войну с ним рядом, как-то ни разу им не воспользовался. И Кондратьев, и Быков, и Воробьёв. А Евгений Иваныч даже и в ногах валялся у Виктора Петровича, прося его "не красить"  военного романа этой "лжеправдой", не позорить русского солдата.
Тем-то и велик русский язык, что и без этого заставит поседеть другие народы. Вон Достоевский как-то обходился. И Толстой в описании Крымской кампании и Бородино.
А уж при них, мы можем догадаться, русский человек в этом словаре был поизобретательнее.  Для мата нет азбуки,  Кирилл и Мефодий не написали её. Что мат - это только устная форма существования в единственной ситуации и не может быть записана именно потому, что "нет азбуки". И авторы ищут "эквивалента" не от стыдливости, а от чувства правды языка. Все зло и всю жестокость любой ситуации можно передать без мата".

Письмо это и особенно заключительные слова -  отклик  на прозу братского автора Александра Кузьменкова, который активно пользуется в своих повестях и рассказах ненормативной лексикой, сдабривает речь не только героев, но и  авторский текст нет-нет да и снабдит матерным повествованием. Критик, одобряя работы сибирского автора, не принял его тягу к обсценной лексике. Но на эти упрёки  у Александра Кузьменкова своя правда:
«Дискуссия о ненормативной лексике - бесконечный спор, которому не суждено закончиться в исторически обозримый период. Оттого дебатировать на эту тему бессмысленно, - всяк останется при своем мнении. Впрочем, если кому-то угодно выслушать мою реплику, то отчего бы не высказаться?
У неприятия обсценной лексики есть две составляющих. Первая из них - православная. Отечественный мат есть часть дохристианской культуры, густо замешанной на языческой магии плодородия. Православная церковь на дух не выносила язычества и потому призывала паству к воздержанию во всех его видах, - в том числе и к словесному. Вторая составляющая - политическая. Обсценная лексика во все времена свидетельствовала о неблагонамеренном образе мыслей. Что и отметил Огарев в предисловии к "Русской потаённой литературе": "Поэзия гражданских стремлений и похабщина... связаны больше, чем кажется. В сущности, они ветви одного дерева, и в каждой неприличной эпиграмме вы найдете политическую пощёчину".
Маститый литературный критик, сторонник вышеизложенных взглядов, отечески наставляет меня: матерная речь - бесписьменный язык, не для него Кирилл и Мефодий выдумывали славянскую азбуку. Я по простоте душевной поинтересовался: а как тогда быть с кириллической буквой "херъ"? Предкам нашим было глубоко плевать на табу. Немецкий дипломат XVII века Адам Олеарий свидетельствовал: "<Русские> говорят о сладострастии, постыдных пороках, разврате и любодеянии их самих или других лиц, рассказывают всякого рода срамные сказки, и тот, кто наиболее сквернословит и отпускает самые неприличные шутки, сопровождая их непристойными телодвижениями, тот и считается у них лучшим и приятнейшим человеком в обществе". Мы - достойные хранители национальных традиций.
Если говорить о формировании литературного языка, то он подчиняется гегелевскому закону единства и борьбы противоположностей. С одной стороны, литературная речь стремится удержаться в рамках существующей нормы, с другой - постоянно обогащается за счет других языковых пластов. Кто сейчас поверит, что литературная критика XIX века на чем свет стоит ругала Пушкина за грубое и непристойное (?!) слово "усы"? Смею думать, что нынешний ненорматив есть завтрашняя норма; утверждать обратное означает отрицать диалектику».
Да, по меткому замечанию поэта Сергея Кузнечихина «Герой ненормативной лексики» стал нашим повседневным всЁ. Между тем в книге «О грехах языка» священник Сергей Николаев пишет, что употребление матов не тот из грехов, которые религия причисляет к так называемым «смертным». Но, по мнению автора, сама жизнь свидетельствует о том, что «…сквернословие всегда становится началом пути к еще большему злу. Ибо призывающий дьявола неизменно получает в итоге полный набор последствий общения с ним, включающий разрушенное здоровье и поломанную судьбу».  И как дальше быть? Неужели прогноз Александра Кузьменкова – это путь развития языка: маты станут нашей повседневностью? Я как-то склоняюсь к необходимости активного действия, чтобы   начать урезонивать, ограничивать и вводить распоясавшуюся нецензурщину в рамки «малого использования». А вы?
Вместо эпилога
И, тем не менее, публицист и философ Валерий Скурлатов говорит о пользе ругани: «Матерный возглас взбадривает, высвобождает энергетику, повышает конкурентоспособность. Расслабленность, самодовольство, праздность — лоно болезни и порока. Надо регулярно взнуздывать себя, ругать. Материть себя эффективнее, чем молиться Богу, лучше добычу добыть, чем милостыню вымолить. Как говорил орёл ворону в пушкинской «Капитанской дочке» - лучше раз напиться живой крови, чем триста лет питаться мертвечиной. Лучше сгореть в самоотдаче, чем триста лет заниматься онанизмом. Полезнее вытащить бревно из своего глаза, чем надсмехаться над соринками в чужих глазах. Плодотворнее самокритика, чем критика других. Эту логику подкрепляет физиология. Когда человека ругают, он мобилизуется и становится сильнее. «Раз меня не любят и ненавидят,  значит, я отличаюсь от других, что-то во мне есть особое, и буду реагировать так, чтобы «снять» ругань против меня, доказать своё право на особость, на избранность».

***
Разве татарщина лишь виновата,
Когда говорят мужики
На ветхом завете русского мата,
Господа взяв за грудки?!

Теги:
09 July 2019

Немного об авторе:

Владимир МОНАХОВ автор более десяти сборников стихов и прозы. Активно публикуется в журналах и альманахах. Его тексты вошли в антологии "Русский верлибр", "Сквозь тишину. Антология русских хайку, сенрю и трехстиший.", "Приют неизвестных поэтов. Дикоросы.", "Антология ПО под редакцией К.Кедрова". "Нестоли... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет