РЕШЕТО - независимый литературный портал
Владимир Монахов / Верлибр

Завещание пейзажа

515 просмотров

(1986-1993)


КОНЕЧНАЯ ОСТАНОВКА

Свидетель ХХ века
Вышел из утробы снов любимой-
Его нельзя запретить.
На конечной остановке
Трамвая он берет за руку
Не нашедших общего языка,
И ведёт искать общее молчание.
По глухонемым развалинам
Восстанавливает алфавит
Чтобы каждый теперь проник
В функциональную тайну камней.
Впереди себя – свидетель ХХ века
Посылает гонцов в динамике
Сомкнутых губ. Сбегаются люди
Послушать гениальное молчание,
Которого так много погибло и
Еще несчетное множество умрет,
Пока свидетель ХХ века не научит
Всех понимать молчание
Как главную часть речи
Родного языка. И тогда,
Споткнувшись и бесконечную паузу,
Поднимет над головой манифест:

-Да ЗДРАВСТВУЕТ 1-ая годовщина Вечности!

МАШИНА ВРЕМЕНИ

1.
Только сквозь задумчивый
Прищур голубых глаз
Можно рассмотреть
Необитаемое время:
Где из пыльцы невесомой надежды
Строятся воздушные замки,
Где мечта наносит
Необитаемую недосягаемость
На карту судьбы,
Где никому не удалось
Наследить пеплом воспоминаний.
Как приятно издалека
Изучать необитаемое время
Куда – даже завалив дорогу
Утраченными масками
Заинтересованного лица –
Мне уже не добраться.

2.
Из кровосмешения буден
Выжат огарок утра,
Корни свои пустив
В атмосферу конца века.
Окна моего дома
Выходит в жизнь
Человечества, которую
Я рассматриваю как
Заграницу души.
Мне нравится жить на кухне –
Хлебать горячий бульон,
Но диктор московского радио
Внушает тревогу
За всю страну.
А я с ужасом слушаю
Через каждые полчаса –
Гимн точному времени
В сфере материального
Производства –
откуда сбежала душа.

ПРОЕКТ КОНЦА СВЕТА

…Вычесть из обитателей дна
Воздушного океана – человечество:
Некому будет думать об исчезновении
Очередной популяции, раскапывать
Заросшие травой цивилизации
И пугаться грядущих катастроф.
Ни одна бабочка не возьмет на себя труд
Считывать и посылать в пространство
Информацию боли. Смерть превратится
В личное дело фауны и флоры,
А также – камней, которые
Не взвалят на себя обязанности
Разума расщеплять бесконечность
На линии горизонта.
И только погонщик валунов
Из лежбища созерцательности
Сумеет наслаждаться в потоках
Недоносимости.

ПЕРЕВОПЛОЩЕНИЕ

Я – диспетчер траектории
Полета кленового листа.
Его виражи с земли
Кажутся удачной импровизацией
Осени. На самом деле – это
Домашняя заготовка марта,
Крестившего почку
Вешними водами.


*
Ты унес с собой нежность молчания.
Оставив эхо одиночества. Дождь
До крови расцарапал окно.

ОТТОРЖЕНИЕ ФИЛОСОФА

Любимая – окружена рукой
С чужого плеча.
Друг – плене мыслями
Чужого наречия.
Сын – окручен формулами
Культуры для бескультурных.

Я – изгнанник собственной души
За горизонт памяти. Бесплатный
Заменитель чужих пустот –
Тело моё, можно встретить только
В пейзаже обезлюбленности.
Душа меня больше не призовёт!

ЗИМОВКА ДУШИ

Сбился с курса
Полета паутинки.
Припал к источнику капли росы.
Унёс все зрелище мира
За горизонт сомкнутых ресниц.
Перед вами окаменелое лицо
Нового ледникового периода.

МАНИФЕСТ

Даже у мертвого на уме
Один-единственный вопрос –
Земельный!

МЕТЕОСВОДКА

Лепестки розы ветров
Забросали на кухне погоды
Двери. Трудолюбивая хозяйка
Не интересуется современным
Состоянием окружающей среды,
Варит цветочный джем и мажет
Губы любимому.

ПЛАНИРОВАНИЕ ЛЕТА

Мартовский снег –
Ослепший калека весны.
Разведывая подробности
Проталин – несется в
Объятия наводнений.
В кого он летом войдет
На массовом водопое?

КРУГОВОРОТ ИСТОРИИ

Опять пришло:
Новые палачи истории
Заламывают памятникам руки,
Вскрывают каменные вены –
С алчностью лакают кровь
Утраченного времени.
Разрывают грудь бронзы –
Швыряя в толпу сердце минувшего.
Они знают, они убеждены –
Внутри каждого памятника
С чугунной душой
Прячется человек,
Которого хочется
Убивать!
Убивать!
Убивать!



*
Выбираюсь по следу
Красоты взмаха крыльев
Дневной бабочки
На поляну уединенности.
В залежах породы высокой травы
Разведываю природу нетронутой
Взглядом спелой росы.
В зрелых капельках отражаюсь
Затворничество тела.
Слышу эхо утраченного лица,
Где по щекам слёзы
Печали бороздят одиночества
Тропу, не зарастающую
Травой забвения.

*
Выбежать из бытия на голос музы.
Долго бродить окрестностями
Несочиняющихся стихов. Набить
Полные карманы словарным запасом
И вернуться домой, не зачерпнув
Ни одной строчки.
Долго соскабливать
С одежды пыльцу отрешенности
Лепестков и крыльев.

ЗАВЕЩАНИЕ ПЕЙЗАЖА

Мы когда-то были растениями.
Но человек собственными руками
Задушил в себе пейзаж. Колючие
Ветки сопротивляющихся деревьев
Оставили шрамы на ладонях, по
Которым корыстная цыганка
Пытается добраться до
Годовых колец судьбы.


АВТОПОРТРЕТ

Стоит человек посреди базара –
Исполняет соло задумчивости.
Никто не интересуется ценой.

*
И тогда
Побреду пустынной дорогой
Остановлюсь у колодца одиночества
Выору себя в его ненасытную душу.

Хватит ли жизни дождаться ответа?


ДОНЖУАНСКИЙ перепачкана кровью тишины,
Безостановочно струящейся
Из перерезанного горла родника.

НЕОТПРАВЛЕННАЯ ОТКРЫТКА

Каждый в своем пространстве
Празднует день разлуки.
Думаю: а не встретить ли его
Вместе? Но тогда это будет
Называться праздником встречи.
А нам так нравится одиночество,
В котором мы научились быть
Дороги друг для друга.

*
С вечера выследил на безлюдных
Улицах аранжировщика молчания,
Ставящего спектакли несказанного.
Прижавшись слухом к пробелам
Соприкосновения непроизнесенности фраз,
Увлеченно подсчитываю пульс
Ночной тишины.
Утром замер на перекрестке
Многозначительных взглядов
Навсегда отрекшись от дара речи.

*
Набросить на небо переплет окна.
Сквозь образец прозрачности
Постигать красоту пустоты.
Праздностью созерцательности
Заполнить бесконечность.

ВЫСШАЯ МАТЕМАТИКА

Зачерпнуть из горной реки ведром
И высчитать – сколько
Погашено быстрого течения
В генетической памяти
Пленной воды?

ПОСЛЕДНИЙ СМЕЛЬЧАК

В заснеженном саду,
Ища покровительства и защиты,
За ветку обессиленной
Плодоношением яблони
Цепко держится листок –
Последний смельчак осени,
Не подчинившийся силе ветра,
Отставший от листопада.

Теперь всю зиму намерен
С отчаянием обреченного
Караулить приход весны.

ЧАСТЬ РЕЧИ – МОЛЧАНИЕ

И.Бродскому

Слова уходят в молчание,
Как вода в песок,
Чтобы на дне паузы
Заполнить озеро Чести Речи –
Молчание звучит понятно
На всех языках мира.

*
Нырнуть в гостеприимство травы.
Под парусом крылышка беспечной
Бабочки плыть против течения
Детских сновидений к истоку
Огорчения:
Зачем я воровал
Возраст взрослых людей?

ПРИЮТ ДОЖДЯ

Горсть облачного неба
Посадить в плодородную почву –
Вырастет озеро, переполненное
Дождевыми каплями.

*
Какая бездомность
Овладевает миром,
Растворяя несбывшееся
В нейтральных водах желаний,
Где купаются стрелки часов.

*

Солнце провалилось
В прорезь заката,
Как в монетный автомат
Для прохода в метро.
Всю ночь имеем право
Бесплатного проезда
В завтрашний день.

НА ПОЛЕ БОЯ

Только солдат увидел –
Винтовка, словно
осиротевшая мать,
оплакивала пулю,
погибшую в сердце
человека.

ХУДОЖНИК

Выкрасил небо
Перелётом птиц
Пока мыл кисти
Одиночества –
испугался поступка.
Всю долгую-предолгую
Зиму натирал краски
Для возвращения
Легкокрылых.

НАД БИБЛИЕЙ

Как много для живых
значит – смерть!
Так ничего для мертвых
не значит – жизнь!
Теги:
15 April 2008

Немного об авторе:

Владимир МОНАХОВ автор более десяти сборников стихов и прозы. Активно публикуется в журналах и альманахах. Его тексты вошли в антологии "Русский верлибр", "Сквозь тишину. Антология русских хайку, сенрю и трехстиший.", "Приют неизвестных поэтов. Дикоросы.", "Антология ПО под редакцией К.Кедрова". "Нестоли... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет