РЕШЕТО - независимый литературный портал
Владимир Монахов / Лирика

в небе сиротно без Отца

755 просмотров

 

  

Этот текст мне приснился, и я его записал
 
Из пункта А в пункт П
выходит стихотворение, загруженное звуками, буквами, словами, знаками препинания, метафорами и прочей необходимой стихомассой, с которой ей надлежит добраться до станции Поэзия…
А в это же время из пункта Я в пункт П
выходит Поэт, плохо выбритый, обременённый замыслами, весь обчувствованный воспоминаниями о вчерашнем походе к любимой женщине. Ему так не хочется тащиться на станцию Поэзия, но его уже там ждёт стихотворение, которое ему назначило свидание.
И потому он мучительно движется по заданному направлению.
Но никто не знает – состоится ли их встреча в пункте П.
Вполне может так случиться, что они разминутся.
Стихотворение надолго застрянет в пункте П, в ожидании другого Поэта, а наш Поэт потащится к любимой женщине, где его с радостью примут и без слов…
 
Про камень
 
Постой минутку с протянутой рукой
… … …
А если положат камень,
не обижайся…
Геннадий Алексеев

У церкви стоят нищие:
Убогие, больные, сирые,
И среди них
Ещё вполне крепкий мужик.

Проходя мимо,
Слава Богов положил
В его ладонь камень.
– За что? – спросил мужик смиренно.
– Не обижайся!
Начни строить
Дом
Или… крепость…
 
EXIT новостей. 30 марта
 
1. Она
 
В центре меня – сердце,
а в нём ты – с похотливыми
мыслями о моём теле!
Хотя, если быть честной
до конца, то мои мысли
внутри твоего сердца
мало чем отличаются от твоих, милый...
 
2. Он
 
время твоего тела
заполняет время моего тела...
а так мы посторонние друг другу люди!
 
3. Она
 
вижу – в твоих глазах,
как в часах песочных,
до последней крошки
вышло время любви ко мне, милый!
 
4. Он
 
на пути к истине
погибло столько здравого смысла о тебе...
 
5. Она
 
вслед за первой травой
из-под земли чумазая,
вся пропахшая трупным запахом
выползает на свет наша весна...
 
6. Он
 
атомы тишины,
молекулы молчания –
вот из чего состоит
крик нашего отчаяния...
тишина и молчание –
первоисточник крика
и наоборот.....
..................
Закрой рот стихло-творениям!
 
7. PS
 
Надо бояться множеств...
Троица – первое тревожное объединение.
Самое опасное объединение на троих!
 
* * *
 
Ты ушла:
Не стало
Лишних слов…
Из переписки с Евгением В. Харитоновым
 
Космос: следы жизни!
Где-то тут и мои
Споткнулись о горизонт
Твоей памяти.

НО МОЙ ДОМ ОПУСТЕЛ…
Поздно вечером,
Возвращаясь с работы,
Каждый раз с удивлением
И раздражением обнаруживаю:
Сколько ненужного
Накопилось за время
Долгой и
Счастливой
Семейной
Жизни!
 
Вождь
 
Угрожал будущему:
Вот приду,
Вы меня ещё
Узнаете!
Будущее ухмылялось:
Ты уже у меня, но только
Стоишь памятниками
На главных площадях городов.
Стоишь, смотришь удивлённо,
Как люди живут не по твоим законам,
Хочешь исправить положение, а
Уже ничего не можешь сделать…
Стоишь и сердишься
Каменным сердцем разочарованного памятника!
 
* * *
 
В школе хотел стать героем.
– Хорошо бы война, – говорил на уроках истории, –
Будут доблести и подвиги!
– А если убьют? – возмущалась учительница истории.
– Герои не умирают, – отвечал как урок.
Учительница возмущалась,
называла меня милитаристом.
И мне это имя нравилось.
Я ещё не знал, что можно просто сочинять стихи,
Которые станет петь вся страна,
И с их помощью стать доблестным героем.
 
«Вставай, страна огромная!»
………………………………
« Хотят ли русские войны?!»
………………………………………
«Этот день победы порохом пропах…»
 
Но всё-таки
для хороших песен
нужна сначала
великая
победоносная
война…
 
Из книги небытия
 
* * *
 
... раскаялся Господь
что создал человека на земле
и сказал Господь
истреблю с лица земли человеков
которых я сотворил
..............................................................
..............................................................
шесть смертей тому назад
на второй мировой войне
погиб смертью храбрых
мой дед Андрей
пять смертей тому назад
в эпоху хрущёвской оттепели
совсем молодым умер
мой отец Василий
четыре смерти тому назад
в безвременье брежневского застоя
скоропостижно скончалась
моя мама Люба
три смерти тому назад
накануне чернобыльской трагедии
отправилась в мир иной
моя бабушка Феня
две смерти тому назад
в нулевые годы нового века
оставила меня жена Ирина

Не думай обо мне, о смерть моя!
О смерть моя, не думай обо мне!

а ещё сказал Господь
вы все – будущее того света
 
Соринка памяти

       Александру Кузьменкову
Молчание и скука по углам
Сосут у сплетен истощённый палец,
А время, оно жарится на сале
Небытия, где Бог хранит весь хлам
Земных забот с грехами пополам,
Куда таких, как мы, пока не звали…
На этом свете есть ещё дела.
И тихо мелют жернова судьбы,
Где памяти слеза смахнёт соринку,
С отставшими гуляя на поминках –
Весёлое занятье голытьбы…
Не наш черед среди усопших быть!
Греби, мой друг, нам дальше вместе плыть!
Но это всё заштатная заминка.
 
* * *
 
земля по ночам
прикармливает небо –
всё мечтает засеять
безводные пустыни
падалицей звёзд!
 
* * *
За щекой берега
раскатистые волны
на шершавом
языке моря
сладостно
перекатывают
каменные
солёные
леденцы…
  
Богу служил, но дружил с базаром
(Из книги четверостиший)
 
* * *
 
Богу служил, но дружил с базаром:
в торговых рядах имел сытую визу,
И, наевшись досыта, смотрел с азартом
сюжеты библейские по телевизору!
 
* * *
 
В России храмы на крови стоят повсюду.
Россия добрая страна и Бога не гневи.
Вот только сдаст народ вчерашнюю посуду,
И будет дальше жить по водке и любви!
 
* * *
 
За двести лет воспеты все берёзы,
Что встретились поэтам на пути.
Но будь я царь, к примеру, очень грозный,
То воспевать в стихах берёзы-розы
Своим указом напрочь запретил бы!
 
* * *
 
вечность рыщет по старому городу,
отражаясь в подтёках лица,
Сын предчувствовал смолоду –
в небе сиротно без Отца...

* * *
Это не пьянство, поверь, земеля,
Довело Россию до точки!
Это наших отцов похмелье
Рушит печень сыночков!
 
* * *
всё в мире относительно – по вере:
учил гигантов мудрый коротышка,
выкручивая рубль в доходной сфере,
где разум жадных Богу жмёт под мышкой!
 
* * *
 
Подсчитан итог – урожай невелик,
Даже ничтожен на поле Отчизны...
Вот и сжигаю свой черновик
Непригодившейся жизни!

* * *
 
Разве татарщина лишь виновата,
Когда говорят мужики
На ветхом завете русского мата,
Господа взяв за грудки?!
 
* * *
 
Когда я умру –
патологоанатом вскроет грудную клетку
и удивится – моё сердце ещё сильнее любит тебя.
Но я ничего не возьму с собой на тот свет, любимая!
Даже стихи о тебе. Но ты не спеши за мной…
Разве только захочешь
узнать, что я пишу тебе после жизни
на семь нот тишины
и тридцать две буквомысли русского молчания.
 
Всего-то три слова из словарного запаса –
«Я тебя люблю!», которые я говорил многим женщинам,
но только так научился любить
одну-единственную – тебя
 
* * *
 
Под моим окном страна в непроходимых заносах.
Жизнь с трудом выбирается из снежного холста.
Господи, я посылал ежедневно на небо доносы,
Ты их иногда перелистывал, если не читал?
 
Понимаю, небеса задыхаются от земного спама
Людей, желающих выиграть в халявную лотерею.
Пусть мои послания почитают хотя бы папа и мама:
И в холодную зиму эта мысль мне душу согреет!
 
Поэма весны
 
Глава первая

Весна –
и пущена зима
на самотёк.

Глава вторая

Весна –
и почки рвут
рубашку на груди.

Глава третья

Весна –
и городской пейзаж
равняет кустоправ.

Эпилог

ЛЕТО!
 
* * *

 
Когда Бог
Унижается до человека,
Человек – до поэта,
А поэт – до стихотворения,
То в кровеносной системе памяти
Стартует броуновское движение
Красных телец поэзии,
Которые дрейфуют от ритма к рифме,
От метафоры к Слову
И обратно,
Растекаясь
душой
По древу
познания
ТИШИНЫ!
 
* * *
 
 
Отыграли в была–не-была,
Подсчитали пожитки-убытки:
Жизнь стоит на краю ремесла,
Где отпели прощальное скрипки.

Ходит-бродит в груди маета,
Распустив свои цепкие лапы.
Затаились в душе темнота
И поэт с погасшею лампой!
 
* * *
 
Дьявол – двойник Бога
С человечьим лицом.
Стоптанная тревога,       
У дороги крыльцо
Дома. Райского сада
Запах в сердце проник,
На околице ада
Крепко спит проводник…
На душе дупель-пусто,
В небе солнце в огне
Шедевром искусства
По грошовой цене.

Долгожитель
 
«Что с ним возиться!» – решила жизнь.
«Пусть поживет! – отказала смерть. –
Долготерпением он заслужил
Не постареть».

«Что же он делал?» –  вспыхнула жизнь.
«В том-то и штука, что ничего!
Только  бессмертие сторожил
Для себя одного!»
 
* * *
 
полезно сеять хлеб
бесполезно воспевать сев
полезно растить хлеб
бесполезно воспевать рост
полезно жать хлеб
бесполезно воспевать жатву
полезно есть хлеб
бесполезно воспевать процесс еды
оооооооооооооооооооооооооооооооооо

Но всё, что посеял, вырастил, сжал, – съели,
а бесполезные песни остались!

03 May 2010

Немного об авторе:

Владимир МОНАХОВ автор более десяти сборников стихов и прозы. Активно публикуется в журналах и альманахах. Его тексты вошли в антологии "Русский верлибр", "Сквозь тишину. Антология русских хайку, сенрю и трехстиший.", "Приют неизвестных поэтов. Дикоросы.", "Антология ПО под редакцией К.Кедрова". "Нестоли... Подробнее

 Комментарии

Светлана Богачева208.78
03 May 2010 12:17
Однозначно - в избранное!!! Великолепно!
Владимир Монахов96.75
03 May 2010 12:20
спасибо,Светлана!
Nigilist Pauk Олег 536.6  
03 May 2010 15:01
что-то читабельно, что-то напрашивается, но много буков ...
Владимир Монахов96.75
04 May 2010 05:42
Олег,читайте алфавит - там букв мало!
Nigilist Pauk Олег 536.6  
04 May 2010 08:28
смотря что, ежели китайские иероглифы, то не факт ...
response 13.76
03 May 2010 19:59
Не всё равноценно, но того, что меньше - и есть меньше.
Зато того, что больше по самому большому счету - МНОГО.
И это просто замечательно.
Спасибо, сегодня с утра было пасмурно просто жить,
а стало светло, если и не жить )

Чудо - на фоне почти полного отсутствия в окрестностях даже банального фокуса.
Владимир Монахов96.75
04 May 2010 05:42
рад,что не напрасно!