РЕШЕТО - независимый литературный портал
Владимир Монахов / Публицистика

ПОКОЛЕНИЕ лохНЬЮС

1647 просмотров

…Иван Хлестаков: «… я вчера им подпустил пыли». Николай Гоголь …сытой ложью солнце рассвело… Сергей Слепухин - Да вы, батенька, демагог! - Извините, политикой не занимаюсь! Из дневника

Ещё во времена горбачёвской перестройки я убеждал наивных братских друзей, что все газеты врут, даже когда стремятся писать правду. «Не может быть! - не соглашался со мной активно политизированный товарищ, который ещё верил в силу печатного слова. - Вот статья – разве это ложь?» - « Нет, правда», - соглашался терпеливо я. «А эта?» - « И в этой – правда». – «А в этой?» - « И этот журналист близок к объективности частностей. Но всё, собранное в одной газете вместе, ложь!» – настаивал я, чем выводил своего товарища из душевного равновесия и доводил до потери дара речи.
Я, конечно, шутил, но при этом, надеялся, был недалёк от истины. Потому что начинал понимать – теперь в нашей стране при помощи коллективного ложного формируется новое поколение ЛОХньюс. Поколение ЛОХньюс – это невзыскательный производитель и одновременно равнодушный потребитель новостей и поверхностных комментариев, которыми можно подменять всё, что заблагорассудится хозяевам информационного пространства, изобретателям и распространителям 25 кадра. Так называемая информационно-политическая элита во имя своекорыстных интересов научилась производить и заставлять признавать за правду ложь, но только ту ложь, которую они по отработанным в тайных канцеляриях лекалам придумали сами.
В связи с этим будет уместно вспомнить слова современного поэта и мыслителя Вячеслава Куприянова, который предупреждал: «Если Ортега-и-Гассет заявлял о восстании масс, то сегодня следует говорить о падении элиты. Это связано с тем, что элита в своих отношениях с массами всё более ориентируется не на традиционную (книжную) культуру, а на массовую информацию. Таким образом, элита превращается в информафию. Не потому, что она обладает некоей особо важной информацией, а потому что приватизирует и узурпирует средства массовой информации. И все эти (или многие) более мелкие образования пытаются не отстать в строительстве мозаичной, дробной и довольно случайной картины мира. Но если, скажем, наркомафия вполне себе представляет смертельный вред от своего бизнеса, то информафия всегда делает высокомерно-важный вид в своей уверенности, что творит благо».
Увы, не все мои современники, наверное, помнят предупреждение Блеза Паскаля: даже если отдельно взятому человеку нет никакой необходимости врать – это ещё не значит, что он будет говорить правду - «лгут просто во имя лжи». А если такие люди собираются вместе по интересам в единую команду, то уж и подавно сумма их лживости вырастает многократно. Поэтому говорить о падении элиты - системное историческое заблуждение. Неслучайно ещё в эпоху античности Платон в широко цитируемой и в наши дни работе о государстве завещал: «Для общественной пользы часто бывает необходимо обманывать простых людей». Чётко усвоила эту мысль лучше других элита всех времен и народов, о чём свидетельствует добросовестный Монтень, понимая ложь во имя спасения как повседневную привилегию врать в свою нынешнюю и, несомненно, будущую пользу своих наследников. А потому лгать для элиты всех политический пристрастий, даже когда она пытается донести правду, было и остаётся повседневной манерой разговаривать и не искать в тяжёлых трудах, как они пытаются нас убедить, а страстно плодить корыстную истину при помощи вымысла. В результате эта самоуверенность в привилегии блага скрывать правду порождает сегодня такого проповедника, которого вдохновляет только Муза дезинформации, слоганом которой служат незатейливые слова: «Я вам правду скажу!».
Теперь правители и их подручные с помощью лжи, многократно умноженной средствами массовых коммуникаций, добиваются своей материальной правды, доминируя в секторе новостей, распространяя ложную выгоду быстрее, чем способен критически осмыслить не успевающий приспособиться к этим переменам человеческим разум. Вымысел правды стал базисом и надстройкой современной информационно-политической культуры. Хотя - не будем забывать - нынешняя повседневная традиция лгать – это древняя привычка разговаривать о ложном как в устной, так и в письменной форме. И у нас на глазах сначала рождается лжец добродетельный, а затем возрождается человек, который не хочет знать правды, приучая свою душу к садомазохизму телевизионной сериальности, которая с младых ногтей приучает жить по лжи сетевого (взамен бумажного) знания, хотя при этом внушает нечто противоположное. Ведь в мире повседневных грёз, где реальность размыта до неузнаваемости, легче всего врать. Поэтому популярный современный предвыборный лозунг, которым была завешана ещё совсем недавно вся страна «Не врать и не бояться», на самом деле изъят из арсенала Ивана Хлестакова. И потому в первой половине звучит с точностью до наоборот. Его авторы в борьбе за правду установили свободу врать и не бояться. Не знаю, кто-нибудь уже рассматривал пьесу Николая Гоголя «Ревизор» как классический сценарий современных медийных акций, построенных на рефлексах заурядного человека?! Главный герой бессмертного произведения, если снять с него налёт карикатурности и условности, - это точная копия большинства сегодняшних властителей дум от государственного до районного масштаба, которые технологично порабощают людскую массу и уводят её в мир грёз, где Хлестаковым нет равных, а литературный герой просто жалок. Если Хлестаков прикидывается сочинителем и близким другом властителей дум того времени, то сегодняшние медийные властители все без исключения выпускают огромными тиражами книги, демонстрируя свою родство с книжной культурой, которая ещё традиционно котируется в сообществе. Сходство и даже родство с Хлестаковым можно находить во многом, но для нас главное, что процессы запутывания и в «Ревизоре», и в современном информационном сообществе построены на успешно освоенной технологии манипуляций с бесконечно рефлексирующим человеком, когда его душа умерщвлена и не реагирует на сигналы внешнего мира. Поэтому, благодаря таким активистам параллельной реальности, где человек информационно обездушен, растёт поколение, которое способно только удивляться, но душа которого больше не болит. И тогда на первое место публичности выходит не человек, управляющий делами, а нечеловек-видимка, успешный БРЕНДюган, ловко управляющий словами, с помощью которых слово, как дело, формирует главный успех личности. И это новое насилие изнутри человека - главное свойство спектакулярности власти, в том числе и в России, когда казаться важнее, чем быть. Власть лишь тогда сохраняет жизнестойкость, когда научится на виду, но индивидуально насиловать всех и каждого так, чтобы подданные при этом умели получать удовольствие. Тогда такая власть могущественна и продолжительна. Нужно помнить, что тоталитарные системы с развитием демократии не исчезают, а перемещаются из неустойчивых человеческих отношений в более устойчивую структуру объективной принудительности. Поэтому в основе современного человеко-бытия сохраняется старинный лозунг – хлеба и зрелищ. По сути, это первая и долгоиграющая фундаментальная строка общечеловеческой конституции, по которой жили раньше и продолжают жить современные люди. При этом в новом информационном обществе добыча хлеба стала зрелищем, а зрелища трансформировались в добычу хлеба.
Не случайно в современной действующей журналистике к классическим вопросам кто? что? где? когда? нужно добавить ещё три вопроса: зачем? почему? и почём? С помощью ответов на эти вопросы можно понять - кто и зачем нас вводит в заблуждение? И наивны те, кто думает – на развалинах лжи можно возвести храм правды. Ибо давно сказано: что лежит в основании, то будет и венцом. Правдив только путь к правде. Достижение её – ложь.
Я всегда стараюсь помнить и напоминать другим, что человек незнающий – это еще не человек. А человек дезинформированный – это уже сверхчеловек, который строит и подчиняет свою и чужую жизнь только вокруг ложного слова. Из такого можно легко ДНК-овать новое общество – ВИЧформацию, клонируя на хромосомном уровне новые координаты общества, где духовность – бездуховна, нравственность – безнравственна, мораль – аморальна, правда – ложна, а в результате бытие – несобытийно. И если тоталитаризм повышает спрос на крикунов: нужно славить вождя, то демократия молчунов повышает в цене: умеющий слушать на вес золота. И тут главное - создать информационный продукт, который он будет не только смотреть и слушать, а прежде всего потреблять на генетическом уровне, некритично. Так рождается поколение ЛОХньюс, которое с молоком матери впитывает отвращение к правде, потому что правда становится ложной, а ложь – правдивой. И теперь переизбыток правды будет вызывать в людях поколения ЛОХньюс естественный общественный токсикоз. Ведь современная правда - это не то, что есть на самом деле, а то, что об этом нам напишут или сообщат специально обученные с помощью инструктивного мышления люди. Ещё Ларошфуко предупреждал: не следует обижаться на людей, утаивающих от нас правду - мы и сами постоянно утаиваем её от себя. Но послушайте - о чё м с наивной непосредственностью спрашивают современники.
- Вот ты мне только честно скажи - почему журналисты так часто врут?!- спросил как-то мой знакомый.
- А сколько раз в день врёшь ты?
- А мне зачем?!- удивился собеседник.
- По разным причинам, но ведь врёшь?
- Ну, бывает!- после небольшого раздумья соглашается приятель.
- Не просто бывает, а шесть раз в день, как минимум, ты врёшь по всякому важному и даже ничтожному поводу! – заставляю его призадуматься.
- Ну, ты и сравнил – это же разные вещи.
- С этого и начинается дезинформация! Патологические вруны всегда требует честности от других.
Нам кажется, и мы находим этому подтверждения, что в мире идёт постоянная смена идей. На самом деле социально-экономические идеи меняются мало. Просто подрастают новые поколения, которые осваивают проблемы мира с помощью одних инструментов, а потом на арену жизни выходят иные люди, которые вооружены другими инструментами познания. И в инструменте познания ложь как форма управления вечна, ею будут пользоваться всегда, при любом политико-экономическом строе, применяя при этом разнообразные способы и технологии обмана, но главное - воспитывая под себя очередное одураченное поколение лохНЬЮС.

Здравствуй, поколение ЛОХньюс!

Лох – неприхотливое дерево; в переносном смысле – непритязательный, неприхотливый человек, которого все обманывают. У иудеев одно из имен бога – Иелохим, Элохим, Эллохим. В греческом языке loxos – косой, кривой. Лоходром (loxos – косой; dromos – бег).


Братск, Иркутская область

“Наша улица” №128 (7) июль 2010

03 July 2010

Немного об авторе:

Владимир МОНАХОВ автор более десяти сборников стихов и прозы. Активно публикуется в журналах и альманахах. Его тексты вошли в антологии "Русский верлибр", "Сквозь тишину. Антология русских хайку, сенрю и трехстиший.", "Приют неизвестных поэтов. Дикоросы.", "Антология ПО под редакцией К.Кедрова". "Нестоли... Подробнее

 Комментарии

Леонид Ярмолинский201.38
05 July 2010 21:18
Понравилось.
Кстати, слово "лох" может означать еще скатывающегося после нереста лосося. Подозреваю, что именно это значение и породило жаргонизм.
Что до имен бога в иудаизме, то как иудей, смею заметить, что автор "лоханулся", сиречь ошибся.
Первый вариант- вообще ни куда... Слово начинается с буквы "алеф" а не "йуд", так, что предложеное прочтение принципиально невозможно.
Вторая транслитерация- ближе всего, но звук "х" весьма приблизительно соответствует букве " hей ""
Владимир Монахов96.75
06 July 2010 11:08
Благодарю,Леонид, за "понравилось".Что касается происхождения лох,тут каждый волен искать свои источники.Я остановился на этих...