РЕШЕТО - независимый литературный портал
дмитрий дмитрий гриценко гриценко / Наши ужастики

Парадокс соседа

789 просмотров

В начале было слово.

 Парадокс Соседа

«Вначале было слово»

Я, Стив Томас, находясь в трезвом уме и светлой памяти, пишу эти строки, осознавая, что мне никто не поверит, да это и не так важно.

Прошло уже два дня  после тех потрясений, которые произошли со мной! Я бы и сам не поверил тому, что будет написано здесь, если бы не был тому свидетелем! Все последующие события трудно укладываются в голове, тем не менее, всё было именно так как написано.

     Ещё два дня назад я был очень известным писателем, сегодня меня не знает никто, а точнее не помнит. Два дня назад я сидел в тюрьме приговорённый пожизненно, сегодня я пишу сидя за столом в небольшом загородном доме, который мне подарил отец. Глядя в окно я вижу мою соседку, которая была одной из участниц, и жертвой тех событий, и она была одной из тех, из-за которой меня приговорили. Сейчас я смотрю на эту белокурую красавицу, прогуливающуюся, у себя во дворе по газону и понимаю, насколько нелепо фантастично всё произошедшее, ведь ещё два дня назад она была мертва!

Нет, вы не подумайте что она там зомби или что-то в этом роде, просто.… Впрочем, вы сами потом всё поймете!

Я решил не писать эту книгу от своего лица, как некую автобиографию потому что, это сочтут за бред сумасшедшего!Поэтому это будет просто произведение автора, как автора пишущего некую занимательную историю! В этом повествовании я решил изменить реальные имена и фамилии действующих лиц, чтобы в последующем уберечь себя и других от каких-либо аналогий и исков в суд.                                                                                                      

Осенний лист оторвавшись от ветки, плавно перекачиваясь опускался вниз, как вдруг порыв ветра прибил его к влажному как осень окну двухэтажного дома.  Джек  Кингсли открыл глаза и посмотрел на окно, к которому прилип листок осинового дерева, растущего во дворе. Джек подумал, неужели, какой- то крохотный листочек, может так шарахнуть по окну, бред какой-то, но спать уже не хотелось. Джек смотрел на небо сквозь окно и ветки того самого злосчастного дерева, солнце закрывали мерзкие свинцовые облака. Вообще в этом листке, дереве и облаках было что-то пугающее, как будто что-то должно произойти, даже в воздухе вокруг витало что- тожуткое как детский кошмар, после которого просыпаешься в холодном поту!

Джек прогнав прочь мерзкие мысли, спустился на первый этаж и принял душ. Затем прошёл на кухню, пожарил два яйца, налил стакан молока и сев за стол принялся завтракать, глядя в окно. Но что- то не давало покоя, что- то неуловимое,  неосязаемое,  гнетущее, оно словно ночной вор тихо прокралось дом и что-то ищет, но никак не может найти!

 Этот дом Джеку подарил, а затем и завещал его покойный отец, с которым они,были, мягко говоря, не в ладах. Отец не приветствовал то, чем занимался сын, так как сам имел четыре ювелирных магазина приносящих не плохой доход и пытался с детства привить навыки ювелира и бизнесмена. Но все его старания не увенчались успехом, так как Джека не интересовали бездушные камни и холодный сверкающий метал.                                                            Зато его сестра Джессика была его полной противоположностью, так как  она женщина у которой прирождённый вкус и острый ум, хоть и на пять лет младше Джека.

Тем не менее, брат с сестрой были в прекрасных отношениях, и если Джеку нужно было помочь, то она никогда не отказывала, в отличие от отца. После смерти отца по завещанию весь бизнес отошёл кДжессике, а ему достался этот дом, одна большая квартира и немного денег. Джек начал писать в 18 лет, публиковался несколько раз в местных газетах и получал минимальный гонорар, на который прожить было невозможно. В 25 лет отец поставил условия, либо он занимается тем же чем и он, либо корми себя сам.Джек выбрал второе, и всё же отец купил ему хорошую квартиру в одном из лучших районов Бруклина и этот загородный дом. Всё-таки отец инкогнито, помогал Джеку, передавая через Джессику  немного денег, что бы тот не голодал. В 30 лет Джек всё так же перебивался мизерными гонорарами, надо было что-то  делать!? Когда ему постучало 34, отец умер, на похоронах Джек искренне плакал,    скорбь предательски проникла в его сердце. Несмотря на все разногласия,он любил отца и был благодарен ему за всё, мать умерла от рака, когда Джеку было всего три года. Джека и Джессику отец воспитывал один, ему приходилось трудно но, он поднял детей на ноги и  создал свой ювелирный бизнес!Всё шло, как шло, пока Джек однажды не прочитал в одной из газет статью про то, что поймали серийного убийцу, который семь лет держал в страхе один из городов Америки!Потом Джек видел про него сюжет по телевизору, у этого  нелюдябыла бешеная популярность, даже выпускались майки и значки с его изображением. Когда в зале суда тому зачитывали приговор, собрался почти весь город, его ненавидели, презирали, но находилось много и тех, которые  восхищались, его неуловимостью ведь его не могли поймать семь долгих лет! Когда же того приговорили к пожизненному заключению и он сел истерия вокруг него не проходила, нашлись даже последователи которые мешками присылали ему письма в тюрьму.Джек подумал: Это какой-тобред, делать из психа героя, и всё что он писал про высокие чувства и материи вообще никому не нужно, всем нужна кровь, все хотят шоу из насилия! Люди ненавидят маньяков и всё же говорят, пишут, смотрят на это по телевизору, да это же садомазохизм какой-то!:

                                                                      2

Джек всегда писал  в этом загородном доме, здесь всё располагало к этому и лес и речка  неподалёку, атмосфера рая, где ему ни кто, не мешал, ничто не отвлекало и Джек, принялся за работу!Первым делом предстояло придумать главное действующее лицо. Джек не хотел брать за прообраз, какого- то конкретного человека, которого когда то, где-то видел. Егонужно было именно придумать, создать своим воображением, лицо,повадки, одежду, привычки, его индивидуальную особенность, манера говорить. Мозг работал как вечный двигатель, не сбавляя оборотов, рука без устали выводила предложения на бумаге. Джек некогда не прибегал к помощи компьютера и всегда всё писал ручкой на бумаге, ему было так удобней, нет, не потому что он не умел быстро печатать, просто ему было так удобней! Затем он передавал свои рукописи Джессике, а уже она перепечатывала на компьютере, ей это стоило не малых трудов, разобрать почерк Джека было довольно проблематично! Она же занималась и всем остальным. Тоесть, обзаведясь нужными знакомствами по роду своей работы, в том числе  и в издательском бизнесе, иногда предлагала публиковать Джека, изредка это получалось, но не более того. Джек  забыл, какой день недели, утро или вечер, который час, он был, весь в работе лишь изредка перекусываяи восстанавливая силы, чашкой крепкого кофе, чтобы не уснуть, он не успевал, выбрасывать пепельницу как она наполнялась заново.Вдруг раздался звонок в дверь, Джек подошёл и открыл, на пороге стояла взбудораженная Джессика -- Что случилось, почему ты не отвечаешь на мои звонки?Джек не ожидал её приезда и был немного растерян неожиданным её появлением –Джесс, родная, проходи, я так рад тебя видеть! Джессика села в кресло как деловая женщина положив ногу на ногу, и  сказала – Я привезла тебе продукты и сигареты, ты здесь с голода не умер? Что такое я до тебя уже четыре дня не могу дозвониться, ты опять запил?

 Джек начал нервно ходить по комнате – Нет, Джесс, я пишу как заводной и не могу остановиться я, выключил все телефоны, чтобы никто не мешал, прости, а сегодня какой день недели?Джессика бегло осмотрела комнату – Среда –затем встала и пошла на кухню. Джек понял, зачем Джесс туда пошла, она думает, что он снова запил.

 Да, у него, к сожалению, случалось это довольно часто, но не в этот раз.Чувство неопределённости самое страшное чувство, так считал Джек! Он прожил уже почти половину жизни, а вокруг пустота, впереди туман и ничего не видно, дальше дороги нет, именно в такие минуты Джек тянулся к рюмке. Но сейчас было всё по-другому, туман рассеялся, дорога видна, она манила и чувство эйфории било как фонтан!Джессика не обнаружив ни чего подозрительного пришла и села в кресло, её взгляд был жёстким, слова из её губ били камнем по стеклу разбивая его на мелкие кусочки --Джек прости мне надоело потворствовать твоим бзыкам!

Джек попытался прервать эту опустошающую артиллерию слов, которая могла смести всё, на своём пути – Ну подожди…. --Она даже не посмотрела на него - Дай мне сказать! Потворствовать твоимбзыкам Джек мне надоело, опекать тебя как младенца и верить в то, что ты когда не будь  образумишься, но этого не происходит! Неужели ты ни как  не поймёшь что всё, что ты пишешь не кому не нужно! Твоя лирика, проза, да пропади оно всё пропадом, на мне бизнес отца и ещё за тобой как за ребёнком, надоело всё!- Джек, вдруг осознал, что если сейчас Джессика откажет ему в помощи то всё, это конец. Джесс подожди, выслушай, это будет в последний раз когда мне понадобится твоя помощь, именно сейчас как никогда мне нужно твоё покровительство! Я нашёл идею, придумал сюжет, я напишу, и мы это легко продадим -- Джек осёкся и добавил -- Ты продашь! Это не то что, я писал раньше, это совсем другое! Моя маленькая Джесс ну что ты, всё хорошо, я трезвый, я за работой, я люблю тебя сестрёнка!

Джессика часто устраивала Джеку взбучку, но быстро отходила, и он это хорошо знал, чем и пользовался. Вот и сейчас нужна была тактика мягкой обороны - Джесс мы будем это продавать, я напишу продолжение, это тоже станет нашим семейным бизнесом! -- Джессика опустила голову и заплакала, Джек нежно обнял её успокаивая.

                                                                      3

:Прошло всего четыре года с тех пор: подумал Джек, кладя в рот очередной кусочек яичницы: Боже уже четыре года и столько изменений! Джек написал тогда то, что задумал, Джессика отдала его рукопись знакомому издателю, тот согласился напечатать её ограниченным тиражом. Тираж был распродан за две недели, потребовалось ещё, и здесь началось! Книга пользовалась бешеной популярностью, читатели требовали продолжения и Джек написал ещё четыре книги, ему предложили снять по книге фильм и Джек согласился, на его банковском счёте уже была круглая сумма, и он парил в небе от счастья! Дела шли в гору, его имя и фамилию знал почти каждый, бешеная популярность затуманили ему мозги, девушки, алкоголь, слёзы Джессики! Вокруг его книг бурлила своя жизнь, выпускались значки, майки с кличкой главного  действующегоперсонажа книг Джека «Сосед».Это слово от благозвучного превратилось, во что-то демоническое.  Этим словом пугали детей, вот придёт «Сосед» и …. Находились последователи, которые вырезали семьи живущие рядом. «Сосед» стало логотипом, за которые Джек и Джессика получали хорошие дивиденды. « Сосед» стало нарицательным именем, которым называли очередного маньяка. В литературных кругах, Джека называли, никчёмным писакой, для которого, важны лишь деньги, а не литература. Но Джеку было плевать на это, ему вообще стало плевать абсолютно на всё. Безликой толпе нужен был «Сосед» и Джек был не против, ведь жизнь ему казалась раем - то где всё позволено, он легко приобретал друзей, но и так же легко с ними расставался. Джек придумал «Соседа» и создал его литературный образ.  Некоторые художники хотели нарисовать « Соседа», но Джек запрещал это делать, так как образ «Соседа» был расписан только ручкой Джека. Суть книг Джека в том, что «Сосед» селился на время в одном из домов небольших городков и входил в доверие к соседям, затем с помощью хлороформа они оказывались в его подвале, потом он издевался над ними, над каждым по очереди и никогда не заклеивал им рот, ему нравилось, когда они кричали от боли, и испытывал от этого нездоровое удовольствие! «Сосед» изощрённо издевался над ними до тех пор, пока они, не выдержав мучений умирали, затем он просто бесследно исчезал и принимался за поиски новых соседей! Вообще сюжет бесхитростный, много крови, смысла мало, но читателям это нравится!

Однажды проснувшись с очередной похмельной головной болью, Джек вдруг ясно осознал что,  дорога по которой он идёт,  кончается тупиком! Жизнь стала как поезд, в котором он едет, мимо пролетают станции, уже надо сойти, но поезд не останавливается, он так же, без остановок мчится вперёд, а сойти надо, иначе крушен                    ие! Именно тогда он решил дописать пятую книгу и в конце убить «Соседа»! Джек обсудил это с Джессикой, и она его поддержала в этом, в конце концов, он уже безбедно мог прожить оставшуюся жизнь и на свои деньги издавать ранние произведения и писать новые, не связанные с насилием. Тем более что, Джессика разговаривала с литераторами  и те признавали в Джеке талантливого писателя который, растрачивает  свой талант попусту, ради тиража. Джек доедал завтрак, пятая книга была почти дописана, осталось придумать, как убить «Соседа», вариантов было много, нужно было выбрать один. Но что то не давало Джеку покоя, что то как вор прокралось в мозг , какое то до селе неизвестное чувство опасности: это всё из за погоды: подумал Джек и взглянул на часы, висевшие напротив, они стояли, все три  стрелки застряли на двенадцати ! – Чёрт возьми, я только вчера поставил вам новую батарейку! -- Не отводя взгляда от часов, Джек осторожно подошёл к ним и снял, вынув батарейку, осмотрел её со всех сторон и вставил обратно, они пошли.Джек поднял левую руку и посмотрел на наручные часы, стрелки застыли на двенадцати, он повесил настенные часы и подошёл к столу, не понимая, что происходит!? Затем он повернул голову и увидел, что настенные часы снова встали и опять показывали двенадцать — но вы, же только что пошли, должна  была пройти хоть секунда!? — стрелки всё так, же показывали двенадцать. Джек почти бегом поднялся к себе в спальню и посмотрел на настенные часы, они тоже показывали двенадцать, он ошарашено пробежал в рабочий кабинет, где на столе стояли электронные часы! Джек, стоял напротив электронных часов и обезумевшим взглядом смотрел на них, они высвечивали цифры  двенадцать, полночь! В доме что-то происходило, что-то невидимое и   необъяснимое, это походило на детскую страшилку, но это происходит с ним здесь и сейчас!Что- то произошло, что- то уже произошло, Джек отчётливо это понял! В то же мгновение он увидел быструю чехарду цифр на часах, затем  11-01,11-02,11-03,11-04….,часы вновь пошли, Джек обошёл все комнаты, все часы шли верно! Джек вспомнил похожую ситуацию произошедшую около четырёх месяцев назад, все часы, как и сегодня остановились в полночь, все сразу и одновременно, спустя несколько минут они пошли вновь. Джека вдруг обуял страх, страх ожидания чего то, чего то, что всё изменит навсегда его жизнь и что всё уже не будет таким как прежде! Джек сел и нервно закурил, невидимая атмосфера вокруг была накалена до предела, хотелось, куда-то вырваться из объятий молчаливого страха!Джек сидел за рулём своего внедорожника, что бы отвлечься от тяжёлых мыслей он, решил съездить к Джессики в город, двухчасовая дорога туда и столько же обратно, должна была встряхнуть мозги!

 Спустя шесть часов Джек уже возвращался обратно, дорога и разговор с сестрой привели мысли в равновесие, он уже решил, как закончить книгу и убить «Соседа»! Надо было заканчивать с этой ахинеей и приниматься писать, что- то серьёзное, тем более что идеи  были. Был уже вечер, когда Джек подъезжал к своему дому, как вдруг он остановил машину и вышел, на небе была вся та же мрачная картина в виде свинцовых туч, поэтому было темнее обычного. Джек глубоко вздохнул и огляделся вокруг, рядом с его домом стояло ещё четыре. В одном жила белокурая красавица Ким, в другом шестидесятилетняя ворчливая дама по имени Амалия, в третьем  холостяк Том, четвёртый,уже около четырёх месяцев,снимал Клиф. На вид ему было около сорока, Клиф иногда заходил к Джеку и они выкуривали по сигарете, поболтать, предложить помощь, вообще он располагал к себе.Когда в первый раз Джек увидел Клифа, то он поймал себя на мысли чтоон его, откуда-то знает. Нет, Джек  никогда не видел его до этого, но что-то…. Его мысли прервал чей-то голос—Джек--это был Клиф. Джек смотрел на его приближающуюся фигуру и отчётливо осознавал, что Клифа он знал ещё до того как в первый раз увидел его здесь: но откуда чёрт возьми?:Клиф подошёл к Джеку и улыбнулся --Я к тебе уже три раза заходил, а тебя всё нет, уже беспокоиться начал, не случилось ли чего?

Джек в ответ добродушно улыбнулся --Да нет, всё хорошо, к сестре в город ездил, проведать! --Клиф смотрел  своими маленькими зелёными глазами --Везёт тебе Джек– и, вздохнув, добавил -- А у меня некого нет, да ладно! Я что заходил то, мне нужно с тобой поговорить, обсудить кое-что, я к тебе зайду через полчаса, хорошо?

-- Да, да, конечно буду ждать,и Джек посмотрел на дома соседей, не у кого не горел свет кроме дома Клифа, это выглядело немного странно, и Джек направился к машине. Входя в свой дом, Джека не покидала навязчивая мысль: А что он знает о Клифе, да ничего? Тот всегда умело уходил от вопросов о своей личной жизни, так умело, что Джек сразу забывал, о чём спрашивал.

 Сидя перед камином, он всё так же размышлял о Клифе: Кто он этот Клиф, о нём не смог собрать никакую информацию даже….: его мысли прервал звонок в дверь, подойдя, Джек открыл, на пороге стоял Клиф. Джек пропу                                                                                                                                         стил его и запер дверь, затем подошёл к столу и стоя спиной к Клифу, задумчиво произнёс-- Кто ты, ты знаешь обо мне почти всё, я о тебе нечего?--За спиной раздался приглушённый голос Клифа -- Все ответы потом, в конце, мы тебя уже давно ждём! --Джек почувствовал сильную руку Клифа, обхватившую ему шею, вторая рука зажала нос Джека и он почувствовал запах хлороформа, комната вдруг поплыла перед глазами.

4

Рядом, слышался звук шагов, он находился в  подвале размером 4 на 4. Джек осмотрелся, он находился здесь не один,  слева от него  на деревянном стуле сидела красавица Ким, напротив неё сидел Том, напротив Джека сидела Амелия, между ними шаркающим шагом ходил Клиф. Все четверо сидевшие на стульях были крепко связаны, их ноги были привязаны к ножкам стула, а руки были перекинуты за спинку стула и связаны на запястьях. В подвале было хорошее освещение, Джек редко спускался сюда, подвал был абсолютно пустой, просто четыре кирпичные стены, посреди подвала сверху висела большая яркая лампа, сейчас к подвальному интерьеру прибавилось пять фигур. У Джека от остаточного действия хлороформа жутко болела голова, он попытался освободиться, но верёвки крепко сковали тело. Джек поднял голову и посмотрел на ходившую туда сюда фигуру Клифа-- Что происходит, не маячь итак голова болит, что тебе от нас надо?--Клиф остановился --Все ответы потом, в конце.

Раздался шёпот Ким-- Что ты собираешься с нами делать?—

 Клиф, подошёл кКим, и сел перед ней на корточки, затем погладил её спускающиеся на плечи белоснежные волосы и вкрадчиво произнёс—Ким, детка, лучше тебе об этом пока не знать –Затем, Клиф встал и, сделав шаг, остановился посреди четвёрки, сидевшей на стульях. Он стоял в красной майке и чёрных джинсах, на его ногах были серые кроссовок, руки сомкнуты на запястьях за спиной-- Дорогая Ким, менее дорогая Амелия, Том и ты Джек— и он сделал паузу—Как вы думаете  для чего я вас здесь собрал? Или, даже нет, из-за кого вы здесь?

Том раздражённо выкрикнул --Да пошёл ты!

 -- На лице Амелии, читался страх, Том тоже, был испуган но, держал себя в руках, Ким, играла глазами, надеясь что, её безотказные чары помогут ей.

 Клиф опять начал ходить—Том я тебя понимаю, ты боишься, но ты не выдаёшь своего страха, ведь рядом женщины!Ты Ким строишь мне глазки, пытаясь соблазнить меня, но это зря, у тебя  нечего не получится. Амелия, говорящая обычно без умолку, сейчас от страха потеряла дар речи. У Джека всё смешалось в голове  и особенно его пугает неопределённость, да Джек!? Но, у всех вас есть один общий вопрос, почему!? — Клиф выдержал минутную паузу ,стояла тишина, все молчали и чего то ждали .

Клиф посмотрел на Джека – Вы все здесь из-за Джека, он так захотел!—

Джек с недоумением,посмотрел наКлифа — Что за чушь? --

-- Нет, Джек это не чушь, всё что, здесь происходит и будет происходить, во всём виновен ты! Но здесь присутствует одна личность, которая тебе благодарна, это я! –

 Джек почти крикнул – Почему?—

Клиф взял стул, стоявший у стены и сел, положив ногу на ногу,всех осмотрев,  остановил свой взгляд на Джеке – Все ответы в конце, когда ты начинал писать о «Соседе», о чём ты думал!? –

-- А какая собственно тебе разница? Слушай Клиф, просто скажи, что тебе надо, мы всё сделаем, отпусти нас?! Хочешь, я переведу деньги со своего счёта на твой, назови номер, и я всё сделаю! Но избавь нас от своих вопросов без ответов, эта игра уже затянулась, причём здесь я, и все эти люди, ты можешь нормально всё объяснить!

Клиф поднял руку, зажатую в кулак, и вытянул три средних пальца, обозначая число – Они не причём, главное заинтересованное лицо здесь я, но виновен ты,Джек! Но вернёмся к предыдущему вопросу, о чём ты думал, когда начинал писать о «Соседе»?—

Джека начало раздражать всё происходящее, чувство страха сменилось раздражением, он закричал, отчётливо выговаривая каждое слово, словно это было очень важно — Что тебе от нас надо Клиф, или может ты совсем не тот, кем себя выдаёшь?

Клиф, не выражая не каких эмоций, словно это был обычный разговор между соседями, ответил –Джек, когда ты начинал писать «Соседа» ты думал только о деньгах, о популярности, обо всём только не о людях. Кровь, насилие, фу как это мерзко! Если бы ты продолжал писать то что писал до «Соседа», то у тебя не было бы популярности и всего того что этому сопутствует, но не было бы и того что сейчас здесь будет происходить! Джек, твой ум придавила денежная масса на твоём лицевом счёте, ты стал бездушным писакой, которому на всех плевать, ты стал мерзким, отвратительным, пьющим и безнравственным человеком! –Джек попытался сказать о том что, с этим всё покончено, но Клиф не давая тому возможности это сделать, продолжила – Не перебивай меня, Джек  я завал тебе вопрос, ты на него не ответил, теперь отвечаю за тебя я!—голос Клифа начал приобретать жёсткие интонации, его манера говорить стала меняться, и отнюдь не в лучшую сторону– Я не ставлю тебе это в упрёк Джек, все люди от природы алчны, когда чувствуют запах денег и славы. Но в определённый момент всё изменилось, для меня изменилось, или точнее может, изменится, а я этого не хочу. Каждый в определённый момент встаёт перед выбором, у меня выбор один, потому что других вариантов мне не предоставили!—его голос стал мягче, интонации приобрели вкрадчивый оттенок.

Клиф, перевёл взгляд наКим – Красавица тебе страшно? --

Ким испуганно произнесла – Очень, почему ты так снами поступаешь, мы не сделали тебе нечего плохого!? Мы же были хорошими соседями и друзьями, мы помогали друг другу, за что ты так снами?

-- Нет, Ким мы никогда не были с тобой друзьями, это просто тебе так казалось. Друг понятие довольно, относительное, особенно для тебя, да Ким!? Вспомни Колледж, вспомни Дженнифер, ведь когда то она была твоей лучшей подругой. Вы дружили, сколько ты себя помнишь, вместе играли, вместе ходили в кино, вы всё делали вместе, пока однажды не влюбились в одного парня. Ты помнишь, как его звали? – все смотрели, на растеряннуюКим, она бегала глазами по подвалу не зная, что ответить.

Клиф тяжело вздохнул – Видишь, ты даже не помнишь его имени. Ким, его звали Пол, Пол Эндрюс,красавчик, за которым все бегали, как собачонки, но он выбрал твою подругу Дженнифер, а не тебя, первую красавицу Колледжа! Ты не могла такое допустить, ведь ты же Ким, и тебе казалось, что перед тобой всё мужское население на коленях должно стоять! –  Клиф поставил вторую ногу на поли нагнулся, его интонации опять стали приобретать мрачный оттенок—Тогда ты соблазнила парня, который был в тебя безумно влюблён и который был готов выполнить все твои прихоти, ты предложила ему облить лицо Дженнифер кислотой! И Мальком Хэнкс, именно так его звали, согласился и сделал это! Потом виновного не нашли, ведь он был в маске, зато я его нашёл и навестил недавно. Кстати, он мне сказал, что к нему уже приходил человек и задавал те же самые вопросы,что и я, интересно кто бы это мог быть!? Ведь ты его даже не помнишь, да Ким? А он всю жизнь расплачивался за этот грех, он так и не женился, детей не было, и поэтому он спился, прозебая  с бутылкой в обнимку! Ведь ты его сразу бросила после того как он сделал это с Дженнифер, ты сказала что если он не отстанет от тебя, то всем расскажет что именно он это сделал! Но Пол всё же не стал твоим, сразу после того происшествия он перевёлся в другой Колледж! У тебя нечего не получилось, при этом ты потеряла свою лучшую подругу, ведь ты начала обходить её стороной, зачем красавице общаться с чудовищем! Лицо Дженнифер стало безобразным до неприличия!  Да Ким, я навестил Дженнифер, мы мило беседовали, но её лицо было ужасным, я понимаю, почему ты перестала с ней общаться, ведь ты знаешь, как её называли, КИСЛОТА!!! Она была очень одинока, Дженнифер тебя вспоминала и не говорила о тебе плохого, она прекрасно понимала, почему ты от неё отвернулась и не осуждала тебя за это.Но её всю жизнь мучил вопрос, кто и зачем это с ней сделал? И мне, как истинному джентльмену пришлось ей всё рассказать, она мне не верила, пока я её не убедил!  Бедная Дженнифер, наконец, она отмучалась, я избавил её от мук жития!– Клиф, обвиняющим взглядом смотрел на Ким—Вот, видишь, сколько горя ты принесла, белокурое чудовище! Один заплатил за то, что сделал, Дженнифер внесла плату, за то чтоб не мучатся. Я избавляю людей от тяжёлой ноши прошлого, потому что будущего у них нет!

Все с нескрываемым интересом слушали, укоризненно смотря, напобледневшую от страха, Ким, и только Джек, прищурив глаза о чём то задумался!

Клиф обвёл вопросительным взглядом всех присутствующих—Я вижу, всех заинтересовал мой рассказ—и он похлопал в ладоши—Браво я великолепный рассказчик, спасибо мне—и он наклонил голову, как бы кланяясь, перед театральной  публикой — Но мы отступил, с вашего позволения я продолжу!? Видишь Ким, они заплатили, а ты ещё нет.

Ким вздрогнула, панику и страх выражало её красивое лицо. Клиф с нескрываемым  удовольствием смотрел наКим, видя тот страх который она испытывала, это доставляло ему огромное удовольствие – Ким, расплата за грехи рано или поздно всё равно настигает! Главный твой грех убийство, циничное, хладнокровное убийство, так как же ты смеешь осуждать меня!?

Слова из губ Ким начали лихорадочно вырываться, словно воздух из пробитого колеса, она почти кричала – Это ложь, я никого не убивала, это ложь, ложь….! – её крик превратился в истерику.

Клиф молниеносно встал, подошёл к Ким, присел и начал бить её по щекам успокаивая – Заткнись сучка, дай мне закончить, иначе я сделаю твоё личико менее красивым – Ким с ужасом смотрела на Клифа и понимала, что тот не шутит, это немного привело её в чувство. Клиф опять сел на стул, Джек, молча, сидел, тупо смотря в одну точку, где то на стене, видимую только ему одному.

-- Убийца – продолжил Клиф – ты убийца Ким, тебе было 23, когда ты….

Джек, поднял голову и, посмотрев наКлифа, тихо произнёс – Она убила ребёнка сделав аборт, да?

Клиф вдруг встал и закричал на Джека – Заткнись, это была моя фраза, не порть общей картины, по законам жанра этого делать нельзя!

Джек опустил глаза – этого не может быть, это какое-то безумие, этого не должно происходить, потому что….!

Клиф был взбешён – Я сказал, замолчи, всё должно идти,  как идёт! – Клиф снова сел – Ким, когда тебе было 23, ты сделала аборт, ты убила Божье чудо, ребёнка!

Все кроме Джека, молча смотрели наКим, у нее из глаз текли слёзы, но сочувствия она не у кого не вызывала лишь только презрение. Джек, отрешённо смотря в одну точку, тихо сказал – Мир переворачивается с ног на голову, да кто ты такой!?

Клиф встали полез в карман – Джек,я предполагал,что ты будешь слишком болтлив – затем он подошёл к Джеку и заклеил ему рот скотчем,  положив скотч обратно в карман Клиф опять сел – Ну что же, мне так будет удобнее.Да, да, Ким ты убийца!

Ким словно охваченная лихорадкой начала быстро говорить – Я не хотела, я не хотела, я….

Клиф, смотря на неё, крикнул –Не хотела, когда трахалась, или когда делала аборт, когда именно и что ты не хотела!?? – Клиф на минуту о чём-то задумалась, шоркая пальцами по джинсам – Ким была первая, кто оказался в этом подвале. Я знал, что Джек уехал к сестре – и он посмотрел на Джека – Да, да, да я это знал и знал когда ты приедешь, я не случайно оказался там, когда ты вышел из машины, мы тебя долго ждали! Когда Джек уехал я воспользовавшись отмычкой открыл дом, вошёл и стал ждать остальных.— Клиф улыбнулся – Но перед этим, я зашёл кКим  и сказал, что ты Джек, сегодня делаешь вечеринку по поводу выхода твоей новой книге и поэтому нужна её помощь и ты попросил её подойти к двум часам.У меня есть баночка с хлороформом, который потом оказал мне неоценимую услугу. Затем зашёл к Тому и попросил подойти к трём часам, чтобы помочь нам с Джеком, кое-что перетащить, потом к Амелии она должна была прийти к четырём. Вобщем, все вы сейчас здесь, и назовём всё это вечеринкой!

Клиф посмотрел наКим – Ким любит веселье, очень любит, любит шумные компании, богатых мужчин, но вот за муж её никто не берёт. У неё вся надежда была на Джека, деньги, его известность, она понимала, что возможно это был её последний шанс. Джек ты глупец, вспомни её до того как ты стал известным, она соблазнила тебя, ты спал с ней но не более того, утром её уже не было, она улетала, как птица улетает на юг зимовать! Это было несколько раз, ты её интересовал только как любовник. Она здесь почти не жила лишь изредка приезжая. Ей нравилась такая жизнь, у неё была куча любовников, но все они женаты, а ради её никто не хотел бросать своих жён!Она даже не могла забеременеть, потому что у неё  не может быть детей. Тот ребёнок, которого она убила в своём чреве, стал бесплодным проклятием для неё, она никогда больше не сможет стать матерью! Это обстоятельство перечёркивало всё её будущее, ведь если бы она забеременела от одного из своих любовников, то могла бы безбедно жить, шантажируя отца этого ребёнка! А поэтому никаких вариантов на будущее нет, годы идут, она не молодеет, ещё лет пять, и её устаревшая красота не кому не будет нужна!А тут вдруг Джек неожиданно разбогател, не женат, он для неё был последним шансом. Все заметили что пока Джек Здесь то и Ким некуда не уезжает, иногда у неё в доме не горит свет, потому что она у Джека, да Ким!? Ты не любишь его так же как и он тебя, но он тебе нужен, она тихо расставляет свои сети для тебя Джек, аты глупец этого даже не замечаешь!

Клиф обвёл всех взглядом, Ким сидела, опустив голову, остальные внимательно слушали, ведь им открывались неизвестные подробности. Джек задумавшись, сидел, его явно что-то волновало, помимо тех событий, которые сейчас происходили здесь. Голова Джека была забита мыслями, которые он пытался сложить в логическую цепочку, но всё это не поддавалось здравому смыслу!

Клиф встал и подошёл к Ким, собрал левой рукой её волосы в пучок и с силой оттянул назад. Её голова запрокинулась, голубые, красивые глаза с ужасом смотрели наКлифа – Не надо, отпусти, мне больно!

Раздался голос  Тома – Отпусти её, она уже наказана, не тебе решать – Клиф не обращая внимания, произнёс – Ким, чего ты ещё боишься?

Из её глаз хлынули слёзы – Не делай этого, прошу тебя, не надо!

Клиф, прищурив глаза, издевательски улыбнулся –Больше всего сучка ты боишься за свою бархатную кожу на лице, но я внесу в твои планы, свои коррективы – и он достал из кармана небольшой нож и повертел им перед глазами Ким. – Он маленький, но очень острый! – и Клиф загородил Ким своим корпусом так, чтоб никто не смог увидеть то, что происходило.

Ким истошно закричала – Нет, нет, не надо, умоляю! – её крик сменился жутким визгом. Амелия, до этогосидевшая молча,  вдруг закричала – Оставь её, хватит, хватит!

Когда Клиф отошёл, все увидели Ким, которая истерично кричала мотая головой. На её обеих  щеках ножом были сделаны надрезы, в форме крестов из которых сочилась кровь, Ким истерично кричала, казалось, подвал сейчас рухнет от этого крика! Амелия рыдала, закрыв глаза и бормоча себе под нос молитву «Отче наш». Клиф улыбался, крики, чужая боль и кровь ему явно доставляли удовольствие, он вдруг расхохотался и закричал – Что, вам её жалко?А вы знаете, почему она сделала аборт? Да потому что она встречалась с двумя парнями сразу. У одного были связи, деньги, у другого нечего, просто красавчик, Ким забеременела от красавчика, а  ей хотелось купаться в роскоши, ей нужен был другой, богатый со связями! – Клиф нервно ходил взад вперёд – и представляете, если бы тот другой узнал о её беременности и о том что она трахалась с другим, всё прощай богатство! И вот именно поэтому эта меркантильная стерва и сделала аборт! Кричи, кричи, мне это нравится!

Звуковой резонанс в подвале предавал шумовой демонический эффект, всему происходящему. Ким кричала от боли, солёные слёзы, текли по порезанным щекам, и попадали в кровоточащие раны, что усиливало боль.

Было видно, что Клиф сам восторгался тому что сейчас происходило  – Но знаете что самое интересное, богатый Буратино всё равно бросил её! Тот парень, от которого она забеременела и потом бросила, оказался злопамятен, и  всё рассказал другому – Клиф остановился, смотря на Ким и цинично сказал – Не забывай что ты в гостях, осторожно, ты перепачкаешь здесь  всё своей кровью, не капай!

НаКим было жутко смотреть, красные от крови щёки не переставали кровоточить, она всё так же рыдала. Клиф подошёл к стулу и сел, посмотрев на Джека – Ну что Джек ты доволен, я не художник, но ножом могу нарисовать пару  крестиков?!

Том с презрением, посмотрел наКлифа – А причём здесь Джек – Клиф повернулся к Тому – Именно Джек во всём виноват, он алчный и бездушный, пишет то, что не хочет писать, но пишет, потому что, это деньги, известность. Да он больной, сколько умов и безвинных душ он загубил своими книгами!!

-- Разве он виноват, что его книги читают такие больные люди как ты? – выкрикнул Том – Ты просто…. – здесь он запнулся.           

Наступила минутная пауза, которую прервал голос Клифа – Ну же  договаривай, просто…., что просто, кто я!?

Том посмотрел Клифу в глаза, его взгляд был жёстким как метал издевательски мягко спокойно – Ты имитатор, ты просто посредственный имитатор, которых десятки. Ты один из этих ублюдков, которые убивают людей по чьему либо чужому сценарию!  Ты один из тех, кто повторяет преступления за кем либо и пытаются их копировать, ты один из тех которые не живут своей жизньюимитируя чью то, возможно даже выдуманную! Я не читал книг Джека про «Соседа», для меня их смысл понятен, за то,скорее всего ты читал, и теперь копируешь преступления прочитанное в одной из его книг. Всё до банальности просто, ты повторяешь преступления «Соседа»!Ведь книги Джека о «Соседе» вызывают такой резонанс, такую шумиху и тебе захотелось быть в центре всего этого пафоса! Я так же хорошо понимаю, что ты некого из нас в живых здесь не оставишь.

Амелия испуганно смотрела то наКлифа,  то на Тома, из её горла вырывался тихий, обезумевший, молчаливый крик обречённого человека. Шок парализовал её голосовые связки, она застонала от охватившего её ужаса.

Том прищурил глаза, его голос зазвучал твёрже --  Потом когда наши трупы здесь найдут, поднимется шум и наконец, заговорят о тебе. Как же, появился ещё один отморозок, который повторил преступление описанное в книге Джека и даже превзошёл всех остальных, убив самого Джека! Возможно, тебе удастся отвести от себя подозрение и только ты один будешь знать о том, что это сделал ты, это будет ласкать твоё самолюбие, вот я это сделал и меня не поймали, я не уловим как «Сосед»! Но пройдёт время и об этом преступлении забудут потому что кто-то такой же как ты  совершит следующее и теперь будут говорить о нём!И тогда тебе понадобятся новые жертвы, лишь только для того что бы утешить твоё больное  самолюбие! Я правильно всё излагаю Клиф? Или нет, не Клиф, сейчас ты играешь роль «Соседа», да!? У тебя раздвоение личности, ты безумен, ты как Ксерокс распечатываешь то, что напечатано до этогои все слова, предложения, шрифт, смысл, всё одинаково! Клиф это рано или поздно засунут в машину для резки бумаги, как устаревшее и не нужное, всё что ты сделал окажется мусором, впоследствии выброшенным на мусорную свалку, как ненужное!

Один свободно, другой перевязанный верёвками сидели, но их глаза как лазеры прицелов смотрели друг на друга, готовые выстрелить в любую секунду выстрелить!

Да Том – сказал Клиф и продолжил – по десятибалльной шкале я тебе ставлю семь балов! Ты спросишь, куда же девались ещё три бала, не всё так просто Том, а в целом всё верно?! – Клиф вздохнул – Почти, почти, всё почти, где то совсем рядом, твои мысли движутся в правильном направлении, они логичны. Но дело в том что я только одним присутствием здесь перечёркиваю всё логичное, понимаешь, моё самолюбие будет удоволетворенно    только к концу нашей вечеринки. Давай сейчас не будем заострять на этом внимание, ты меня отвлекаешь от цели моего появления здесь. Я прихожу для того чтобы избавлять людей от тяжёлой ноши прошлого, потому что у них нет будущего!

Джек всё так же сидел, тупо глядя в одну точку, его мысли то смешивались, то выстраивались в логическую цепочку, а потом эта цепочка снова рвалась под сокрушительным восклицанием; Этого не может быть, потому что не может быть!;

-- Ты псих.– прошептал Том. Клиф непринуждённо растянулся на стуле – Возможно, а ты!? Почему ты себя считаешь нормальным? – и Клиф встал – Представляю вам полковника морской пехоты армии США Тома Пикфорда! –показав рукой на Тома.

У Ким начала запекаться кровь на щеках, она уже не плакала а опустив голову смотрела в пол. У Амелии из глаз текли слёзы, и она лишь изредка всхлипывала, словно это было её обязанностью. Том бегал глазами по подвалу, словно ища выход. Джек всё так же сидел, тупо уставившись в одну точку, будто в этой точке был какой то смысл, надо было только добраться до него проникнув во внутрь этой точки. И лишь Клиф  не испытывал нечего кроме наслаждения, от происходящего, ведь только он один знал ответы на все вопросы.

Клиф сел, облокотившись на колени локтями, немного согнувшись – Что Том, ты хотел здесь, уединится, сбежав от своего прошлого?! Но прошлое рано или поздно настигает бегущего от него, ты его не видишь, но оно всегда, где- то рядом, оно бежит за тобой и иногда догоняет!Сегодня для тебя Том встреча с прошлым произойдёт здесь в этом подвале. Надо вспомнить кое что, вспомнить Ирак, ты же его хорошо помнишь, именно из за этого ты сюда сбежал, из за своих воспоминаний. Отец Тома был военным и хотел чтобы, он тоже пошёл по его стопам, но Том очень любил музыку, вдоме даже стояло пианино, и  свободное время он посвящал именно ему.Когда Том подрос, его отец благодаря своим связям отправил его на службу в морскую пехоту, где со временем он и получил офицерское звание и продвинувшись по службе. Том воевал в Корее, где и научился убивать, в этом он был специалистом, да Том?  Потом его командировали в Ирак, в одну из маленьких деревень искать Саддама, Тому очень хотелось, выслужится и найти его, что бы получить очередное воинское звание. И вот однажды  к нему в штаб пришёл один из жителей этой деревни и указал на человека, который якобы знал, где скрывается Саддам. Потом вы привили подозреваемого деревенского жителя в камеру для пыток, вы её называли красной комнатой, потому что после ваших изуверских процедур она была красной от крови. Али так звали того человека, вы стали его пытать, но он всё отрицал. Тогда вы привели его шестнадцатилетнего сына Ахмеда, и ты Том на глазах у отца, каждые полчаса отрезал у него по  одному пальцу, но Али молчал и говорил, что не в чём, не виновен, и на него просто клевещут, что это какая- то ошибка. Он умолял отпустить его сына, но ты продолжал хладнокровно отрезать Ахмеду по пальцу каждый час, чтобы он, не истёк кровью, ты прижигал обрубки пальцев, паяльником, да Том? А на восьмом пальце у парня не выдержало сердце, он на глазах у отца умер! Через два дня к вам пришли все жители деревни, просить за Али и его сына Ахмеда, говоря, что они не в чём, не виновны. Просто тот человек, который указал на Али,  был с ним в ссоре и так решил ему отомстить, и они, узнав об этом, забили его камнями! Но, ты Том не хотел подставлять свою задницу, ведь если узнают, что вы пытали и убили невиновных мирных жителей, твоей карьере конец. Тогда по твоему приказу вырезали всю деревню, включая детей и беременных женщин, вы некого не оставили в живых. Затем вы поменяли место дислокации и свалили всё на Иракских боевиков, всё верно?

Глаза Тома смотрели в пустоту – Господи, что я наделал, мне не когда не отмыться?! –затем он поднял голову и с безразличием посмотрел наКлифа,– Откуда ты узнал, этого никто не должен знать?

-- Помнишь сержанта Крауча, в то время вы дружили, он тоже участвовал в той резне, он как и ты, уволился из армии после тех событий, хотел начать новую жизнь и забыть о прошлом, но не смог. Я навестил его недавно, он рассказывал, что ему постоянно снится один и тот же сон, кровь, много крови, и лица жителей той деревни! Он проклинал тебя Том, он проклинал себя, он проклинал Америку за ту бессмысленную войну! Крауч пил, сильно пил, почти вся его пенсия уходила на алкоголь, он пил, что бы забыть ту кровь  которая была на нём. Кстати, у него тоже кто то побывал до меня и так же расспрашивал о тех событиях, а он за бутылку виски всё расскажет, так что, не я один, теперь об этом знаю, Томом и Ким кто- то ещё интересуется!  Я подошёл сзади и перерезал глотку Краучу, когда он пил очередную порцию виски, фонтан крови, булькующее дыхание и всё! Я прихожу, что бы избавить человека от тяжёлой ноши прошлого, потому что у него нет будущего! Не надо аплодисментов, похлопайте лучше себе.

Том обречённо вздохнул – Я очень редко сплю, я слышу голоса и крики тех людей, мне кажется что когда я засыпаю то вся та Иракская деревня собирается вокруг моей кровати и они все задают один и тот же вопрос – Зачем, зачем, ради чего? – а я не знаю что ответить и открыв глаза вижу что вокруг не кого нет, но голоса звучат – Зачем, зачем, ради чего? – Я тихо схожу с ума, я боюсь спать с женщинами, потому что ночью я кричу и пугаю их, я проклят!

Клиф монотонно произнёс – Ты проклял сам себя и уже давно и я пришёл привести это проклятие в действие!

-- Ты кто бойскаут, или миссия, кто тебе дал право решать? Я заслужил смерти, согласен, остальных отпусти, на них нет такого греха как на мне!

Это не тебе решать, Том! – сказал Клиф

-- А кому, тебе?

-- Нет, уже всё решено, уже всё сделано, мне нужно только кое что изменить, особенно концовку – и Клиф посмотрел на Джека, он всё так же смотрел в одну точку. Затем Клиф улыбнувшись сказал – Том я побывал в твоём доме, у тебя там стоит пианино, ты всё так же любишь музицировать!?

-- А тебе какая разница!?

Клиф встал – Ты боишься потерять пальцы, так как не сможешь больше играть, ведь это твоя последняя отдушина. – и Клиф подошёл к Тому со спины, достал из кармана нож и нагнулся – Сколько ты отрезал пальцев тому парню, семь, на восьмом он отдал богу душу, надеюсь он в раю, а тебя ждёт ад и он начинается прямо сейчас!

Том стиснул зубы от боли, Клиф что-то делал, нагнувшись за спиной Тома, приговаривая – Раз – затем пауза несколько секунд, два…

УКим и Амелии опять началась истерика, они, обезумев, кричали – Хватит, хватит….! Джек всё так же неподвижно сидел, уставившись в одну точку. Клиф, всё так же нагнувшись, что-то делал за спиной Тома и все увидели как на пол с промежутком  падали, отрезанные пальцы Тома, а рядом образовывалась лужа крови.

Ким и Амелия с дикими глазами смотрели на творящийся ужас, затем они закрыли глаза, чтоб не видеть этого.

-- Восемь – сказал Клиф и медленно встал, его одежда, руки и лицо было в крови. Тело Тома, вдруг обмякнув, нагнулось вперёд, голова провисла, глаза были закрыты.

  Клиф тяжело дышал – Да это не так уж просто! Кровь, кровь, ему надо срочно остановить кровь – и он поднявшись по лестнице куда то вышел из подвала,

Ким почти кричала – Надо что-то делать, он нас здесь всех убьёт! – Джек всё так же неподвижно сидел, Амелия обезумевшее смотрела то на Ким, то на Джека – Нет, меня за что, почему я здесь, я же не в чём не виновна?!

Через несколько минут Клиф вернулся, в правой руке он держал паяльник, в левой был флакон с аммиаком. Открыв его, он дал Тому, его понюхать.  Том начал приходить в сознание, но боль не давала ему аккумулировать в сознание, всё происходящее,

Клиф подошёл к розетке, находившейся рядом и включил паяльник – Ты не должен истечь кровью, ещё рано, всё должно, получится как….! – вдруг он замолчал, потом присел на корточки, напротив Тома – Восемь пальцев ты отрезал у Али, я сделал с тобой, то же самое. Боль парализовала все твои мысли, чувства, она подчинила тебя себе, ты надорвал свои связки, от крика, да Том!? Вспомни Али, какого было ему переносить эту боль, и его отцу, смотреть на это безумство! Тебе придётся, ещё немного помучатся, сейчас я буду прижигать твои обрубки паяльником, чтобы ты, не истёк кровью. Хриплый крик Тома взорвал глухую акустику подвала, когда Клиф начал работать паяльником за спиной Тома, и запахжаренного мяса, разнёсся по подвалу. Кричал не только Том, но и все остальные, кроме Джека который неподвижно сидел, уставившись в одну точку.

Закончив, Клиф встали подняв голову, демонически закричал словно торжествуя, ему нравилась чужая боль, это доставляло Клифу наслаждение и чувство эйфории. Выключив паяльник, Клиф ударил им по стене, тот разлетелся вдребезги а на стене остался тёмный след от удара – Он больше нам не нужен!

УКим и Амелии уже не было слёз, женщины пытались их выдавить, но слёзные железы иссякли. Крик Тома начал замолкать, он начал привыкать к боли, и от этого ещё ужаснее становилось то, что  здесь происходило.

Наступила пугающая тишина, Клиф пододвинул стул поближе и сел, закинув ногу на ногу, его испачканное кровью лицо, майка и джинсы приводили женщин в состояние психического шока, а  ухмылка на его лице, давала понять, насколько он безумен. Том уже не кричал, сил больше не было, не было страха, ненависти, не было ничего, лишь только чувство обречённости.

Клиф стряхнул красной от крови рукой, видимою только ему пылинку с окровавленных джинсов – Ну что Том, прощай пианино!

Том охрипшим голосом выдавил – Да пошёл ты!

-- Ну да ладно, это мелочи, да Джек? – и посмотрел на Джека, тот не шелохнулся.

Амелия у которой было красное от слёз, лицо, почти шёпотом сказала – Не надо, отпусти нас, хватит, ладно они, но я  не в чём не виновна!? Отпусти хотя бы меня, я никому не скажу, я буду молчать, я не хочу этого видеть, я жить хочу, пожалей, умоляю!

Клиф смотрел на испуганнуюАмелию  – Не могу, не всё я здесь решаю, всё уже предопределенно. Как вы не можете понять, что за вас уже всё решили, что всё, что здесь творится, должно произойти, а точнее уже произошло, я разговариваю с живыми покойниками, вы все трупы!Я здесь как Иисус говорю вам очевидные вещи, а вы слушаете но не слышите, и только наш молчун Джек возможно, всё понимает, но не верит, хотя всё так очевидно!  Амелия, почему ты прикидываешься невинной овечкой?

Амелия, посмотрела на Клифа – О чём ты, я не в чём не виновна?!

-- Если ты, не в чём, не виновна, то объясни мне смерть своего мужа?

Глаза Амелии стали ещё более испуганными – Но он….! –

Клиф наклонился к ней, его взгляд был безжалостным, как у палача перед казнью – Что он? Он умер, от неизвестной болезни, да!?

Амелия словно оправдываясь, произнесла – Да, я ведь здесь не причём, я его любила!

Клиф ухмыльнулся — Любила?  Твой муж был довольно состоятельным бизнесменом, у вас есть дочь. А здесь вдруг у него появилась молодая любовница, и ты просто испугалась того, что рано или поздно он с тобой разведётся и женится на ней. Конечно ты потом отсудишь, часть его состояния и вы с дочерью будете жить безбедно, но только одна мысль о том что придётся делить деньги с его новой женой, приводило тебя в бешенство! Твой план был коварен и он сработал. Ты уговорила компаньона своего мужа Фила Макгрегора совершить преступление, преступление без наказания! Ты пообещала ему руководство бизнесом мужа, после его смерти. А ему так не терпелось взять руководство в свои руки, Филу надоело, вечно находится на вторых ролях! – Клиф всё так же смотрел на Амелию – Ведь после смерти мужа, всё его состояние переходило его прямым наследникам, а это ты, дочь ещё не достигла совершеннолетнего возраста. Ты бы стала единоличным хозяином этих денег, а Фила поставила бы управляющим бизнесом мужа, и всё в шоколаде! Филу не нужны были деньги, они у него и так были, ему нужен был престиж и власть в чужих и собственных глазах, его амбиции были бы удоволетворены!

Ты придумала всё просто и эффективно, Филу просто надо было незаметно зайти в кабинет твоего мужа, благо он имел туда свободный доступ и вылить рядом со столом несколько граммов ртути и всё, ждать. Фил знал про маленькую щель за плинтусом и то, что уборщица туда не заберётся.

Ждать пришлось не долго, всего месяц, твоему мужу с каждым днём становилось всё хуже и хуже. Врачи не могли определить, что это за болезнь и предложили ему, лечь в стационар, но твой муж был трудоголик, предпочитая работу и лечение дома. Он умер, при вскрытии нечего не обнаружили. За полтора месяца до своей смерти он летал в Южную Африку по делам и врачи предположили, что там он заразился неизвестной болезнью, там много разного дерьма!

Потом Фил зашёл в кабинет, открутил плинтус, собрал остатки ртути, прикрутил плинтус обратно и вышел, попросив хорошо продезенфецировать кабинет. Вот и всё дело сделано, деньги твои, Фил получил президентство в компании, твоего покойного мужа, но теперь это и твоя Компания!

Мне это всё рассказал сам Фил, буквально за пять часов до того, как я вас здесь собрал. Амелия, ты просто не успела узнать об этом! Возможно, твой телефон сейчас разрывается, и дочери нет дома, она гостит у твоей матери. Фил довольно быстро во всём признался, когда я начал отрезать ему второе ухо, слабоват он к боли. Ещё Фил сказал, что рассказал про это, ещё одному человеку, который интересовался этим же вопросом, незадолго до меня! Правда, я не знаю, почему Фил ему всё рассказал, для этого у интересовавшегося должны быть весомые аргументы! – и Клиф посмотрел на Джека, затем снова на Амелию – Я вырезал ему сердце, было много крови, но цель оправдывает средства. Я прихожу, что бы избавить человека от тяжелой ноши прошлого, потому что у него нет будущего!

Амелия поменялась в лице, её глаза наполнились кровью – Да, да, я это сделала! А почему, какой-то сопливой шлюхе, должны были доставаться деньги?Я прожила с ним 15 лет, я терпела все унижения, все его прихоти, он мнил себя, чуть ли не богом, ведь у него деньги, власть, он возомнил себя всемогущим! Когда у нас родилась дочь, я думала, всё изменится, но ему было плевать на нас, и я терпела, пока не узнала что он встречается с молоденькой! Я поняла, что всё может, разрушится, как карточный домик.

Да, он обеспечивал нас с дочерью, но он хотел сына, хотел наследника, не наследницу, а именно наследника! А я не могу больше родить, а он вечно попрекает меня этим и я испугалась, испугалась, что все мои унижения были зря! А она такая беленькая, чистенькая, не знавшая те оскорбления, которые знала я, она безо всяких усилий может получить проходной билет, в красивую безбедную жизнь! Меня это бесило, и я этого допустить не могла–  -- Амелия, словно устав от бега на длинную дистанцию, тяжело выдохнула.

Клиф саркастически улыбнулся и развёл руки в сторону – Ну вот, все безвинные души здесь, улики собранны, обвинения зачитаны, приговор вынесен, смерть!

-- А ты кто, судья? – произнёс Том.

-- Да, я и судья, и палач, ведь больше не кому!

Том выкрикнул – А Джек, в чём ты его обвиняешь, в чём виновен он?

Клиф вздохнул – Боюсь, этого я вам не скажу, а только Джеку тет-а-тет – и Клиф посмотрел на Джека, затем его глаза осмотрели Амелию – Я знаю, ты больше всего боишься смерти, с такими деньгами умереть и не насладится свободой, да Амелия!? Ну да ладно пора заканчивать – Клиф встал, в руках он держал окровавленный нож.

Все, кроме Джека с ужасом смотрели за действиями Клифа, тот нанёс молниеносный удар ножом Амелии, в область сердца, она закатив глаза последний раз выдохнула и обмякла. Потом он подошёл к кричащей Ким и сделал тоже самое, третьим был Том, всё закончилось в течении минуты! Три связанных, безжизненных тела сидели на стульях, наклоняясь  вперёд. Ну, вот и всё, я избавляю людей от тяжёлой ноши прошлого, потому что у них нет будущего!Всё правильно Джек, я всё сделал как надо? – и он подошёл к неподвижно сидевшему Джеку и сорвав с его рта скотч, сел на стул – Теперь мы одни, кое что будет изменено вместе с концовкой и на твоём месте должен был сидеть я!

5

Джек, впервые за долгое время, посмотрел на Клифа – Кто ты, чёрт возьми?

-- Ты знаешь, кто я, просто ты боишься признаться себе в этом, ведь это всё выглядит безумным!

Джек, потряс головой так, словно он хотел привести себя в сознание, как будто это был сон, и надо было, срочно проснутся. – Нет, это сон, это происходит не со мной или, стоп…. – и он задумался, затем произнёс, словно констатируя факт – Я просто сошёл с ума, алкоголь довёл меня до этого, и нечего не произошло, не чего не было! – Джек закрыл глаза и шёпотом начал говорить, себе под нос – Я в подвале один и никого больше здесь нет, это была галлюцинация, белая горячка. Сейчас я открою глаза, и подвал будет пуст, только я и стены. Джек открыл глаза, кровь, три безжизненных тела на стульях, и Клиф, сидевший ухмыляясь, вот что он увидел!

-- Нечего не изменилось, и ты не сошёл с ума, у тебя не белая горячка, ведь ты уже давно бросил пить, всё что ты видишь реально!

Наступила минутная пауза, глаза Джека бессмысленно блуждали по подвалу. Клиф с интересом смотрел на Джека, как лаборант на подопытную крысу, наблюдающего за реакцией, на действие тестируемого лекарства!– Ну да ладно не мучайся, у тебя ещё будет время, очень много времени! Я тебе сам скажу то, в чём ты боишься себе признаться!

Я очнулся четыре месяца назад, в полночь рядом с твоим домом, я блуждал всю ночь по окрестностям. Под утро на соседнем доме  увидел вывеску с номером телефона, что дом сдаётся, в течении я созвонился с  хозяйкой по таксофону, миссис Кэрол приехала, и я, заплатив за четыре месяца вперёд, снял его. Я не знаю откуда взялись деньги, но они были в кармане, довольно приличная сумма! – Клиф задумался – Ты хитрец Джек, тебе захотелось написать последнюю книгу, отличающуюся от предыдущих, тебе захотелось реалистичности. Ты проживал здесь часто, ты здесь писал и был хорошо знаком со своими соседями, особенно сКим, но ты о них нечего не знал.

У человека всегда есть грехи в прошлом, и тебе захотелось откопать их и построить последнюю книгу на этом. Ты для этого нанял частного детектива, чтобы он узнал о прошлом своих соседей. Я шёл за ним по пятам, я знал все его ходы, все адреса, где он побывал, я знал обо всём, что он делает, но последнего визита я к ним пока не совершал. Но твой детектив Рэд Харис, не мог добыть информацию на меня, он знал только моё имя, ни фамилии, ни других данных на меня у него не было!

Ты, пользуясь собранной информацией начал писать. В твоей последней книге, которую ты сейчас дописываешь, «Сосед» селится в одном из загородных домов, очень похожих по описанию на здешние и нанимает частного детектива, что бы тот узнал об их прошлом. Затем «Сосед»убивает  свидетелей, которые были участниками прошлых событий, в том числе и частного детектива! Затем «Сосед» собирает всех в подвале своего дома, используя хлороформ, привязывает их к стульям и ….! Я правильно всех расположил? Только на твоём месте должен был сидеть я! Те оставалось дописать только концовку, в которой «Сосед» будет убит приехавшей полицией, ты хочешь покончить с «Соседом», раз и навсегда! Тебя видетели, потянуло к высокой литературе, убить «Соседа», вот твоя ошибка – Клиф нагнулся к сидевшему с отрешённым взглядом Джеку, и пощёлкал перед его в глазами Пальцами – Джек очнись, ты перестал читать газеты и смотреть телевизор, там же всё было сказано, все кто должен был быть убит в твоей книге, в реальности тоже мертвы, я всё сделал как ты написал! Даже твой детектив Рэд, узнав о том, что кто-то изощрёно, убивает свидетелей вашего с ним расследования, хотел уехать из страны, но не успел. Я разрезал его на части, так же как и ты написал, он перед этим звонил тебе Джек, чтобы предупредить, но твои телефоны отключены!

Джек молча, сидел, затем, прошептал – Откуда ты заешь, что я пишу, ведь….

Клиф вздохнул – Джек, я уже битый час объясняю, кто я, Раскрой свой мозг, отдели свою фантазию и вернись в реальность, посмотри на меня – и Клиф встал – Посмотри на меня, внимательно посмотри! Разве ты не видишь знакомые черты лица, и эта Фраза «Я прихожу, что бы избавлять людей от тяжёлой ноши прошлого, потому что у них нет будущего!». Ведь это ты придумал в последней книге, а я исполнил, ведь это ты придумал моё лицо, одежду, повадки, манеру говорить, голос, ты создал меня! Мысль материальна, это давно доказано, я и есть «Сосед»!

Наступила тишина, казалось, весь мир застыл в ожидании, чего-то, чего-то зловещего и необъяснимого. Клиф прервал тишину – Джек, я знаю все твои мысли, которые к тебе приходят, когда ты пишешь, ведь я стал их исполнителем! Джек, это инстинкт самосохранения, я появился тогда в полночь, чтобы не дать убить себя, я стал таким же реальным, как и ты! Разве ты не видишь, что я «Сосед», нужен людям, это мир зла и насилия, и я органично вписываюсь в этот мир! А ты хочешь убить меня, мне придётся изменить окончание, нашей книги, ты сам в этом виноват, Джек!

Джек ухмыльнулся – Всё, что ты говоришь бред, и всё можно объяснить просто. Ты проник в мой дом, когда меня не было, скорее всего, именно сегодня, нашёл мою рукопись, прочитал и потом решил устроить это шоу, воспользовавшись тем, что ты по описанию действительно похож на «Соседа». А потом придумал про те убийства свидетелей, которые ты якобы совершил, ведь некто из нас это уже не проверит, меня ты тоже убьёшь. Ты просто больной, ты псих, ты возомнил себя кем то и ввёл всех в заблуждение, в том числе и меня, всё равно потом проверить будет некому, потому что, мы будем мертвы! Ты хочешь, отличатся, от других, тебе не нужен шум возле твоей персоны, для тебя главное, что ты сам, считаешь себя не таким как все, вот и всё! А ты,  наверное, считал, что я поверю во всю эту чушь, которую ты несёшь, и буду восхищаться тобой! Ну нет такого удовольствия, я тебе не доставлю, я умру с полным осознанием того что ты, такой же обычный человек, как и все остальные, просто больной!

Клиф расхохотался – Да, да, всё верно, кроме….. Твой почерк разобрать, даже тебе, дано не сразу, а про других и говорить нечего, а про то, что ты хочешь убить соседа, вообще пока не написано, ведь желание не означает действие! Я знаю твои мысли, когда ты пишешь или что-то придумываешь по сюжету, так объясни, как я ещё мог узнать про это!?

Джек задумался: Кто ещё об этом мог знать? Только Джессика, но она не могла….. – Не трогай её!

-- Ты про Джессику, не бойся нечего с ней не случится, ведь я не хочу расстраивать своего отца –  Клиф, улыбнувшись, посмотрел на Джека и добавил – Я её, даже не разу не видел, не переживай, с ней всё будет хорошо

Клиф замолчал, смотря на Джека, затем многозначительным тоном, начал говорить – Безликий компьютер, что  может эта бездушная машина? А вот рука и чернила имеют душу, и иногда материализуются, в человеческое тело. Рукой выводятся буквы, складывающиеся в слова, слова в предложения, затем появился я!В Библии написано ; В начале было слово; ой люди, вы даже не знаете, как написанное или сказанное слово, сильно! Сколько в нём силы, энергии, у каждого слова есть частичка так называемой души, и слова как пазлы складываются вместе, образуя единое целое, душу!  Бумага, чернила и рука, могут творить, материализуя написанное, вы люди об этом не думаете, но это так. Вы писатели, входите в противоречие с БОГОМ, он создал мир, который есть сейчас, а вы ставите себя на место БОГА, выдумывая новых Адама и Еву, вы придумываете иллюзию! Доказательство этому я, ты меня таким создал, я не знаю своего детства, и был ли я вообще ребёнком!? Я не знаю такого чувства как любовь, у меня вообще нет чувств, кроме как, только, чувства удовольствия от вида крови и мучения людей. И я обвиняю тебя виновным в этом!                         Джек улыбнулся – Тебя найдут в подвале, все мертвы, подозрение сразу падёт на тебя!

-- Нет, Джек не падёт, всё намного сложней и изобретательней чем ты думаешь.

-- Но в полиции не идиоты же работают, ты же  оставил свои отпечатки, ты не скроешься!

-- Покаким, поэтим? – и Клиф показал свои пальцы – Джек твоей расплатой будет не смерть, а жизнь. Тебя я не буду убивать, зачем мне убивать своего создателя!? Тебя здесь обнаружат живым, а отпечатки, да я их везде здесь оставил, на ноже, на стульях, на перепачканных одеждах убитых, везде! Даже скажу больше, я их оставил и там, где убил те, других, в том числе и детектива, которого ты нанимал, я их намеренно оставил там! Но они не мои, они наши стобой, а так как меня в принципе не существует, то они твои Джек! Отпечатки пальцев и почерк у нас идентичны, я убивал твоими руками, так что фактически, всё то, что произошло, сделано твоими руками! – Клиф удоволетварённо улыбнулся– Так что, не я, а ты маньяк, имитатор своей же книги, ведь всё, что было написано в твоей последней рукописи, произошло здесь в подвале, как и написано! Свидетели должны были быть убиты, и они убиты, соседи должны были умереть, пожалуйста! – и Клиф показал рукой на три трупа, сидящих на стульях.

Джека пробил холодный пот, ему трудно было осознать всё происходящее, в горле встал комок.

Клиф всё так же улыбался – Понимаешь Джек, я стал самостоятельным и мне больше не нужно твоё покровительство,на бумаге, я стал как юноша, отделившийся от родителей, для самостоятельной жизни. Тебя здесь найдут среди трёх мертвецов, потом найдут твою рукопись. Кстати, я зделал копию и отослал в твою книжное издательство, где будет подробно описано произошедшее здесь но, я кое- что изменил, особенно концовку.

Джек растерянно сказал – Но если нашли тех свидетелей, которых ты якобы убил и оставил отпечатки, которые идентичны моим, то почему меня до сих пор не  задержали!?

-- Джек, ты ни разу, не попадал в полицию, поэтому твоих отпечатков, в базе данных нет, но когда они тебя найдут здесь, то всё встанет на свои места.

Джек судорожно размышлял: Всё то, что говорил Клиф, походит на приступ шизофрении, но он не мог, просто так игнорировать его слова, потому что, в них и был смысл всего происходящего: Джек вдруг вспомнил, как остановились часы, ровно в полночь, около четырёх месяцев назад, ведь, по словам Клифа, именно тогда он и появился. И сегодняшняя остановка часов и всё произошедшие далее, слова Клифа во всё это, логично вписывались. Всё это не укладывалось в голове, но, тем не менее, всё было так же, реально, как и этот подвал.И Джек вдруг подумал: А может, я мёртв, вдруг я, возвращаясь от Джессики, попал  в аварию и сейчас моё тело в морге?!: Джек перебирал в голове все возможные варианты: Вдруг это чистилище, ведь после смерти я должен был попасть именно сюда, как всё нелепо?!: Джек искал ответы на поставленные собой же вопросы, но ответов не было: и он посмотрел На Клифа – Подожди, ты сказал, что появился тогда, когда я начал писать последнюю книгу о «Соседе» -- он хотел договорить, но Клиф прервал его --Почему я не появился раньше, именно это ты хотел спросить?

-- Да! –

-- Я не знаю, могу только догадываться! Чтобы ты, не убил меня, я уже говорил, инстинкт самосохранения! В твоей последней рукописи, ты посадил на место где сейчас сидишь, Клифа, то есть меня. Ты написал, что я известный писатель, у которого есть имя и деньги, ты присвоил мне своё, ты писал обо мне, представляя себя. Всё что я говорил о тебе и Ким здесь, в твоей книге адресовалось мне, эти слова говорил «Сосед»! Всё что произошло в этом подвале, было написано твоей рукой, в последней рукописи, только я её немного отредактировал и изменил концовку. Тебя найдут здесь, все мертвы, кроме тебя и основным подозреваемым станешь ты! Я всех убил теми же способами, которыми и убивал «Сосед», в твоей последней рукописи!

-- А как же ты?

-- А что я? В твоей последней рукописи, последней жертвой должен стать Клиф, то есть я, в конце «Сосед « убивает меня, вывозит моё тело и закапывает. Всё я умер, меня больше нет! Полиция будет искать моё тело но конечно же не найдут, ведь нельзя найти то, чего нет! Тебя будут спрашивать, где ты спрятал труп мой, а что ты им скажешь? Что тобой написанный «Сосед»материлизовался, согласись бред!? В принципе ты бы мог говорить всем, что это сделал выдуманный тобой «Сосед», и тебя признали бы невменяемым, и вместо тюрьмы,  посадили в психушку.  Но я знаю тебя, твоё самолюбие не позволит это сделать, ты же, не захочешь, чтобы тебя считали психом, поэтому ты будешь просто молчать?! Да и я не допущу что бы, тебя просто, посадили, в психушку, у меня есть заготовка на этот счёт! Ну да ладно, я сейчас вернусь – и Клиф поднялся по лестнице и вышел из подвала. Прошло минут пять, прежде чем он вернулся с большой аллюминивой чашкой, в другой руке он нёс металлическую канистру, подойдя, он поставил чашку на пол, открыл канистру и наполовину наполнил чашку, какой-то прозрачной жидкостью – Джек, это кислота, что бы у тебя, не было не каких иллюзий – он достал из карманов, два наполненных шприца и маленькую металлическую баночку – Так вот, чтобы у тебя не было никаких иллюзий, я сожгу твои пальцы кислотой! Но что бы ты не умер от боли, я наполнил один шприц сильным обезболивающим, которого хватит на обе руки, а второй снотворным, чтобы до приезда полиции ты спал, безмятежным сном.

Джек с ужасом смотрел на чашку с кислотой – Постой, ты не сделаешь этого, ведь я, как ты говоришь, создал тебя!

-- Это страховка Джек, вдруг тебе в тюрьме захочется написать следующую книгу о «Соседе» и всё же убить меня!

-- Но подожди, а отпечатки, как полиция определит, что это зделал якобы я?

-- Джек, у тебя не будет пальцев, и ты не сможешь писать, зато я тебе оставлю ладони, а это те же отпечатки!Да и у тебя в доме полно твоих отпечатков, я всё предусмотрел, я же «Сосед»!

Джек, тихо спросил— А что у тебя, в баночке?

-- Это хлороформ, чтоб ты спал во время экзекуции, а снотворное для подстраховки.

-- Подожди, но как я сам мог, себе….?

-- Всё написано, в твоей рукописи, отредактированной мной, ты сам всё это сделал, ты раскаиваешься в содеянном, и не хочешь, чтоб это повторилось вновь – и Клиф достал из заднего кармана, лист бумаги – Да вот собственно ты написал чистосердечное признание и собственное раскачивание, так же как и в твоей рукописи.

Клиф начал читать – Я Джек Кингсли, написал последнюю пятую книгу о «Соседе» и сам решил исполнить всё, что там написано, ибо за свои грехи надо платить, я прихожу избавлять людей от тяжелой ноши прошлого, потому что, у них нет будущего! Я задумал это давно, для этого я нанял частного детектива, наконец всё свершилось! Но я признаю свой грех, Господ сказал – Если тебе мешает правая рука, отсеки её! –Я решил вколоть себе обезболивающий и сжечь свои пальцы в кислоте, что бы больше не грешить. Тело Клифа я вывез и закопал, место не знаю и не помню, вы его не найдёте. Я знаю, что скоро предстану перед судом, судите меня строго, ибо я достоин! – и Клиф положил листок на безжизненно свисавшую, голову Тома.

Джек опустил голову – Я скажу, что меня заставили это написать.

-- Кто тебя заставил? Здесь ни кого, больше не было, только мы пятеро, всё, что здесь произошло, сделал ты. Ты возомнил себя «Соседом», у тебя найдут компромат, который для тебя собрал частный сыщик на твоих соседей, потом найдут труп этого сыщика, а там твои отпечатки Джек! Доказательств будет предостаточно, для того чтоб упечь тебя за решётку пожизненно!

Джек испуганно смотрел наКлифа, с трудом осознавая происходящее – Подожди, если ты судья и это суд, у меня есть последнее желание!

-- Какое?

-- Дай мне позвонить, и попрощаться с Джессикой!

-- Клиф, я же не идиот! Ты меня создал жестоким прогматиком, но я тебе обещаю, что с твоей сестрой нечего не случится – и Клиф прошёл и встав за спиной Джека, сказал – Я избавляю человека от тяжелой ноши прошлого, потому что у него нет будущего!

  Последнее, что Джек почувствовал, был запах хлороформа.     

6

Джек сидел в наручниках, на скамье подсудимых, огороженной клетке, смотря в одну точку, видимую только ему одному. Всё получилось именно так, как сказал Клиф. Джека в подвале в окружении трёх трупов, нашла приехавшая полиция, все пальцы на его руках были, почти до костей выжжены кислотой. Полицейские сказали, что Джек сам 10 минут назад позвонил в полицию и сказал что он в подвале совершил убийства, и что сейчас до приезда полиции, опустит свои пальцы в кислоту. Затем полиция провела обыск в доме Джека, в следствии которого, была обнаружена его последняя  рукопись и собранные частным детективом компроматы на соседей и конечно же, чистосердечное признание.

В последствии были найдены трупы всех свидетелей и частного детектива, на местах всех преступлений обнаружены отпечатки пальцев Джека. Не у кого не возникало сомнений, что все те преступления совершил Джек. Так же были произведены сравнения почерка Джека и почерка на признательном листе, они были идентичны, а так же были взяты отпечатки пальцев, которых было предостаточно в доме, и отпечатки ладони, они полностью  совпадали с отпечатками, найденнымина местах преступлений. Сверялся голос того человека, который вызвал полицию и голос Джека. Это был один и тот же голос, и звонок был из дома Джека, всё свидетельствовало против Джека, всё было именно так, как и говорил Клиф. Врачам пришлось ампутировать пальцы Джеку.

Джек нечего не отрицал, а зачем, всё было ясно как божий день, он во всём сознался!?! Адвокат Джека сразу ему сказал что, все улики против него, и его приговорят к пожизненному заключению,  лучше всё признавать и раскаиваться в содеянном, что Джек и делал. Полиция искала тело Клифа, но безуспешно, так же была допрошена хозяйка дома, который снимал Клиф, но полиция так и не смогла узнать не каких данных о Клифе. Они брали отпечатки пальцев в доме, который снимал Клиф, но там были только отпечатки Джека.

Джек сидел в одиночной камере, ему дали пожизненное, он сидел на тюремных нарах, уставившись, в маленькое квадратное окошко с решёткой, и размышлял :Боже как всё странно и нелепо: Он представлял себя человеком, плывущим на яхте, в бесконечном океане, с яхты смыло  большой волной всех остальных пассажирови они утонули. А он остался один, у него есть провизия, вода, поэтому он будет жить, если это можно назвать жизнью. Он вечно будет плыть в этом бесконечном океане, до самой смерти и так и не увидит берега. Так кому лучше, им, которые утонули, или ему которому, вечно прибывать в одиночестве? А он нашёл берег и пристал к нему, и теперь люди обвиняют его в том, что это он выкинул всех за борт, для того что бы ему досталось больше провизии и воды. И Джек ни кому не сможет доказать, что это шторм во всём виноват, а не он! – Лучше бы я утонул вместе с ними, только бы не слышать, как на тебя выливают большое ведро помоев. -- Ведь Джессика тоже думает, что он виновен, она ни разу не была на суде, и ни когда не навещала его здесь :Я её за это не виню, возможно я бы сделал так же, ей тоже не легко, её брата считают отморозком.:

Джек провёл в заключении уже три года и в один из дней, его повели на свидание. Это была Джессика, Джек уже не надеялся её увидеть. Их разделяла перегородка из стекла, Джек сел приблизив губы к акустическому окошечку, он непереставая смотрел на Джессику. Её глаза были красными, она плакала, слова из её губ выходили, всхлипывая, словно кто-то, не осторожно наступил в лужу – Джек прости, я не смогла….

Джек, сдерживая слёзы, глубоко вздохнул – Не надо, не объясняй нечего, я тебя понимаю – и Джек прислонил щеку к стеклу. Джессика нежно прикоснулась пальцами к стеклу с другой стороны, затем провела ладонью, словно гладя щеку Джека. И вдруг она разрыдалась, так же как люди плачут на похоронах.

-- Джесс, маленькая, успокойся, не надо, иначе я сейчас сам расплачусь!

Джессика вытерла слёзы – Джек, что произошло? Я неверю, что это ты…, но улики?

-- Я не могу тебе всего рассказать, а если расскажу, то ты мне, всё равно не поверишь! Только скажу одно, то в чём меня обвиняют сделал не я! Ты мне веришь?

Джессика захлёбываясь сказала – Верю, верю, расскажи, я всё пойму!

-- Моя маленькая Джесс, я знаю, что ты мне веришь, но не могу рассказать, не хочу, чтобы ты меня считала сумасшедшим!

Джессика опустила глаза – Люди сошли с ума, твоя последняя книга побила все рекорды по продажам, меня постоянно преследуют репортёры, мир рушится! Боже, Джек, зачем ты это написал? Они не понимают что делают, теперь каждый сумасшедший пишет, как он будет убивать своих соседей, и отсылает написанное в одно из издательств, а затем исполняет то, что написал! Джек это остановить не возможно, это не книга, это Дьявол в бумажном переплёте! – потом она тихо добавила – Как твои руки, это ужасно!

-- Не надо, тебе лучше не видеть этого –

Джессика потянулась к сумочке, и достала запечатанный конверт – Я нашла этот конверт в своём столе дома, на нём написано «Передать это письмо, не вскрывая конверт мне Джеку Кингсли, в тюрьму» -- и она прислонила конверт к стеклу так, чтобы Джек видел надпись. – Я не знаю, как оно там оказалось, я каждый день роюсь в столе, но обнаружила его только недавно, я узнала твой почерк! Когда, ты мне его написал, откуда ты мог знать, что окажешься здесь? Ведь именно так, ты и написал в своей последней книге, что все эти преступления совершил именно ты, ты написал, что тебя посадят! Я не понимаю, если ты говоришь что, ты этого не делал, почему всё написанное случилось в действительности? И признание в книге ты тоже сам написал, и сам вызвал полицию!

-- Боже мой, именно так он и закончил книгу, в ней я и есть «Сосед»!

-- Джек, очнись, кто закончил?

Джек смотрел, на растерянную Джессику – Джесс, моя первая рукопись о «Соседе» у тебя, она сохранилась?

-- Да у меня, их надо выкинуть, сколько горя они принесли!

Джек вскочил – Стой, стой, выкидывать не надо! Сразу же, как приедешь – и он рукой показал, чтобы она прислонила ухо,к слуховому окошечку, и что-то тихо прошептал ей в ухо, потом добавил – Всё должно изменится!

-- Хорошо, я так и сделаю! –

Свидание подошло к концу, Джессика обречённо смотрела на Джека, когда того уводили.

7

Джек сидел в своей одиночной камере, Джессика через охранников передала ему конверт, Простой белый конверт, на обороте которого была надпись, он узнал свой почерк. Джек ладонями зажал конверт, оторвал зубами его боковую кромку и вынул зажав между губами сложенный лист бумаги, затем его тем же способом развернул его и кинув на кровать, нагнувшись стал читать. « Привет Джек, всё получилось именно так, как я и сказал. Я сам дописал твою рукопись, в ней именно ты и был «Соседом». Ты сам написал чистосердечное признание, ты сам позвонил в полицию, ты сам сжёг свои пальцы в кислоте, ты сам убил всех тех, кто были убиты. Ты сам сделал всё то, что и написал в своей последней книге, сам написал, сам убил! Согласись прекрасный маркетинговый ход, и ни какой рекламы не надо. Наша книга прекрасно продаётся, мне так сладко быть причастным к этому, Я предусмотрел всё, абсолютно всё! Надеюсь, ты доволен мной, своим творением, хотя тебе и не сладко там. Мне пришлось пожертвовать тобой, ради самосохранения и нашей книги! Я всё так же делаю то, что только и умею делать, благодаря тебе. Иногда я думаю, а не заняться ли мне литературой? Поверь, мне было бы что написать, у людей бы волосы стали дыбом, теперь я всё делаю в перчатках, так что не надейся. Джек я тебе обещал, что не трону Джессику, но боюсь, что не смогу сдержать своего обещания, я по своей сути, должен причинять боль. Я уже представляю, что буду с ней делать, я весь в предвкушении этого события! Это будет моя месть тебе, за то, что ты меня создал таким! Я недавно видел по телевизору одиннадцатилетнего мальчика, у которого очень редкая болезнь, он не чувствует боли. У него нет зубов, потому что, грызя кости, он их сломал. У него отсутствует часть языка, потому что, по детской шалости, он его откусил. Когда ему делали рентген, то оказалось что у него множественные переломы рук и ног, поэтому, кости неправильно срослись. Понимаешь, что если бы ему не сделали рентген, то так бы и не узнали, что у него раньше были переломы, он не чувствовал боли! Мальчик так же относился и к остальным, как к себе, он просто думал, что все остальные, такие же, как и он, и они тоже не чувствуют боли. Мальчик просто не знает что такое боль, он знает слово, но не знает его значения и смысла. Я такой же, как он, я знаю слово любовь, нежность, и другие слова, но не знаю их смысла, мне просто не понять. Мне тоже, как и тому мальчику казалось, что все люди такие же как я, что они должны убивать и испытывать от этого наслаждение. Но у меня было время, и я прочитал много литературы, я вдруг понял, что я один такой! Я завидую людям, ведь вы испытываете все чувства, которые не испытываю я, поэтому я убиваю и наслаждаюсь, других чувств мне не дано, ты мне их не дал! Я знаю, что потеря близкого человека для людей, это тоже боль, но не физическая, а другая, вы называете её душевной болью! Я хочу чтоб ты испытывал, так называемую  душевную боль, это будет моею наградою, за всё остальное!

Пока Джек, я ещё напишу, я обещаю, что обязательно передам привет от тебя, Джессике!    «Сосед»

Джек почти шёпотом прошептал – Нет, нет – его шёпот перерос в дикий крик – НЕТ!

Окошечко в камеру открылось, раздался нервный голос охранника –Что орёшь?

Джек молниеносно встал и подбежал к двери – Мне срочно нужно позвонить, это важно!

-- Не положено. –Сухо ответил охранник и закрыл окошечко.

Джек истерично стал бить ладонями по двери, крича – Мне нужно позвонить, моей сестре угрожает опасность, ей угрожают! – через минут десять, Джек обессилившее сел на койку, его мысли хаотично двигались по черепной коробке :Джесс, ты должна успеть! А если он за ней следит, если он прямо сейчас….: и он снова подбежал к двери и стал об неё биться головой, привлекая внимание – Выслушайте меня, мне нужно сказать что-то важное….

Неожиданно окошечко открылось, и вновь раздался голос охранника – Успокойся, сейчас к тебе подойдёт начальник тюрьмы – в коридоре послышалисьприближающиеся шаги и через секунду раздался голос начальника тюрьмы – Осуждённый, что вы хотели?

-- Вы должны защитить мою сестру, ей угрожает опасность, надо позвонить ей, её надо предупредить, за ней могут следить! Пожалуйста, поторопитесь, иначе….

-- Подождите, с чего вы так решили?

Джек подбежал к кровати, зажал между запястьями письмо и просунул его в окошечко – Прочитайте, вы сами всё поймёте, но  у нас мало времени, очень мало, ещё можно всё изменить!

Прошло минут десять, пока начальник читал письмо, затем он сказал – Я не всё здесь  понимаю, почерк трудно разобрать, да и текст довольно странный, что вы от меня хотите?

Джек глубоко вздохнул – Ей угрожают, он обещал её не трогать, но в конце он пишет, что навестит её!

Голос начальника задумчиво произнёс – Кто он, я нечего не понимаю?!

-- Он, это серийный убийца! Вы теряете время, вы обязаны отреагировать на мой сигнал, вы же служитель закона! У вас должен быть, её номер телефона, адрес, делайте, что не будь!

Воцарилась минутная пауза, затем начальник тяжело вздохнув, сказал – Я нечего не понял, но я, сейчас же, позвоню вашей сестре и вышлю сотрудников, для её охраны. Письмо я заберу на экспертизу – окошечко закрылось, послышался шум удаляющихся шагов.

Джек съежившись, словно замерзая, сел на кровать – Только бы с ней нечего не случилось? Господи убереги её, она не должна платить за меня, у неё есть будущее! – Джек встал и начал нервно ходить по камере.

Прошло около часа, а Джек всё так же ходил по камере, пытаясь, успокоится. Послышались приближающиеся шаги, окошечко открылось, и Джек, подойдя к двери, с надеждой спросил – Вы позвонили, вы дали ей сопровождение?

В ответ прозвучал голос начальника тюрьмы, с оттенками недовольства – Джек, вы что, меня за идиота принимаете? Я не знаю что вы с вашей сестрой задумали, но это письмо служит ещё одним доказательством того, что именно вы, виновны в тех преступлениях, которые вам вменялись! Я уже грешным делом хотел звонить вашей сестре но, у меня на столе лежала папка, с вашим делом и я заглянул в него, там было ваше признательное письмо — наступила минутная пауза, затем он продолжил – Не надо быть криминалистом, что бы убедится в том, что ваше признание, и это письмо, написано, одной и той же рукой. Ты всё спланировал заранее и написал его, задолго до того, как попал сюда, скорее всего, что бы ввести следствие в заблуждение! Я просто не понимаю, вы же не глупый человек? Вы подсовываете письмо написанное, когда то, своей же рукой, и думаете, что это пройдёт? Я правда не понимаю зачем вы это делаете? Но я буду вынужден, доложить об этом  факте введения в заблуждение, своему руководству. Пусть с этим разбираются, возможно, ваша сестра тоже как то причастна к вашим преступлениям, и если это выяснится, то её тоже, ожидает срок. Советую больше не выкидывать нечего подобного!

--  Но подождите!

-- Я всё уже сказал, желаю приятного время препровождения! – и окошечко закрылось.

Джек лежал на койке, свет отключили, уже наступила ночь, чёрные мысли не давали ему заснуть. Тем не менее, мозг, повинуясь инстинкту сна, медленно сдавал позиции бодрствования, и Джек наконец провалился в бездну сна.

8

Джек читал статью про то, что поймали серийного убийцу, который семь лет держал в страхе, один из городов Америки – Стоп, это уже было – Джек положил газету на стол и встал, к нему начало медленно приходить осознание того, что произошло – У Джессики всё получилось! – и его охватило чувство эйфории. Джек огляделся вокруг, он находился в своём рабочем кабинете, его взгляд остановился на, стоящих на столе, электронных часах, они показывали полночь. И вдруг в то же мгновение он увидел быструю чехарду цифр на часах, затем они остановились на 10ти утра и вновь пошли. Джек молниеносно открыл ящик  своего рабочего стола и начал вытаскивать всё его содержимое, и выкладывать на стол. Затем бегло стал просматривать свои рукописи. Прошло минут двадцать, прежде чемДжек облегчённо вздохнув сел на стул, затем, словно о чём-то забыв, встал и побежал, в подвал.

Он со страхом медленно спустился в подвал, свет горел, подвал был пуст, нечего не напоминало о произошедшем здесь. Он осмотрелся, его взгляд вдруг остановился на стене и в то же мгновение Джек похолодел. На стене была чёрная отметина  от паяльника разбитого Клифом! Джек молниеносно выбежал из подвала – Что произошло? – поднявшись обратно в рабочий кабинет, он сел – Надо позвонить Джессике – и его рука потянулась к трубке телефона.

Джек как ребёнок был безумно рад услышать голос Джессики – Привет Джек, прости, но долго не могу разговаривать дела, как ты!?

-- У меня всё хорошо, просто хотелось услышать твой голос!

-- Я очень рада, а ты не пьян!?

-- Нет, ты что, всё хорошо – и секунду подумав, добавил, по крайней мере лучше, чем было!

Джессика настороженно спросила – Что это значит?

-- Да нет, успокойся, всё нормально, не о чём не волнуйся!

-- Я скоро приеду Джек, привезу продукты. Да, здесь твоим творчеством заинтересовались, возможно, даже выпустят сборник твоих произведений. Ну ладно прости мне некогда, приеду, и поговорим, пока, целую! –и она чмокнув в трубку, гудками закончила разговор.

-- Да всё получилось – тихо прошептал Джек, сидя на стуле в своём рабочем кабинете – Всё вышло, как я и предполагал. Не смотря на угрозы «Соседа», она благополучно добралась до дома, и сделала то, что я и сказал, она сожгла рукописи о «Соседе» и в первую очередь первую!

Джессика всегда сохраняла рукописи Джека, она их распечатывала и размноженные копии отдавала в редакцию, а сами рукописи запирала в сейфе, на всякий случай, там они и хранились все кроме последней. Она находилась в уголовном деле Джека, а копия находилась в редакции, именно с неё, и была напечатана, последняя книга. Но Джеку была важна именно первая рукопись, так как с неё всё и началось. В тюрьме Джек вспомнил сказанные слова Клифа, взятые из БИБЛИИ «С начало было слово». Именно слово, оно было задумано, потом сказано, потом написано. В тюрьме Джек часто об этом думал, и у него появилось предположениео том что, если женщина не хочет ребёнка, то она предохраняется. Если всё же ребёнок зачат, то она просто делает аборт, и всё, ребёнка не будет! Если мысли приходят Джеку одному, и он о них не кому не рассказывает, то эти мысли и будут только в его голове. Но если он их пишет ручкой на бумаге и это кто-то читает, значит, они, передаются и другим, и написанное, впоследствии может …., может произойти то, что и произошло с Джеком!

Значит это надо  не писать, а так как это уже у Джека было написано и нет машины времени, что бы вернутся назад и не писать свои мысли. Значит, их нужно просто сжечь, как будто их и не было, именно это, он тогда в тюрьме, и сказал Джессике! Так же как компьютерную программу, можно просто стереть и её не станет в компьютере. Жизнь как дисплей компьютера, где что напишешь, так и будет, поэтому надо просто не писать ненужное. Джек предположил, что если бы он тогда не написал первую рукопись о «Соседе», то не было бы и этих последствий! Поэтому и надо было сжечь первую рукопись, а остальные для подстраховки, но это было только предположение и не более!

-- А говорят, рукописи не горят? – сказал Джек, растянувшись на стул. Ещё как горят, а вместе с ними и написанное прошлое, потому-то у меня есть будущее!

Джек взял газету со стола со статьёй про поимку маньяка, смял её и выкинул в урну для мусора, и произнёс – С этим покончено, больше ни какого «Соседа», стану снова писать то, что писал и больше ни каких маньяков. Тем более что Джесс говорила, что со мною кто то из издательства хочет встретится!

Послесловие…

Всё произошло именно так как и написано, я ничего не выдумал, можете мне не верить, это ваше право. Я изменил все имена  и сам буду печататься под псевдонимом. Я никогда не покажу своего лица читателям, потомучто не хочу, чтоб меня считали психом!

Прошло уже больше года после тех событий, и вот я решил это  опубликовать. За это время, я три раза побывал у психолога  и он не сомневается в моём умственном здоровье, хотя я ему и не рассказывал о том, что со мной произошло. Я нормальный человек и представляю его реакцию, если бы я всё выше написанное рассказал ему.

Недавно, я встречался с издателями, и они действительно опубликуют мой сборник. Я  всё также, изредка встречаюсь, и сплю сКим, а утром она опять как птица улетает, в поисках богатого мужа. Амелию и Тома я вижу редко, да и в принципе не хочется, зная о том, что они сделали. О том, что раньше по соседству жил Клиф«Сосед», никто не знает, а точнее не помнит.Те произошедши события, просто стёрты для всех, или точнее, для них их не было, они остались только в моей памяти, почему и сам не знаю!? А чёрная отметина в подвале, на стене от паяльника, осталась для того чтоб это не повторилось, чтобы остаться у черты, не сделав шаг за неё. Но иногда, чёрт возьми, хочется вернуть былую популярность, известность, и может быть, когда нибудь я сяду за стол, с ручкой и бумагой и попробую написать о «Соседе», а вдруг всё получится по ….  Затем, я немного задумался : Нет, лучше не надо, шанс даётся один раз, в следующий раз, у меня может его просто не быть. Лимит исчерпан!

 

 

 

 

 

 

 

Теги:

 Комментарии

Комментариев нет