РЕШЕТО - независимый литературный портал
Ксения CassiDarsi Шевелева / Проза

Ханна Гресс. (автор) КИЛДЕР. Танец лета

2050 просмотров

«Положи меня, как печать, на сердце твое, как перстень, на руку твою: ибо крепка, как смерть, любовь; люта, как преисподняя, ревность; стрелы ее - стрелы огненные; она пламень весьма сильный. Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем». Песнь Песней 8: 6-7, Екклесиаст, Библия

  

 

1. Бегство из Лондона

 

«Что может нравиться в Лондоне?» - так считали многие герои романов Джейн Остен. Отчасти, думаю, они были правы. Драгоценные летние дни лучше всего провести где-то за городом, и чем дальше от цивилизации, тем лучше. Вот и семья Сизертон, вняв голосу рассудка, на несколько недель решила оставить зашореные улицы столицы и уехать на другой конец Британии. Лето, на редкость, выдалось жарким, а от подобных катаклизмов лучше всего спасает свежий деревенский воздух где-нибудь на севере страны.

Лайнел Сизертон и его жена Оливия собираются в отпуск. Они уже несколько лет не выезжали вместе за пределы центральной Англии. Супруги вместе уже почти 21 год, но, не смотря на возраст – им обоим уже под 45, - в глубине души они все еще молоды, как во время своего знакомства. Кажется, их чувства только крепче и возвышеннее день ото дня. Их брак не просто счастливый и удачный. На сегодняшний день подобные семьи, к сожалению, редкость. Лайнелл и Оливия настолько верны друг другу, что никогда не бывали в отпуске порознь. Пусть отпуска случаются не часто, но тем они и ценнее.

Сейчас супруги пакуют чемоданы, непрестанно контролируя друг друга:

- Дорогой, ты взял паспорт?

- Милая, кажется, ты забыла зубную щетку.

- Любимый, где бутерброды?

- Малыш, куда ты положила мою серую рубашку?

Оливия давно мечтала прокатиться по стране, вдохнуть свежего горного воздуха, прогуляться по английскому лесу, который в скором времени можно будет заносить в Красную книгу, посмотреть  достопримечательности Шотландии, среди которых некогда жили ее предки, а так же посетить Глазго – в общем, она мечтала отдохнуть, как телом, так и душой. И, самое главное, в обществе любимого и дорогого ей человека.

Лайнел, в свою очередь, давно грезил об отпуске, непохожем на большинство из тех, в которых бывают его коллеги по автомобильному бизнесу. Его никогда не привлекал Париж, не манили Азоры, и ему не снились Африка и Япония. Он мечтал об одном: исколесить всю Англию на своем авто в обществе ненаглядной супруги. Эта мечта появилась у него сразу после того, как он приобрел новенький Ford внедорожник. Но пришлось ждать целых два года, чтобы обстоятельства сложились наилучшим образом, и можно было приниматься за приятные преддорожные хлопоты.

Сейчас в доме царит суматоха: повсюду валяются вещи – как ненужные, так и жизненно необходимые, - постоянно звонит телефон – надо же сообщить всем подругам о том, что намечается долгожданная поездка, - и что-то подгорает в микроволновке.

Оставим ненадолго счастливых супругов и перенесемся в спальню на втором этаже с зелеными стенами и диковинной мебелью. Среди гор книг и игрушек, посреди комнаты, уже готовую к поездке, мы видим прекрасную кареглазую девушку. Ее зовут Бенедикт, и на прошлой неделе она отметила свой девятнадцатый день рождения. Бене учится в Королевском колледже Лондона, на факультете медицины, решив последовать примеру матери. Помимо любви к медицине, девушка также унаследовала от Оливии миловидность, стройность фигуры и женственность.

В отличие от родителей свои вещи Бене собрала еще накануне, вечером, и сейчас лишь спокойно сидит возле компьютера, изучая карту Англии и кое-какую информацию о тех местах, которые ей предстоит увидеть в самое ближайшее время.

Как долго она ждала этого дня! Неужели каникулы и в самом деле наступили?

Будучи человеком проницательным, Бене понимает, что находиться вместе с мамой и папой весь отпуск, не самое мудрое решение. Лучше оставить родителей наедине, а самой отправиться в гости к дяде, который, недавно, покинув шумный Бирмингем, поселился на границе с Шотландией, в тихой деревушке под названием Килдер. Мечта мистера Френсиса, заняться туристическим бизнесом, наконец-то осуществилась, и он около года тому назад перевез всю семью в графство Нортумберленд.

Бене не видела дядю уже несколько лет, поэтому ее желание оказаться поскорее в Килдере, усиливалось понемногу с приближением долгожданного момента. Бене с трепетом ждала встречи не только с Билли и его супругой Мартой, но еще и с Джеймсом Лоули, сыном Марты от первого брака.

« Интересно, каким он стал?» - думала Бене, разглядывая фотографии шестилетней давности, где им обоим по 13 лет. Это было удивительное время. - «Теперь я его, наверное, даже не узнаю….»

Воспоминания о днях ранней юности, прервал низкий голос отца:

- Бене, ты уже готова? – спросил он, заглядывая в комнату. – Через пятнадцать минут выезжаем.

Осмотрев комнату, Лайнел заметил в углу огромную сумку, и понял, что опоздал с вопросом часов, эдак, на пятнадцать.

Бене повернулась к отцу, наградив его своей приветливой и милой улыбкой. Ждать ответа было бессмысленно, и Лайнел лишь сказал:

- Я отнесу вещи в машину.

- Спасибо, папочка, - ласково ответила Бене.

Затем она выключила компьютер и еще раз внимательно оглядела комнату. Ей предстоит покинуть Лондон на целых четыре недели, поэтому нужно в последний раз как следует проверить, все ли она взяла, ведь ничто не должно омрачать ее пребывания вне дома.

Накинув на спину рюкзак, Бене выпорхнула из комнаты и сбежала по лестнице вниз. В это время Оливия как раз бежала к двери с пакетом еды. Придорожное кафе – вещь хорошая, но все-таки семья Сизертон предпочитает экономить. Лучше за эти же деньги потом сходить в приличный ресторан и заказать лишний бокал вина под аккомпанемент джазового коллектива, чем жевать пресную и не чем не полезную еду, которую, по правде сказать, и сама можешь приготовить. А проголодаться семья точно успеет, не смотря на то, что поездка из Лондона до Килдера займет всего несколько часов. Тут-то и пригодятся сандвичи.

-Уважаемые пассажиры, - сказал Лайнел голосом капитана авиалайнера, когда вся семья залезла в машину. - Пристегните ремни. Проверьте в последний раз содержимое ваших чемоданов. Мы отправляемся в увлекательное путешествие по туманному Альбиону. Капитан корабля, Лайнел Сизертон, постарается на протяжении всего пути исполнять любые ваши пожелания.

-О! - вдруг воскликнула Оливия.

-Что случилось? - спросил Лайнел.

-Кажется, я забыла....

-Фотоаппарат в моем рюкзаке, мама - отозвалась Бене.

-Спасибо, милая, - ответила Оливия, обернувшись  к дочери.

-Ну, что, теперь все готовы? - уточнил на всякий случай командир.

-Думаю, да, - ответила Оливия, пристегнув ремень.

Еще до того, как машина тронулась, Бене прильнула ближе к переднему сиденью, где удобно устроилась мама,  и тихонько сказала:

-На всякий случай: записка для Катрин, на счет Джерри (любимого пса, который вынужден проводить следующий месяц в обществе малознакомой женщины), лежит на столике в прихожей.

Оливия снова обернулась к дочери, чтобы поцеловать ее.

-Ты — чудо, - сказала она.

Ford тронулся с места и медленно покатился к концу улицы, а через полчаса машина на всех парах уже умчалась по шоссе в направлении Стэмфорда.

В салоне автомобиля царит чудесная атмосфера. Все трое весело и громко подпевают четверке АВВА, и в этом радостном шуме даже трудно понять, у кого из путешественников получается лучше.

-Бене, - вдруг обратился к дочери отец, немного убавив громкость, - а ты знаешь, как мы познакомились с Оливией?

-Нет, - заинтересованно ответила Бене. И в самом деле, почему родители до сих пор не рассказали ей эту, наверняка, не заурядную (как, впрочем, и они сами) историю, а она сама так ни разу и не нашла повода спросить об обстоятельствах своего появления на свет?

-Это произошло в далеком 1999 году, еще в прошлом веке, - начал свой рассказ Лайнелл. - Тогда мы с твоей матерью были чуть старше, чем ты сейчас. Мне было 22 года, а ей — 20. Мы оба отправились на премьеру мюзикла Mamma Mia.

И супруги нежно посмотрели друг на друга.

-Спектакль уже начался, - продолжал отец, - и тут у меня зазвонил сотовый. Звонок был важный, и поэтому мне пришлось покинуть зал. Когда я уже намеревался вернуться обратно, чтобы наконец-то насладиться любимой музыкой, то увидел, как по коридору бежит девушка, явно опаздывая на начало представления.

-Почему меня это не удивляет? - пошутила Бене, взглянув на мать. Та приветливо посмотрела на дочь и закусила губу.

-Я решил дождаться ее, чтобы дверь в зал не хлопала дважды, - продолжал Лайнел. - К тому же, мне было интересно посмотреть на незнакомку вблизи. Но тут произошло кое-что неожиданное: каблук ее туфлей цепляется за штанину брюк, и прекрасное создание прямо на моих глазах кубарем катится по ковру. Когда я подбежал, она стонала на полу от боли и неожиданности. Разрываясь между двумя желаниями — посмотреть долгожданную премьеру и помочь девушке, которая при ближайшем рассмотрении оказалась еще более красивой, - я медлил. Но, осознав, что ее ситуация действительно серьезная, и речь, возможно, идет о вывихе, я схватил Оливию на руки и отнес в машину.

-По дороге твой отец, - заговорила Оливия, - непрестанно рассказывал мне анекдоты, думая, что смех сумеет заглушить сильную боль в правой лодыжке. А еще он настойчиво угосщал меня леденцами, будучи уверенным, что меня это каким-то образом вылечит. Он так растерялся тогда! В клинике выяснилось, что я действительно вывихнула ногу, повредив, к тому же, при падении еще и кисть правой руки. Почти каждый день Лайнел приходил ко мне в палату с цветами, а когда меня выписали, мы вместе с ним отправились на мюзикл. Так мы начали встречаться. И моя неловкость и нерасторопность помогли мне встретить любовь.

- Значит, - с иронией сказала Бене, - ты всегда была такой?

Все трое засмеялись.

-А ведь тебе уже 19, Бене, - после некоторой паузы загадочно произнес мистер Сизертон.

-Да, и что? - удивленно спросила Бене.

-Да так, ничего... - и Лайнел отрицательно замахал головой.

-Папа, - рассердилась Бене, - на что ты намекаешь?

Лайнел только засвистел в ответ.

-Мама, может быть, ты объяснишь? - поинтересовалась она у матери.

-Что, дорогая? - отозвалась Оливия, сделав вид, будто не понимает, о чем идет речь.

-Сговорились, значит... - недовольно пробурчала девушка. - Знайте, если у дяди Билли есть приемный сын, которому столько же лет, сколько и мне, это еще не о чем не говорит.

-Конечно, - серьезно сказал отец и взглянул на супругу, подмигнув ей.

-Разумеется, - отозвалась Оливия, улыбаясь на мужу.

   Бене досадовала, но в глубине души чувствовала приятное волнение перед встречей с хорошим другом детства. А вдруг родители правы? Ведь всякое может случиться.

- Перестаньте ехидничать, - с улыбкой сказала она, несильно толкнув Оливию в плечо.

Нет, ничто не испортит впечатления от поездки. Да и разве можно обижаться на шутки родителей, если они от всего сердца желают тебе счастья?

Через несколько минут чета снова пела хиты легендарной шведской четверки, задорно обгоняя автомобили.

 

2. Билли, Марта и Джеймс

 

За окном мелькали мелкие деревушки, придорожные кафе и бензоколонки в то время, как позади уже остались Ньюарк и Донкастер. Бене думала о предстоящих каникулах, и о том, сколько впечатлений принесет ей поездка к дяде. Думала она и о Джеймсе, пытаясь представить его. Воображение рисовало различные образы, но не один из них, как казалось Бене, не был похож на реального Джеймса.

О скором окончании поездки свидетельствовали значительные изменения окружающего ландшафта. Пустынные, несколько мрачные холмы с редкой растительностью, сменились хвойным величавым лесом, таившим в себе, по мнению Бене, множество загадок.

В начале пятого вечера Ford Сезертонов  уже мчался вдоль вод Килдера – огромного искусственного озера, одной из главных достопримечательностей графства Нортумберленд, как, впрочем, и всей Англии, а еще через несколько минут путешественники  увидели перед собой крыши домов Килдера, деревни, утопающей в зелени.

Дом дядюшки Билли находился неподалеку от замка Килдер, построенного в конце восемнадцатого века, и подобное открытие не могло не радовать юную леди:

 « Дядя живет не просто в дивном, живописном уголке планеты», - размышляла про себя Бене, проезжая мимо охотничьего домика, похожего скорее на темницу. - «Он поселился возле старинного замка, в котором наверняка живут привидения. Я попала в сказку».

Восторгу Бене не было предела. Ей мало, что удалось увидеть за то короткое время, когда они подъезжали к Билли, но Бене будто тогда уже тогда знала, что эти каникулы запомнятся ей надолго.

С трепетом и огромным интересом смотрела Бене сквозь стекло автомобиля на своих родственников, предвкушая встречу с Джеймсом. Но, к величайшему сожалению девушки, возле изгороди стояли только трое – Билли Марта и пес Кико. Бене немного расстроилась, но тут же сообразила, что Джеймс, наверняка, где-то поблизости, и вскоре они обязательно встретятся.

Как только Ford притормозил, и Оливия вышла из машины, послышались радостные приветствия:

- Билли, дорогой мой братик, иди сюда! Как я по тебе соскучилась.

- Оливия, - отвечал Билли, обнимая сестру, - как я рад тебя видеть. А ты не изменилась, все такая же красавица.

- Ты тоже неплохо выглядишь, - вполне искренне сказала Оливия, похлопывая при этом брата по животу.

Билли поприветствовал Лайнела и воскликнул, глядя на Бене:

- Неужели эта прекрасная девушка, моя племянница?

- Да, дядя, это я, - радостно отозвалась Бене, подойдя ближе.

- Дай-ка я на тебя посмотрю, - говорил Билли, внимательно рассматривая племянницу. - Да ты уже совсем взрослая. Я помню тебя еще маленькой, когда вы с Джеймсом катались на аттракционах в Лондоне. Сколько же времени прошло....

- Кстати, а где Джеймс? - поинтересовалась Оливия у Марты.

- Он еще на экскурсии, - приветливо ответила Марта. – Должен вернуться через час. Как раз вы немного отдохнете с дороги, отведаете моего фирменного пирога с чаем.

- Марта, неужели ты испекла мой любимый яблочный пирог? - воскликнула Оливия.

Марта кивнула, расплывшись в улыбке, и женщины обнялись.

Дом мистера Френсиса во многом отличался от большинства каменных зданий деревни, так как был построен всего несколько лет тому назад предыдущими владельцами. Он не был серым, белым или красным, как остальные здания. Стены дома, выложенные из современных строительных материалов, имели лимонный оттенок, потерявший, правда, немного со временем былую яркость, а крыша была  покрыта темно-коричневой черепицей. В архитектурном плане коттедж полностью соответствовал духу времени конца XIX столетия.

Внутреннее же убранство дома ничем не отличалось от остальных домов в Килдере за исключением одной детали: жилище дядюшки было напичкано различной современной техникой, для более комфортного проживания человека, который еще год тому назад имел статус горожанина. Это был не просто дом. Он так же выполнял функцию отеля: пять его комнат могли вместить восемь человек. Остальные помещения предназначались для семьи мистера Френсиса.

Бене отвели уютную комнату на втором этаже, как раз одну из тех, что служила гостиничным номером. Оттуда открывался великолепный вид на лес.

- Потрясающе, - едва проговорила Бене, глядя в окно и слушая, как учащенно бьется ее сердце. - О, таком можно только мечтать.

Комната, в которой предстояло жить Бене, была небольшой — чуть более восьми ярдов по площади, - но  ее главными достоинствами являлись вид из окна, как мы уже знаем, и удобная кровать, сделанная под старину. Присев на краешек ее, девушка, вспомнив о старинных особняках, коими славится Англия, даже подумала о том, не водятся ли здесь клопы. Но опасения, в данном случае, были абсолютно напрасны, так как Билли и Марта — прекрасные хозяева, и, проявляя заботу о гостях, в своем доме стремятся сохранить уют, порядок и чистоту.

На стене Бене увидела картину, написанную маслом, изображавшую окрестности Килдера. Подойдя поближе, девушка разглядела надпись в правом нижнем углу: 1876 год.

- В Лондоне я подобное видела лишь в музеях, - сказала она. - Интересно, а как эта картина здесь оказалась? Ведь дом-то новый?

Разложив вещи в шкафу, приняв душ и переодевшись с дороги, Бене спустилась вниз.

В гостиной Билли и Марта уже вовсю угощали Лайнела и Оливию чаем с яблочным пирогом. С огромным удовольствием Бене присоединилась к ним.

Пока идет традиционное английское чаепитие, я немного расскажу вам о хозяевах этого гостеприимного дома.

Мистеру Билу Френсису в скором времени исполнится 50, а все вокруг до сих пор зовут его ласково и по-детски Билли. И ему это даже нравится. Характером он очень похож на свою младшую сестру — весельчак и оптимист, но гораздо пунктуальнее и собраннее Оливии. Родился Билли, как и его сестра, в Шотландии, в одном из пригородов Глазго. С ранних лет судьба забросила его в Бирмингем, где он сначала учился, а после работал в крупной строительной компании вплоть до недавнего времени. Билли настолько был занят карьерой, что к тридцати годам превратился в закоренелого холостяка. И только чуткий и мягкий нрав Марты, обладающей, к тому же, талантом прекрасного кулинара, сумел растопить лед в сердце Билли, и он решил обручиться с ней, как выяснилось позже, раз и навсегда. Насколько прежде Билли соответствовал стандартам холостяка, настолько же теперь он предан своей семье. И хотя Господь не дал ему кровных детей, настоящим подарком и радостью  для него стал Джеймс. Билли принял мальчика, как родного, и тот ответил ему взаимностью.

Сейчас Билли Френсис уже не похож на солидного бизнесмена, которого когда-то знала Марта. И все же, нельзя не отметить его прекрасную физическую форму. А свежий воздух, коим славятся здешние места, прибавит этому седовласому добряку еще, как минимум, лет пятнадцать жизни.

Марта на фоне мужа выглядела менее эффектно. Ее никак нельзя было назвать красавицей. Но доброта этой женщины и светлая улыбка производили на окружающих куда большее впечатление, чем внешность многих женщин. Марта была невысокого роста, почти на голову ниже Билли, и младше его на шесть лет.

Марта Роуверз родилась и выросла в Бирмингеме. Но с детства ее судьба складывалась не лучшим образом. Когда Марте было пять лет, ее родители попали в автокатастрофу, в которой погиб отец, а мать навсегда осталась инвалидом, потеряв возможность нормально передвигаться. Всю ответственность за воспитание девочки взяли на себя дедушка и бабушка – родители погибшего отца, - но через десять лет и они один за другим последовали за своим сыном.

В двадцать лет Марта вышла замуж за Ричарда Лоули, отца Джеймса. Поначалу семья была счастлива, но вскоре после рождения сына, Ричард увлекся азартными играми, начал пить. Семья погрязла в долгах и неоплаченных счетах. Марта была вынуждена уйти от мужа, чтобы оградить сына от опасности, которая грозила ему каждый раз, когда Ричард в пьяном виде начинал цепляться к сыну.

Спустя год после развода, Марта устроилась в строительную фирму секретарем, в ту самую, в которой работал Билли. Там они и познакомились, а через два года поженились.

И теперь эти два счастливых человека начинают новую жизнь на новом месте. Оба счастливы и рады тому, что встретят старость в таком дивном и спокойном местечке, как Килдер.

-Еще пирога, Оливия? - спросила Марта, хватаясь за нож.

-Марта, с удовольствием, - ответила Оливия и протянула тарелку.

-Как же вы здесь хорошо устроились, - не переставал восхищаться Лайнел.

-Да, - отвечал Билли, - мы с Мартой ни секунды не пожалели, что продали дом в Бирмингеме и переехали сюда. Конечно, здесь тоже есть свои сложности, все-таки мы не первые, кто открыл отель в Килдере, но все идет прекрасно. В последние годы интерес к туризму возрос, сюда едут со всей Европы в любое время года, поэтому дела идут в гору. Мы даже подумываем над тем, чтобы построить еще один дом для гостей. Что-то вроде резиденции для высокопоставленных лиц.

-Здорово, - отозвался Лайнел. - Может, мы с Оливией лет, так, через десять-пятнадцать переберемся к вам.

Бене принимала участие в беседе, хотя ей это давалось с огромным трудом. С трепетом она ждала момента, когда  в комнате появится Джеймс. При мысли о предстоящей встрече ее сердце начинало биться сильней, и в груди немного покалывало от волнения.

« Откуда это?» - спрашивала себя Бене. - «Надо сказать огромное спасибо родителям. Именно благодаря им я теперь только и думаю, что о Джеймсе».

Прошел уже час с того момента, как семья Сизертон ступила на порог дома Билли, а Джеймс все еще не появился.

-Экскурсии, знаете, дело такое, - сетовала Марта, - кто-нибудь из туристов обязательно задержится или потеряется.

-Потеряется? - переспросила Оливия.

-Ну, не в том смысле, - уточнила Марта. - За все время нашего здесь пребывания не зафиксировано не одного подобного случая во время экскурсионных поездок. Просто всегда находится кто-то нерасторопный или невнимательный. Не уследит за временем и отдалится от маршрута, а потом всей группе приходится его ждать.

-Тетя Марта, - сказала Бене, пытаясь хоть как-то отвлечься от мыслей о Джеймсе, - вы сказали, что за время вашего пребывания не случалось несчастных случаев. А раньше что-то подобное бывало?

Марта растерялась.

-Бене, - Билли пришел на помощь жене, - случалось разное. Но, уверяю тебя, тот, кто соблюдает все необходимые меры предосторожности, останется цел и не вредим.

-Зря вы завели эту тему, - отметил Лайнел. - Теперь Бене всю ночь будут сниться кошмары, - сказал он, подшучивая над дочерью.

-Папа, - заулыбалась Бене, - перестань.

Вдруг послышался звук открывающейся двери.

-Это Джеймс, - радостно констатировала Марта и  выбежала из комнаты.

Бене снова занервничала. Она уже представляла, как сгорает от смущения в обществе названного кузена.

Через минуту в гостиной снова появилась Марта в обществе сына. Бене постаралась смотреть на него обычным приветливым взглядом, но волнение скрыть было не просто.

Джеймс оказался довольно красивым молодым человеком, и совсем не походил не на один из тех образов, которые вертелись в голове Бене по дороге в Килдер. Ростом он был чуть выше Билли, и когда они с отцом поравнялись, Бене не могла не заметить, что разница в росте составляет около пяти дюймов. На девушку смотрели светло-серые, с оттенком льна, глаза, которые весьма выделялись на фоне смуглой кожи, а пепельный цвет волос прекрасно сочетался с цветом глаз юноши. Одет он был в светлую рубашку и джинсы.

Бене не могла долго смотреть на Джеймса. Ей казалось, что он уже догадывается о том, насколько она смущена. Оливия, видя растерянность дочери, подошла к ней, и многозначительно посмотрела на нее.   Взглянув на маму, Бене должна была сделать следующий вывод: он то, что надо. Но дочь в ответ только нахмурилась.

Бене заметила, что Джеймс тоже смущен. Его взгляд блуждал по всей комнате, не останавливаясь подолгу ни на одном предмете. Она ему понравилась.

-Привет, - наконец поздоровался Джеймс.

-Привет, - ответила Бене.

-Помнишь меня? - спросил Джеймс и засмеялся.

-Конечно, - сказала Бене, улыбнувшись в ответ. - Как можно забыть наши приключения в Бирмингеме!

-Действительно, - сказал Джеймс.

-Как экскурсия? - поинтересовалась Бене. - Все прошло без происшествий?

-Если не считать того, что нескольким туристам захотелось искупаться в неположенном месте, то все прошло замечательно, - ответил Джеймс.

Волнение Бене и Джеймса немного улеглось, когда через час вся семья уселась за большим столом в саду. Возле одного из гостей то и дело возникал ретривер Кико, преданно наблюдая за каждым движением сидящего на стуле в надежде на то, что ему перепадет лакомый кусочек. И хотя все понимали, что баловать пса не хорошо, на самом деле каждый из присутствующих незаметно для остальных успевал сунуть ему что-то в пасть. Самой щедрой из всех оказалась Бене, поэтому Кико вертелся у ее стула дольше, чем у других.

Во время трапезы молодые люди то и дело украдкой поглядывали друг на друга, стараясь остаться незамеченными, поменьше говорили и больше слушали.

Билли взял в руку бокал вина, поднялся со стула и произнес следующее:

- Я хотел бы выпить за семью, за всех вас. Я благодарен Богу за то, что у меня есть такая семья, как вы. Спасибо вам за то, что навестили нас.

- За семью, - сказала Марта и подняла бокал.

Остальные присоединились.

- Ты надолго приехала к нам? – спросил Джеймс у Бене, пока Билли рассказывал сестре и Лайнелу о том, как у него идут дела.

- Почти на месяц, - ответила она. – Надеюсь, за это время я не успею вам надоесть.

- Что ты, мы вас ждали с нетерпением, - успокаивал Джеймс Бене. - Жаль, что твои родители уезжают завтра. Из нас бы получилась неплохая команда. А твои родители любят рыбалку?

- Честно говоря, - задумалась Бене, - я даже не знаю.

- А хочешь увидеть озеро? – неожиданно спросил Джеймс.

Такого предложения Бене ждала с нетерпением. Ей с самого приезда хотелось прогуляться по деревне и побывать на берегу озера Килдер.

- Да, - ответила Бене, не мешкая.

- Папа, - обратился Джеймс к отцу, - я покажу Бене озеро?

- Конечно, - радостно ответил Билли. – Только не задерживайтесь слишком долго. Нашим гостям необходимо как следует выспаться.

- Хорошо, - быстро ответил Джеймс и вскочил из-за стола.

Через несколько минут молодые люди уже сидели в стареньком, но надежном внедорожнике Mitsubishi.

Оказавшись с Джеймсом наедине, Бене вновь почувствовала скованность. Хоть ей было и интересно узнать, что он за человек, но остаться с Джеймсом один на один выглядело сущим испытанием.

«Лишь бы он ничего не заметил, и сам не нервничал», - думала про себя Бене.

Приблизительно тоже самое происходило в голове у парня. Он с детства считал Бене красавицей, но с возрастом она стала еще прекрасней, что не могло не волновать юношу.

- Фотоаппарат с собой? – поинтересовался Джеймс.

- Да, - кивнула Бене.

- Он понадобится.

Солнце еще не село, поэтому на улице было светло, и когда кузен и кузина проезжали мимо замка Килдер, Джеймс не мог не заметить явного интереса, который проявляла Бене к данной постройке.

- Любишь старину? – спросил Джеймс.

- Да, можно сказать и так, - ответила Бене. – Просто у каждой вещи есть своя история, и, глядя на нее, ты начинаешь представлять себе руки, которые это сделали, людей, которые ею обладали. Перед тобой открывается целая эпоха. Прямо, как машина времени.

- Ты так увлеченно об этом рассказываешь…. – с некоей долей восхищения сказал Джеймс.

- У себя в комнате я увидела на стене картину, которая была написана в позапрошлом веке, - продолжала восторгаться Бене. – Фантастика! А ты, случайно не знаешь, как она попала к вам?

- Так же, как и весь дом – была продана, - коротко пояснил Джеймс.

Вскоре машина подъехала к озеру, и пара направилась к пристани. Отсюда открывался потрясающий вид на величественный и ярко зеленый лес. Погода была чудесная, безветренная, поэтому гладь воды напоминала поверхность ровного зеркала, в котором отражалась невероятной красоты природа. Со всех сторон у берега стояли яхты, на первый взгляд напоминающие собой стаю причудливых птиц.

От всего этого великолепия у Бене даже слегка закружилась голова. Воздух был чистым и свежем, совершенно не похожим на тот, которым Бене привыкла дышать в Лондоне.

- Очень красиво, - сказала Бене, вглядываясь вдаль.

- Да, - согласился Джеймс. – А ведь, если подумать: это все создано руками человеческими.

- Что? – удивилась Бене.

- Да, а ты не знала? Озеро создано людьми, как и лес, впрочем.

- Это все – искусственный парк? – продолжала удивляться Бене.

- Нет, конечно, не все. Раньше здесь были леса по гуще, но деятельность человека превратила этот край практически в пустыню. А в середине двадцатого столетия Килдер возродился. Ему подарили новую жизнь.

- Потрясающе, - продолжала восхищаться Бене.

Воцарилась пауза. Бене и Джеймс внимательно наблюдали за тем, как солнце скрывается за верхушками деревьев.

- Значит, - наконец сказала Бене, - ты не жалеешь, что переехал сюда, оставив большой город.

- Нет, - покачал головой Джеймс. – Килдер – сказка, о которой можно только мечтать. Конечно, тут есть свои минусы, например, в колледж мне приходится ездить в соседний город. Но машина же есть.

- А на кого ты учишься? – поинтересовалась Бене.

- На эколога, - ответил Джеймс, наблюдая за тем, какая за этим последует реакция кузины.

- Теперь я на все сто процентов уверена, что тебе здесь нравится, - сказала Бене.

Джеймсу понравилась ее реакция.

- Ты, наверное, все знаешь о здешних местах? – спросила Бене у кузена.

- Все никто не может знать, - смутился Джеймс. – Но кое-что мне все-таки известно.

- Расскажи, - просила Бене.

- А что тебя интересует?

Бене задумалась.

- Местные жители, - ответила она после долгой паузы. – Какие они? Отличаются от городских?

- Конечно, отличаются, они живут совсем другой жизнью, другими заботами, в другом ритме. Я здесь уже целый год и могу констатировать, что здешние куда доброжелательнее городских. А живя среди таких людей, сам становишься добрее. Может, это чистый воздух так на нас действует. А ты на кого учишься? – вновь неожиданно спросил Джеймс.

- Я мечтаю стать врачом, - не без гордости в голосе произнесла Бене.

- Отличная профессия, - заметил Джеймс, - полезная. А помнишь, в детстве мы лечили игрушечного зайца? Мы клали его на стол, брали в руки карандаши, будто это были скальпель и щипцы, и приступали к операции. Помнишь?

- Помню, - ответила Бене.

- Значит, ты уже тогда проявляла интерес к медицине?

- Выходит, что так.

И друзья принялись вспоминать разные забавные истории из своего детства, между делом фотографируясь на фоне прекраснейшего пейзажа, и даже не заметили, как солнце спряталось за горизонтом, и берег наполнился светом фонарей.

Начало смеркаться, нужно было возвращаться. Когда Бене в десятый раз зевнула, Джеймс, нехотя, предложил ей возвратиться домой, и она, нехотя, согласилась.

Оказавшись через час в пастели, Бене не заметила, как уснула. Единственный, о ком она успела подумать, был Джеймс. Он-то и снился девушке всю следующую ночь.

 

3. Килдер

 

Когда Бене проснулась, в Килдере уже во всю бурлила жизнь. Кто-то вел овец с пастбища, кто-то продавал молоко, фрукты и мясные деликатесы, а кто-то, как, например, мистер Френсис, уже бегал по лесу с экскурсионной группой в поисках приключений.

Стрелки на часах показывали без четверти десять.

Затем Бене взглянула на картину. Ей показалось, что краски на ней изменились. Вчера пейзаж выглядел несколько мрачно, сегодня же небо было голубым, а лес - приветливым.

« Почему меня никто не разбудил раньше?» - подумала Бене.

Затем девушка взглянула в окно. Небо наполовину было затянуто облаками, предвещающими скорый дождь. Чтобы успеть проводить родителей в Шотландию и хотя бы немного прогуляться в солнечную погоду, Бене вскочила с кровати, сбегала в ванную, умылась и почистила зубы, как можно быстрее оделась, нацепив джинсы, блузку бирюзового цвета, коричневую кофту и удобные туфли без каблука и спустилась вниз.

В столовой хозяйничала Марта, убирая грязную посуду со стола. Гости (ими оказались австрийцы), как раз перед приходом Бене, доели свой завтрак, приготовленный хозяйкой дома, и отправились на прогулку.

- Доброе утро, тетя, - радостно поприветствовала Бене  хозяйку, оказавшись в столовой.

-Доброе утро,  дорогая, - поздоровалась Марта. - Я не хотела тебя будить. Ты так сладко спала.

-Спасибо, тетя. Я отлично выспалась. А где все?

-Гуляют где-то по Килдеру, - ответила тетя. - Ты будешь завтракать?

-Да, я очень хочу есть, - ответила Бене, потирая живот.

-Ничего удивительного, - пояснила Марта. - Просто здешний воздух способствует хорошему аппетиту. К тому же, еда экологически чистая. Сейчас я тебе приготовлю омлет. Такого омлета ты еще никогда пробовала.

-Я даже не сомневаюсь в этом.

Бене помогла Марте приготовить завтрак, а потом села есть. За столом Марта принялась расспрашивать Бене о том, как идут ее дела в колледже, нравится ли ей учиться. Девушка живо рассказывала подробности из своей школьной жизни, из чего Марте стало абсолютно ясно, что Бене не просто пошла по стопам своей матери, она гораздо больше заинтересована в будущей профессии, чем Оливия.

Когда трапеза подходила к концу, домой вернулись родители Бене вместе с Билли.

«Ну, вот....» - досадовала Бене, - «Джеймс опять на экскурсии. Надеюсь, сегодня мне не придется ждать так долго....»

Как будто прочитав мысли Бене, Билли неожиданно произнес:

-Бене, Джеймс хотел устроить для тебя экскурсию сегодня. Так что, ты никуда не уходи до его возвращения, хорошо?

Бене обрадовалась.

-А сколько мне ждать? - поинтересовалась она.

-Думаю, через минут двадцать он будет уже здесь.

« Двадцать,...» - думала Бене, - «это и в самом деле не час».

А вслух спросила у дяди:

- Очередная экскурсия?

- Да, нет, - ответил Билли. - Он просто участвует в подготовке соревнования.

- Соревнования? - заинтересовались Оливия и Лайнел.

- Сегодня состоится ежегодный заплыв яхт, - пояснила Марта.

- Да, я видела их вчера с берега, - сказала Бене. - А ваша семья тоже участвует?

-У вас есть яхта? - удивилась Оливия.

- Нет, - ответил Билли. - Яхты у нас нет. Пока нет. А в соревновании мы принимаем участие только как организаторы. Последние несколько лет парусный спорт привлекает сюда кучу туристов со всей Англии, - продолжал рассказывать Билли. - Честно говоря, нам это только на руку.

Лайнел и Оливия дождались Джеймса и стали собираться в дорогу. Бене очень обрадовалась, увидев кузена, тем более, что сегодня он выглядел еще красивее, чем накануне вечером. Сегодня на нем были резиновые сапоги и синяя ветровка, на которой виднелись капли воды.

Увидев Бене, Джеймс улыбнулся. Его всего объял трепет перед девушкой, которая, судя по всему, ему нравилась, и очень сильно.

-Рад тебя видеть, соня, - сказал Джеймс, обращаясь к Бене.

-Вообще-то, обычно я встаю раньше, - оправдывалась та. - Но у вас так уютно в доме.... Как подготовка?

-Все готово, скоро начнется заплыв, - ответил Джеймс. - Ты бы хотела посмотреть на соревнования?

- Конечно! - не задумываясь, воскликнула Бене.

- Отлично, тогда мы обязательно отправимся к озеру.

- Жду с нетерпением. Только нужно маму с папой проводить.

Лайнел спустил вещи вниз и отнес их в машину. Уже перед самым отъездом, прощаясь, Оливия сказала дочери:

-Дорогая, как я за тебя переживаю, ты ведь у меня уже совсем взрослая.

-Мама, - сказала Бене, нахмурившись, - ты мне говорила, что переживаешь за меня, когда я была маленькой.

-Милая моя, я же мама, - ответила ласково Оливия.

-Пожалуйста, не о чем не беспокойся, - успокаивала Бене маму. - Со мной ничего не случится, ведь рядом будут Билли, Марта и Джеймс. Я никуда от них не денусь.

Поцеловав друг друга, родственники попрощались, и мистер и миссис Сезертон поехали в направлении Шотландской границы.

-Ну, что, ты готова к маленькому приключению? - спросил Джеймс Бене, когда Ford скрылся за поворотом.

-Да, сэр, - живо ответила Бене, сунув руки в карманы джинсов. - Мы успеем к началу соревнования?

-Не переживай, - ответил Джеймс, - соревнование начнется через полтора часа. - Сейчас мы поедем в другое место.

-Куда?

-В обсерваторию, - интригующе произнес Джеймс. - Любишь смотреть на звезды?

-Конечно.

Молодые люди сели в Mitsubishi и отправились вверх по течению реки Северный Тайн.

Каждый из них, и Бене и Джеймс, чувствовали волнение, находясь в машине вдвоем. Они понимали, что оба - уже не дети, и способны на сильные чувства. Прежде их связывали общие интересы — музыка и игры, - сейчас они изменились и, спустя почти шесть лет вынуждены заново узнавать друг друга в совершенно иных обстоятельствах. Оба они размышляют по дороге, может ли их дружба перерасти в нечто большее?

     - Я везу тебя в обсерваторию сейчас, пока погода не испортилась, - пояснил Джеймс. - Скоро облака совсем закроют небо, и тогда мы ничего не увидим.

  - Значит, сегодня точно пойдет дождь? - расстроилась Бене.

   - Да, - уверенно ответил Джеймс. - В Килдере всего около пятидесяти дней в году светит солнце. Так что, тебе повезло, что ты застала его величество второй день подряд.

-Его величество? - засмеялась Бене. - Ты о солнце?

-Да, о нем, - улыбнулся Джеймс. - Мы здесь его так же часто видим, как короля — народ.

Через несколько минут взору Бене открылось потрясающее зрелище. На склоне холма, с видом на лес и озеро, находилось деревянное здание, похожее на земляной пирс и космическую станцию одновременно. Фасад здания представлял собой несколько кубов-башен, повернутых друг к другу под разными углами.

  - Это и есть обсерватория, - объяснил Джеймс, - самая известная обсерватория в Великобритании, после Стоунхенджа, разумеется.

Бене не успела еще ничего ответить, как вдруг одна из башен здания начала свое вращение, и вскоре перед изумленным взором наблюдавшей, предстал проем, наподобие оконного, только в несколько раз больше, с торчащим в нем телескопом.

-Башни еще и вертятся? - удивлялась Бене.

Джеймс в ответ улыбнулся и сказал:

-Пошли.

Бене поспешила за кузеном, и вскоре они уже были на балконе обсерватории, вглядываясь вдаль. Ветер трепал волосы юной леди, и они, развеваясь, едва касались лица Джеймса. Он нежно и с любопытством поглядывал на кузину, пока та рассматривала окружающий ландшафт: горы и холмы, покрытые сплошь хвоей, у подножья которых, извиваясь, блестело озеро Килдер.

-Знаешь, в чем еще состоит одна из особенностей Килдера, помимо свежего воздуха, экологически-чистых продуктов и плохой погоды? - спросил Джеймс, явно желая заинтересовать кузину своими познаниями.

-В чем? - с искренним интересом ответила Бене.

-Килдер — это место с наименьшим световым загрязнением, - интригующе ответил Джеймс.

-Световым загрязнением? - переспросила Бене. - Что это значит? Разве свет может быть грязным? Да и о каком свете идет речь, когда солнце у вас появляется реже, чем в Антарктике?

-Термин «световое загрязнение» означает, - пояснил Джеймс, - что данное место находится вдалеке от крупных источников света, например, городов. До ближайшего источник света — деревни Беллингем — ехать около тридцати километров. Поэтому, наблюдать космические объекты здесь очень удобно.

-Ясно, - серьезно сказала Бене. - Теперь всем сокурсникам расскажу об этом, похвастаюсь кругозором.

-А хочешь посмотреть в телескоп? - хитро спросил Джеймс.

-А можно?

-Вообще-то, это стоит 20 фунтов и вступление в астрономический клуб.... Но нам с тобой Патрик разрешит взглянуть в телескоп бесплатно.

-Здорово, - отозвалась Бене.

И оба направились в северную башню.

В небольшом помещении размером примерно пять на пять метров, располагался 20-ти дюймовый телескоп, похожий на пушку. Бене разрешили взглянуть в него, и она вскоре прильнула к объективу.

- Ого! - воскликнула девушка, глядя на небо. - У меня нет слов! Какая красота....

- У меня была похожая реакция, когда я впервые посмотрел в эту штуку, - отозвался Джеймс.

- Как красиво! - продолжала восторгаться Бене. - Я такого в жизни не видывала. Интересно, кто-нибудь смотрит на нас оттуда? - спросила Бене саму себя.

-Только Бог, - спокойно ответил Джеймс.

Бене многозначительно посмотрела на него.

-Я не верю в инопланетян, - ни чуть не смутившись, ответил Джеймс.

Около часа провели кузен и кузина в здании обсерватории, разглядывая окрестности земной орбиты. Потихоньку стали прибывать экскурсии одна за другой.

-Пора ехать к озеру, - сказал Джеймс, поглядывая на часы.

-Поехали, - ответила Бене, убирая фотоаппарат в рюкзак.

И снова старенький Mitsubishi помчался по грунтовке среди леса. Волнение Бене и Джеймса полностью улеглось, и теперь они могли без лишних эмоций наслаждаться обществом друг друга.

Оказавшись на берегу водохранилища, Бене не сразу, но стала замерзать. Рукава ее кофты были по локоть, поэтому, когда ей стало холодно, Джеймс сразу заметил, как кожа на ее руках покрылась гусиной коркой.

-Замерзла? - сказал Джеймс, и тут же снял свою ветровку и отдал Бене.

-Спасибо, - сказала Бене, немного покраснев.

« На мне его куртка», - думала она. - «Спокойно, Бене».

Буквально через несколько минут после того, как Джеймс и Бене подъехали к озеру, начался первый тур соревнований. На берегу собралась толпа любопытствующих. Среди них были владельцы яхт, не принимающие участия в первом туре, туристы и жители деревни.

Раздался выстрел, и суда устремились к победе. Через десять минут явным лидером среди участников была некая субмарина под названием «Леди Фокс».

-Не зря хозяин дал ей такое имя, - сказал Джеймс.

-А что за приз? - осведомилась Бене.

- Бессрочный трехмесячный абонемент на проживание в замке Килдер с посещением всевозможных экскурсий на две персоны, - ответил Джеймс. - Приз не ахти какой, но людям, желающим отдохнуть, как следует, от городской суеты и повысить статус, как капитана корабля, это, своего рода, - возможность показать всему миру то, на что способен он и его малышка.

- А ты когда-нибудь ходил в плавание? - спросила Бене.

- Да, однажды, - ответил Джеймс, глядя на проходящую мимо яхту. - Этой весной наши соседи ходили по Тайну.

-Это не те, что живут в соседнем доме, справа от вас? - спросила Бене.

-Нет, там живут Коффорсы, а я говорю о семье МакДоулз, они живут на другом конце деревни.

-Просто ты назвал их соседями... - задумчиво проговорила кузина.

-Так и есть, - объяснил Джеймс. - В деревне на сегодняшний день проживает около четырехсот человек, а двадцать лет тому назад жителей было вдвое меньше. Вот и выходит, что все мы здесь друг другу — соседи.

-Здорово. Значит, как в старые добрые времена, о которых в книгах написано? - мечтательно сказала Бене, оборачиваясь в сторону деревни.

-Выходит, что так.

Пока брат и сестра беседовали, первый тур завершился победой яхты под названием « Редкая птица». «Леди Фокс» пришла второй, что, в общем, давало ей возможность взять реванш и принять участие в полуфинале.

-Ну, как? - поинтересовался Джеймс.

-Я в восторге, - радостно ответила Бене. - Даже не представляю себе, что меня ждет дальше.

-Угадай? - предложил Джеймс.

-Даже не знаю, - задумалась Бене.

-Ну, же?

-А я знаю?

-Думаю, да.

-Замок, - придумала Бене.

-Верно.

-Ты действительно отведешь меня туда? - спросила кузина.

-Да, - с довольным видом ответил Джеймс.

-То есть, ты отведешь меня внутрь замка, и мы не ограничимся лишь его окрестностями? - уточнила Бене.

-Не ограничимся, - подтвердил Джеймс.

Бене радостно захлопала в ладоши, и они направились в сторону Mitsubishi.

Погода явно портилась. Небо заволокло тучами, и на нем уже не осталось не одного голубого клочка. Теперь бирюзовая блузка Бенедикт выглядела еще более ярко на фоне серого неба и темно-зеленой хвои.

К замку Килдер с улицы вела недлинная асфальтированная дорога. Во дворе охотничьего домика — а именно таково и было предназначение замка в давние времена, - располагалась лужайка с деревянными столиками, скамейками и несколькими маленькими каменными сооружениями. На траве резвились дети, а на скамейках расположились их родители, рассматривая снимки в фотокамерах и о чем-то мирно беседуя.

Замок Килдер являлся типичным представителем своей эпохи. Каменная кладка, арочный вход, окна и чудом уцелевшие деревянные двери — все выглядело так, как и двести с лишним лет тому назад. Для замка данное сооружение было маловато, а для дворца — слишком мрачное.

Не смотря на всю простоту форм, замок, все же имел одну интересную особенность. В плане он как будто состоял из двух слепленных друг с другом зданий, одно из которых являлось, своего рода, башней. С главного фасада зритель мог разглядеть лишь ее верхушку, но стоило обойти дом, и взору открывалась совершенно иная картина: несимметричная башня с зубцами наверху рождала впечатление укрепленного и грозного сооружения, напоминающего те замки, что изображают на страницах сказок, а окружающий лес добавлял этому зрелищу еще большую сказочность и таинственность.

-Мне здесь нравится, - сказала Бене. - Я, конечно, повидала много разных замков в Англии, но в этом есть что-то особенное.

-Я знаю, что, - сказал Джеймс, выразительно посмотрев на Бенедикт. - Он, с одной стороны небольшого размера, и в нем было бы уютно жить, а с другой — слишком грозный, что ли.....

-Пожалуй, ты прав, - согласилась Бене.

-Ну, что, зайдем в гости к герцогу? - предложил Джеймс.

-Угу, - кивнула Бене.

Молодые люди отправились к входу в замок. Как раз тогда, когда кузены подходили к замку, прибыла группа иностранцев во главе с экскурсоводом. Бене только подумала о том, чтобы присоединиться к ним, как Джеймс слегка дернул ее за краешек рукава, приглашая кузину последовать за ним. Через несколько секунд двое друзей уже слушали рассказ экскурсовода о легендах здешних мест.

- Замок Килдер был построен в 1775 году, - рассказывал экскурсовод, маленькая светловолосая женщина средних лет, - для Хью Смитсона, первого герцога Нортумберленда. Место, на котором стоит здание, называется гора Бьюшау. Существует легенда, повествующая об истории любви герцога к прекрасной девушке по имени Аннет Кенсер. Аннет Кенсер вместе со своими родителями и братьями направлялась из Лондона в Шотландию через здешние места. Когда путники были неподалеку от Килдера, их экипаж попал в бурю, и они были вынуждены просить пристанища у герцога, который как раз в это время охотился в лесу. Герцог принял гостей и оказал им самый великодушный прием. Он так полюбил юную Аннет, что, спустя несколько дней, предложил ей свою руку и сердце. Но та отказала Смитсону, солгав, что влюблена в одного из его сыновей и что ее чувства взаимны. После этого леди Кенсер уехала. Герцог был в бешенстве. В порыве злости он выгнал старшего сына без денег, не дав пары одежд и лошади, за то, что тот перешел ему дорогу. Тот, не зная, куда ему идти, отправился в лес. Долго бродил он по здешним местам, пока не наткнулся на маленькую деревушку, в которой жили охотники и старожилы леса. Жители деревни приняли странника также радушно, как когда-то герцог - коварную Аннет.

 Спустя какое-то время, герцог пришел в себя и начал поиски сына. Несколько недель безуспешно бродил он по лесу вместе со своей свитой, пытаясь отыскать следы Уильяма, но все было напрасно. Обессилев от невосполнимой  утраты и долгих поисков, герцог заболел и слег. А когда он, наконец, выздоровел, то распорядился, чтобы за здешними местами велся надлежащий уход. И благодаря герцогу Килдер - то, что он есть сейчас, со всеми его достопримечательностями, лесом и водохранилищем.

- А что случилось с сыном герцога Уильямом? - спросила Бене, заинтригованная историей.

Группа слушателей обернулась в сторону Бенедикт и Джеймса. Девушка немного смутилась от неожиданного внимания к своей персоне. Экскурсовод же обрадовалась данному вопросу и с удовольствием продолжала:

- Никто точно не знает, что было дальше с Уильямом Смитсоном. Но легенда, - а я напоминаю, что данная история, всего лишь легенда, - так вот, легенда гласит, что Уильям стал охотником и, своего рода, охранником леса Килдер.

Затем экскурсовод задумалась, словно размышляя над тем, стоит ли говорить еще что-нибудь. Ее лицо стало серьезным, а взгляд сосредоточился на одной точке в полу. Но через пару секунд женщина вновь улыбнулась и сказала:

-Предлагаю, пройти в следующую комнату.

-Интересуешься легендами? - спросил Джеймс, когда они с Бене оказались в соседнем помещении.

-Люблю старину, - негромко ответила девушка.

Экскурсионная группа проходила из зала в зал. Когда Бенедикт гуляла по замку, ее не покидало чувство трепета оттого, что она видела здесь.  В одном из залов дома располагалась художественная галерея, в другом — конференц-зал, в третьем — небольшой ресторанчик. На стенах висели картины, изображающие пейзажи Килдера и портреты известных личностей, имеющих какое-либо отношение к замку и деревне. Среди них Бене заметила портрет герцога Смитсона. Долго и внимательно она вглядывалась в благородные черты лица этого знатного человека.

-Что же на самом деле с ним случилось? - спрашивала Бене портрет.

-Да ничего страшного, не переживай, - успокаивал ее Джеймс, иронизируя при этом. - По моему, у герцога даже никогда не было сына по имени Уильям.

Бене ничего не ответила.

-Как тебе экскурсия? - осведомился Джеймс, когда они с Бенедикт уже подходили к выходу.

-Спасибо, Джеймс, мне очень понравилось.

-Особенно легенды, - пошутил Джеймс.

-Перестань, - сказала Бене, нахмурившись, - что в этом плохого?

-Да просто все эти легенды — сказки, придуманные либо экскурсоводами, либо местными жителя с целью привлечения туристов, - с умным видом произнес кузен.

-Пусть так, - равнодушно ответила Бене. - Но все равно очень интересно.

Погода на улице вконец испортилась. Теперь небо  приобрело темно-серый оттенок, похожий на асфальт, и готово было вот-вот пролиться дождем.

Бене ни в коем случае не хотелось прекращать увлекательное путешествие по Килдеру, и они с Джеймсом решили немного побродить по улицам. По дороге кузен рассказывал всякие интересные истории из жизни Килдера и о том, как они с отцом любят рыбачить на озере.

Бене наслаждалась обществом человека, который, с одной стороны, был ее братом и другом, с другой — красивым парнем, свободным и питающим к ней, похоже, самые нежные чувства, которые никак не были похожи на братскую привязанность.

Потихоньку начал накрапывать дождь, но, казалось, молодые люди это не замечали. Все так же весело и беззаботно они общались на разные темы, разглядывая при этом деревенские постройки. Но вдруг дождь усилился. Находиться на улице было уже затруднительно, особенно Джеймсу, отдавшему ветровку своей кузине. Прячась от дождя, Бене и Джеймс, решили укрыться в одном из ближайших магазинов. Им оказался магазинчик с рыболовными снастями мистера МакДоулза.

Вбегая в помещение, Бене плечом к плечу столкнулась с каким-то джентльменом в длинном  кожаном плаще. Когда она нечаянно коснулась его руки, он тут же одернул ее, будто пронзенный током. Бене захотела посмотреть в лицо мужчине, чтобы угадать причину подобной реакции, но разглядеть его лица ей не удалось, так как оно было скрыто под капюшоном.

-Извините, - только и сказала Бене, растерявшись.

Но мужчина ничего не ответил.

Бене посмотрела ему в след. Одет он был несколько старомодно, для горожанина, хотя вполне мог сойти за деревенского. Его одежду практически полностью скрывал плащ, но, все же, Бене успела разглядеть под ним брюки и куртку необычного кроя.

-Ты его знаешь? - спросила Бене Джеймса, одновременно провожая взглядом незнакомца.

-Я не видел его лица, - ответил кузен.

-Жаль, - ответила Бене, продолжая смотреть в окно. Через полминуты она услышала, как Джеймс слегка посмеивается. - Что смешного? - спросила она, недоумевая.

-Просто я вспомнил, как в детстве ты интересовалась разными странностями, - объяснил Джеймс.

-Ну-ка? - заинтересовалась Бене.

-Например, тебе было интересно, что станет с человеком, если ему в кровь шприцом ввести краски. Или, ты часто задавала вопросы, типа: «Что было бы, если немцы победили во Второй Мировой? Что было бы, если бы Англия ушла под воду?

-Очень интересно, - фыркнула Бене. - А чего это ты вдруг вспомнил об этом?

-Не обижайся, - ласково сказал Джеймс, - просто ты все время задаешь вопросы, которые мало кому другому могут прийти в голову. Вот, скажем, этот мужчина. С одной стороны, нет ничего особенного в том, что ты спросила, знаю ли я его. Но, с другой, когда я ответил, что не знаю, ты расстроилась.

-Я вовсе не расстроилась, - сказала Бене, надув губы.

-Точно?

-Точно, - и она улыбнулась.

-Жаль, а я думал ты необычная, - с грустью в голосе сказал Джеймс, но глаза его смеялись.

Пока за окном шел дождь, кузены на протяжении почти целого часа общались с мистером МакДоулз, который в подробностях поведал гостям о своих приключениях в море на яхте, на которой однажды плавал Джеймс. Он так же угостил друзей вкусным чаем, привезенным из Индии и сандвичами. Бене и Джеймс с удовольствием слушали его увлекательные истории, и когда Бене задавала свой очередной вопрос, Джеймс с улыбкой поглядывал на нее, снова и снова убеждаясь в том, насколько она — необычная девушка.

Дождь за окном шел также, не переставая, казалось, только усиливая напор воды, но друзьям нужно было возвращаться домой.

-Мама расстроится, если мы не успеем к чаепитию, - сказал Джеймс, обращаясь к Бене. - Так что, нам уже надо идти.

-Пойдем, - ответила Бене.

Они попрощались с мистером МакДоулз, и прежде, чем друзья отправились к Mitsubishi, припаркованном возле замка Килдер, мистер МакДоулз попросил ребят задержаться, пока тот сбегает на второй этаж за зонтиком. Через пять минут он вернулся с черным зонтом и со словами «Завтра занесете» отдал его Джеймсу.

Дождь продолжал лить, не переставая, весь вечер и прекратился лишь за полночь, когда все в доме мистера Френсиса мирно спали.

Вечером позвонила Оливия и сообщила, что они с отцом благополучно добрались до Глазго и уже скучают без своей дочурки. После того, как Бенедикт уверила родителей в том, что с ней все в порядке, и что она тоже скучает без них, мама пожелала спокойной ночи и повесила трубку.

Перед тем, как пойти спать, Джеймс сказал Бене:

- Завтра утром мы с отцом уедем в Касл по делам, нужно закупить кое-что для нашего мини-отеля. Вернемся мы, думаю, к обеду. Так что, постарайся не скучать без нас.

- Как-нибудь постараюсь, - вздохнула Бене. - А какой будет план, когда ты вернешься?

- Я еще не решил. Есть несколько вариантов, но к завтрашнему обеду я определюсь с планами окончательно.

Они пожелали друг другу спокойной ночи, не желая при этом расставаться друг с другом, и побрели каждый в свою комнату. Бене понадобилось несколько минут, чтобы заснуть, Джеймсу — немного больше.

 

4. Прогулка

 

Когда Бене проснулась, Билли и Джеймса уже не было дома. За окном царила ясная погода, что ни мало радовало гостью Килдера.

«Чем бы сегодня заняться?» - размышляла Бене, одевая платье. – «Надо, как следует расспросить тетю о здешних достопримечательностях, чтобы полдня не прошло зря».

Часы в гостиной показывали без семи минут девять, когда Бене спустилась поздороваться с тетей. Та в столовой  угощала туристов своим фирменным блюдом – овощами, запеченными в сыре.

- Доброе утро, милая, - поздоровалась Марта. –

- Доброе утро, - ответила Бене, так же взглянув в сторону туристов. Те ответили ей приветливыми улыбками. - Как тебе спалось? – спросила Марта.

- Замечательно, тетя, - ответила Бене, с довольным выражением лица. – Мы с Джеймсом вчера отлично провели время, у нас была насыщенная программа, поэтому я даже не заметила, как уснула.

- Садись за стол, - пригласила племянницу Марта. – Еды на всех хватит.

И Бене с радостью присоединилась к трапезе. Еда и в самом деле была очень вкусной, так что когда ее тарелка опустела, она попросила добавки.

После того, как туристы удалились в свои номера, прежде отблагодарив хозяйку за восхитительный завтрак, Марта сказала племяннице:

- Жаль, что Джеймсу пришлось уехать, и тебя некому развлечь. Я бы с удовольствием показала тебе Килдер, но, боюсь, я только испорчу впечатления. Физические нагрузки для меня такие, как ходьба, – целое испытание. Зато по дому и саду я бегаю, как ошалелая. То туда, то сюда.

- Не переживайте, тетя, – успокаивала Бене Марту. – Я обязательно найду, чем заняться. Без Джеймса, конечно, это будет сделать сложнее, но я постараюсь не скучать. Я вас убедила? – и она хитро посмотрела на тетю.

Та в ответ улыбнулась и погладила волосы Бене.

- Тетя, а куда мне стоит отправиться? – спросила Бене. – Что бы вы мне посоветовали?

Марта задумалась.

- В Килдере, с одной стороны, много, чего интересного, с другой – очень мало, - ответила тетя, - потому что все его достопримечательности и развлечения связаны либо с лесом, либо с озером.

- Лес, значит, - задумчиво сказала Бене. – Что ж, значит, буду гулять по лесу.

- Я тоже думаю, что это отличная идея. В Англии леса почти не осталось, поэтому лес Килдер так ценен. К тому же он еще и невероятно красив. В последние годы территория парка выросла почти на треть. Королева очень заботится об этих местах. Надо сказать Джеймсу, чтобы пригласил тебя на пикник, в лесу есть специально отведенные для этого места.

- Кто знает, тетя, может быть, он как раз отвезет меня туда по возвращении из Касла, - сказала Бене, уже мечтая об этом.

- Может быть, - сказала Марта. – Советую тебе зайти в замок и глянуть на экскурсионные маршруты. Там так же можно арендовать велосипед. Хочешь, я тебе дам денег?

- Спасибо, тетя, но я предпочитаю кататься на велосипеде в компании с кем-то, - объяснила Бене. – Я хочу просто прогуляться, тем более, день сегодня солнечный.

- И осадков не обещали, - заметила Марта.

- Это важное замечание.

- Но зонтик все равно возьми, - и Марта принесла зонт. – Мало ли что, - сказала она, протягивая его Бене. - Я видела среди твоих вещей маленькую сумочку, думаю, ты ее сегодня захочешь взять с собой. А этот зонт такой компактный, что тебе не придется нести его в руках.

- Спасибо, тетя, - и Бене взяла зонт. – Кстати, вы мне напомнили об одном деле, которое обязательно нужно сделать.

- Каком?

- Нужно отнести зонт мистеру МакДоулзу, - пояснила Бене. – Это будет частью моей сегодняшней экскурсии.

- Ладно, - сказала Марта, - не буду отвлекать тебя своей болтовней. Тебе, наверняка, уже не терпится отправиться на прогулку.

- Тетя, перестаньте, - отмахивалась Бене. – Я прекрасно провожу с вами время.

И все же тетя настояла на своем, и уже через пять минут Бене поднялась в свою комнату за зонтиком и сумочкой.

Погода была превосходная. Самое прекрасное время для прогулки. Видимо, это осознавало большинство обитателей Килдера, и на улице Бене то и дело встречала толпы студентов и иностранцев всех рас и наречий.

« Килдер и в самом деле очень популярен», - подумала она.

После того, как Бене занесла зонтик мистеру МакДоулзу, она отправилась в замок. В общем, это заняло минут двадцать.

Изучив всевозможные маршруты, девушка выбрала тот, что лежал вдоль течения реки Северный Тайн.

Через несколько минут Бене уже шла по лесу, который в большинстве своем состоял и различных пород хвойных деревьев – ели, сосны. Кое-где на пути ей встречались березы, лиственницы и даже дубы. Под ногами шелестела листва, раньше срока покинувшая деревья, и сочная трава, наполненная кузнечиками, божьими коровками, муравьями и прочими насекомыми, создающими неповторимый саунд-трек леса Килдер. Где-то поблизости трудился дятел, под ногами то и дело возникали земляные горки кротов.

Бене достала из сумки плеер, одела наушники и окунулась в мир гармонии музыки и природы. Картина вокруг не могла не радовать девушку. Буйство красок леса рождало впечатление нереальности, будто перед ней всего лишь написанный художником пейзаж, а не деревья и трава, которые издают дивный аромат, и к ним, к тому же, еще можно и прикоснуться.

Бене ощущала себя лесной феей, заботливо обходящей свои владения. Ее одежда говорила об этом. Одета Бене была в зеленое платье, которое доходило ей почти до самых пят и все в ту же кофту с рукавами по локоть. На ногах были легкие и удобные, купленные специально для ходьбы, бежевые туфли,  с белыми цветочками из кожи.

В ушах звучала дивная мелодия, и Бене, пританцовывая, петляла между деревьями, наслаждаясь прекрасной погодой и дыша чистым воздухом. Она думала о том, что в будущем, возможно, ей предстоит поселиться в этих красивых местах, если их отношения с Джеймсом будут развиваться по предполагаемому сценарию. Эта прогулка продолжалась около часа.

Гостья Килдера настолько увлеклась собственными мыслями, что не заметила, как стала понемногу уклоняться от курса. Тропинка незаметно закончилась, и Бене перешла в ту часть леса, которая не была указана на карте маршрутов.

Сначала Бене попала на красивую поляну, поросшую высокой изумрудной травой и цветами разных цветов – желтыми, розовыми, сиреневыми и белыми. Что-то негромко напевая, она прошлась по этой полянке, словно фея, окунулась в траву и стала рассматривать небо. Где-то очень высоко, над ее головой, проплывали маленькие облака причудливой формы и парил гордый орел.

Бене взглянула на часы: они показывали начало первого.

« Сейчас вернуться или позже?» - раздумывала Бене. – «Думаю, все же, время еще есть».

Она поднялась и продолжила свой путь в лес. Эта его часть показалась девушке еще более красивой и необычной.

«Словно в сказку попала», - думала про себя Бене.

Она все глубже и глубже уходила в лес, а он становился все загадочней.

Музыка перестала звучать, и Бене остановилась и достала плеер, чтобы заменить батарейки. Когда она копалась в своей маленькой сумочке, до ее слуха донесся едва слышный шорох. Бене обернулась. Никого.

«Наверно, лиса, или заяц», - подумала Бене.

Она продолжала искать батарейки и когда, наконец, их нашла, снова послышался шорох откуда-то сзади. Бене снова обернулась, и снова ничего не увидела, кроме потревоженной ветки.

«Белка?» - спросила Бене саму себя. – «Возможно, их здесь очень много».

Она вставила батарейки и уже нажала на кнопку «PLAY», как услышала шорох прямо за спиной. Обернувшись, Бене чуть не закричала от страха и неожиданности.

Перед ней, на расстоянии нескольких небольших шагов стояли трое мужчин, выше ее на целую голову. Все они, как один, были прекрасно сложены, прямо, как на картинках фэнтези. Двое брюнетов стояли немного дальше, глядя на Бене злобным взглядом, а третий, белокурый красавец, стоял всего лишь в двух шагах от напуганной девушки, скривив  улыбку. Одеты эти трое были в белые рубашки, кожаные брюки, жилетки и сапоги-ботфорты. В руках они держали ружья и топоры.

Музыка в ушах продолжала звучать, нагнетая обстановку.

Бене глядела на незнакомцев, не смея двинуться с места. В ее голове проносились разные страшные мысли, касающиеся того, что с ней хотят сделать эти люди, напоминающие внешним видом дровосеков. Имеет ли смысл бегство? Ведь, если они захотят догнать ее, то сделают это без особого труда. Если же они не о чем плохом и не помышляют, то бежать тем более бессмысленно. Хотя, во вторую гипотезу Бене верилось меньше всего, когда она смотрела в глаза, полные злобы.

Все, мужчины и Бене, какое-то время стояли, не двигаясь, окидывая друг друга многозначительными взглядами. Вдруг блондин сделал шаг в сторону девушки, и та, придя в себя, бросилась прочь. Но едва она обратилась в бегство, как увидела на пути, прямо перед собой, приблизительно на расстоянии  в десять ярдов,  четвертого мужчину. Выглядел он еще более воинственно, чем его друзья. Широкие плечи, сильные руки, сжатые в камень кулаки, вздымающаяся от волнения и бега грудь – все это внушало Бене еще больший ужас, чем топоры тех, кто остался сзади. Исподлобья на девушку смотрели черные глаза, в которых легко читалась  ненависть и агрессия, а через плечо висело ружье. Словно зверь, незнакомец готовился к прыжку, предвкушая удачную охоту. На мгновение Бене замерла. Ей было совершенно не понятно, как человек благородного вида, да еще настолько красивый, может причинить ей боль. Хотя, с чего она внушила себе мысль о его благородстве? Об истинном благородстве Бене имела весьма сомнительные представления.

Повинуясь инстинкту самосохранения, Бене бросилась в сторону. Незнакомец, не мешкая, последовал за ней. Через мгновение девушка оказалась на старом дереве, нависшем над рекой. Незнакомец остановился возле корней дерева, раздумывая над дальнейшими действиями. Бене дошла до самого края ствола и взглянула вниз. Но не успела она еще ни о чем подумать, как дерево хрустнуло, и она полетела в воду. Незнакомец, пытаясь поймать ее, протянул руку, но схватить Бене ему не удалось. Он только слегка коснулся пальцев ее руки.

Медленно уплывая, прочь, в сторону деревни, Бене в последний раз взглянула на того, кто остался на дереве. Едва задрав голову, она тут же встретилась с грозным и враждебным взглядом незнакомца. Долго они смотрели друг на друга, стараясь запечатлеть в памяти все мелкие детали. Еще через минуту незнакомец, вместе со своей свитой, скрылся в тени деревьев.

Неизвестно, сколько Бене провела в воде, которая, кстати сказать, оказалась довольно  прохладной, но выплыть ей удалось лишь почти возле самого озера.

Тем временем из Касла вернулись Билли и Джеймс. Они решили позвонить Бене, но оператор сообщил им о том, что абонент недоступен. Переживая за кузину, Джеймс вместе с отцом отправились в замок, разузнать, не видели ли Бене там. Экскурсовод сообщил, что девушка заходила сюда около двух часов тому назад, выбрала маршрут в лес и ушла, и он показал, по какому маршруту она отправилась. Тут выяснилось, что в том же месте находится одна из экскурсионных групп, катающихся на велосипедах, и экскурсовод непременно связался с руководителем, чтобы расспросить о девушке в зеленом платье. Но тот сообщил, что кроме его группы и велосипедов, никого в лесу не видал.

Джеймс и Билли в серьез стали переживать за Бене. Они уже были готовы мчаться на ее поиски, как у Билли зазвонил сотовый. Это была Марта.

- Билли, - сказала она обеспокоенным голосом, - возвращайтесь скорее домой. Бене вернулась, она цела и невредима.

- Сейчас будем, - ответил мистер Френсис.

- Что случилось? – обеспокоенный, спросил Джеймс.

- Бене нашлась, она дома. Марта сказала, что она цела и невредима.

- Когда мама так говорит, значит, точно что-то случилось, - заметил Джеймс.

- Поехали, - скомандовал Билли. – Сейчас все узнаем.

Когда Билли и Джеймс вернулись домой, Бене, укутавшись в плед, уже пила чай с Мартой в гостиной. Вид у нее был растерянный.

- Бене, что случилось? - спросил Билли, едва войдя в комнату. – С тобой все в порядке? И почему у тебя мокрые волосы?

Джеймс просто смотрел на кузину, не смея произнести ни слова, но по его лицу было ясно, насколько сильно он переживает.

- Простите меня, дядя, тетя, Джеймс, - сказала Бене, чуть не плача. – Я оказалась не настолько внимательной, чтобы не попасть в неприятности.

- Какие неприятности? – обеспокоено спросил Джеймс. – О чем ты говоришь?

- Я гуляла по лесу, - начала свой рассказ Бене, - не заметила, как свернула с тропы. А потом… - она замолчала, вспоминая о происшествии в лесу. – На меня в лесу чуть не напали.

- Что? – удивился Билли.

- Кто? – почти кричал Джеймс.

- Я их не знаю, - ответила Бене. – Думаю, они не из деревни. Вид у них был странный. Как будто они из позапрошлого века.

- Так, кто это был? – переспросил Джеймс. – Сколько их было?

- Мужчины, - ответила Бене, - четверо мужчин. Все сильные и высокие, как на подбор. У них в руках были ружья и топоры. Они чуть на меня не набросились.

- Как тебе удалось от них сбежать? – спросил Билли.

- Я упала в реку. Один из них, видимо, самый главный, хотел меня поймать, но не успел. Я плыла очень долго. Из воды мне удалось выбраться лишь возле самой деревни.

- А как далеко ты ушла в лес? – расспрашивал мистер Френсис.

- Трудно сказать, - сказала Бене, вытирая слезы. – Может быть, на две мили отсюда, а может, и дальше.

Билли задумался.

- Главное, - сказала Марта, обнимая Бене, - что все уже позади. Ты дома, и тебе ничто не угрожает.

Бене взглянула на Джеймса. Они обменялись улыбками.

- Жаль, что я доставляю вам столько хлопот, - грустно сказала Бене.

- Ну, что ты, - ответила Марта, - какие хлопоты?

- Не может быть… - задумчиво проговорил Билли.

- Ты о чем, дорогой? – уточнила Марта.

Билли встал с кресла и начал ходить по комнате. Джеймс сел на его место.

-Дорогой, ты меня пугаешь? – переживала Марта.

- Это случилось прошлой зимой, - сказал Билли с серьезным выражением лица. – Я ехал из Ньюкаслтона по грунтовке, через дальний лес, решив сократить путь. Кругом лежал снег, так что никакой грязи, в которой часто увязают водители здешних мест, не было. Я уже проехал основную часть пути, как вдруг машина сломалась. Я вышел, открыл капот и начал ковыряться в двигателе. Несколько раз пытался ее снова завести, но все безуспешно. Когда в очередной раз я залез в машину, то увидел, как из леса выбежали несколько человек, и теперь направлялись в мою сторону, с ружьями и топорами. Я понял, что отбиться от них мне не удастся. Я вновь попытался завести двигатель, и – о, чудо! – машина завелась, и я ударил по педали газа. Прямо с открытым капотом автомобиль начал свое движение на банду. К счастью, их пули не задели машину, и я целым и невредимым добрался до дома.

- Какой ужас! – воскликнула Марта, прикрывая лицо руками. – Ты мне ничего не рассказывал.

- Из-за того, что знал, какая у тебя будет реакция, - сказал Билли. – Я не хотел, чтобы ты переживала. В конце концов, все обошлось.

- Это что, разбойники какие-то? – недоумевал Джеймс.

- Нет, - ответил Билли.

- Тогда кто же? – спросила Бене.

- Слышали легенду об Уильяме? – спросил Билли.

Все ее слышали.

У Бене загорелись глаза.

- Так, вот, - продолжал Билли, - эти люди – охотники. Легенда гласит, что они жили здесь еще со времен средневековья. Но когда началась охота на ведьм и прочую ересь, их племя углубилось в леса. Они организовали собственное поселение и с тех самых пор жили обособлено. Когда Уильям бродил по лесу, то наткнулся на их деревню.

- Охотники, значит, - задумчиво проговорил Джеймс.

- Не просто охотники, - сказал Билли. – Они, своего рода, хранители леса.

- Хранители леса? – возмутилась Бенедикт. – И охотятся на людей?

- Охотники никогда не нападают на группы людей, - ответил Билли. – К тому же, они действуют строго на своей территории. В лес, где проходят туристические маршруты, тропинки, дороги, они не сунутся. Видимо, Бене, ты зашла на запретную территорию.

- Но почему они нападают? – спросил Джеймс, сомневаясь во всей этой истории с легендой.

- Они считают себя хозяевами леса и не терпят чужаков, - объяснил мистер Френсис. – Но они не всегда убивают. Возможно, сначала они дают человеку выбор.

- Выбор? – недоумевала Бене.

- Человек должен решить: либо он остается в деревне и живет, как охотник, либо он умирает, - серьезно ответил дядя.

- Я не верю во всю эту чушь, - сказал Джеймс, вскакивая с места. – Это только легенды и все. Я уверен, что эти негодяи, которые до смерти напугали Бене, бандиты, нелегально пересекшие англо-шотландскую границу.

- Откуда ты все это знаешь? – спросила Марта мужа.

- Сосед рассказал, когда я поведал ему о том, что со мной произошло. Понимаете, легенды остаются легендами. Они и в самом деле играют не малую роль в туризме Килдера. Но никто из местных жителей не станет рассказывать гостям о страшной реальности, которая может отпугнуть народ. Расскажи кто-нибудь о том, что он чуть не попался в руки охотников, и в Килдер перестанут ездить.

- А полиция что-нибудь может сделать? – спросила Бене.

- Полиция… - задумался дядя. – Полиции нужны доказательства, улики и, в конце концов, труп или исчезновение человека. Тогда они будут что-то делать. Охотники очень осторожны.

- А кто-нибудь заявлял в полицию? – поинтересовалась Бене.

- Точно не знаю, - ответил Билли. – Но раз в несколько лет здесь кто-нибудь, да пропадает. К счастью, трупов еще ни разу не находили.

- Слава Богу, - тихо сказала Марта.

- Бене, - сказал мистер Френсис, – пойми, в деревне тебе ничто не угрожает. Ты свободно можешь гулять по окрестностям Килдера в сопровождении кого-то из нас. Но одна не ходи в лес, ни в коем случае.

- Хорошо, дядя, - отозвалась Бене. – Только вы родителям ничего не говорите, а то они дергаться начнут. Не к чему им знать, ведь со мной уже все в порядке.

- Хорошо, дорогая, не беспокойся, - ответила Марта.

Вечер прошел спокойно. В восемь часов Билли позвонила Оливия, узнать, как дела у любимой дочурки, и что с ее телефоном, почему он все время выключен. Бене, как могла, старалась говорить бодро, чтобы не вызвать подозрений. Проблему с телефоном она объяснила просто: нечаянно уронила его в воду.

После ужина Бене и Джеймс решили немного прогуляться в сторону озера.

- Я так испугался за тебя, - сказал Джеймс, – когда выяснилось, что ты пошла гулять в лес одна. А потом еще мамина фраза: «она цела и невредима».

- Да уж… - Бене скривила губы. – До сих пор не верится. Я просто чудом спаслась. К тому же, из-за всего этого наши с тобой планы нарушились.

- Ничего страшного, - успокаивал кузину Джеймс, - у нас ведь еще много времени? – и он вопросительно посмотрел на Бене.

Та от смущения отвела взгляд.

- Конечно, - ответила Бене. – Надеюсь, что больше ничто и никто не помешает нам провести каникулы как следует.

Ночью, лежа в постели, Бенедикт долго не могла уснуть, а перед глазами снова и снова вставали картины случившегося в лесу. Каждый раз, когда она погружалась в сон, ей виделся одни и тот же сюжет: как охотники гонятся за ней по лесу. Когда кто-то из них догонял ее, Бене  просыпалась, и снова ворочалась, пытаясь поскорее уснуть.

Глубокий сон пришел только под утро.

 

5. Встреча

 

Проснулась Бене к ленчу. К этому времени, надо сказать, Джеймс уже весь извелся. Он с нетерпением ждал, когда кузина спустится в гостиную, и оглядывался на лестницу каждый раз, когда слышал чьи-то шаги.

Через несколько часов, терпение Джеймса было вознаграждено появлением дорогой гостьи. Выглядела она не важно, но общество кузины, будь то дома или на природе, несомненно, радовало Джеймса. К тому же, у Бенедикт жутко разболелась голова, видимо, из-за вчерашних переживаний. Тетя нашла в аптечке таблетку, но она подействовала не сразу, и поэтому кузены какое-то время сидели молча, глядя друг на друга.

- Сегодня не буду спрашивать, как тебе спалось, – наконец, произнес Джеймс.

- Да уж, - пробурчала Бене, потирая глаза. – Уснула только под утро.

- Кошмары не мучили? – пошутил Джеймс, но тут же счел шутку лишней. – Извини, мне, наверное, до конца не понять тебя, как ты себя чувствуешь….

- Не переживай, - успокаивала Бене кузена, - все в порядке. – В другой раз я, может быть, и посмеялась бы, но сегодня самочувствие не то.

Бене обратила внимание, насколько серьезным и грустным выглядел Джеймс сегодня, но понять причину такого настроения в данных обстоятельствах ей было сложно. Спросить она не решалась, полагая, что причина грусти каким-то образом связана с ней. К тому же, голова еще плохо соображала, а на серьезные темы в таком состоянии говорить ей не хотелось.

- Где Билли? – спросила Бене.

- На озере, - ответил Джеймс.

- Опять какие-то соревнования? – натянув улыбку, сказала Бене.

- Нет, но это связано с яхтами. Он помогает кое-кому из соседей подготовить яхту к плаванию.

- Кто-то собирается в путешествие? – искренне заинтересовалась Бене.

- Вообще-то, да, - грустно ответил Джеймс, опустив голову.

Воцарилось молчание.

- Кто же? – тихо спросила Бене.

- Мы, - ответил Джеймс и посмотрел на кузину.

У Бене от радости даже голова перестала болеть.

- Здорово, - ответила она, не скрывая радости.

- Только, ты, наверняка, не захочешь плавать после всех этих приключений.

- Что ты, наоборот! Вода – это не лес. Тем более, я буду не одна, не так ли?

- Значит, ты не против? – обрадовался Джеймс.

- Конечно, нет, - ответила Бене и тут же почувствовала острую боль в виске.

- Или не стоит? – спросил Джеймс, видя, как Бене схватилась руками за голову.

- Все в порядке, думаю, голова скоро пройдет, - живо замахала руками Бене.

Настроение Джеймса явно улучшилось.

Дождавшись, когда головная боль совсем утихнет, молодые люди засобирались на озеро. Им обоим не терпелось оказаться на яхте в обществе друг друга. Бене хотелось как можно скорее забыть события вчерашнего дня, поэтому она по особому ждала прогулки по озеру: в голове, то и дело, проносились сцены разыгравшейся в лесу драмы. Особенно запомнились ей те враждебные взгляды охотников, от которых Бене бросало в дрожь при каждом воспоминании.

« Откуда в них столько ненависти к людям?» - недоумевала Бене. – «Неужели они и в самом деле готовы были меня убить только за то, что я зашла в их лес? Пристрелили бы меня, как волчицу, или зарубили своими страшными топорами?»

Вместе с Мартой кузены немного поели.

- Только одевайся потеплей, - заботливо произнес Джеймс, когда Бене поднималась в комнату, – на улице сегодня прохладно. К тому же, на озере ветер холодный.

- Хорошо, - улыбнулась Бене и отправилась в спальню.

Бене поспешно одела джинсы, рубашку и легкую куртку. Увидев на стуле свой старенький рюкзак, Бене тут же вспомнила про свою маленькую сумочку, которая вместе с фотоаппаратом, зонтиком Марты и плеером пошла ко дну Тайна.

- Жаль, - вздохнула она.

Выходя из комнаты, Бене лицом к лицу столкнулась с Джеймсом. Ему так хотелось скорей увидеть кузину, что он решил подняться наверх и подождать ее в коридоре. Улыбаясь, он смотрел на Бенедикт.

Немного смутившись Бене сказала:

- Я готова. Можем отправляться в кругосветное путешествие, - и она взглядом указала на свой рюкзак, в котором мог уместиться почти весь ее гардероб.

- Отлично, - ответил Джеймс. – Отец уже заждался.

Кузены начали спускаться по лестнице, и тут вдруг Джеймс остановился и, обернувшись к Бене, обеспокоено спросил:

- А у тебя, случайно, нет морской болезни?

- Случайно, нет, - иронизируя, ответила Бене.

Кузены вышли из дома и направились в сторону Mitsubishi. Уже через несколько минут автомобиль ехал вдоль берега, и Бене без труда разглядела среди яхт ту, на которой им с Джеймсом предстояло совершить прогулку. Небольшое белое судно, вмещавшее не более трех пассажиров, носило громкое и патриотичное название « Северная Британия».

- Бене, здравствуй, - поздоровался Билли, обнимая племянницу. – Как ты себя чувствуешь?

- Все хорошо, дядя, - ответила Бене.

- Надеюсь, эта прогулка поможет тебе отвлечься от неприятных воспоминаний.

С яхты на пирс сошел человек лет 40-45ти. Билли принялся знакомить Коэна, владельца яхты, и Бенедикт друг с другом. Как только новые знакомые обменялись вежливыми приветствиями, мистер Френсис засобирался домой.

- Желаю отлично провести время, - сказал он, забираясь в машину.

Яхта плавно отчалила от пирса, по которому в первый вечер своего пребывания в Килдере прогуливались Бене с Джеймсом, и медленно пошла к югу.

Бенедикт не пожалела, что накинула куртку, ветер и в самом деле оказался достаточно холодным. Джеймс был одет все в ту же ярко синюю ветровку, которую когда-то успела примерить Бене.

Над Килдером нависли серые хмурые тучи. На фоне такого неба, лес сегодня выглядел несколько устрашающе. Словно отряд из тысяч и тысяч воинов, вдоль озера со всех сторон выстроились стройные и могучие сосны и ели.

И все же в этой массе зелени было намного больше красоты, чем чего-то пугающего. То и дело Бене вглядывалась в деревья, стремясь разглядеть между ними кого-то из охотников.

« Неужели дядюшка и я, в самом деле, повстречались с легендой?» - думала Бенедект.

Джеймс, наблюдая за кузиной, без труда заметил беспокойство в ее глазах, которое сопровождалось, к тому же, длительным молчанием. Пытаясь отвлечь  Бене, хоть как-то, от тревожных мыслей, Джеймс сказал:

- Это одно из самых красивых озер во всей Европе.

- Правда? – отозвалась Бене. – Здорово. Удивительно, как в одной маленькой стране может быть столько много достопримечательностей.

- Да, - протянул Джеймс.

Снова воцарилось молчание.

- Однажды я поймал здесь вот такую рыбу, - и Джеймс показал руками, насколько ему повезло.

- А я никогда не ловила рыбу, - сказала Бене, закусив губу.

- Вот уж удивила, так, удивила, - пошутил Джеймс. – В Килдере почти все – рыбаки. И не важно, кто ты, мужчина, или женщина. Рыбачить здесь – одно удовольствие. Думаю, на днях мы с отцом возьмем тебя порыбачить, если ты не против.

- С вами я поеду куда угодно, - ответила Бене. Она с таким же успехом могла сказать «с тобой», что было бы правдивее, но все же решила не торопить события.

Прогулка по озеру, а затем по реке продолжалась около двух часов. За это время неприятные воспоминания, незаметно для самой Бенедикт, выветрились,  и она без умолку беседовала с Джеймсом на разные темы. Коэн практически не разговаривал, считая вообще свое присутствие на судне лишним, но за все время плавания рассказал, все же, парочку забавных историй из своей скромной биографии капитана «Северной Британии».

Когда яхта вновь причалила к берегу, и Бенедикт, попрощавшись с Коэном, готова была отправиться домой, Джеймс внезапно остановил ее.

- Ты думаешь, прогулка подошла к концу? – хитро спросил он.

- А что, разве нет? – удивилась Бене.

- Пойдем, - и Джеймс отправился к лодке, которая была привязана к пирсу.

Теперь, сидя в лодке, кузены остались наедине друг с другом. Разговаривать, отчего-то, стало еще сложнее. И поэтому Джеймс принял единственно правильное решение в данных обстоятельствах:

- Хочешь есть? – спросил он, ловко управляясь с веслами.

- Да, - ответила Бене. Во время прогулки аппетит здорово разыгрался.

- Я так и думал, - уверенно заявил Джеймс.

- Ты хочешь поймать рыбу и прямо здесь ее приготовить? – недоумевала Бенедикт.

Джеймс рассмеялся, но ничего не ответил.

Скоро лодка причалила к маленькому домику, который находился в трехстах футах от берега. Это была небольшая деревянная постройка, имеющая в плане форму прямоугольника, с добротной скатной крышей. Внутри постройки расположилось небольшое кафе.

- Кафе на воде? – удивлялась Бене.

- Добро пожаловать в Венецию, - И Джеймс, успев уже выбраться из лодки, подал руку кузине.

Обстановка в кафе была по-деревенски проста. Все вокруг было сделано из дерева, а посетителей почти не было – видимо, из-за погоды.

- Меню здесь простое, как и само кафе, но зато еда вкуснее и полезнее, чем в лучших ресторанах Лондона, - сказал Джеймс, протягивая Бене меню.

- Даже если здесь была бы обычная закусочная, - сказала Бене, - я все равно что-нибудь заказала бы. В Лондоне нет кафе посреди озера.

- Охотно верю.

Сделав заказ и дождавшись, когда официант уйдет, Джеймс сказал:

- А у меня для тебя есть подарок.

- Подарок? – переспросила Бене. Такого она явно не ожидала.

- Правда, он не совсем обычный, - смутился Джеймс.

И он достал из кармана ветровки небольшую фоторамку, которая имела очертания островов Британии. Вместо фото под стекло была вставлена карта Килдера, и на ней маркером был выделен дом, в котором жил Джеймс.

- Когда-нибудь каникулы закончатся, - сказал Джеймс. – Ты вернешься домой, в Лондон и, возможно, не скоро вновь посетишь нашу деревушку. Но я хочу, чтобы, глядя на эту фотографию, вернее, портрет нашего дома и той местности, в которой мы проживаем, ты всегда помнила о том, что тебя здесь всегда помнят и ждут.

Подарок и внимание кузена тронули Бене до глубины души. Она готова была вот-вот расплакаться от счастья.

- Спасибо, Джеймс, - наконец-то выдавила она. – Это замечательный подарок. Самый лучший из всех, что мне когда-либо делали.

- Тебе, в самом деле, нравится?

- Конечно! Как такое чудо может не нравится. Это же от души.

- Да, точно, - тихо сказал Джеймс и умолк. Его лицо снова стало грустным и задумчивым.

- Что-то не так? – спросила Бене, видя, знакомое выражение лица, то же, что и несколькими часами ранее, когда они сидели дома в гостиной.

- Я думаю, - нерешительно начал Джеймс, - а вдруг это происшествие в лесу как-то изменит твое отношение к Килдеру, к нам?

- Что?

- А вдруг завтра ты соберешь свои вещи и уедешь отсюда. Меня это беспокоит.

Бене молчала.

- Мы так долго ждали твоего приезда, - продолжал Джеймс. – Мама, отец и я….

- Джеймс, я никуда не собираюсь уезжать, - спокойно сказала Бене. – Да, эти ребята мне еще долго будут сниться в кошмарах, если мне, конечно, удастся заснуть, но моего отношения к вам,… и к тебе, происшествие в лесу не изменит. Я не стану покидать Килдер из-за каких-то разбойников. В Лондоне, я скажу тебе, посреди дня, на улице, где полно свидетелей, могут убить. А здесь - лес. Это совсем другое дело.

Лицо Джеймса стало спокойным. Особенно, ему понравилось фраза «и к тебе».

- Рад это слышать, - сказал он.

- Так, ты из-за этого такой грустный с самого утра?

- А что, заметно? – смутился Джеймс.

- Честно говоря, да, - ответила Бене, не менее смутившись. – Я же теперь не могу сказать, что мне показалось?

И они оба засмеялись.

Скоро принесли заказ.

Отведав рыбных и мясных деликатесов, кузены снова оказались в лодке. После того, как на мучившие с самого утра вопросы были получены вполне исчерпывающие ответы, им было куда легче и проще общаться друг с другом.

Вскоре лодка врезалась в землю одного из небольших островков, располагающихся посреди озера.

- Отсюда открывается волшебный вид на лес и деревню, сказал Джеймс, когда они с Бенедикт оказались на суше.

- И в самом деле, красиво, - отозвалась кузина.

Какое-то время они, молча, смотрели на окрестности Килдера. И вдруг Джеймс, не отрывая взгляда от пейзажа, произнес:

- Если бы было возможно, я бы спрятал тебя здесь, на этом острове, чтобы никто не смог тебя обидеть.

Бене раскрыла рот и мельком взглянула на кузена. Можно ли считать подобное заявление признанием в любви? Конечно. Но что она может ответить на это? Лишь покраснеть. А может быть, это братская привязанность в нем говорит?

« Почему так?» - спрашивала саму себя Бене. – «Как только получаешь ответ на один вопрос, тут же возникает следующий?»

Через десять минут Бенедикт и Джеймс снова сидели в лодке и направлялись в сторону берега.

- Хочешь, немного пройдемся? – предложил Джеймс, когда они причалили.

- Ага, - кивнула Бене, - с удовольствием.

- Куда пойдем?

- Не знаю, - Бенедикт пожала плечами, - может, к замку? Там и посидеть где есть.

- И что тебя так туда тянет? – задумчиво произнес Джеймс. – Но я, как гид, не стану тебя отговаривать.

Оба засмеялись.

Вдруг Бене обернулась и стала пристально всматриваться куда-то вдаль. Ее лицо выражало беспокойство.

- Что такое? – спросил Джеймс, вместе с кузиной оглядываясь по сторонам.

Бене не ответила.

- Что с тобой? – расспрашивал Джеймс, чувствуя, как похолодела девушка.

- Так, показалось….. – сумбурно ответила она.

- Нет, - настаивал кузен, - я же вижу, что что-то не так.

- Джеймс, не переживай, все в порядке, - успокаивала Бене. – Просто показалось….

- Что показалось? – Джеймс явно переживал за нее.

- Сама не знаю.

Надвинув брови, Джеймс последовал за Бене. После того, как он забросил рюкзак Бенедикт в машину, они отправились к замку.

Все то время, что они шли, Бене, то и дело, оглядывалась по сторонам, пристально вглядываясь в деревья и лица прохожих.

- Тебе страшно, - вдруг сказал Джеймс.

- Я просто не хочу, чтобы это все повторилось, - призналась Бене.

- Как же они тебя напугали…. Если бы я их встретил, то…. – Джеймс умолк.

- То что? – Бене остановилась и внимательно посмотрела на Джеймса.

Он, молча, смотрел на нее. Его губы дрожали.

Глядя в глаза Джеймса, Бенедикт все поняла. Этот молодой человек, с горячим сердцем, способен на все ради нее. Она ничего не ответила, и так, они, не говоря друг другу ни слова, дошли до самого замка.

На лужайке перед замком было полно народа. Кузены присели на одну из скамеек недалеко от входа в здание.

Бене обдумывала слова Джеймса, а также то, что он не смог ей сказать. С одной стороны, ей льстило подобное проявление заботы и внимания к ее персоне, с другой – пугала решительность Джеймса. Ей вовсе не хотелось, чтобы из-за нее Джеймс совершил какой бы то ни было опрометчивый поступок.

- Тебе не понравилось то, что я сказал? – наконец спросил Джеймс.

- Честно говоря, меня это напугало гораздо больше, чем внезапное появление охотников в лесу. Если бы преступление совершили они – это одно, но….

- Давай забудем об этом, - предложил Джеймс. – Ведь все в прошлом. Тебе уже ничто не угрожает.

Бене кивнула и закуталась в куртку.

- Чего хочешь? – улыбнувшись, спросил Джеймс. – Чем займемся?

- Не знаю, может, просто посидим здесь, понаблюдаем за людьми.

- Интересное занятие, - Джеймс нахмурился.

- Расскажи мне что-нибудь, - предложила Бене.

- Та-а-ак… - протянул кузен. – Чтобы такое рассказать?... Погоди! Кажется, я знаю! Я мигом.

И Джеймс быстро направился в сторону замка.

Бене осталась на скамейке и тотчас же принялась разглядывать окружающих ее людей. Волнение понемногу улеглось.

Возле скамейки то и дело возникали дети. Бене улыбалась им, завидуя их непосредственности. Затем она принялась с еще большим вниманием рассматривать постройки замка. На фоне темного леса и пасмурного неба замок выглядел грозно, особенно его башня. Бене вдруг захотелось обойти здание и взглянуть на него с другой стороны, и она, поднявшись со скамейки, пошла к зданию.

Рассмотрев замок, как следует, Бене заметила не неподалеку от него сооружение необычной формы. Подойдя ближе, она поняла, что перед ней не что иное, как лабиринт.

Лабиринт размером с приличный бассейн представлял собой кубы камней, сложенные друг на друга и обтянутые сеткой, которая создавала, своего рода, «пакет», с тяжелым грузом.

К тому моменту, когда Бене подходила к лабиринту, из него как раз вышли несколько человек весьма довольные небольшим приключением среди груды камней.

Бене шагнула вперед и тут же оказалась в петляющем замысловатом коридоре. Она немного прошла вперед, затем свернула и вскоре оказалась в тупике. Повернувшись назад, Бенедикт вернулась на исходную точку, свернула в незнакомый коридор и вскоре оказалась возле стеклянной стены. Бене какое-то время просто смотрела на нее. Потом она решила подойти к ней ближе, чтобы потрогать: а действительно ли  перед ней стекло? Едва она прикоснулась к нему, как почувствовала сзади чье-то присутствие, а на стене появилась тень.

                   Бене замерла. Ей очень хотелось обернуться, но страх сковал шею. Пересилив страх, она, все же, медленно повернула голову и ужаснулась. Перед ней, на расстоянии нескольких шагов стоял мужчина. Не было никаких сомнений в том, что Бене видит перед собой того самого человека,  который вчера пытался догнать ее, когда она бежала к реке. Сейчас из-под полов шляпы незнакомец смотрел на нее тем же самым взглядом, полным презрения и грусти, что и вчера в лесу. Лицо его было напряжено.

                   Бене поддалась панике и побежала прочь. Выбегая из лабиринта, она чуть было не налетела на детей. Послышались недовольные возгласы родителей, но Бене их не слышала.

                   Вход в замок был совсем не близко, а Бене как можно скорее хотелось найти Джеймса. Забежав в распахнутые настежь двери, она решила на секунду оглянуться, чтобы увидеть, не гонится ли за ней охотник, и как раз в этот самый момент налетела на кого-то из посетителей замка, поскользнулась на полу, и упала. Толпа расступилась. К девушке потянулись чьи-то сильные мужские руки.

- С вами все в порядке? - спросил мужчина, поднимая Бене с пола. Именно на него и наткнулась Бенедикт, оказавшись в замке.

                   Бенедикт растерянно взглянула на мужчину и тут же услышала голос Джеймса:

- Бене, что случилось?

- Джеймс, я его видела, - едва дыша от страха, сказала Бене.

- Кого? - обеспокоено спросил Джеймс

- Охотника, - коротко ответила та.

- Что? - На лице Джеймса читалось возмущение.

- Он был в лабиринте, возле замка.

- Ты уверена?

- Да, он был там. И он видел меня. Поэтому я сюда и прибежала.

                   Джеймс побежал к выходу, Бене последовала за ним.

                   Оказавшись возле лабиринта, Джеймс какое-то время помедлил, размышляя над тем, что делать дальше, а затем шагнул в коридор. Но сделав несколько шагов, вдруг остановился и сказал:

-Его наверняка уже здесь нет. Пошли домой. Нужно рассказать отцу.

 

6. Попытка к бегству

 

                   Оказавшись дома, Джеймс сразу стал разыскивать отца.

-Что случилось, милый? - недоумевала Марта, но, взглянув на Бене, ей сразу стало ясно, в чем дело. - Тебя снова кто-то обидел? - встревожено спросила Марта.

- Нет, - ответила Бене. - Но я видела одного из них.

- Боже мой! - Марта схватилась руками за голову. - Где? Когда?

- Во дворе замка, несколько минут тому назад.

- Он что-то тебе сказал?

-Мы не разговаривали, я испугалась и убежала.

-Но что нужно этому человеку здесь? - недоумевала Марта.

                   Бене не успела ответить. В комнате появился Джеймс в сопровождении Билли.

-Бене, как ты? - беспокоился Билли.

-Дядя, все в порядке, - ответила Бене.

-Если не считать того, что она до смерти напугана, - добавил Джеймс.

-Бене, расскажи мне, как все было, - попросил Билли, усаживаясь в кресло.

-Да, мне толком нечего рассказывать, - ответила племянница. - Мы с Джеймсом были во дворе замка. Потом Джеймс ненадолго оставил меня, отправившись в замок, а я решила немного прогуляться в лабиринте. Там я увидела одного из охотников. Я испугалась и побежала в замок, искать Джеймса, а когда мы с ним вернулись, охотника уже не было.

-Не нравится мне все это.... - пробурчал Билли.

-Это никому не нравится, - резко сказал Джеймс.

-Говоришь, он видел тебя? - спросил Билли.

-Да, смотрел прямо в глаза.

-Отец, - возмущался Джеймс, - какое право он имеет находиться в Килдере, если в его лесу людям нельзя появляться?

-Он имеет на это право, - спокойно ответил Билли, - если он один.

-Я знаю, что нужно делать, - решительно сказал Джеймс. - Нужно опросить свидетелей и составить его фоторобот. Пусть полиция разберется с ним.

-Да никакая полиция с ними разбираться не станет, - негодовал Билли. - К тому же, я считаю, что нам нужно сейчас что-то решать, пока не случилось чего-то более страшного.

                   Все ахнули.

-Я вынужден еще кое о чем спросить тебя, дорогая, - обратился Билли к племяннице, читая недоумение на лицах присутствующих.

-Да, - робко ответила та.

-Я понимаю, что это, может быть, нелегко озвучить, и в этом нелегко признаться, но ты должна быть откровенной с нами.

-Хорошо, дядя, - кивнула Бене. - Мне нечего скрывать.

-Я понимаю, - продолжал мистер Френсис, - тебе, нелегко вспоминать эти ужасные подробности вчерашнего происшествия в лесу, но ты должна вспомнить.

                   В комнате воцарилось молчание.

-Кто-нибудь из этих людей прикасался к тебе? - наконец спросил Билли.

-Нет, дядя, - не раздумывая, ответила Бене.

-Но вспомни, может быть, случайно?

-Отец, к чему ты клонишь? - Джеймс явно нервничал.

-Я же говорю, что никто ко мне не прикасался, - настаивала Бене.

                   Но вдруг она умолкла.

-Что? Ты что-то вспомнила? - Глаза Билли загорелись.

-Кажется, да.... – тихо нерешительно произнесла Бене.

                   Джеймс замер.

-Я вспомнила, - сказала Бене. - Когда я падала в реку, один из них, тот самый, которого я видела сейчас возле замка, пытался схватить меня за руку. Но мои пальцы выскользнули, и я....

                   Не успела Бене договорить, как Билли вскочил с кресла и сказал:

-Так я и думал. - И он, схватившись одной рукой за голову, принялся расхаживать по комнате.

-Дорогой, ты меня пугаешь, - сказала Марта.

-Дядя, что это значит? - нервничала Бене.

-Отец, не томи, - умоляюще, сказал Джеймс.

-Это означает только одно: Бене находится в опасности, - серьезно сказал Билли. - Дело в том, что охотники обладают великолепным чутьем. Если им удастся запомнить запах жертвы, они найдут ее где угодно в пределах досягаемости.

-Ты хочешь сказать, что они реально охотятся за Бене? - ужаснулся Джеймс.

-Я уверен в этом, - ответил Билли.

-Какой ужас! - воскликнула Марта. - Что же нам делать?

-Нужно срочно увести Бене отсюда. Думаю, в Килдере ей ничто не угрожает, но рисковать я не имею права, - сказал Билли.

-Но куда же мы ее спрячем? - спросил Джеймс.

-Как можно дальше от Нортумберленда. - Билли был серьезен как никогда.

-Бред какой-то, - негодовал Джеймс.

Все это время, Бене молчала и слушала, не веря своим ушам. Во что она впуталась? Неужели это все происходит с ней на самом деле?

-Я думаю, что нужно отвезти Бене к родителям, - решил Билли.

-Тогда придется им обо всем рассказать, - простонала, Бене.

-Видимо, придется. Я сам им позвоню и все объясню.

-Отец, - сказал Джеймс, - но мы не можем ехать сейчас, на ночь глядя.

-Да, ты прав, сынок, - ответил Билли. - Вы уедете завтра, на рассвете.

                   Тут Бене обратила внимание на Марту. Та внезапно побледнела.

-Тетя....

-Дорогая....

-Мама... Тебе плохо?

-Что-то с сердцем, - едва разжав зубы проговорила Марта.

-Этого еще не хватало! - пробурчал Билли и схватился за телефон.

                   Бене и Джеймс помогли Марте как можно удобнее лечь на диване. Билли принес воды. Через минуту Марте стало лучше, и она сказала:

-Все в порядке, спасибо.

-Но врач все равно не помешает, - строго сказал Билли.

-Ты вызвал мистера Бэйси? - спросила Марта.

-Да, дорогая.

-Не нужно было.

-Нет, нужно. Он тебя осмотрит.

                   Как Марта не отпиралась, но врач все равно пришел.

                   Пока он осматривал женщину, Джеймс и Бене находились в саду.

-Если с тобой или с мамой что-то случится, - сказал Джеймс, - я не знаю, что я сделаю.

-Джеймс, ничего не случится, - сказала Бене, стараясь успокоить кузена, хотя сама на тот момент нуждалась в поддержке.

-Я надеюсь на это. По крайней мере, я сделаю все, что от меня зависит, чтобы вы обе были в безопасности.

-Джеймс, твоей маме ничего не угрожает. Это обычный осмотр. Он всем необходим. Любому может стать плохо. Но сейчас с ней все в порядке, не переживай.

-А ты? - Джеймс взглянул на кузину.

-Что, я?

-Разве ты в безопасности?

                   Бене молчала.

-Поэтому мне не будет покоя. Пока я не отвезу тебя к родителям, не успокоюсь.

                   Джеймс задумался.

-Как я ненавижу этих людей, - вдруг сказал он. - Они отнимают тебя у меня.

                   Нечто подобное Бене уже слышала, когда они с Джеймсом были на острове. Но последнее заявление взволновало ее куда больше. Джеймс смотрел на нее нежным и решительным взглядом, этот взгляд говорил красноречивее всех самых пылких и красивых слов на свете о его чувствах к Бене.

                   Бене, смутившись, опустила глаза.

                   Спустя час, Билли позвонил Лайнелу. Как мог, он объяснил по телефону ситуацию, и попросил его сказать Оливии о случившемся как можно мягче. Тот обещал, что постарается сделать все возможное, чтобы не напугать жену. Затем Лайнел немного поговорил с Бене, и окончательно убедившись в том, что с ней все в порядке, повесил трубку.

                   Билли предложил всем лечь пораньше, чтобы как следует выспаться.

                   Бене долго пыталась уснуть, то и дело прислушиваясь к разного рода звукам за окном. Она знала так же, что в соседней комнате находится Джеймс и он наверняка не спит, охраняя покой кузины и готовый в любой момент прийти на помощь.

                   Бене думала не только о той опасности, которая ей угрожает, останься она в Килдере, но и том, что нового она узнала о Джеймсе за сегодняшний день. Сколько приятных сердцу вещей он наговорил сегодня! Теперь она была абсолютно уверена: поступками кузена руководит любовь к ней, и не как к кузине, от которой ждут взаимного чувства.

                   Но настоящей загадкой оставалось для нее самой ее собственное отношение к кузену. Джеймс, безусловно, ей нравился, и очень сильно. Но любовь это или нет, Бене не знала. В сомнениях, видимо, а вовсе не в смущении, крылась истинная причина ее молчания каждый раз, когда Джеймс, так или иначе, заявлял о своих чувствах. Понять, влюблена она или нет, ей также мешал страх за собственную жизнь. Мысли о страшных охотниках, воспоминания о встрече возле замка и переживания из-за предстоящей поездки отравляли собой всяческое желание насладиться грезами о Джеймсе.

                   Незаметно к изголовью Бене подкрался сон, очень беспокойный. Ей снова снился лес и охотники. И снова ей не удавалось от них убежать.

                   В половину шестого утра в комнату вошла Марта и разбудила Бене.

- Доброе утро, милая, - тихонечко сказала она своим ласковым голосом. – Постарайся по быстрее собраться, Билли торопит.

- Хорошо, тетя, - сонно ответила Бене, вылезая из-под одеяла.

                   Ей понадобилось совсем немного времени, чтобы спуститься с вещами на первый этаж, так как сумку, как вы понимаете, она собрала еще с вечера. За столом уже сидели Билли и Джеймс и, молча, ели.

- Доброе утро, - поздоровалась Бене.

                   Мужчины сухо ответили ей.

                   Бене села за стол и попыталась хоть что-то в себя впихнуть. Она по долгу пережевывала пищу, почти не чувствуя ее вкуса. Подобное уже случалось с ней, когда она готовилась к экзаменам в «Королевском колледже», тогда Бене сильно перенервничала. Но все прежние переживания этим утром казались ей ерундой в сравнении с тем, что она испытывала сейчас.

                   За столом никто не разговаривал, каждый думал о чем-то своем и, в то же время, о том, что касалось каждого.

                   Бене взглянула в окно. Все небо было сплошь затянуто тучами, и данная картина делала мрачные мысли вдвойне мрачными.

- Бене, - наконец произнес Билли, закончив с завтраком, - мне придется остаться с Мартой. Поэтому, в Глазго вы поедете вместе с Джеймсом.

- Конечно, дядя, я понимаю, - ответила Бене.

                   Над столом снова повисла пауза.

                   Бене украдкой поглядывала на Джеймса. Тот отвечал ей тем же. Она без труда заметила, насколько печальным выглядел ее кузен. Его чувства были понятны ей: он не хочет расставаться с той, которую так долго ждал.

                   Перед уходом Марта поцеловала Бене и Джеймса и пожелала им хорошей дороги.

- И помни Джеймс, - строго сказал отец, - держись как можно дальше от леса, особенно на шотландской границе. Остановки делай только в общественных местах. Если что-то случится с машиной, тут же звони мне и в службу спасения. А лучше всего поймай автомобиль, следующий в направлении Глазго, и езжай дальше. Вам необходимо уехать скорее и как можно дальше.

- Дядя, - умоляюще сказала Бене, - а я когда-нибудь смогу сюда вернуться?

- Конечно, дорогая. – Билли прижал Бене к себе. – Они не могут помнить твой запах вечно, - успокаивал он ее.

- Я буду по вам скучать, - сказала Бене, обнимая Марту.

- Мы тоже будем скучать по тебе, - сказала Марта.

- Тетя, только вы не переживайте. Вам нельзя волноваться.

                   Марта кивнула и поцеловала Бене. Затем она поцеловала Джеймса, и молодые люди направились к автомобилю, который еще вечером Джеймс пригнал с озера.

                   Проезжая по Килдеру, Бене размышляла над тем, когда в будущем ей еще доведется побывать здесь. Мысленно она прощалась с дорогими сердцу домом мистера Френсиса, замком, озером, обсерваторией, кафе на воде и даже с лесом, который, как выяснилось, таил в себе столько опасностей.

                   Джеймс был полностью сосредоточен на дороге. Бене иногда поглядывала на него, не решаясь завести разговор.

- О чем ты думаешь? – неожиданно спросил Джеймс.

                   Бене растерялась, но ответила:

- Думаю, удастся ли мне вернуться сюда когда-нибудь.

- А ты хочешь вернуться?

- Конечно, за эти несколько дней я к вам очень привязалась.

                   Джеймс ничего не сказал на это. Вероятно, он хотел услышать несколько иное объяснение, но и это вполне его удовлетворило.

- А можно тебя спросить? – сказала Бене.

- Спрашивай.

- Ты до сих пор считаешь, что охотников не существует, а за мной следует банда разбойников? –

- А ты веришь в разбойников?

- Да, и в самом деле не подходящее слово. Я бы еще сказала «пираты».

                   Джеймс улыбнулся.

- Тогда пусть будут маньяки, - уточнила Бене. – Хотя, «разбойники», честно говоря, звучит лучше.

- Ладно, - Джеймс остановил размышления Бене, - я не верю во всю эту чушь с ведьмами и магией. Но я обязан сделать все, чтобы привезти тебя к родителям целой и невредимой. Я считаю этих людей дикарями, раз они попытались убить беззащитную девушку. Кем бы они ни были, у них нет сердца, иначе, как можно объяснить подобную жажду смерти.

- Дядя считает это чем-то вроде самообороны.

- Что, интересно их испугало в тебе? Чем ты опасна?

- Не знаю, может, они боятся женщин.

                   Догадка Бене не понравилась Джеймсу.

- Бред, - сказал он. – Тогда они точно ненормальные.

                   Бене ничего на это не ответила.

- Это что еще такое? – возмутился Джеймс, глядя на дорогу.

                   Внезапно прямо перед ними вырос знак «ремонт дороги». Стрелка указывала на объездную грунтовую дорогу слева, утопающую в деревьях. Путь через лес предстоял недолгий – всего лишь  полторы мили, - но и это расстояние могло представлять собой большую опасность.

                   Джеймс остановил машину и посмотрел на Бенедикт.

- Что будем делать? – спросил он.

- Разве у нас есть выбор? – сказала Бене.

                   И Джеймс, нехотя, повернул руль влево. Его взгляд стал еще более сосредоточенным, чем раньше. Он желал ехать быстрее, чтобы как можно скорее покинуть потенциально опасный участок, но дорога сама по себе была не из легких. После недавно прошедшего ливня она превратилась в полосу препятствий. Старенький Mitsubishi мог справиться с ними со всеми только на незначительной скорости.

                   Никто из пассажиров не смел сказать что-либо. Сердце каждого из них в данный момент готово было вырваться из груди от страха и переживаний. Бене то и дело оглядывалась по сторонам, опасаясь увидеть среди деревьев кого-то из охотников.

                   До асфальтированной дороги оставалось меньше полумили, когда машина вдруг увязла в грязи, отказываясь двигаться дальше. Как ни старался Джеймс, Mitsubishi только урчал и буксовал, но с места не двигался.

                   Джеймс и Бене еще не успели запаниковать, когда вдруг на капот машины, с огромным грохотом, с деревьев спрыгнул мужчина. При виде его Бене вросла в сиденье и не смела пошевелиться. Перед ней был охотник, тот же самый, которого она видела возле замка и в лесу. Сейчас между ними было не более трех футов, и единственной защитой от нападения охотника, в данном случае, являлось лобовое стекло. Но и это препятствие через мгновение было уничтожено: одним ударом топора охотник сломал преграду и сейчас уже избавлялся от осколков.

                   Джеймс потянулся было  за ружьем, которое лежало на заднем сиденье, но в это время другой охотник, с белокурыми кудрями, находясь слева от автомобиля, размахнувшись, разбил стекло дверцы и ударил Джеймса палкой по голове. При ударе тот потерял сознание, так и не успев защитить кузину.

                   Другой охотник тем временем молниеносно забрался в машину, отстегнул ремень безопасности и вытащил Бене на капот.

                   Перед тем, как потерять сознание, Бене успела запомнить сильные руки охотника, решительный взгляд и запах кожи, из которой была сшита его одежда. Как только девушка встретилась лицом к лицу с незнакомцем, ноги стали ватными, а лес погрузился во тьму.

 

7. Трудная ночь

 

Бене открыла глаза и огляделась по сторонам. Обстановка вокруг была совершенно ей не знакома. Она лежала в небольшой комнате на теплом полу, усыпанном сухими ветками и травой. Стены и потолок были сложены из деревянных брусьев, и в одной из стен, где-то под потолком, имелось маленькое отверстие, служившее, видимо, окном, в которое проникал свет, освящая небольшую мрачную комнату. Никакой мебели здесь не было. Все говорило о том, что Бене попала в сени, или нечто напоминающее их.

Девушка попыталась подняться, и тут настало время следующего открытия: оказывается, ее руки и ноги были связаны толстой веревкой. Бенедикт попыталась избавиться от нее, но все усилия оказались напрасны. Узлы были завязаны так, что их мог развязать только тот, кто сам их завязал. Тогда она попыталась хотя бы сесть и прислониться к стене, чтобы как следует оглядеться и прийти в себя, но и это ей удалось сделать лишь с пятой попытки.

Устроившись поудобней, если можно так сказать о данных условиях, Бене предалась размышлениям. Во-первых, Бене с трудом, но осознала, что все-таки была похищена охотниками. Как ни старался Джеймс, как не осторожничал Билли, охотникам удалось совершить задуманное. Потом Бене обрадовалась тому, что до сих пор жива, но, взглянув на свои руки, поняла, что, возможно, ее время истекает, что охотники просто ждут подходящего момента. Следующие мысли были ужасней предшествующих: она совершенно не знала, что случилось с Джеймсом. Жив ли он? Может быть, охотники и его похитили? О, это было лучшее, о чем подумала она! А как поживают ее родители? Что будет с ними, когда они узнают, что их дочь похищена полу мифической бандой убийц? Бене представила себе, как плачет от горя мама, как безутешный отец пытается ее успокоить. А тетя Марта? Что будет с ней, когда ей сообщат о том, что ее сын погиб или пропал без вести? Она этого точно не переживет. Бедный Билли…. Он так старался обезопасить племянницу, тщательно продумал маршрут, на все у него был план. Но откуда он мог знать, что малюсенький клочок дороги вдруг захотят отремонтировать? Откуда он мог знать, что на пути Mitsubishi встретится страшная, огромная роковая лужа? Какая нелепость…. А ведь они с Джеймсом почти выбрались из этого проклятого леса.

Бене заплакала. Что с ней теперь будет? Сколько часов, минут, секунд ей осталось жить на белом свете? Бене не верилось, что все это происходит с ней на самом деле. Еще три дня тому назад она слышала легенду о таинственных обитателях леса, а сегодня кто-то из них держит ее в убогой лачуге посреди леса.

Потом Бене задумалась над тем, сколько времени она здесь уже провела. И как долго она была без сознания?

Кстати, потеря сознания - не первый случай в жизни Бенедикт. Однажды, когда Бене еще училась в школе, во время физкультуры на школьную площадку забежала свора бездомных собак. Одноклассникам удалось вовремя укрыться, а Бене, растерявшись, осталась одна посреди поля. Свора устремилась прямо на нее. Бене так испугалась, что потеряла сознание и рухнула на землю. К счастью, собаки оказались не опасными, они никого не тронули, а вот Бене пришла в себя только спустя час.

Она размышляла, насколько сильным был ее страх перед охотником, вытащившим ее из машины, и уже скоро поняла, что его одного она боялась больше, чем бешеных псов вместе взятых. Посему, выходило, что Бене потеряла сознание, как минимум, часа на два.

Часы шли медленно и томительно. Как узник в темнице, Бене ждала своей участи. Ей начало казаться, что эта комната и есть ее персональный бесконечный ад. Она то плакала, то умолкала, то разговаривала сама с собой, то что-то кричала невидимым врагам. Ей совершенно наскучило одиночество, и Бене жаждала, чтобы хоть кто-нибудь зашел к ней. Связанная по рукам и ногам, она начала потихоньку сходить с ума от скованности движений и неизвестности.

С наступлением ночи слезы иссякли. Бене сидела в темноте, прислушиваясь к доносившимся с улицы звукам. То и дело мимо домика, в котором она находилась, кто-то проходил, где-то неподалеку ржали и били копытами лошади, а возле самого уха пел сверчок.

Глаза начали слипаться. Бене вспомнила, что почти не спала прошлой ночью. Без труда она окунулась в сон, который оказался коротким и беспокойным, впрочем, как и все последние ее сны после встречи с охотниками.

Проснулась Бене оттого, что кто-то тряс ее за плечо.

- Просыпайся, - послышался хриплый голос где-то над головой.

Бене открыла глаза и увидела женщину, точнее старуху. На ней было платье из грубой ткани, того же кроя, что и у охотников, а шею и руки женщины украшали бусы из драгоценных камней. Ее седые густые волосы свисали до пояса, касаясь рук Бенедикт. Все лицо старухи  покрывали морщины, так что, насколько красивой эта женщина была в молодости, догадаться было трудно.

Так подробно разглядеть женщину Бене смогла благодаря лампе, которую держал в руке спутник старухи. Им был тот же белокурый красавец, который ударил Джеймса палкой сегодня утром. А может быть, вчера? Ведь она точно не знает, сколько времени провела без сознания. Даже при небольшом освещении девушка заметила, каким свирепым взглядом охотник смотрит на нее.

- Поднимайся, - скомандовала старуха, будто скрипучая дверь, развязывая ноги Бенедикт.

Мгновение и Бене подхватила сильная рука блондина с одной стороны и более слабая рука старухи с другой.

Не успела Бенедикт прийти в себя, как ее уже волокли через лес в неизвестном направлении.

«Я сейчас умру?» - подумала девушка. Заговаривать  с потенциальными убийцами Бене не решалась, поэтому всю дорогу лишь озиралась, как могла, по сторонам.

Через несколько минут процессия оказалась возле костра. Неужели сейчас Бене сожгут, как ведьму?

Вокруг костра, о чем-то беседуя, на бревнах и на земле расположилась группа охотников. С появлением Бене и ее спутников, охотники перестали разговаривать, и почти все их взоры устремились в сторону незваной лесной гостьи.

Бене изучала охотников, охотники изучали ее. Ей казалось, будто она попала в отряд средневековых солдат. Все мужчины, как на подбор, выглядели воинственно и сурово: широкие плечи, сильные руки, рост выше среднего. Каждый из них отличался особой привлекательностью, и если бы не суровые взгляды, Бене сочла бы их самыми красивыми из тех, что ей доводилось когда-либо видеть в жизни. Среди присутствующих было несколько стариков, но и они, не смотря на свои преклонные лета, выглядели весьма неплохо.

Бене снова и снова поражало то, как в этих лицах и фигурах, красота и благородство сочетаются вместе с презрением и ненавистью, которые охотники явно испытывали к ней.

Среди зрителей Бене разглядела и того, кого боялась более остальных, охотника со смоляными волосами и черными, как ночь, глазами, того, кто силой заставил ее оказаться здесь. Бене боялась смотреть на него. Ей казалось, что она готова умереть лишь от одного его взгляда. Кто знает, а может, именно так все и случится?

Но охотник не поднимал глаз. Он строгал ножом какую-то палку, о чем-то отрешенно размышляя, и лишь изредка поглядывал в сторону заложницы.

«Тем лучше», - подумала Бене. – «Если еще раз наши взгляды встретятся, я превращусь в соляной столп».

Старуха небрежно усадила Бене на землю, а сама села на пень, рядом с белокурым красавцем. Взглянув на них еще раз, Бенедикт догадалась, что перед ней мать и сын, сходство было потрясающим, особенно в профиль. Старуха что-то шепнула сыну, а затем удалилась.

- Так, вот кто нарушил наше спокойствие? – сказал один из охотников, которого звали Джейден. Седовласый здоровяк сидел напротив Бене. Судя по всему, он играл роль старейшины этой лесной общины. – Давненько мы не видали гостей в наших краях.

- Уж лет пятнадцать, как минимум, - отозвался другой, что был чуть помоложе. Его звали Томас.

Лица у них были серьезные.

- Помню, последним, кого мы повстречали на запретной территории, - сказал Джейден, - был какой-то художник, уроженец Килдера. До сих пор не могу понять, что ему здесь понадобилось. Ведь все самые живописные места мы оставили людям.

«Людям?» - переспросила Бене. – «А вы кто же?»

- Любопытство - сказал охотник по имени Генри. Все  охотники посмотрели на него.

- А что же еще? – уточнил Джейден.

- Неужели люди книг не читают? Легенды для кого существуют? – возмутился Томас.

- А давайте, узнаем у этой барышни, что привело ее к нам? – предложил белокурый здоровяк, что сидел возле Бене и караулил ее, как страж. Его звали Ричард.

- Действительно, - сказал Джейден, - чего время тянуть. Всю ночь на эту девицу я тратить не собираюсь. Расправимся с ней, и дело с концом. Так, что вас к нам привело, юная леди? – обратился он уже к Бене.

Та молчала. Бене вспомнились сцены из фильмов, где во время ареста полицейские зачитывают права преступникам. «Все, что вы скажете, может быть использовано против вас».

Ей было страшно. А вдруг охотникам не понравится ее ответ? Разозлит их еще больше? Она была уверена на все двести процентов – ее ответ им точно не понравится, поэтому уже целую минуту молчала, опустив голову.

- Она что, немая? – осведомился Джейден у охотника, который строгал палку.

Не успел тот поднять голову, как белокурый красавец дал ответ:

- И вовсе она не немая, - и злобно посмотрел на Бене.

Та ответила ему не белее приветливым взглядом.

- А как смотрит! – восторгался Джейден. – Сколько спеси в этой девчонке! Только погоди, она себя еще проявит.

- Так ты будешь отвечать, или нет? – настаивал Томас. – Что ты делала в лесу?

Бене усмехнулась. Не уж-то они решили, что она – шпионка? Тем не менее, злить своих новых знакомых она не хотела – раз требуют ответа, значит, надо отвечать.

- Гуляла, - коротко и раздраженно сказала Бене.

- О! И в самом деле говорить умеет, - буркнул Генри.

- А разве мама с папой тебе не рассказывали, - молвил Джейден, наклонившись к Бене, будто для того, чтобы она его лучше слышала, - что одной в лес ходить нельзя? Тем более туда, где тебя встретили охотники?

- Мои мама и папа не являются жителями Килдера, - небрежно ответила Бене, - и слыхом не слыхивали о вашей банде.

- Так, ты не здешняя? – заинтересовался Джейден.

- Именно. – Бене отвечала так, будто вырваться и убежать было в данную минуту ей по силам.  Она сама удивлялась тому, сколько бунтарства проявилось в ней этой жуткой ночью.

«Все же надо поласковее с ними», - подсказывал разум. Бене опустила глаза.

- Кто же, такой не предусмотрительный отправил тебя на прогулку? – недоумевал Джейден.

- А с чего вы взяли, что люди вас бояться? – Бене явно дразнила охотников.

Все мужчины застыли. Тот, кого Бене боялась больше всего на свете, вдруг отвлекся от своего занятия и посмотрел на нее. Та аж затрепетала от его взгляда, и тут же отвела глаза.

«Все же не надо их злить», - думала Бене, кусая губу. «Может, еще есть шанс выжить?»

- Вот это новость! – возмутился Джейден.

- Значит, люди перестали нас бояться? – недоумевал Томас.

- Неужели мы теряем свою популярность? – ухмыльнулся Ричард.

- Скажу так, - сказала Бене, - для людей вы – всего лишь легенда. Только не обижайтесь, пожалуйста….

Охотники один за другим расхохотались. Только один из них оставался серьезен, тот, что строгал палку.

- Деточка, - обратился к Бене старейшина, - от того, как вы к нам относитесь, зависит не наше благополучие, а ваше.

- Это я уже поняла, - пробурчала Бене.

- Ладно, - серьезно сказал Джейден, - Как говориться, откладывать — время терять.  Пора от прелюдий  переходить к делу. Вся проблема в том, что люди считают себя всесильными. Весь мир живет по грязным и низменным правилам, разлагаясь в собственной похоти, и при этом считает себя правым. Его беспечность дорого ему обойдется.

Если ты не знаешь правды, дитя мое, я тебе ее открою. – Бене впилась глазами в старейшину и слушала его с огромным вниманием. – Сначала люди изгнали нас с той земли, которая нам принадлежала, обвинив нас во всех смертных грехах, словно мы были воплощением дьявола на земле. Мы приняли это испытание и ушли жить глубоко в лес, заключив соглашение с остальным миром: мы не суемся на их территорию, мир, соответственно, - на нашу. Никаких массовых перемещений с нашей стороны и никаких одиночных — с их. Со временем, люди стали забывать нас, и мы превратились в легенду: мол, жили здесь когда-то странные люди, похожие на рыцарей. С одной стороны, это не могло не радовать, ведь нас перестали унижать, ненавидеть и винить во всех катаклизмах, которые только не происходили на земле. Но, к сожалению, и не к нашему, случилось кое что еще. Люди перестали нас бояться. Они до того стали беспечны, что и легенды забывать стали.

И твое появление в нашем лесу, деточка, - верное тому подтверждение.

Так, пускай, - подытожил старейшина, - твоя смерть станет напоминанием всему миру о том, что нельзя пренебрежительно относиться к легендам, которые могут оказаться реальностью.

- Не-ет! – закричала Бене и попыталась подняться. Но все ее попытки были пресечены внимательным стражем, и он грубо посадил ее на место.

- Кто что думает? – обратился Джейден к собранию.

- А что тут думать, - выпалил Ричард, - кончать с ней надо, и точка.

- Да-да, - коротко высказался Генри, - чего тянуть. Соглашение нарушено.

- Я – за, - отозвался Томас. – Все и так ясно.

Почти все охотники высказали свое мнение. Джейден не торопился с решением.

Бене внимательно наблюдала за тем, как на ее глазах решается ее же судьба. От потрясения у нее даже язык онемел. Она хотела, было, заступиться за саму себя, но крик и слова застряли где-то между пищеводом и связками.

Наконец, выслушав мнение абсолютного большинства, Джейден повернулся к охотнику, который до сих пор не проронил ни слова, делая вид, что занят выпиливанием какого-то важного приспособления.

- А ты что скажешь, Брайан? – спросил Джейден. – Тебя это прежде всего касается, не так ли? К тому же, именно от твоего решения зависит, что будет с ней, ты ведь – вожак стаи.

Брайан поднял свои черные глаза и оглядел присутствующих.

У Бене сжалось сердце.

«Так, вот, кто здесь главный», - вздохнула она. – «Я пропала. С таким врагом спасение точно не светит».

Брайан молчал. Снова и снова он внимательно всматривался в каждого из присутствующих, будто стараясь найти в их глазах единственно правильное решение.

- Я согласен с тобой Джейден, - произнес он холодным тоном. У Бене перестало биться сердце. – Но мы, все же, кое о чем забыли, - уточнил Брайан. – Сердце Бене вновь бешено забилось.

- О чем ты? – спокойно спросил Джейден.

- О выборе.

- Ах, вот оно что….

Казалось, данное предложение не понравилось присутствующим, но возражать они не смели из уважения к старейшине и вождю.

- Действительно, в племени существует определенный обычай, - объяснил Джейден, видимо, специально для Бене. – И хотя в данных обстоятельствах это предложение мне совсем не по душе, я вынужден считаться как с мнением вождя, так и с мнением предков, которые поступали так из поколения в поколение. Мы можем убить тебя, девочка, имеем на это полное право. Но если ты хочешь остаться в живых, у тебя есть выбор. Ты можешь стать одной из нас.

- Охотницей? – неохотно вырвалось из груди Бене.

- Почему же охотницей, - ухмыльнулся Джейден. – Хранительницей леса.

- То есть, вы сохраните мне жизнь, если я соглашусь охранять ваш лес? – возмутилась Бене. Ее возмущению не было предела.

- Отчего же «ваш», - снова ухмыльнулся Джейден. – Он станет твоим.

- А другого варианта у вас нет? – робко, но смело спросила Бене. Неужели ее участь – не гостья, а пленница леса?

Охотники расхохотались. И снова Брайан воздержался.

- Только за то, что ты так нас рассмешила, я готов оставить тебе жизнь, - с улыбкой произнес старейшина. – Без тебя, право, будет скучно.

- Как вы можете смеяться над такими вещами? – недоумевала Бене. Ее голос звучал громко и надрывно. Она до конца не понимала, как до сих пор не грохнулась в обморок от страха. Верно, не достаточно много смотрит на вождя. – -Неужели для вас убить человека, все равно, что муху прихлопнуть?

- А что это ты вопросы задаешь? – вспыхнул Джейден. – Тебе такого права никто еще не давал. Ты здесь – никто, нежеланный гость. Радуйся, что еще жива. Я бы давным-давно с тобой расправился.

- Но за что вы меня так ненавидите? – чуть не плача проговорила Бене. – Что я вам плохого сделала? Подумаешь, прогуливалась вдоль реки….

-Замолчи! – закричал Джейден, вскакивая с места. – За одно твое невежество тебя можно на кол посадить.

В это время возле костра замелькала старуха. Она тихонько подошла к Брайану и что-то шепнула ему на ухо. Тот, после услышанного, резко изменился в лице, отбросил палку в сторону, вскочил с места и со словами «Я должен идти к Энтони» удалился.

Охотники проводили его взглядом, а затем продолжили обсуждение.

- Итак, на чем мы остановились? – спросил самого себя Джейден.

- Ты высказал идею о том, чтобы посадить ее на кол, - ехидно уточнил Ричард.

Бене обернулась в его сторону. Тот ответил ей злобным взглядом.

- Прекрасная идея, - подхватили один за другим охотники.

- Вы не имеете права! – закричала Бене. – Мы живем в цивилизованной стране! То, что вы хотите сделать – преступление!

- О чем это она? – наигранно спросил присутствующих Джейден. – Дорогуша, не стоит лягать колючки.

Видимо, на какое-то время страж потерял бдительность, так, что Бене удалось вскочить на ноги  и прокричать:

- Дикари! Все вы – дикари! Жалкие людишки!

- Ричард, уведи ее, - скомандовал Джейден. – Верно говорят: самый большой шум производят мелкие потоки. От нее шума больше, чем от дюжины охотников.

Ричард не без удовольствия подчинился и грубо схватил Бене за локоть.

Через несколько минут девушка снова оказалась в маленьком домике с крошечным отверстием вместо окошка.

- Посиди-ка ты здесь, - сказал Ричард перед тем, как уйти. – Не хотела по-хорошему – так, будет по-плохому. Голосование состоится без тебя.

И он громко хлопнул дверью. Послышался звук поворота ключа в замке, удаляющиеся шаги, и затем все стихло.

Бене бросилась к двери и начала бешено колотить в нее. Она кричала в слезах:

- Пустите меня! Вы не имеете права! Дикари! Стадо дикарей!

Как Бене не старалась, никто не открыл дверь, и даже не прикрикнул на нее. Никто к ней не пришел и через пятнадцать минут

Совершенно выбившись из сил, Бене упала на траву и горько заплакала.

«Конец близок…» - думала она. – «Никуда не спрятаться, не убежать. Хорошо, что хоть ноги развязаны».

Бене свернулась калачиком, приняв позу младенца. В этом диком лесу, среди жестоких незнакомцев, она и в самом деле походила на ребенка, потерявшегося в огромном и полном опасностей мире.

«Мама….» - тихо звала Бене.

Но никто ей не отвечал, кроме сверчка, поющего свою заунывную песню.

«Это конец!» - думала Бене. – «Как я не бежала – судьба меня догнала. Да еще какая… Эти глаза я и после смерти помнить буду. Сколько ненависти в них живет, сколько гнева…. Лес…», - неожиданно для самой себя обратилась Бене, - «за что ты так со мной? За что ты так с моими родителями? С Билли, Мартой? Джеймсом?»

При мысли о последнем Бене снова заплакала. Она так и не увидела его в деревне. Да и охотники о нем ничего не говорили. Значит, он остался в машине. Надо верить и надеяться, пока дышит она сама, что Джеймс жив.

В такие минуты, казалось Бене, люди должны сознавать что-то очень важное, вся жизнь должна мелькать перед глазами, но ничего этого с ней не происходило. Будто в сердце была дыра, поглощающая мысли и воспоминания; нет, ее сердце стало той самой огромной дырой, в которой уже не было места для жизни.

Бене готовилась умереть.

Вот, и слезы иссякли.

Она лежала на траве, уставившись в пустоту. Нет больше страха. Это судьба….Черные глаза…

Вдруг в комнате послышался какой-то звук. Это кто-то снаружи пытался открыть дверь. Бене не шевелилась, словно уже была мертва.

В дом вошла судьба. Черные глаза сверкнули, отразив свет луны, и приблизились к неподвижному телу.

Бене не сразу поняла, что это не сон, поэтому несколько секунд просто лежала, разглядывая потолок.

Брайан положил руку на плечо девушки, чтобы убедиться в том, что она еще жива. Она вздрогнула. Придя в себя, Бене поползла по траве в дальний угол.

- Я так легко вам не дамся! – говорила она.

С появлением опасности, ею вновь овладело желание жить и бороться за жизнь столько, на сколько у нее хватит сил.

У Брайана не было ни времени, ни желания разговаривать с «заключенной», и он, не церемонясь, схватил ее, положил, как коромысло, себе на плечи и направился к выходу.

Бене сопротивлялась, как могла. Она била его по спине кулаками, брыкалась и извивалась, ногами она едва не угодила охотнику в челюсть.

- Отпусти, негодяй! Сейчас же отпусти! – кричала Бенедикт на весь лес. – Вы не имеете права! Вы не имеете права!

Но охотник, казалось, не замечал ее истерики, как не замечал он и попыток высвободится из цепких объятий. Сил у него было предостаточно, чтобы справиться с хрупкой девушкой, которая, к тому же, была почти на полторы головы ниже его ростом.

Охотник с серьезным видом шел через всю деревню. Шел он быстро, будто боялся куда-то опоздать.

- Что, не терпится от меня поскорее избавиться? – вопила Бене. –  Интересно, а ты сам это сделаешь? Только попробуй прикоснуться ко мне! Я тебе покажу!....Пусти меня сейчас же!

Но охотник продолжал молчать, что еще больше распаляло Бенедикт.

Наконец, Брайан оказался возле небольшого дома с ручкой-кольцом. Одной рукой он распахнул дверь и вошел в дом. Закрыв за собой дверь, Брайан опустил ношу на пол. Оказавшись на твердой земле, Бене быстро огляделась по сторонам, но ничего, что каким-либо образом угрожало ее жизни, она не увидела.

В комнате было достаточно светло, чтобы можно было, как следует, разглядеть обстановку и тех, кто в ней находился.

Деревянные стол и стулья, кровать, на которой легко могли уместиться двое, кушетка, и комод – здесь было вполне уютно, по крайней мере, гораздо уютней, чем в хлеву. На столе и комоде стояла кое-какая посуда, деревянная и глиняная. Ни ковров, ни картин, ни каких других украшений и излишеств в комнате не было, кроме покрывала на кровати, которое по праву можно было назвать произведением искусства. Бене не сомневалась в том, что перед ней от начала и до конца ручная работа.

Помимо Бене и охотника в доме находились еще трое: старуха Рут, которую Бене уже видела,  прелестная девушка Джулия, несомненно, ее дочь, и светловолосый мальчик, который лежал в кровати под одеялом и тяжело дышал.

При виде охотника белокурая девушка покраснела и потупила взор, а ее прекрасное и бледное лицо тут же залилось румянцем. Бене без труда догадалась, о чем свидетельствовало данное поведение. Девушка влюблена.

Еще раз окинув присутствующих беглым взглядом, Бене поняла, для чего ее сюда привели, вернее, принесли. Мальчик, Энтони, серьезно болен.

Бене обернулась к охотнику и протянула ему свои связанные тугим узлом руки. Тот, молча, взглянул на нее. По лицу его было видно, что эта идея ему совсем не нравится, но привязанность к Энтони оказалась сильнее предосторожности, и Брайан был вынужден развязать Бене руки. Сделав это, он отошел вглубь комнаты и присел на стул.

Бене подошла к мальчику и коснулась его лба. Он был горячий. К тому же, мальчик тяжело дышал. Разглядывая лицо больного, Бене заключила, что мальчику пять или шесть лет. Его русые густые волосы превратились в один сплошной пучок шерсти, - видимо, в постели он уже давно.

- Давно у него температура? – поинтересовалась Бене у старухи, которая, тем временем, пристально следила за каждым движением незваной гостьи.

- Пятый день, - сухо ответила  Рут.

Бене принялась внимательно осматривать больного. Пока она это делала, охотник, молча, наблюдал за ней в ожидании диагноза. Он был в напряжении, и совершенно не замечал, как за ним самим наблюдает пара прекрасных синих глаз.

Бене закончила осмотр и заключила:

- Воспаление легких.

- Так я и думала, - пробурчала Рут.

- У вас есть какие-нибудь лекарства? – спросила Бене старуху.

- Все только натуральное, - ответила старуха.

- Ясно. Ему требуется срочная госпитализация, - сказала Бене с серьезным видом. – Нужна система.

- Что? – переспросила Джулия.

- Ему нужна капельница, лекарства, уколы и постоянный уход врача. – Бене старалась говорить как можно более убедительно. - Другими словами, ему срочно нужно в больницу.

- Не о какой больнице не может быть и речи. – Охотник вскочил со стула.

Не смотря на то, что Бене он внушал неимоверный страх одним своим видом, я уж не говорю о речи и пристальном взгляде, она все же решилась ему возразить:

- Послушайте, мальчик находится в опасности. Если ему не помочь, он умрет.

- Так, помогите ему! – Охотник сделал шаг в сторону Бене с характерным жестом руки, но, увидев, как она испугалась, вернулся на прежнее место и сказал немного спокойнее:

- Для чего вас сюда позвали?

- Без лекарств я ничего не могу сделать, - твердо сказала Бене, хотя колени говорили, скорее о том, что она напугана.

-Я так и думала, - пробурчала Рут. – Умный – после дела.

- Какие лекарства вам нужны? – спросил охотник.

Бене молчала. Она была всего лишь на первом курсе колледжа, практики, у нее еще не было.

- Какие лекарства вам нужны? – повторил свой вопрос Брайан.

- Я не знаю… - робко произнесла Бене.

Глаза охотника сузились. Плохой признак.

- Я только на первом курсе…. – попыталась объяснить Бене. – У меня нет опыта….

Охотник схватился за веревку.

«Неужели мои шансы на спасение погибли?» - подумала Бене.

- Но я могу сбить температуру! – закричала она, когда охотник уже был готов снова ее связать. – И еще мне нужно время, чтобы подумать.

Охотник замер. Он внимательно посмотрел на девушку своим жгучим взглядом, от которого Бене заколотило, и, все же, на время отложил веревку в сторону.

Через час Бене кое-как удалось сбить температуру при помощи того, что нашлось «в аптечке» у старухи. Но она понимала, что всего-навсего оттягивает момент смерти мальчика. Если в ближайшее время ему не окажут действенную медицинскую помощь, он не выживет.

Еще через полчаса мальчик пришел в себя настолько, что смог произнести:

«Брайан», - звал он.

Охотник моментально вскочил со стула и бросился к Энтони. Бене несколько удивило подобное поведение человека, которого до сих пор она считала бесчувственным и жестоким дикарем.

- Я здесь, Энтони, - ответил Брайан.

Видимо, короткий разговор с мальчиком настолько смягчил сердце охотника, что всю обратную дорогу Бене шла с развязанными руками и ногами.

От самого дома, где находился мальчик, до места заключения Бене, охотник не произнес ни слова. В темноте Бене не разглядела настроения своего конвоира, да и при свете дня она этого не увидела бы, так как невероятно страшилась этих черных и полных гнева глаз.

- Что со мной будет? – спросила Бене перед тем, как охотник закрыл дверь.

Но, как этого и следовало ожидать, Брайан не удостоил девушку ответом. Она так и осталась стоять в неведении на счет своей дальнейшей судьбы.

В третий раз за день Бене оказалась в доме с крошечным отверстием вместо окна, и в мгновение почувствовала усталость. Упав на траву, Бенедикт закуталась в одеяло, которое оставил охотник, и заснула.

 

8. Преображение

 

Проснулась Бене от того, что ей вдруг стало жарко. Открыв глаза, она тут же поняла, в чем дело. Из оконца в стене на нее лился теплый солнечный свет, который и согревал собой плед.

Бене приподнялась.

- Я еще жива? – удивлялась она.

Рядом с собой заключенная обнаружила кувшин с молоком, тарелку с дичью, овощами и свежевыпеченными лепешками и еще какой-то сверток. Хороший признак.

Ощутив аромат съестного, желудок тут же напомнил Бене о том, что она не только жива, но еще и голодна, к тому же. Она вспомнила, что в последний раз, как следует, ела полтора дня тому назад.

Еда показалась сегодня по-особому вкусной. Да, здешние места - и в правду благодатный край для гурманов.

Покончив с едой, Бенедикт переключила все свое внимание на сверток. Им оказалась одежда: бледно-голубое платье с вышивкой, белая рубашка, пояс, кожаная обувь и лента для волос, вышитая разноцветными нитками и бисером. Бене какое-то время просто разглядывала вещи, не веря своим глазам: настолько великолепно и искусно была сшита одежда. Подобной работы девушка в жизни не видела.

- Значит, они решили принять меня за свою? – размышляла Бене. - Что ж, это намного лучше костра. Поживу здесь немного, а при удобном случае сбегу.

Не успела Бене переодеться, как за дверью послышались голоса. За разговорами последовал звук поворачивающегося ключа в замке, и вскоре вся комната залилась солнечным светом. Дверь со скрипом распахнулась, и в дом вошли двое: старуха и ее сын Ричард.

- Проснулась, значит? – проскрипела Рут. – Пойдем к Энтони.

Бене последовала за Ричардом, а старуха тем временем собрала грязную посуду и вещи Бене и вышла вслед за ними.

Пока заключенная и ее свита направлялись к мальчику, Бене внимательно разглядывала деревню и ее жителей.

На крохотной полянке среди хвойного леса, расположилась небольшая деревушка, насчитывающая около пятнадцати каменных и деревянных домов. Среди деревьев прятались колодец и различные хозяйственные постройки, откуда слышались песни коз, кур, петухов, коров и лошадей. Никаких признаков современности в общине не наблюдалось вовсе; в лесу время будто остановилось где-то между пятнадцатым и шестнадцатым веками.

Ночью Бене казалось, что кроме нее, старухи и ее дочери, в деревне больше женщин нет. Сейчас же она понимала, что заблуждалась, и на глаза ей попалось, как минимум пятнадцать представительниц прекрасного пола. Все они были заняты важными хозяйственными делами и с огромным интересом разглядывали незнакомую девушку. Конечно, ведь большинство из них видело Бене впервые.

Все трое зашли в дом. Кроме мальчика и Джулии в нем никого не было. Джулия с любопытством оглядела Бене, и одобрительно улыбнулась. Бене поняла, что вполне достойно выглядит в новом образе лесной жительницы.

-У него снова поднялась температура. - В глазах Джулии приветливость сменилась грустью. Она явно очень переживала за мальчика.

Бене подошла к кровати и осмотрела мальчика. Да, Джулия оказалась права, мальчик снова тяжело дышал, а его лоб был горячим, как чашка с чаем.

-Что будем делать? - спросила Рут у Бенедикт.

-Необходимо купить лекарства, - ответила Бене, - но какие, я пока не могу сказать.

-Как интересно! - возмутилась старуха. - Когда же ваше величество соизволит рассказать нам об этом?

Бене задумалась.

-Мне нужны книги, учебники по медицине, или интернет, - сказала Бене после некоторой паузы.

-Что? - переспросил Ричард. - Это что еще такое?

-Ричард, интернет — это такой чулан, в который люди складывают все свои мысли, - пояснила Рут.

-Можно сказать и так.... - сказала Бене.

-А где находится этот чулан? - недоумевая, спросил охотник.

-Везде, - ответила старуха.

-Как же это может быть? - всплеснула руками Джулия.

Бене, надо сказать, несколько позабавила сцена невежества, разыгравшаяся на ее глазах. Но в целях собственной безопасности она постаралась сдержать улыбку. От комментария же она отказаться не смогла.

-Ближайший отсюда чулан, судя по всему, находится в Килдере, - сказала она.

Старуха неодобрительно посмотрела на Бене.

-Мы это и без тебя знаем, - сказала она, прищурив свой правый глаз. - Но если ты думаешь сбежать, то поплатишься за это.

-Я думаю исключительно о мальчике, - с досадой ответила Бене.

-Хм, - недоверчиво фыркнула старуха.

-Так, что же нам делать? - спросила Джулия.

-Не переживай, сестра, - обнимая, успокаивал ее Ричард, - мы обязательно найдем этот чулан.

-Брайан обязательно что-нибудь придумает, - констатировала Джулия.

-Конечно, - согласился брат.

-Только не понятно, зачем ты нам нужна? - ворчала Рут, имея в виду Бенедикт. - Словами долгов не заплатишь.

-Может, в скором времени в ней совершенно не будет нужды, - произнес Ричард. От его слов Бене содрогнулась.

-А где сейчас Брайан? - спросила Джулия у брата.

-Еще не вернулся с рыбалки, - ответил он.

-Уже вернулся, - сказала старуха, глядя в окно.

Сердце Бене бешено забилось. От одного слова этого человека теперь зависит ее жизнь, в буквальном смысле.

Через минуту дверь распахнулась и на пороге появился Брайан. Молча, он оглядел комнату, задержав свой взгляд на той, которая из заключенной, сделалась помилованной. Джинсы и рубашку сменило длинное платье, до самых пят, а в растрепанных некогда волосах Бенедикт теперь красовалась красивая лента. Но удивление в глазах охотника быстро сменилось беспокойством по поводу здоровья мальчика.

Не говоря ни слова, Брайан, прошел через всю комнату и присел на краешек кровати напротив Бене. Он тихонько позвал Энтони. Тот через мгновение открыл глаза. Брайан коснулся лба мальчика и вопросительно посмотрел на Бенедикт. Прежде, чем она сообразила, что нужно сказать, старческий голос за спиной девушки проскрипел:

-От нее ни какого толку, Брайан. Она ничего не умеет.

Брайан взглянул на старуху, затем перевел взгляд на «лекаря», но ничего не сказал на это.

-Мисс лекарь говорит, что в Килдере есть чулан, в котором можно найти много нужных лекарств, - неожиданно сказала Джулия, вероятно, желая привлечь внимание Брайана.

Брайан оглянулся в ее сторону. Девушка зарделась румянцем.

-Что, я опять что-то не то сказала? - смутилась она.

-Джулия говорит про интернет, - пояснил брат.

Брайан посмотрел на Бенедикт.

-Если вы позволите, - робко сказала она, - я найду там всю необходимую информацию, а после вам лишь останется купить все это в аптеке.

Брайан задумался. Он понимал, о чем идет речь, и знал, что такое интернет.

-Я подумаю, - сказал он, неизвестно, правда, кому предназначались эти слова.

Сказав это, охотник вышел из дома, пригласив с собой Ричарда.

После того, как за охотниками закрылась дверь, Рут снова принялась ворчать:

-Ну, и что мне теперь с тобой делать? Учти, бездельничать ты у меня не будешь. Сейчас же отправляйся вместе с Джулией за рыбой. Нужно готовить обед.

Джулия подошла к Бенедикт и, взяв ее за руку, повела к выходу.

-И не вздумай бежать! - крикнула старуха, когда Бенедикт и Джулия были уже возле самой двери. - Вокруг деревни бродит стая волков. Они тебя порвут на маленькие кусочки, если встретишься им на пути. Хотя, честно говоря, мы не будем из-за тебя плакать.

После этих слов девушки вышли на улицу, а старуха еще какое-то время стояла у окна, наблюдая за Бенедикт.

-Ох, не нравится мне эта девчонка, - говорила она сама себе. - Погубит она нас всех, либо кого-то из нас. Чужаки всегда приносили в деревню разлад.

Рут задумалась.

Затем она присела на стул, закрыла глаза и застыла. Так, неподвижно, Рут просидела на месте около десяти минут. Ее сознание находилось где-то очень далеко. Обладая сверхъестественными способностями, Рут пыталась увидеть своим внутренним зрением, что ждет ее общину в ближайшем будущем. Особенно старуху интересовало будущее ее собственных детей. Но то, что она увидела, ей совсем не понравилось.

Открыв глаза и придя в себя, Рут принялась размышлять над тем, как исправить не поправимое. Времени оставалось немного. Вот-вот, сюда вернутся Джулия и Бене, и нужно будет приниматься за обед.

Рут погрузилась в размышления.

Тем временем, Джулия и Бенедикт занимались тем, что чистили рыбу и овощи, таскали воду из колодца, подготавливая все необходимое для обеда.

Вначале девушки практически не разговаривали, и лишь украдкой поглядывали друг на друга.

У Бене была прекрасная возможность спокойно обдумать сложившуюся ситуацию.

«Так, значит, я по милости избавлена от смерти», - размышляла она. - «И пока мальчик болен, я, как это абсурдно не звучит, жива. Если бы не он, меня бы уже, скорее всего, не было на свете. Бедный, его так жаль. Я бы сама отвезла его в больницу, если бы только знала, где нахожусь и где взять машину. Ну, почему я не помню названий этих лекарств? Думаю, все дело в стрессе, который я пережила. Как можно сохранить рассудок, длительное время балансируя между жизнью и смертью?»

Затем она опять вспомнила о родителях. Уже целый день прошел после ее исчезновения, а еще ничего не известно. Если бы только была возможность как-то дать о себе знать....

-У тебя красивое имя, - сказала Джулия, неожиданно прервав размышления «коллеги» по чистке картофеля.

-Спасибо, - искренне ответила та.

-Благословенная, - задумчиво произнесла Джулия.

-Что?

-Твое имя означает «благословенная», - уточнила Джулия. - Правда, раньше так называли только королей и священников.

-Да, многие не понимают, отчего родители дали мне это имя. Но они у меня вообще не заурядные личности.

-А кто они? - поинтересовалась Джулия. - Расскажи о них.

В данных обстоятельствах рассказывать о тех, с кем нет возможности увидеться, а так хочется, все равно, что сыпать соль на рану, обязательно навернутся слезы. Но Бенедикт совсем не хотелось плакать на глазах совершенно незнакомых женщин и мужчин.

-Можно, я потом тебе расскажу, - ответила Бене. - Сейчас трудно.

Джулия понимающе кивнула.

-А можно мне тебя спросить? - сказала Бенедикт, решив убедить девушку в том, что отказ от ответа на поставленный вопрос, отнюдь не свидетельствует о нежелании поддержать беседу.

-Конечно, - живо ответила Джулия.

-Почему вы говорите о нас «они», «люди». Кем вы себя считаете?

Джулия хихикнула.

-Мы тоже люди, только гораздо более приспособленные к жизни на земле в ее первозданном виде. Мы — чистые.

-Чистые? - переспросила Бене.

-Да, то есть не оскверненные мирскими соблазнами. Вообще, это не просто объяснить, ты, возможно, не поймешь.

-Отчего же?

-Твой разум испачкан.

-То есть, я — человек второго сорта?

-Ну, что-то вроде того.

Бене поразило с каким спокойствием собеседница говорила об этом.

-Хм, не знала... - фыркнула Бенедикт.

-Конечно, кто же тебе скажет об этом? Вы, люди, привыкли считать себя властелинами, будто, весь мир в ваших руках. Но это не так. Не все зависит в мире от вас. Я бы сказала, что почти ничего не зависит.

-А у меня есть шанс измениться? - хитро спросила Бене.

-Да. Ты должна отрешиться от прежнего образа жизни. Хотя, мама говорит, что вы люди, никогда не сможете стать до конца чистыми.

-А какой смысл в том, чтобы жить так, как живете вы? Что это мне даст? - Может, Бенедикт удастся подружиться с Джулией? И тогда, когда придет черед для побега, она найдет в ней соратницу и помощницу.

-Многое.

-Но не всё?

-Всё-всё. Люди многое теряют, сосредоточившись на материальных богатствах, власти и удовлетворении своих низменных потребностей. Они теряют главное — саму жизнь, не замечая, как теряются в мелочах.

-Но даже если я захочу стать одной из вас, я все равно не смогу быть по-настоящему счастливой, так?

-Отчего же? Сможешь. Просто тебе это будет даваться сложнее.

-Ясно….Ну, а как же убийства?

-Какие убийства?

-Охотники прошлой ночью хотели меня убить. Или «для чистых все чисто»?

Джулия не поняла слов Бене, и растерялась, не зная, что ответить, но, оказалось, что говорить ей вовсе ничего не придется. Возле Бене, как гроза, возникла Рут.

-Ну, что вы тут копошитесь? – ворчала старуха. – Уже давно все должно быть готово, а вы все еще картофель чистите? А ну, марш к костру.

Обед, как показалось, Бене получился вкуснее завтрака. А может, все дело в свежем воздухе, на котором она провела несколько часов.

Женщины ели отдельно от мужчин. Таков обычай. Но Бенедикт досталось особое место. По причинам, нам уже известным, ее усадили отдельно ото всех, возле огня. Глядя на него, Бене то и дело размышляла над тем, что еще вчера она вполне могла умереть, сгорев, как Жана Д’ Арк.  Правда, потом ей в голову пришла другая мысль: а с чего это она решила, что охотники хотели ее сжечь? Развивать мысль дальше она не решилась.

Когда с вкусным обедом было почти покончено, Бене услышала шорох приближающихся шагов. Это был Брайан. От страха у Бене снова поджилки затряслись, а кусок картофеля застрял, как камень, в горле.

Охотник остановился неподалеку. Бене в страхе не смотрела на него.

- Сегодня ночью отправимся в замок, - сказал охотник. - Там есть интернет. Ты нужна мне дееспособной, поэтому, после обеда советую как следует выспаться. Ночь предстоит долгая.

«Сытый охотник – разговорчивый охотник?» - шутила про себя Бене, удивляясь тому, как много слов она сейчас услышала от него.

Ответа от Бенедикт, в данном случае, не требовалось, поэтому, высказав свои пожелания, охотник тотчас же удалился.

Бене украдкой посмотрела ему вслед – этого сделать она не побоялась, - и, наконец-то проглотила застрявший в горле кусок картофеля.

Сразу же за охотником к девушке подошла старуха.

- Сейчас пойдешь с остальными женщинами мыть посуду, - сказала она, - а после отправляйся во-он в туда! – Она указала на некое подобие курятника. – Ляжешь там до наступления темноты.

Бене кивнула.

-Так, я скоро разговаривать отучусь, - тихо сказала Бене, когда старуха удалилась. – Никто не ждет от меня ответа. Всё решают за меня.

Посуду мыли всем женским коллективом, поэтому поговорить, как следует, с Джулией нашей героине не удалось. Что ж, судя по всему, впереди у нее целая вечность, чтобы задать все свои вопросы.

Через полчаса Рут и Джулия проводили Бенедикт до курятника и, уходя, заперли за собой дверь.

Бене огляделась. В общем-то, место для сна было неплохим. Кудахтанье наседок даже успокаивало, но к жуткому запаху пришлось привыкнуть.

Последней мыслью Бене, перед тем, как она заснула, было воспоминание о Килдере и замке. Не успела она зевнуть, как ей уже снились события последних дней. В конце сна Бенедикт все же удалось сбежать от охотников, но на пути она столкнулась с новой опасностью. Волки. Три свирепых, страшных и огромных волка гнались за ней по лесу. Их дыханье и грозный рык она слышала так четко, что даже проснулась, на столько реалистичным показался сон, хотя «в живую» волков Бене до этого не разу в жизни не видела.

Открыв глаза, она не сразу поняла, что видит: то ли это реальность, то ли - продолжение сна. Прямо перед ней, на расстоянии нескольких футов, стоял огромный волк, будто только что явившийся из ее же сна. Бене ощущала на себе его дыхание, голодный взгляд был устремлен прямо на нее.

Когда Бене осознала, наконец, что перед ней явь, а не сон, через распахнутую, настежь, дверь, вошли еще два волка. Шесть пар глаз теперь были прикованы к беззащитной жертве.

Бене съежилась на ложе и прижалась к стене. Пошевелиться она не могла – все мышцы, по рукам и ногам, будто сковало. Перед глазами проносились страшные картинки из прошлого, о своре собак на школьном дворе, но сейчас все было гораздо серьезней. Волки – не собаки. Они и в самом деле нападают на людей, если голодны.

Но прежде, чем потерять сознание, Бенедикт увидела следующее. Откуда не возьмись, в дверях появился Брайан, и волки тут же переключили все свое внимание на него. Они рычали, скрежетали своими страшными клыками, сверкали глазами, изголодавшихся хищников и медленно наступали. Бене казалось, что волки вот-вот набросятся на него и растерзают их обоих.

Брайан стоял, не двигаясь. Он только смотрел, своим колючим взглядом в глаза тому волку, который был к нему ближе всех. Какое-то время ничего не происходило, волки не двигались, лишь виляя хвостами и отвратительно рыча. Но уже через пару минут безмолвного разговора, который состоялся между человеком и хищником, вожак стаи перестал скалиться и спокойно направился к выходу. Другие волки покорно последовали за ним. Охотник вышел из сарая и проследил за тем, чтобы непрошеные гости и в самом деле покинули территорию деревни.

Вернувшись в курятник, он обнаружил Бене без сознания и привел ее в чувства. Быстро сбегая на улицу, Брайан принес воды и дал ее Бенедикт.

-Они ушли? – спросила Бене, сделав несколько глотков. – Дверь….

-Что?

-Дверь… Кто-то открыл дверь, - пояснила Бенедикт.

Охотник задумался. Действительно, кто смог открыть дверь? Замок висел снаружи, а значит, Бене этого сделать не могла. Да и что Бенедикт делает в курятнике, если она должна быть возле Энтони?

Охотник схватил Бене на руки – он уже привык таскать ее на себе – и отнес в дом.

Рядом с кроватью мальчика находилась маленькая кушетка, на которой последнее время поочередно спали Рут, Брайан и Джулия.

-Что случилось с Бене? – недоумевала Джулия, увидев девушку на руках возлюбленного.

-На нее едва не напали волки.

-Ах! – Джулия всплеснула руками. – Какой ужас!

-Я же говорила, - проскрипела Рут, - ничего хорошего из этого не выйдет. Ей не место среди нас. Уголь добела не отмоешь. А теперь мне и ее лечить, что ли?

Охотник лишь гневно посмотрел на старуху, и ничего не ответил.

-Мне уже намного лучше, - простонала Бенедикт. – Еще немного, и я встану.

-Как это случилось, Брайан? – спросила Джулия.

-Кто-то открыл двери в курятнике, - ответил Брайан.

-Может, она сама хотела сбежать? – предположила Рут.

- Не думаю, - мрачно сказал Брайан.

Взглянув на Энтони, Брайан вышел из дома, полный негодования.

Через полчаса Бене уже окончательно пришла в себя и смогла немного поухаживать за мальчиком. К этому времени на улице совсем стемнело, а это, в свою очередь, означало, что запланированная поездка по ночному лесу состоится уже очень скоро.

Брайан подготовил все необходимое к прогулке по лесу и уже собирался за Бенедикт, когда к нему подошел Ричард и спросил:

-Ты и в самом деле собираешься в Килдер с этой девчонкой?

-А что, у меня есть выбор?

-Давай я поеду с вами, - предложил охотник.

-Боюсь, это лишнее, - ответил Брайан, поправляя седло.

-А если вдруг вас обнаружат? С каких это пор ты ходишь в бой с женщинами? – поддразнил Ричард друга.

-Это не бой, Ричард. Я хочу спасти Энтони.

-По-моему, ты слишком печешься о судьбе тех, кто не принадлежит нашему племени.

-Не забывайся, Ричард, - раздраженно ответил Брайан. – Я тоже не на все сто процентов охотник.

-Ты – это другое дело, - оправдывался Ричард.

-Так, я еду в Килдер. И точка, - твердо сказал Брайан и зашагал в сторону дома, где находилась Бенедикт.

Когда он вошел в дом, Бенедикт уже была готова. Чтобы с непривычки девушка не замерзла в ночном лесу, Джулия дала ей свой меховой жилет, а Брайану она предложила крепкий чай с травами. Тот мигом осушил чашку и отдал доброжелательной хозяйке, которая успела немного покраснеть.

Затем охотник грозно посмотрел на Бенедикт и сказал:

-Пора.

Бене перед уходом взглянула на Энтони и искренне пожелала ему выздоровления, а им с охотником удачной поездки.

Самым сложным для Бене перед путешествием в Килдер было забраться на лошадь. Ей впервые предстояло прокатиться на ней.

Брайан первым ловко запрыгнул на коня, а затем, вместе с Ричардом помог взобраться девушке.

-Держись крепче, - не сказал, а скомандовал Брайан.

-За что? – испуганно спросила Бене.

-За меня, - был ответ.

Не хотя, Бене обхватила охотника за талию и крепко прижалась к его спине, чтобы не упасть.

Глядя в след удаляющимся всадникам, Рут сказала дочери:

-Хоть бы она больше никогда не вернулась сюда.

Джулия ничего не ответила, но по ее глазам было видно, что девушку терзает новое и неприятное чувство, вызванное тем обстоятельством, что не она, а некая «грязная» совершает ночную прогулку вместе с Брайаном. Джулия ревновала.

Брайан и Бенедикт все дальше и дальше удалялись от охотничьей деревни в сторону замка Килдер, а Бене все крепче и крепче прижималась к своему спутнику, боясь упасть.

Конь стрелой несся то по тропе, то сквозь заросли кустарников и деревьев, а Бене тем временем гадала, как охотник в темноте находит нужное направление. Порой, рысь сменялась ходьбой - на пути встречались болота.

Где-то неподалеку выли волки, и в темной чаще леса Бене становилось жутковато. Но она понимала, что рядом с человеком, укротившим стаю волков, нечего бояться ночных кошмаров.

О чем по дороге Бене только не размышляла. Времени у нее было предостаточно, да и возможностей тоже, так как охотник, как всегда, молчал.

Теперь, после случившегося вечером, когда Брайан спас ее от страшной смерти, Бене понимала, отчего у всех охотников такой суровый и тяжелый взгляд, а у Брайана, как у вожака, - самый тяжелый и обжигающий взгляд. Это, от части, их средство защиты, оружие против хищников. Но, возможно, дело не только в этом. Враждебность по отношению к остальному миру, несомненно, отложила свой отпечаток на прекрасных и непохожих ни на чьи другие лицах хранителей леса.

Вдруг охотник остановил коня и спрыгнул на землю. После он помог слезть и Бенедикт.

-Дальше на коне нельзя. Пойдем пешком, - сказал охотник и направился в лес. Бене последовала за ним.

Шли они не долго, около двадцати минут, не спеша, перейдя по мосту через реку, пока на их пути неожиданно не вырос огромный пригорок, на котором и возвышался замок.

Охотник ловко и быстро вскарабкался вверх по склону и помог Бенедикт последовать за ним.

Ночью, при луне, замок выглядел еще более загадочно и грозно, чем днем, при солнечном свете, проникающем сквозь свинцовые облака. Острые зубцы башни невольно напомнили Бене о заключении под стражу, в котором с недавних пор она находилась. Перед ее взором находилось само воплощение жестокой ее действительности.

Брайан направился к дому. Бене, следуя за ним, думала о том, как близка она сейчас к дядюшке Билли, Марте, и к Джеймсу. Но, не зря говорят: как не близок локоть – не достать. Это все было точно о Бенедикт. В этот самый миг ей так хотелось, так хотелось сбежать от Брайана! Но кое-что ее останавливало. Клятва Гиппократа. Тем более, эта клятва прошлой ночью спасла девушке жизнь. Не могла же она, оказавшись в других обстоятельствах, вдруг нарушить ее? Какой из нее врач, если она бросит мальчика на произвол судьбы, так и не попытавшись его спасти?

А тем временем, охотник уже подобрался к одному из входов в замок, поковырялся в замке и через секунду открыл его.

Когда пара оказалась внутри, Бене не могла не заметить, как легко ориентируется Брайан в стенах огромного темного здания, будто был здесь, и не раз.

- Ты был здесь когда-нибудь? – спросила Бенедикт, когда они пробирались по темному коридору.

-нет.

-А откуда у тебя ключи?

-У меня их нет.

-Так, как же ты открыл дверь?

На это охотник ответить не успел, так как они вошли в зал, где в одном из углов увидели маленькие синие огоньки.

«Монитор», - подумала Бене.

Подойдя ближе, Бенедикт нащупала рукой включатель и вскоре уже была в сети.

-Только смотри у меня, - строго сказал охотник. – Без глупостей. Если сообщишь кому-нибудь о том, где ты….я…. – От его голоса у Бене по всему телу побежали мурашки.

-Ладно, я поняла, - робко ответила она.

Поиск на всевозможных медицинских сайтах занял около получаса. Все то время, что Бенедикт была занята поиском нужной информации, Брайан пристально наблюдал за ней и за тем, что происходит вокруг замка. Он прислушивался к каждому шороху и звуку, то подходил к двери, то к окну, но Бене всегда держал под наблюдением. В темноте она, даже обернувшись, не смогла бы разглядеть, куда направлен его взор. Он же прекрасно видел ее, как днем. И наблюдать за ней доставляло ему не с чем несравнимое удовольствие.

Наконец, Бенедикт закончила. Теперь у нее в голове был полный порядок. Еще раз просмотрев список необходимых медикаментов, она убедилась в том, что на самом деле была знакома со всеми препаратами, но, видимо, стресс сказался, и она на время потеряла память. Хорошо еще, что сумела поставить верный диагноз!

Выключив компьютер, Бене обратилась к Брайану. Его глаз в темноте не было видно, к тому же, Бене сидела к нему боком, поэтому говорить не боялась, вернее, боялась охотника, но говорить могла.

-Можно тебя кое о чем попросить? – сказала она.

-О чем? – сухо ответил Брайан, сидя в кресле и внимательно следя в темноте за Бенедикт.

-Можем ли мы оставить записку моим родственникам, хотя бы о том, что я жива и здорова?

Брайан вскочил с места.

-Об этом не может быть и речи! – шепнул он так, что Бене поняла: он злится.

-Пожалуйста, - взмолилась она.

Брайан колебался, но этого в темной комнате Бенедикт не могла заметить. Так и не ответив на просьбу девушки, Брайан сказал:

-Пошли.

И Бене, не хотя, направилась к выходу из замка. Но, к удивлению девушки, перед самым выходом, охотник вдруг свернул в один из залов, будто желая там что-то найти.

Перед Бенедикт был небольшой торжественный зал с камином и роялем. Через окно свет луны попадал на стены, и на одной из них Бене узнала очертания портрета герцога Смитсона.

«Я же была здесь», - подумала Бене, а вслух спросила:

-Что мы здесь делаем, Брайан?

Он не ответил.

Несколько минут Брайан просто ходил по залу, будто прогуливаясь по музею, - хотя, зал, по сути, музеем и являлся, собрав в своих стенах несметное количество произведений искусств различных эпох, - а затем вдруг подошел к роялю, поднял крышку и принялся наигрывать какую-то красивую старинную мелодию. 

В комнате неожиданно стало светло оттого, что на стенах и камине зажглись свечи, разом, будто по мановению волшебной палочки.

Бене застыла от изумления. В одно мгновение комната преобразилась до неузнаваемости. В ней стало светло и уютно, а от внезапно вспыхнувшего огня в камине, еще и тепло к тому же.

А тем временем Брайан все продолжал играть, с каждой нотой все более и более преображая зал и весь замок Килдер.

Но вскоре произошло еще одно чудо. Брайан медленно отошел от рояля, и Бене заметила, как клавиши продолжили играть сами собой. Дивная мелодия звучала так же легко и красиво, как тогда, когда за инструментом находился маэстро.

«Как это может быть?» - недоумевала Бене. – «Я это и в самом деле вижу, или это всего лишь сон?»

Затем Брайан подошел к Бене, одной рукой взял ее за руку, а другой – обнял за талию. И они начали танцевать. Взгляд Бене, как прикованный, ничего вокруг не видел, кроме черных мерцающих от свечей глаз Брайана. Страха в одну секунду не стало. Бене вся растворилась в танце и отдалась ему с полным чувством. Танцевать вальс ей никогда в жизни не приходилось, так откуда же ей известно как нужно двигаться? Или это не она танцует вовсе?

Лицо Брайана будто тоже преобразилось. Отчего, интересно, Бене раньше не замечала,  насколько он красив? Видимо, это страх мешал ей увидеть охотника таким, каков он есть на самом деле. Нет, теперь она его не боялась. Разве можно бояться того, что по-настоящему красиво? А здесь было больше, чем просто красивая внешность. Казалось, на лице охотника отпечаталась сама душа, которая, как и все вокруг в этот волшебный миг, была прекрасна.

Круг за кругом, круг за кругом….И вот, Бене уже кажется, что они с Брайаном парят в воздухе, а обстановка в замке не прекращает меняться. Из обычной гостиной зал постепенно превратился в торжественный колонный зал для балов. Одежда Бене и Брайана теперь также выглядела торжественно и роскошно, в соответствии с обстановкой. На Бене было белое пышное платье с короткими рукавами и искусной вышивкой, а на ее партнере нарядный черный костюм и белая рубашка с длинными манжетами, выглядывающими из-под рукавов пиджака.

Музыка все звучала и звучала, а пара все парила над полом, поднимаясь все выше и выше. И Бене, надо сказать, к этому времени, уже полностью растворилась в сказочном видении..

«Пусть я никогда не проснусь», - думала она, - «но это должно длиться вечно».

Вдруг, в одно мгновение, сон растаял. Обстановка и одежда стали прежними, и только Брайан и Бене по-прежнему обнимали друг друга, как в танце.

В одну секунду лицо охотника преобразилось, стало жестким и непроницаемым, а взгляд устремился куда-то  вдаль.

-Что такое? - едва пробудившись ото сна, сказала Бене.

Брайан насторожился и прислушался.

При входе, на улице послышались голоса:

-Тебе не показалось?

-Я уверен. В замке точно кто-то есть.

Брайан схватил Бене за руку, и они побежали в соседний зал. Им оказалась комната, которая часто служила местом проведения различных конференций и семинаров. Оба забежали за шкаф и притаились.

-Никого, - послышался голос где-то поблизости.

-Я тебе говорю, я что-то видел, - отвечал другой голос.

В зале, где прятались Брайан и Бене загорелся свет.

-Все на месте, - сказал первый.

-Нет, мне точно не показалось, - отозвался второй.

-Скажи, Дэн, ты вообще хорошо спишь по ночам?

-Да, а что?

-Может, это от недосыпания у тебя, эти, как их, галлюцинации, - и засмеялся.

-Прекрати, Джон, - обиженно сказал второй голос. - Ничего такого у меня нет. Я тебе говорю, в деревне происходят какие-то странности. Слышал, девушка пропала?

Брайан внимательно посмотрел на Бене. Та отвела взгляд и уставилась в пол.

-Да, слышал, - сказал первый, - вроде как у мистера Френсиса. И как это случилось?

Свет погас и остальную часть разговора охранники продолжили в другой части замка.

Не теряя времени, Брайан схватил Бене за руку, подбежал к окну, открыл его, выбрался через него на улицу и затем помог выбраться Бенедикт. «Грабители чулана» бегом направились к знакомой трапе в лес. Только сейчас, быстро передвигаясь по траве, петляя между деревьями, Бене в полной мере осознала, какая удобная все-таки у охотников обувь.

Вскоре оба были уже далеко от замка, в чаще леса. Практически неслышно путники двигались по лесу к тому месту, где Брайан привязал коня.

О чем думает охотник, Бене могла только догадываться, так как он не говорил ей ни слова. Зато Бене четко осознавала, чем занята ее собственная голова.

«Что это было?» - размышляла Бенедикт, вспоминая о чудесном видении в замке. - «То ли у меня галлюцинации, то ли это было на самом деле. Но массовых галлюцинаций наука не знает, а охранник замка точно видел тоже, что и я. Остается одно: охотник, и в самом деле, обладает чудесными способностями». - Бене еще раз попыталась вспомнить во всех деталях танец с охотником, чтобы снова пережить те неповторимые ощущения, что и во время танца. - «Интересно, мы в  правду парили над паркетом, или мне все привиделось? И что на него вдруг нашло? Молчит-молчит, а потом вдруг, как сделает что-нибудь эдакое. Ну, и спутник мне попался... И, все же, что на него нашло?»

Бене долгое время не решалась ни о чем его спрашивать. Но любопытство оказалось сильнее боязни. Правда, над вопросом Бенедикт особо не трудилась, поэтому выпалила первый попавшийся вариант.

-Почему ты спас меня от волков? - спросила Бене, когда они были в пяти минутах ходьбы от лошади.

Брайан обернулся. В его глазах мелькнула луна.

Он с минуту пристально смотрел на девушку, будто ища нужного ответа, а после сказал:

-А почему ты не закричала, когда появились охранники? И  почему не сбежала? Ведь у тебя был великолепный  шанс решить все проблемы разом.

Бене молчала. И в самом деле, почему она не попыталась сбежать? Список медикаментов был у Брайана, она свое дело сделала. Да, пускай не вылечила мальчика, но это мог сделать кто-нибудь другой, обладая хоть малой долей сообразительности. Но почему она не закричала, даже тогда, когда услышала, как охранники говорят о ней?

Брайан ждал. Бене растерялась и не знала, что ему ответить.

«Может быть потому, что мне не хотелось никуда бежать?» - ответила Бене про себя, но вслух так ничего и не произнесла.

Охотник отвернулся и направился к лошади.

Всю дорогу до самой деревни они не сказали друг другу ни слова. А после того, как Бене оказалась в доме, вместе с Энтони и Джулией, Брайан снова отправился в Килдер, чтобы купить лекарства.

 

9. Подруга и соперница

 

   Новый день Бене начался с раннего утра, когда около шести ее разбудила Джулия.

-Мисс Бенедикт, - негромко сказала она, - пора вставать.

   Бене с трудом разомкнула веки. На удивление ей снились добрые и спокойные сны. Она ни от кого не пряталась, не убегала. Казалось, что сил встать у нее не хватит – голова буквально приросла к подушке. Присев на кушетке, Бенедикт, тут же, почувствовала прилив сил и бодрости с одной стороны и боль в мышцах ног от ночных конных прогулок – с другой.

   После того, как Бене было позволено умыться и выпить горячего чаю, она приступила к своим новым обязанностям хозяйки охотничьей деревни. Она мыла посуду, чистила на ней овощи и рыбу и после этого снова принималась за мытье посуды. Занятие не самое интересное.

   Большинство женщин в деревне относилось к Бенедикт настороженно и с большим интересом, но разговаривать с ней так никто и не решился. Бене ощущала себя дикаркой: с одной стороны она привлекала внимание, но, с другой, вызывала опасения, люди считали, что не знают, чего от нее ожидать. Закрытость и неприветливость местных женщин Бене списывала на тот аскетичный и изолированный от основного мира образ жизни, который из века в век вели обитательницы леса.

   Джулия тоже особого восторга от разговоров с новой знакомой не испытывала. И, кажется, Бенедикт угадывала причину резкой перемены в отношении девушки к себе.

«Могу представить, что она чувствовала, когда смотрела на то, как мы с Брайаном усаживаемся в седло и уезжаем в лес на несколько часов», - размышляла Бене. – «Вероятно, она мечтала оказаться на моем месте».

   Что ж, раз с ней никто не разговаривает, и многие ее сторонятся – видимо, боятся испачкаться, - можно и поразмышлять немного, пока никто не мешает.

   И Бенедикт снова принялась вспоминать происшествия прошлой ночи. Ей никак не давала покоя одна мысль, а точнее, вопрос, который задал ей Брайан: почему она не попыталась сбежать? Но как сильно она не пыталась отыскать ответ, ничего, более или менее адекватного не находилось. Все ответы сводились к одному: не хотела бежать.

«Неужели, я, сама того не сознавая, испытала на себе силу его волшебства? То есть делала не то, что сама хотела, а то, что он будто велел мне делать?» - предположила Бене. – «Тогда зачем задавать мне вопросы? Нет, дело в чем-то другом…. Вообще, бред какой-то получается. Сначала я убегаю из душного Лондона в Килдер, затем я бегу из Килдера в Глазго, чтобы спрятаться от охотников, а после бегу из Килдера в лес вместе с охотником! Кажется, я теряю разум».

   Наступило время завтрака, и Бене поняла еще одну причину молчаливого настроения Джулии, которая так же была связана с вождем общины. Она ждала Брайана и все время оглядывалась в ту сторону леса, с которой он должен был появиться. Но его все не было, и девушка, то и дело, грустно вздыхала, без аппетита прожевывая завтрак.

   Бене сидела, как прокаженная, в стороне и с огромным интересом наблюдала за этой сценой. А чем, собственно, ей было еще заниматься? Жизнь в деревне была настолько предсказуема, что она знала: когда кончится завтрак, все женщины отправятся мыть посуду. Затем каждая из них займется своим делом: кто-то будет вышивать, кто-то - шить, кто-то – воспитывать детей, а их в деревеньке было  почти столько же, сколько женщин, а кто-то – отправится в лес за ягодами или травами.  После недолгого перерыва женщины снова возьмутся за приготовление пищи.

«Да, так и со скуки помереть можно», - вздыхала Бене. – «Нужно срочно заговорить с Джулией. Это поможет отвлечься от тягостных мыслей о маме и папе».

   После завтрака Бене вновь отправилась к Энтони. Ее серьезно беспокоило состояние мальчика. Ему становилось все хуже, а Брайана до сих пор не было. Невольно Бенедикт стала поглядывать в одну сторону с Джулией.

-Надеюсь, с ним ничего не случилось, - сказала Бене, стараясь завязать разговор.

   Джулия оторвалась от своего занятия – она вышивала на ткани – и посмотрела на Бенедикт.

-Он охотник, - сухо сказала она, - с ним ничего не случится. Он всегда знает, что делает.

-Что ж, тем лучше.

   Джулия снова принялась за работу.

-Можно спросить?- не унималась Бене.

-О чем? - В голосе Джулии были слышны нотки недовольства.

-Кем Энтони приходится Брайану? Почему он так о нем печется, больше, чем кто-либо другой в деревне?

-Потому что он его сын.

-Брайан женат? - удивилась Бене.

-Нет! - Джулия даже отвлеклась от своего занятия. - Он не женат, и никогда не был. Просто он относится к мальчику, как к сыну.

-А где его родители?

-Никто не знает, - грустно сказала Джулия. - Брайан нашел его в лесу, у дороги, недалеко от шотландской границы, когда Энтони было несколько дней от роду. Ранней весной.

-Что? Да как же это может быть?

-Скажи, что ты никогда об этом не слышала. Вы, люди, часто так поступаете.

   Бене потупила взор. Действительно, о подобных случаях она редко, но слышала в средствах массовой информации.

-Странно... - вслух произнесла Бене.

-Что странного?

-Я не совсем понимаю...

-Что?

-Почему они хотели меня убить, а о мальчике заботятся уже на протяжении несколько лет?

-Он же ребенок!

-Да я не в этом смысле. Я рада, что он жив, и хочу, чтобы он как можно скорее поправился. Но мне не понятны ваши обычаи.

-У ребенка не было выбора. Брайан дал ему этот выбор. Поэтому, когда малыш вырастит, он будет вправе решать: оставаться в деревне или уйти.

-Ясно. Значит, Брайан очень привязался к малышу?

-Да, он его любит больше всех на свете.

   Пауза.

-А можно мне тоже тебя спросить? - неожиданно сказала Джулия.

-Конечно. - Бене явно обрадовалась желанию девушки поддержать беседу.

-Там, в мире, вы, женщины, чем занимаетесь?

-Почему это тебя вдруг заинтересовало?

-Просто.... я смотрю на тебя... ты ничего не умеешь делать. Оставь тебя одну в деревне, так не будешь знать, как огонь развести. Вот, мне и интересно, чем занята твоя жизнь?

-На данный момент я учусь в колледже, на врача. Раньше я ходила в школу. А после колледжа скорее всего буду работать в одной из клиник Лондона.

-А твоя мама?

-Она — тоже врач.

-И как много времени вы проводите в клинике?

-Почти весь день.

-Когда же вы успеваете позаботиться о своих мужчинах?

-Времени и в самом деле немного. И все же, выход есть. У нас есть незаменимые помощники, которые хранят продукты, готовят, моют, стирают, гладят и т.д.

-Что же это за помощники?

-Ну, у них разные имена. Одного зовут Холодильник, другого — Духовой Шкаф. Есть еще Стиральная Машина. Кстати, наверное, больше всего в жизни нам помогают Автомобили.

-А они чем заняты?

-Они перевозят на себе людей и багаж, как лошади, только кормить их надо не овсом, а одной вонючей жидкостью, которая зовется бензином. Внешне они напоминают телегу, только сделаны из железа или пластика, и ездят в сто раз быстрее.

-Как интересно! - Бене уже полностью завладела вниманием Джулии.

-Еще у нас есть поезда, такие огромные гусеницы, которые вмещают по несколько сотен людей. На поездах можно доехать с одного конца Англии на другой за считанные часы.

   Джулия отложила рукоделие и впилась глазами в Бене.

-Быстрее поездов — самолеты. Он летают высоко-высоко, даже выше птиц. И могут перелетать моря и океаны. Представь, весь земной шар, можно облететь за один день!

-Вот это да!

-Но и это еще не все! - Бене чувствовала себя воспитательницей в детском саду, рассказывающей детям о самых простых вещах так, будто они только вчера были изобретены. - Ракеты, они летают в космос.

-Куда?

-В космос, к звездам и Луне.

-Не может быть! - продолжала восхищаться Джулия.

-Я тебе больше скажу. Уже пятьдесят лет это — как не новость. Люди уже гуляли по Луне, и я даже видела это.

-Ты тоже гуляла по Луне?

-Нет, я видела это в интернете.

-В чулане?

-Да, в чулане. И вообще, ты не представляешь себе какой огромный и красивый этот мир. Например, очень далеко есть места, где никогда не бывает снега. Там всегда солнечно и тепло. А есть иные: там один песок и человеку там труднее выжить, чем в лесу. Такие места зовутся пустынями.

   В течение часа Джулия, раскрыв рот, слушала рассказы Бене из цикла «очевидное -невероятное». И чем больше она узнавала, тем более привлекательным казался ей весь остальной мир, который находился за пределами леса.

   Джулию и прежде очень интересовали истории о жизни людей, которые жили в большом мире, но узнать обо всем ей не позволяла Рут, блюстительница порядка не только в деревне, но и в умах ее жительниц. Она боялась, что соблазны мира могут пагубно сказаться на ее дочери, и однажды она решит покинуть общину. Сейчас же кроме Бене в комнате никого не было, и можно было без препятствий задать все интересующие вопросы.

   Так, беседуя о разном, вновь испеченные подруги не заметили, как прошло несколько часов.

   Когда на дворе было уже темно, дверь в дом открылась, и на пороге появился Брайан с мешком лекарств для Энтони. Вид у него был уставший.

-Брайан, наконец-то! - воскликнула Бене и вскочила с места.

Брайан подошел к столу и выложил на него содержимое мешка.

-Надеюсь, здесь все, - сказал охотник.

   Бене внимательно изучила все, что принес охотник, и констатировала:

-Здесь все, что нужно.

   Пока она с Джулией раскладывала лекарства, охотник присел на кровать к Энтони. Он позвал его, но тот не отозвался. И тогда охотник, подойдя к Бене, обеспокоенно спросил:

-Он будет жить?

   Бенедикт заглянула в глаза, которых с прошлой ночи теперь боялась гораздо меньше. Теперь это были глаза чайного цвета, в которых боль смешалась со сладостным вкусом светлых чувств. Что он от нее хочет услышать? Она же не волшебница, она только учится.

-Я сделаю все, что смогу, - как можно уверенней сказала Бене.

-Пожалуйста! - В голосе Брайана слышалась мольба.

   Бене вспомнила, что в комнате находится Джулия, с которой из-за охотника отношения даются не легко, и сказала:

-Одна я не справлюсь, конечно, но с Джулией наши шансы возрастут, - сообразила Бене.

   Джулия буквально просияла от одного упоминания своего имени при Брайане.

-Я постараюсь научить ее всему, что знаю, - продолжила она, - и в будущем, Джулия, возможно, станет хорошим врачом. Мне кажется, она вполне способная.

   Джулия к этому времени уже успела покраснеть. Но врят ли пламенные речи об одной девушке могли произвести впечатление на сердце, которое отныне и навеки принадлежало другой. А она, другая, даже не догадывалась об этом.

-Если что-то понадобится — дайте знать, - сказал охотник, собираясь уходить.

-Брайан, а почему ты так задержался? - спросила Джулия, не желая отпускать возлюбленного.

-Пришлось ехать в Ньюкаслтон, - объяснил охотник.

-Далековато... - сказала Бене.

-Хочешь есть? - спросила Джулия.

-Я не голоден.

   С этими словами охотник вышел. Ему было тягостно находится в обществе той, которая, наверняка, испытывает к нему по меньшей мере неприязнь за всю ту боль, которую он ей причинил. А что он мог поделать? Разве у него оставался какой-либо выход? Она сама, не зная того, ворвалась в его жизнь и оставила неизгладимый след на его руке. И сейчас охотник видел, как Бенедикт щебечет перед Джулией, изображая из себя сильную. Но он знал, в глубине души она жутко его боится, как дикого зверя. И она, разумеется, по своему права, он и в самом деле может быть опасен. Поэтому не стоит ему и думать о том, что им когда-либо суждено быть вместе. Она никогда не станет одной из них, он никогда не станет одним из шести миллиардов обычных людей, населяющих эту планету.

   И что на него нашло прошлой ночью? Отчего это он вдруг решил открыто показать свои чувства? Кому? Бенедикт? Она прекрасна, но, наверняка, своим странным поведением он еще больше оттолкнул ее от себя. Теперь она будет бояться не только его холодного нрава, но еще и  тех способностей, которые он явил в замке.

   С одной стороны, Брайану отпускать Бенедикт никуда не хотелось. Мысль о том, что он больше ее не увидит, останавливала его сердце. С другой стороны, он понимал, какой опасности подвергается девушка, ежедневно находясь в обществе таких же, как и он.

   Лучше бы они никогда не встретились! Его жизнь была бы сейчас такой спокойной и вполне понятной, а теперь он и глаз сомкнуть не может, думая о ней. Нет, без Бенедикт он бы оставался несчастным, думая, что познал счастье. Пусть уж лучше страдать от сознания невозможности их отношений, чем не знать Бене вовсе.

   Тем временем Бене и Джулия во всю занялись лечением Энтони. Между делом они, разумеется, оживленно беседовали. После того, как Бенедикт удалось убедить Джулию в том, что она не представляет никакой опасности для их отношений с Брайаном, они еще больше подружились.

   Теперь каждый день девушки проводили время вместе, рассказывая друг другу о своей жизни. И чем больше они узнавали, тем с большим терпением и уважением относились к мирам, в которых каждая из них жила. Иногда Брайан разрешал им ненадолго уходить в лес, за травами и ягодами с другими женщинами. Но при этом всегда присутствовал кто-то из охотников. Он служил не только надзирателем Бенедикт, но и защитником женщин.

   Так прошла неделя.

   День за днем Бенедикт и Джулия ухаживали за Энтони, мечтая о том, чтобы мальчику стало лучше. Улучшения наметились уже на второй день: подействовала, главным образом, капельница.

   С огромным удивлением, надо сказать, жители деревни смотрели на данное изобретение человека. Природа наградила охотников отличным здоровьем, они не боялись не жары, не холода, не дождя, не снега. Поэтому лечением в деревне практически не занимались. Но Энтони не был одним из них, и всякая забота о нем вызывала жгучий интерес у местного населения.

   Но обитатели леса по-прежнему побаивались Бенедикт. Главным образом, из-за Рут. Она постоянно ворчала на девушку и не позволяла дочери слушать рассказы о мире. Мнение Рут, как обладательницы провидческим даром, в деревне ценилось высоко, почти как мнение старейшин и Брайана, поэтому люди и не стремились особенно общаться с той, которую Рут презирала.

   Рут бесило, как постепенно Джулия попадает под воздействие чар нежеланной гостьи. Она боялась, что Джулия, рано или поздно, захочет покинуть деревню, поддавшись влиянию Бенедикт. Мало того, чужестранка была угрозой в отношениях Джулии и Брайана.

«Если мне не удастся избавиться от девчонки в самое ближайшее время», - размышляла Рут, - «она все испортит. Раз мне не удалось натравить на нее волков в деревне, значит, нужно придумать что-то по лучше и понадежнее».

   Рут сидела возле Энтони, размышляя над сложившейся ситуацией, и ждала возвращения дочери.

Когда девушки вернулись из леса, счастливые и веселые, Рут небрежно сказала, обратившись к Бене:

-Иди покорми лошадей. Погуляли и хватит. Пора приниматься за работу.

Бене было досадно оттого, что ее буквально выставляют из дома. Но настроение было хорошим, и портить его разговорами со склочной старушенцией совершенно не хотелось. Лошади в этом отношении, будут компанией куда более приятной. Лучше лошадиное фырканье, чем скрип Рут.

   Как только Бенедикт покинула дом, Рут сразу приступила к делу.

-Джулия, доченька, - сказала она, - я должна тебе кое-что рассказать.

-Что случилось?

-Это касается Бенедикт.

-Я слушаю. - Джулия присела на стул и, потупив взор, приготовилась выслушивать сетование матери по поводу их с Бене отношений.

-Это касается не только Бенедикт, но и Брайана, - заговорщически прошипела старуха.

Джулия подняла голову.

-А что с ним? - На ее лице читалось беспокойство.

-Пока, все в порядке, но если мы с тобой что-то срочно не предпримем, он может погибнуть.

Джулия вскочила со стула.

-Что ты такое говоришь, мама? - вскрикнула она. - Ты что-то видела?

-Успокойся, Джул, не паникуй. Сохраняй хладнокровие. Оно тебе еще пригодится. Слушай меня. Эта девчонка хочет отнять у тебя Брайана. Она уже давно положила на него глаз. Если мы что-то не предпримем — она его погубит.

-Нет!

-Джулия, если ты по-настоящему любишь Брайана, то для начала должна внимательно выслушать меня, потом сделать все так, как я тебе скажу.

-Хорошо, мама. - Джулия чуть не плакала от страха за возлюбленного.

-Завтра вы с девчонкой отправитесь снова в лес, за ягодами. Охранять вас будет Ричард, поэтому никаких проблем не возникнет, он поможет. Ричард даст знак, и ты пойдешь вместе с Бенедикт по тропке, которую я тебе укажу позже. Там ты увидишь камень, его не с чем не спутаешь, он по форме напоминает сердце. Сразу за камнем, на расстоянии пяти шагов тебе нужно будет остановиться. Прямо перед тобой будет огромная яма, капкан для медведей, накрытая травой и ветками для маскировки. Ты столкнешь в нее Бенедикт, а сама вернешься к остальным женщинам и скажешь, что Бенедикт сбежала, а ночью волки сделают свое дело. Ты меня поняла?

   Джулия со слезами на глазах смотрела на мать, не решаясь ответить. С одной стороны, она готова была на все, чтобы спасти любимого, но, с другой, ей претила сама мысль о том, что она может стать участницей убийства. Она давно симпатизировала Бенедикт, и успела к ней привязаться. Пускай она не такая, как остальные жители деревни, но Бенедикт много чего знает, и, к тому же, очень милая.

   Но, страх за любимого человека, которого, к тому же, по словам матери, у нее, все же, хотят отнять, сделал свое дело. Вытирая слезы, Джулия сказала:

-Я согласна.

   Рут была довольна.

 

10. Ловушка

 

   Следующий день, как и все предыдущие, для Бенедикт начался весьма рано. Около пяти часов утра ее разбудили, чтобы помочь охотникам собраться на рыбалку. За снастями охотники сами следили, не прибегая к помощи женщин, сами чинили и раскладывали их по местам.

   И все же, кое в чем женщины были незаменимыми помощницами. Они были превосходными хозяйками. Поэтому, перед уходом на реку, охотники, как следует, наелись и оделись в чистую и аккуратно сшитую одежду.                Одежда охотников, как вы заметили, вообще является отдельной темой. Это своего рода знак отличия. Мало того, что она не похожа на то, что в бутиках привыкла видеть Бене, так она еще невероятно удобная. К тому же, охотники вели непростой и, подчас, опасный образ жизни, который, несомненно, отражался на их внешнем облике — одежда часто пачкалась и рвалась от общения с лесными жителями, - и женщины следили за тем, чтобы каждый из представителей лесного класса был ухожен, чист и опрятен,

   На рыбалку или на охоту никогда не ходили всем скопом. В деревне всегда оставался кто-то из мужчин, и, как правило, даже не один.

   Сегодня порыбачить отправлялись Брайан, Джейден, Томас и Генри. Им компанию составляли охотники, с которыми Бенедикт близко познакомилась лишь в последние дни. Их звали Шон, Эндрю и Саливан.

   Таким образом, большинство представителей сильного пола оставалось в деревне, охранять женщин и караулить Бенедикт.

   За завтраком Брайан был сам не свой. Он почти не с кем не разговаривал и все время оглядывался в сторону Бенедикт. На душе у него было как-то неспокойно.

-И все-таки, - неожиданно заговорил Джейден, обращаясь к Брайану, - что будем с ней делать? Она уже целую неделю здесь. А когда мальчику станет лучше, снова соберем совет?

-Возможно, - мрачно отозвался Брайан.

-Брайан, - голос Джейдена звучал серьезно и немного тише, чтобы его мог расслышать только тот, к кому он обращался, - Ты играешь с огнем. Играть играй, твое право, но не заигрывайся. Она не из нашего круга, ей здесь не место.

-А как же Уильям? - Брайан внимательно посмотрел на старейшину.

-Уильям сделал свой выбор, он остался с охотниками. Да и что ворошить прошлое. Мир раньше был другим. Теперь люди не те. Понимаешь, они нас забыли, не во что не ставят. А эта девчонка — великолепный шанс напомнить миру о нашем существовании. Представь, что будет, если этой девчонке удастся сбежать? Нашему миру — конец. Она молчать не станет. Когда в лесу пропал местный — это одно. Но тут все иначе. Произошло похищение. И проблем было бы меньше, если бы вы с Ричардом и того парня прихватили бы, но вы, к сожалению, оплошали.

   Брайан гневно посмотрел на старосту.

-Не кипятись, Брайан, - спокойно продолжал старик. Он на все сто процентов был уверен в собственной правоте. - Ты вождь — так будь им. Не превращайся в тряпку. Правила — есть правила, ты должен им подчиняться. В противном случае, я буду вынужден на ближайшем собрании поставить вопрос о твоем соответствии статусу лидера. Помни:  Город, желающий вступить в переговоры, на полпути к сдаче, а ты тянешь время. Нечего с ней церемониться.

-А если она захочет остаться? - спросил Брайан, хотя сам не верил в то, о чем спрашивал.

-Этого не случится. Всякая птица свое гнездо любит. Я вижу ее насквозь. Она грязная, и таковой останется.

-Но я ведь тоже не совсем чист, Джейден, и ты прекрасно об этом знаешь.

   Они молча смотрели друг на друга.

-Что ж, - наконец произнес старик, - тогда тем более есть повод для собрания.

   Брайан отшвырнул тарелку и зашагал прочь.

«Должен быть какой-то выход», - думал он, но так ничего придумать не смог. Пока.

   Прежде, чем отправиться на рыбалку, Брайан решил навестить Энтони. Не смотря на то, что он действительно привязался к мальчику, на этот раз визит к нему был только поводом. Ему просто хотелось взглянуть на Бенедикт. Разумеется, оказавшись в доме, Брайан не подавал виду, что заинтересован ею. Он все так же молчал, делая вид, что не замечает ее. Но каждый раз, когда Бене увлекалась каким-либо занятием, не обращая никакого внимания на охотника, он на короткое время бросал в ее сторону пристальный и чувственный взгляд и менялся в лице, захваченный врасплох чарами юной леди.

   Глядя на Бене, Брайан думал о том, как она прекрасна. Никогда в жизни он не испытывал ничего подобного ни к одной женщине. И дело было не только в ее красоте, обитательницы леса Килдер — не менее привлекательны. Просто Бенедикт была совершенно не похожа на тех женщин, которых он привык видеть вокруг себя. Любовь нельзя объяснить, а Брайан ее не знал вовсе. Да, то, что он испытывал к мальчику — несомненно, любовь, - но любовь к прекрасной девушке — совсем иное.

   Поначалу, Брайан не понимал, что с ним происходит. Он ненавидел себя за то, что позволяет себе думать о той, которая никогда не станет одной из них. Но постепенно чувство полностью завладело сердцем охотника, не оставляя шансов на то, что он когда-нибудь сможет забыть ее.

   Однажды Бене неожиданно подняла голову, и охотник не успел отвести своего взгляда. Девушка первой опустила глаза, не успев понять истинную причину подобного внимания к ее персоне, так как все еще боялась того, кто сначала причинил ей боль, а после избавил от гибели. Она не о чем не догадывалась.

   Оставшись наедине оба чувствовали неловкость, но Бене было на много сложнее скрыть свои спутанные чувства. Хотя, если бы она по дольше смотрела на охотника, то, несомненно, обо всем догадалась.

   Сейчас же она пыталась отвлечь себя всякого рода занятиями, чтобы не думать о страхе, поэтому она принялась чистить картофель. Но пальцы, стали деревянными, и едва ли ее слушались. Острый нож вместе с кожурой срезал добрую часть клубней, а из-за дрожащих рук, часто соскальзывал, впиваясь в пальцы.

   Нож соскочил снова и врезался острым лезвием в ладонь.

-А! - воскликнула Бене, бросив нож и схватившись за руку.

   Брайан оглянулся и, увидев кровь на руке Бене, поспешно встал и прошел к комоду, где лежали различные медицинские принадлежности, достал из него какую-то чашку и бинт и приблизился к Бене. Она тем временем, не вставая со стула, уже успела промыть рану и собиралась забинтовать порез.

   Охотник замер, будто не решаясь сделать следующий шаг, а после не слышно опустился перед Бене на одно колено и принялся смазывать рану мазью из чашки, приготовленную Рут из хвои и трав. Затем он отставил мазь в сторону и начал забинтовывать руку.

   Бене внимательно следила за каждым движением охотника, думая о том, как безупречно Брайан накладывает бинты.

   Все манипуляции заняли не более пяти минут, и за это время не было произнесено ни слова. Мало того, находясь в непосредственной близости друг от друга, соприкасаясь, и Брайан и Бене не смели смотреть друг другу в глаза.

   Вдруг дверь распахнулась, и в комнату зашла Джулия.

«Только этого мне не хватало», - подумала про себя Бене, понимая, какие мысли могут возникнуть в голове у Джулии.

   Бене не ошиблась. Джулия, взглянув на обоих, в глубине души прямо-таки закипела от ревности.

«Мама оказалась права. Мама оказалась права», - повторяла она про себя, но виду не показала.

   Бене размышляла над тем, что стоит делать в данной ситуации, как отреагировать.  Если броситься в извинения, Джулия точно почувствует неладное, другими словами, напридумывает себе  то, чего на самом деле нет. А если сделать вид, что ничего не произошло, что тогда? Не будет ли это еще более рискованно? И все же Бенедикт выбрала второе.

   Но, похоже, Брайан смутился больше, чем она. Поднявшись, он сказал:

-Надо быть осторожнее, - и поставил чашку с мазью на стол.

-Брайан, - сказала Джулия, - когда ты вернешься?

-Ближе к вечеру, - ответил охотник, направляясь к выходу.

   Сказав это, Брайан вышел из дому и направился к остальным охотникам.

-Если хочешь, - сказала Бене, пытаясь спасти ситуацию, - можешь проводить мужчин. Я посижу с Энтони, - и она как можно более ласково посмотрела на подругу.

   Джулии понравилась идея, она даже растерялась, услышав подобное от соперницы. Немного поразмыслив, Джулия отправилась на улицу. Когда дверь за ней закрылась, Бене вздохнула с облегчением.

-По крайней мере, я пыталась спасти ситуацию, - сказала Бене, успокаивая саму себя.

-Брайан, - тихо сказал Энтони.

   Бенедикт подошла к нему и присела на кровать.

-Энтони, это Бене.

-А-а, - произнес мальчик. - Привет.

-Как ты себя чувствуешь? Хочешь есть?

   Он кивнул.

   Бене прикоснулась к его лбу. Он был теплый, что свидетельствовало о том, что температура потихоньку приходит в норму, и мальчик идет на поправку.

   Бене подошла к столу, чтобы взять тарелку с едой.

-Где Брайан? - спросил Энтони.

-Он ушел порыбачить, - ответила Бене.

-А когда он вернется?

-Постарается ближе к вечеру. Если бы ты проснулся пораньше, то смог бы с ним поговорить. Он только что ушел.

-Жалко, - вздохнул Энтони. - А ты не уйдешь?

-Пока я никуда не собираюсь.

-Не уходи.

   И Бене принялась кормить Энтони. Он очень проголодался, поэтому уплетал завтрак за обе щеки.

   Через полчаса в дом вернулись Рут и Джулия.

-Энтони! – воскликнула Джулия. Увидев, что мальчик выглядит почти как здоровый, и бросилась к постели. – Я так рада, что ты идешь на поправку.

-Вот и славно, - подобревшим голосом сказала Рут. Бенедикт заметила это, но не придала интонации особого значения. – Хорошо, что Энтони лучше, значит, ему не нужно много сиделок. Думаю, на сегодня я справлюсь одна. Я хочу, чтобы вы с Джулией отправились с другими женщинами за ягодами, в лес.

   При этой фразе у Бенедикт загорелись глаза. И хотя она знала, что сбежать врят  ли удастся, - с ними, наверняка, будет кто-то из охотников, - но сама мысль о том, что ей предстоит вырваться из глухой деревеньки и прогуляться по лесу, уже вызывала массу приятных эмоций. Только, вот, как же обещание Энтони никуда не уходить?

-Но я обещала Энтони, что посижу с ним? – промямлила Бене.

-Не переживай, - притворно любезничала старуха, - Энтони уже большой мальчик, он справится. Правда, малыш?

   Мальчик грустно посмотрел на Рут своими большими голубыми глазами, но ничего не ответил.

-К тому же, - продолжала Рут, - вас не будет всего-то пару часов. Энтони, ты не успеешь и глазом моргнуть, как Бенедикт вернется.

   Энтони не нужно было ничего объяснять. Силу характера он позаимствовал у своего приемного отца, и без труда мог справиться с любыми сложностями.

-Я не уверена, что это было бы правильно…- отнекивалась Бенедикт.

-Пойдем, Бене, - сказала Джулия. – Ричард уже ждет нас.

-Что с твоей рукой? – пробурчала старуха, обратив внимание на бинты.

-Порезалась.

   Старуха хотела было ее побранить за неаккуратность, но вместо этого сказала:

-Тем более ступайте в лес. Джулия покажет тебе травы, которые быстро заживляют раны. Уверена, ваша медицина еще до этого не додумалась.

-Ну, хорошо, - не хотя, согласилась Бене.

   Джулия вручила ей корзину, и девушки отправились в лес.

   Всего в лес шли десять человек. Восемь женщин и двое мужчин. Вместе с Ричардом находился еще один охотник по имени Хейден, который, в отличие от своего собрата, понятия не имел о плане Рут.

   По дороге Ричард размышлял о предстоящих событиях. Идею матери он одобрял, и относился к Бене почти так же, как и Рут, только был бы совсем не прочь заполучить эту девушку себе в жены, если бы не ее статус. Вот, только план ему почему-то не нравился, а почему, он не мог понять.  Вдруг, думал он, все пройдет не так, как задумано? А вдруг она и в самом деле сбежит? Надо смотреть за ней в оба.

   Джулия и Бенедикт шли по траве бок о бок, и разговор у них не клеился, каждая думала о своем. Джулия была сосредоточена на собственной миссии. С одной стороны, она была бы счастливее, если бы Бенедикт не появлялась в деревне, и ее никогда не знал Брайан. Ах, Брайан! Когда же он, наконец, обратит на нее внимание? Когда перестанет относиться к ней, как к ребенку? С другой стороны, Джулия очень привязалась к Бене, и ей было очень трудно решиться на коварный поступок, к которому ее подталкивала мать. В любой другой ситуации она, не раздумывая, отказалась бы от всей этой затеи. Но сейчас речь шла о безопасности Брайана. Рут толком не объяснила дочери, что она имела в виду под словами «она его погубит». Нужно ли понимать эти слова буквально, или Брайан просто попадет под пагубное влияние Бене и каким-то образом изменит себе и племени, она не знала. Впрочем, это было и не важно. Ради Брайана Джулия готова была на все.

   Бене в это время размышляла о своем положении в деревне, о том, как ей быть дальше, вспоминала родителей, Джеймса и… глаза, которые с недавнего времени перестали быть черными

«Почему он так на меня смотрел утром?» - думала Бене. – «Я вообще его не понимаю. То доводит меня до полусмерти, то от этой самой смерти спасает, то молчит и холоден со мной, то проявляет повышенное внимание. А как он мне руку забинтовал! Загляденье. Джулия…О чем она подумала, когда увидела эту сцену? Можно себе представить…Как бы ее переубедить? Как дать понять, что я никакая ей не соперница….не соперница…Нет, об этом не может быть и речи…. Так, от назойливых мыслей покоя нет….Нужно как-то отвлечься…»

-О чем думаешь? - спросила Бене Джулию.

-Да, так…- замялась та.

-Слушай, а я давно хотела тебя спросить.

-Спрашивай. – Джулии трудно было изобразить приветливость, поэтому она произнесла это с интонацией, в которой сквозило равнодушие.

-Сразу извиняюсь, если мой вопрос покажется тебе некорректным…но я давно хотела знать, что случилось с твоим отцом? Где он?

   Джулия немного помолчала.

-Мой отец умер, когда мне было чуть больше года, - грустно сказала она. – Он утонул.

-Прости…А как же так вышло? Ведь, насколько я знаю, охотники прекрасно плавают?

-Это случилось зимой. Он провалился в прорубь.

-Ладно, не буду бередить рану. Я знаю, что значит, потерять близких.

-Да, но твои, в отличие от моего отца, живы.

   Бене согласилась, хотя мира в сердце данная мысль не прибавила.

   Дойдя до нужного места, Джулия остановилась. Она решала, стоит или не стоит идти к опасной тропе.

-Что случилось? – спросила Бене. – Что-то не так?

-Нет, все в порядке,- несколько отрешенно ответила Джулия. – А знаешь, есть одно место, - наконец решилась она, - там очень красиво, и растет восхитительная ель. Мы должны туда сходить.

 -А мы можем?

-Да, я сейчас позову Ричарда, он пойдет с нами. Это недалеко.

   Ричард уже давно все понял, поэтому знак сестры был для него, своего рода, спектаклем.

   Чтобы не вызвать у остальных подозрений, Ричард специально отвлек Хейдена. Ричарду на самом деле не нужно было идти за девушками, иначе бы все точно заподозрили его. Как потом объяснить, что Бенедикт удалось сбежать от огромного мужлана? А вот, если его отвлекли, это совсем другое дело. И он завел оживленную беседу с напарником.

   Тем временем Джулия вела Бене по назначенному маршруту. С каждым вздохом ее сердце билось все сильнее. Момент «Х» вот-вот настанет, и ей, Джулии, придется сделать выбор: либо толкнуть Бенедикт в ловушку для медведя, либо во всем ей сознаться и молить о прощении.

   Как ни странно, выбор ей помогла сделать мысль о том, что Бене все равно должна была умереть, а то, что она до сих пор жива – лишь вопрос времени. Она искренне поверила (в этот момент), что впоследствии Брайан сам скажет ей спасибо, за то, что избавила его от чар нечистой.

   Вдруг на пути девушек вырос огромный камень почти с половину человеческого роста. Да, действительно, его ни с чем не спутаешь. Он и вправду похож на сердце. Это судьба? Рок? Символизм? В глазах Джулии камень олицетворял собой Брайана, из-за которого она вот-вот сотворит непоправимое и ужасное.

«Мне есть, чем оправдаться», - думала про себя Джулия. – «Брайану грозит опасность».

   Но дальше произошло то, чего никто предугадать не мог. Бене, увидев огромный камень, сама быстро подбежала к нему, и спросила:

-Интересно, а как он здесь оказался? Да еще такой здоровый и в форме сердца.

   И на радостях она немного пробежала вперед. Не сделав и пяти шагов по опасной тропинке, Бене вдруг как сквозь землю провалилась. Так все выглядело со стороны Джулии.

   Да, ей даже ничего не пришлось делать, Бене сама упала в яму.

-Значит это судьба, - тихо произнесла Джулия.

   Какое-то время она просто стояла, не смея пошевелиться. Правильно ли она поступила? Вот, Бенедикт зовет на помощь. Может, кого-нибудь позвать? Ведь все еще можно исправить, пока ничего страшного не случилось. Вдруг ей захотелось броситься к Бене и помочь бедняжке выбраться из ямы. Она сделала несколько шагов, но Ричард схватил сестру за руку, не дав ей подойти к ловушке.

-Так надо, - сказал он.

   На лице Джулии застыла боль.

   Перед тем, как покинуть поляну, Джулия еще раз все хорошенько обдумала. Твердый голос брата, в конце концов, помог принять решение: просто уйти.

   Падая, Бене чудом не сломала себе ноги и руки. Почувствовав под ногами почву, она открыла глаза и огляделась по сторонам. Вокруг было темно и сыро, и только тусклый свет, прорывавшийся сквозь деревья, проникая в земляную темницу, напоминал о том, что на улице стоит солнечный день, такой редкий в здешних местах.

   Бене посмотрела на небо, клочки которого виднелись сквозь ветви елей.

-Джулия, - тихо позвала она.

   В ответ тишина.

-Джулия, - позвала она громче.

   В ответ тишина.

   Бене попыталась подняться, и сразу почувствовала резкую боль в правой ступне. Вывих. И все же она сделала усилие и встала.

-Джулия, - позвала она совсем громко, так, что, казалось, ей ответило эхо. Но лесное эхо, пожалуй, все, что ей удалось услышать.

   В недоумении она опустила голову и стала рассматривать окружающее пространство. Яма была огромная, около шести футов в высоту, и в ней легко мог бы поместиться медведь, без шанса на спасение. Из земли со всех сторон торчали корни, и Бене казалось, что они растут прямо у нее на глазах, становятся все больше и больше с каждой секундой и стремятся захватить ее в свои колючие и холодные объятья. Одним словом, ловушка.

   Бене попыталась выбраться из ямы. Она встала и задрала голову, разведывая обстановку. Вокруг не было абсолютно ничего, за что можно было уцепиться. Как быстро не росли корни, они не могли стать прочным основанием, подобно веревке. Все, что сделала Бене, это прикоснулась к холодной земле и вдохнула затхлый запах подземелья.

   Стало холодно. Бене провела в подземелье уже около десяти минут, а ее до сих пор никто не хватился. Странно...хотя... Возможно, это и есть та самая смерть, которую однажды волей судьбы удалось отсрочить? Сколько она сможет просидеть здесь? И что это за невезение такое: сначала сени, потом курятник, теперь страшная и холодная яма, поглотившая несчастную девушку?

   Незваные гости. Слезы. Хотя, Бене рано или поздно их ждала. Именно они, эти соленые капельки всегда напоминали ей о страхе и безысходности, о жизни и смерти, о боли и покое. Они были признаком того, что она еще жива и о том, что она еще не готова умирать.

   Бене вспомнился ее первый день в деревне, когда она лежала точно также на траве, абсолютно без сил и надежды. Но сейчас все было гораздо хуже. Раньше она слышала на улице голоса и другие признаки человеческого существования; на нее тогда никто не обращал внимания и за весь день так никто и не зашел в дом. Сейчас все было иначе и гораздо плачевнее.

   Бене находилась в темном лесу совершенно одна, да еще и в глубокой яме. Шансов на спасение нет.

   Постепенно до нее начал доходить весь смысл произошедшего накануне. Ясно было одно: она не случайно оказалась на опасной тропе, не случайно провалилась в эту ужасную яму. Ее сюда заманили.

   Бене подумала о Джулии и о том, что случилось утром.

«Не верю, что Джулия способна на такое», - рассуждала она про себя. - «Она без памяти влюблена в Брайана, но мне казалось, что она слишком добра ко мне и не способна на подлость. Хотя, что я могу знать о дикарях, проживающих среди леса... Они — как эта яма, опасны и непредсказуемы, и полны, к тому же, горьких корней. И угораздило же меня резануть себе руку? А Брайан, ну зачем он это делает? Любезно предоставил мне свои услуги лекаря. Что на него нашло? Что на него находит уже не в первый раз?»

   Вслед за мыслями о неизбежной смерти, разыгралось воображение. Сначала  Бене виделось, как она умирает от голода и жажды. О, это ужасная смерть! Она уже видела себя исхудавшей и обессилевшей, потерявшей не  только надежду на спасение, но и последние остатки разума.

«Если меня здесь найдут через неделю», - думала Бене, всхлипывая, - «то, вероятней всего, даже не узнают. И прямиком отправят в лечебницу для умалишенных, а не к дяде Билли. Но это в лучшем случае. Скорее всего, я так и сгнию здесь, в этой землянке, и на этом месте, возможно, вырастет прекрасное дерево, самое прекрасное и высокое в этом лесу. И люди будут приходить сюда, чтобы укрыться в тени моих ветвей. Они будут здесь мечтать и.... О! Что за бред! Кажется, я уже схожу с ума».

   Тяжкие думы о голодной смерти сменились оцепенением.  Приближалась ночь, холодная и всепоглощающая.

   Уже смеркалось и где-то поблизости завыли волки, и тогда воображение принялось рисовать картины иного рода. Бене представила, как в яму к ней прыгает стая голодных волков. Им, по большому счету, не важно, выберутся они из ловушки или нет, главное - легкая добыча, беззащитная жертва, которая не в состоянии дать им отпор.

   Бене представилось, как острые клыки и когти впиваются ей в кожу, раздирая тело на мелкие кусочки.

   Какой ужас!

   Невольно Бене снова вспомнила охотника, который однажды уже спас ее от волков. Придет ли он за ней снова?

   Тут послышался какой-то шорох. Человек или зверь? Бене притихла. Шорох стал более отчетливым, и уже через секунду к нему присоединилось чье-то тяжелое дыхание, мерзкое и сиплое.

   Бене подняла голову. В сумерках надвигающейся ночи, она увидела голову волка, готового сделать роковой прыжок. В его глазах что-то блеснуло, видимо, последняя искорка надежды Бенедикт на спасение.

-Брайан, пожалуйста... - тихо прошептала она.

 

11. Повелитель стихий

 

   Вернувшись с рыбалки, Брайан сразу же почуял неладное. В деревне было непривычно тихо. Его правая рука непроизвольно сжалась в кулак, и охотник почувствовал жжение в ладони.

   Положив на стол улов и снасти, он огляделся по сторонам. Все было как обычно, но кое-чего все-таки не хватало. Или он все придумал?

   Быстрыми шагами Брайан прямиком отправился в домик Энтони. Там, помимо мальчика, кстати, заметно повеселевшего, он обнаружил Ричарда, Джулию и Рут.

   Когда охотник вошел в дом, все трое сидели за столом, что-то бурно обсуждая, но, завидев вождя, притихли. Вид у них был взволнованный. Джулия при виде Брайана прикрыла лицо рукой.

   Брайан еще раз оглядел комнату, прошел к Энтони и только тогда спросил:

-Где Бенедикт?

   Все трое переглянулись. Брайан насторожился. Его брови свелись на переносице, и он грозно посмотрел в центр комнаты, где восседали заговорщики.

   Первым начал Ричард:

-Брайан, у нас возникла одна маленькая проблема, пока вас с Джейденом не было в деревне. - Он говорил серьезно и старался не смотреть в глаза Брайану.

   Выражение лица Брайана стало еще более суровым.

-Дело в том, что девчонка сбежала, - продолжил Ричард.

-Что? - вскочил Брайан. - Когда?

-Утром, когда женщины отправились за ягодами. Я отвлекся....

-Куда вы ходили за ягодами? По какой тропе? - выпалил Брайан уже находясь у двери.

-По северной тропе, - вмешалась Рут. Она намеренно  указала охотнику неверный маршрут.

-Джулия? - укоризненно спросил Брайан, зная, что она, скорее всего, была рядом с Бене.

   Та оторвала свой взгляд от стола и посмотрела на Брайана. В ее глазах было столько противоречивых эмоций, что Брайан не стал дожидаться ответа и побежал к лошади.

   Джулия бросилась на кушетку и разревелась.

-Чего ты ревешь, глупая? - ворчала Рут. - Жалеешь эту нечистую? За что? Она ведь хочет отнять у тебя жениха.

-Брайан не любит меня! - всхлипывала Джулия. - Значит, я ему не невеста.

-Он предназначен для тебя, Джулия, понимает он это или не понимает, хочет он этого или не хочет. Таков обычай.

-Я не хочу так! - Джулия почти кричала. - Мне не нужно, чтобы он понимал. Я хочу, чтобы он любил. Просто любил...

   А Брайан тем временем запрыгнул на коня и помчался навстречу закату.

   Ладонь пульсировала все сильнее, и Брайан пришпоривал Кейна, желая быстрей отыскать беглянку. Он знал: ей непременно грозит опасность. Это он прочел в глазах Джулии, а вся эта семейка явно что-то не договаривает. Пульсирующая боль в ладони усиливала чувство страха за Бенедикт и не давала сосредоточиться не на чем, кроме ее образа.

   Пролетев по лесу около мили, Брайан внезапно остановил коня. Ему показалось, что он сбился с маршрута, но, кто знает, может быть, ему изначально указали неверную дорогу?

   Брайан велел Кейну замереть, и когда тот выполнил приказ, охотник закрыл глаза и сосредоточился. Его слух улавливал десятки разнообразных звуков, которыми был наполнен вечерний лес: шорох листвы от зайчих лап, взмах крыльев тетерева, царапанье лапок белки об кору сосны, песня соловья, рык волков.... К последнему звуку он прислушался особенно внимательно.

   И вдруг откуда-то из-под земли, из далекого леса до него долетел едва слышный стон:

«Брайан, пожалуйста...», - сказал знакомый и любимый голос.

   Брайан открыл глаза. Теперь он точно знал, куда ему нужно спешить.

-Вперед, Кейн, - скомандовал он, и конь устремился к западу.

   Кейн летел по лесу, будто стрела, маневрируя между деревьями.

«Я уже близко, Бенедикт. Я уже здесь», - повторял про себя всадник. - «Лишь бы успеть до того, как...»

   Вскоре Брайан увидел перед собой поляну, усыпанную яркими цветами и листвой. Посреди нее стоял огромный камень, а за ним, сразу же, зияла черная дыра. Над этой дырой склонился огромный волк, готовый вот-вот прыгнуть в нее. Возле него находились еще двое волков, ожидающих решения лидера. 

   Не долго думая, Брайан достал ружье. В тот момент, когда волк готовился совершить свой роковой прыжок, охотник  направил ствол на зверя и спустил курок.

   Раздался выстрел.

   Волк взлетел над ямой с диким воем, так, что распугал вокруг всех обитателей леса, и, в последний раз сверкнув своими жадными глазами, полетел в землянку. Другие волки тем временем, убежали в лес.

   Брайан соскочил с коня и подбежал к яме.

Внизу было темно, но, обладая от природы прекрасным зрением, он без труда разглядел в яме, рядом с трупом волка очертания девушки. Она была смертельно напугана, но, главное, жива. И еще на ней не было ни одной царапины, оставленной волчьими лапами, что  немаловажно.

-Бене.... - только и смог произнести Брайан.

   Она подняла голову и посмотрела на него глазами полными слез. Одному Богу известно, что ей довелось испытать.

   Теперь оставалось одно: помочь Бене выбраться из ловушки. У Брайана на любой случай была с собой веревка. Он быстро закрепил один ее конец на Кейне, а другой - бросил Бене. Убедившись, что она крепко обвязала веревку вокруг талии, Брайан дал знак Кейну и тот стал отходить от ямы и тянуть за собой девушку. Сам Брайан стоял на краю, готовясь в любой момент подхватить девушку.

   Через пару минут Брайан уже держал Бене в объятьях, слушая, как бешено стучит ее сердце. Это длилось не долго, всего пару секунд, и когда Бене уже крепко стояла на ногах, охотник отпрянул.

   Бене с невыразимой благодарностью смотрела в глаза своему спасителю, не в силах сдержать слезы.

   Видимо, так подействовал на нее стресс, перенесенный ею за последние часы, когда она сидела в ловушке для медведей, а может, накопилось за последние дни, но в  один момент, лицо Бене исказила мука, и она, оттолкнув охотника, сказала:

-Да что же это такое! - Рыдая, она припала к камню. - Сколько это может продолжаться! Я больше так не могу. Для чего ты меня похитил? Чтобы замучить до смерти? Почему ты не дал этим волкам разорвать меня на мелкие кусочки? Тогда мои мучения закончились бы раз и навсегда. Больше я этого не вынесу. Слышишь? Не вынесу! Это ад какой-то! И для чего ты меня спас, чтобы сейчас, когда мы вернемся в деревню, на меня снова бросали косые взгляды, считая заморской зверушкой, которой место в зоопарке, а лучше в курятнике. Я никому здесь не нужна, они считают меня грязной, а я и есть грязная. Посмотри, в кого ты меня превратил. Так, зачем ты меня мучаешь? Ты мой персональный дьявол, который в зависимости от ситуации предстает то ангелом, то бесом? Кто ты? И за что со мной так?

   Последние фразы Бене уже еле выговаривала, ее накрыла истерика, и она уткнувштсь в рукава рубашки, расплакалась.

   Брайан какое-то время просто стоял возле нее, не смея произнести ни слова. Он не был удивлен тем, что услышал. Подобного отношения он как раз ожидал. Как бы не хотелось ему услышать слова благодарности, все же ее чувства были ему понятны. Он слишком много причинил ей боли, чтобы рассчитывать на доброе отношение к себе.

-Кто я такой? - сказал Брайан, отступая немного назад. - Кто я?

   Бене, немного успокоившись, подняла голову, готовая услышать оправдательную речь, но Брайан не собирался ей ничего объяснять на словах. Он хотел ей кое-что показать.

   Отойдя на небольшое расстояние от камня, и убедившись в том, что Бене его видит, Брайан произнес одно слово, тихо и безмятежно, но достаточно громко, чтобы его услышала Бенедикт:

-Воздух.

   И он, повернувшись к ней спиной, помчался по поляне. Затем он наклонился и одной рукой, прямо на бегу, провел по листве.

   И вдруг, сотни листьев, будто очнувшись от прикосновения хозяина леса, встрепенулись вверх, как птицы, и закружились в прекрасном танце, создавая в воздухе  дивные узоры. Они двигались стройно и плавно, что напоминало фигуры рыбок в большом аквариуме. Но здесь было нечто более удивительное, потому как танцевали неодушевленные предметы.

   Бене смотрела на волшебное представление, забыв про слезы.

   А тем временем фигуры продолжали меняться, как в калейдоскопе. Танец продолжался около минуты. И вдруг листья сложились в лицо, в раз шесть большее, чем у Бене. Объемная картинка приблизилась к Бене, словно желая познакомиться с лесной гостьей. Бене замерла. Она не знала, что делать. Может стоит поздороваться? Лицо раскачивалось перед ней из стороны в сторону, наклоняя голову, как будто, пританцовывая.

   Бене гадала, кто перед ней, мужчина или женщина, но волосы, развевающиеся от ветра, как у самой Бене, дали ясно понять, что на нее, незримым оком, смотрит женщина.

   Брайан сделал знак рукой, и прекрасное лицо взметнулось в сторону, смахнув с лица Бене несколько слезинок. Листья бесшумно рассыпались по поляне, а слезинки на какое-то время застыли в воздухе, и Брайан уже через секунду, успев подхватить рукой, держал их в своей ладони.

   За первым волшебством последовало второе.

   Опустившись на одно колено рядом с Бенедикт, Брайан сказал:

-Земля. - И слезинки с его руки упали на землю рядом с Бене.

   Не прошло и пары секунд, как на том месте, где влага коснулась земли, появился росток, зеленый и сильный. Он быстро рос и вот уже достиг нескольких сантиметров, а через минуту его высота составляла около полуметра. На конце стебля покрытого шипами, уже завязался бутон, алого цвета, и уже через мгновение он превратился в прекрасную розу, распустившуюся на глазах у изумленной Бенедикт.

   Она взглянула на Брайана. Он ответил ей приветливой, невесомой и почти незаметной улыбкой, сорвал розу и протянул ее Бенедикт. Затем Брайан поднялся и, схватив хлыст, побежал прочь от нее. Остановившись на середине поляны, он оглянулся, и Бене увидела, как изменилось его лицо. Оно стало сосредоточенным и непроницаемым, а в глазах горел огонь. Глядя на своего спасителя, Бене снова почувствовала дрожь в теле. Нечто похожее на страх, сковало ее сердце. Но, скорее, это был трепет, перед чем-то доселе невиданным и прекрасным, нежели страх перед хозяином леса.

-Огонь, - произнес Брайан и взмахнул хлыстом.

   Хлыст сначала рассек воздух, а затем — землю, и из земли через мгновение вырвались языки пламени. Охотник ударил в противоположной стороне, и там огонь взмыл вверх, едва касаясь ветвей деревьев. Пламя становилось все больше и выше, а Бене даже стало жарко. Но она не могла отойти от огня, лишь смотрела на него, как завороженная.

   Огонь так разгорелся, что Бене едва могла разглядеть за ним охотника, и лишь отчетливо слышала ударяющийся об землю хлыст.

   Языки пламени двигались так гармонично и с такой экспрессией, что у Бене возникло ощущение, что она находится в театре, но не в обычном театре, а в театре огня, который превращался, то в диковинной формы узоры, то в человеческие фигуры и фигуры животных. Вот, перед ней всадник на коне, а вот — танцующая пара. Следующей фигурой был дом, напоминающий своими очертаниями дом дяди Билли. Следом за ним следовали две фигуры, мужчина и женщина, они смотрели на девушку и махали ей рукой. В них Бенедикт без труда узнала Лайнела и Оливию. На глаза невольно выступили слезы.

«Что это все значит?» - размышляла Бене. - «Издевка, или он в самом деле понимает мои чувства?»

   В следующее мгновение Брайан холодно произнес:

-Вода.

   Фигуры замерли.

   Постепенно огонь стал менять цвет. От ярких желто-красных оттенков цвет перешел к более холодным, голубым, а после - к белым оттенкам. Языки пламени застыли, превратившись в  ледяную стену, а вся поляна покрылось холодной коркой. Стало холодно, и Бене невольно сжала пальцы рук.

   Охотник стоял неподвижно, внимательно глядя в глаза Бене. Затем он сделал выдох, и все вокруг стало меняться. Лед постепенно таял, приобретая размытые очертания. И, к удивлению Бене, капли воды не падали на землю, а застывали в воздухе. Брайан развел руки в стороны и лед, вдруг превратившийся в дождь, начал свое движение, но не вниз, как обычно, а вверх, к небу. Капля за каплей, капля за каплей, плавно и бесшумно водопад устремился к закату и через мгновение исчез. Поляна вновь приобрела привычный вид, лишь роза в руках Бене была так же прекрасна.

   Несколько секунд, изумленная, Бене смотрела на охотника, не говоря при этом не слова.

   Он подошел к ней и сказал:

-Что касается второго вопроса, то ответ на него я дам в другое, более подходящее время.

   Бене, недоумевающе, взглянула на своего спасителя и волшебника. К этому моменту она уже напрочь забыла то, о чем говорила прежде, о чем спрашивала и с чего началось все это представление.

-Вопроса? - растерянно сказала она.

   Внезапно Бене почувствовала слабость во всем теле — все-таки она целый день ничего не ела и пережила не вообразимый стресс, - и стала терять сознание. Брайан едва успел подхватить ее.

-Да, действительно, для ответов сейчас не самое подходящее время, - сказал он, поддерживая Бенедикт.

   Почувствовав себя немного лучше, Бене отстранилась. Она хотела показать, что сильная, но на деле была слаба и беззащитна. У нее даже не хватало сил, чтобы взобраться на коня. Поэтому Брайан вскочил в седло, Бене еле-еле залезла на камень, и тогда Брайан наклонился к ней и взял ее под руки, как ребенка, и усадил рядом с собой.

   Бене подумала о том, что если так появится в деревне, косых взглядов и приступов ревности Джулии точно не избежать, она потеряет подругу навсегда. Но что-либо возразить не было сил. Она попыталась что-то сказать, но из этого ничего внятного не получилось.

   Так, обняв Бене за плечи, Брайан направил Кейна в деревню. Тот послушно встряхнул гривой и, не спеша, побрел по тропе.

 

12. Откровенный разговор

 

   Очнулась Бене уже в постели, когда Джулия заботливо поднесла ей ужин. За окном было уже темно.

-Я думала, что ты уже никогда не придешь в себя, - сказала Джулия, едва Бенедикт открыла глаза.

   Бене оглядела комнату. Кроме нее, Джулии и спящего Энтони в ней никого больше не было.

-Хочешь есть? - немного смущенно спросила Джулия.

   Бене подумала и утвердительно кивнула. Затем она взяла тарелку и принялась есть. Джулия молчаливо поглядывала на нее, не зная, как начать трудный разговор. Бенедикт тоже не знала, что сказать. Ее отношение к Джулии было расплывчатым, и она никак не могла понять, как себя с ней вести, поэтому предпочла разговорам молчание Если нужно, Джулия сама все скажет. Так и вышло. Джулия начала первой.

-Бене, - ее голос звучал тихо и грустно, - я...так рада, что ты наконец дома, и тебе ничто не угрожает... Брайан рассказал, что с тобой случилось...о волках...

   Бене внимательно посмотрела на Джулию. Та продолжала:

-Я понимаю, что ты вправе ненавидеть меня за то, что я сделала,... вернее,... не сделала, не помогла тебе, никого не позвала на помощь... Я... думаю, ты понимаешь, что мной двигало... И я ...хочу, чтобы ты знала... Мне очень стыдно за свое поведение... - Она едва не плакала. - Даже если ты меня никогда не простишь, знай, что я очень-очень сожалею и готова искупить свою вину.

-То, что ты совершила — и в самом деле подло... - Бене было трудно говорить, не легче, чем Джулии. - И я рада, что ты сознаешь свою вину...

-Сможешь ли ты меня когда-нибудь простить? - не выдержала Джулия.

   Бене посмотрела на подругу.

-Да, пожалуй, я уже простила, - сказала она.

   Джулия бросилась в объятья Бенедикт и расплакалась.

-Спасибо, - всхлипывала она, - я знала, что у тебя доброе сердце.

-Джулия, успокойся, пожалуйста, - повторяла Бене, гладя волосы Джулии. – Я, правда, тебя простила, и уже не сержусь. Конечно, я не обещаю, что вскоре позабуду об этом - это не так уж и легко, - но я постараюсь этого никогда тебе не припоминать.

   Джулия посмотрела на подругу и обняла ее еще крепче.

-Я хочу тебе кое-что объяснить, - сказала Бене. - То, что ты видела сегодня утром, просто деликатность. Я действительно порезала...

-Пожалуйста, не оправдывайся, - остановила ее Джулия. - Это я должна тебе все объяснить, а не ты мне. Мне никакая опасность не угрожала, в отличие от тебя. - Ее глаза стали еще более печальными. - Разве что...

-Что?

-Все мои мысли об одном, о Брайане, и я действительно кое-чего боюсь.

-Чего же? - Не нужно было об этом спрашивать, ведь Бене и так отлично понимала страхи Джулии.

-Я боюсь... представить его с другой женщиной. Боюсь, что однажды он выберет не меня.

-А он должен?

-Должен что?

-Должен выбрать тебя.

-Нет, - Джулия пожала плечами.

-Джулия, пойми, нельзя заставить человека любить. Он сам сделает свой выбор. Скажи, что для тебя важнее: чтобы он выбрал тебя или его собственное счастье?

   Джулия задумалась.

-Пожалуй, я хочу, чтобы прежде всего он был счастлив.

-Это самое главное.

-Но я хочу, чтобы он был счастлив со мной! - И                 Джулия снова расплакалась.

-Джулия, сколько тебе лет?

-Семнадцать, - сквозь слезы еле выговорила девушка.

-Семнадцать. Тебе еще семнадцать! У тебя столько времени, чтобы найти свое счастье.

-Ты считаешь, что нам не суждено быть вместе?

-Нет, я этого не говорила (хотя, подумала). Может быть, и я надеюсь на это... - Бене замолчала. А правду ли она сейчас скажет? И все же продолжила:

-Я надеюсь, однажды он выберет тебя... Ну, а если этого не случится? Неужели тогда ты зря родилась?

   Джулия вытерла слезы, немного помолчала и затем спросила:

-Бенедикт, открой секрет, как тебе это удается?

-Что? - недоумевала Бене.

-Как тебе удается влюблять в себя мужчин?

-Что? - Удивление Бене зашкалило, и она чуть не выронила тарелку. - Я не понимаю, о чем ты говоришь, Джулия.

-Да перестань, - не чуть не смутившись, сказала Джулия. - Я же вижу, как они на тебя смотрят, мой брат, Брайан...

-Ты все придумываешь, - смутилась Бене и покраснела.

-Нет, - решительно сказала Джулия. - Это правда. Ты их притягиваешь. Наверное, ты чем-то отличаешься от меня, от всех здешних женщин. Вот, только не пойму, чем. Скажи мне?

-Да нет никакого отличия.

-Как это нет. Есть. Ты другая.

-Да, об этом я вспоминаю каждый раз, когда ощущаю на себе косые взгляды твоих соплеменников.

-Разве ты не понимаешь, они тебе завидуют. И я, наверное, тоже.

-Но я не понимаю, о какой зависти может идти речь? Я ведь, даже не умею готовить.

-Это правда. Но в тебе есть что-то...Кажется, я поняла. Ты много знаешь, ты читаешь книги и еще ты очень красивая. Но, главное, у тебя горячая кровь. Женщины здешних мест несколько холодны и своенравны. Это даже не застенчивость, а, скорее, гордость, за то, что они не такие, как все. Из-за этого мужчинам с нами порой не легко.

-Я думала, что я гордая и.... грязная...

-Да, но в тебе столько всего загадочного. И ты сама знаешь много загадок.

-Тут я с тобой не соглашусь. Я не обладаю теми сверхъестественными способностями, которыми владеете вы. Вот где загадка-то.

-Ты о моей маме?

-Вообще-то, нет... -Бене замялась. Она что-то сказала не так?

-Или ты о Брайане?

-Да, о нем.

-А что ты знаешь?

-Немногое. - Бене хотелось как можно меньше расстраивать Джулию. - Например, то, что он повелевает ветрами, и может разговаривать с животными одним взглядом.

-Брайан унаследовал кое-какие способности от своего отца, но во многом он его даже превзошел. Отец Брайана тоже был вождь. Только вождь обладает подобными способностями.

-А где его родители?

-Они, к сожалению, умерли.

-Что с ними случилось?

-Я точно не знаю. Вроде, как медведь загрыз.

-Вождя загрыз медведь?

-Да, это и в самом деле странно, но так мне рассказывали с самого детства. Я их не знала. Их уже лет десять не было в живых, когда я родилась.

-А сколько лет Брайану?

-38.

-38?

-Да. Тебя это удивляет?

-В моем мире в эти годы мужчины выглядят несколько иначе. Я думала ему лет 27-30.

-Мы поздно стареем, и живем немного дольше.

-Да, я понимаю, чистый воздух, еда и все такое.

-А что тебе Брайан еще показывал? - неожиданно спросила Джулия.

   Бене поперхнулась рыбой.

-Просто... я никогда не видела проявления его силы. - Джулия вздохнула. - Это тоже наводит меня на мысли, что ты ему нравишься больше, чем я. Он никогда не показывал мне, на что способен.

-Ты еще увидишь. Я уверена.

-И все же расскажи, что ты видела?

   Бене задумалась.

-Ну, может, он мне показывал это для того, чтобы я никуда не сбежала. Хотел, как-то заинтересовать. То, что я видела, и в самом деле необыкновенно.

-В твоем мире этого нет?

-Ну, как сказать... Пожалуй, нет. Там есть другие вещи, очень интересные и красивые. Но здесь — совсем другое дело.

-Так, что ты видела?

   И Бене вкратце, стараясь не задеть чувства собеседницы, рассказала о произошедшем на поляне, о том, как охотник управлялся со стихиями.

   Джулия слушала рассказ, раскрыв рот, а Бенедикт то и дело ловила себя на мысли, что в ее сердце рождается нечто большее, чем восхищение и интерес к вождю.

   Девушки проговорили полночи, не заметив, как пролетело время.

   Джулия легла рядом с Энтони, предоставив Бенедикт возможность как следует выспаться.

-Можешь считать, что это компенсация, за моральный ущерб, - сказала Джулия, когда Бене решила уступить просторную кушетку.

   Когда свет в лампе погас, и в комнате стало абсолютно темно, Джулия начала дремать и вскоре уже видела сны. Но Бене не сразу заснула. У нее еще долго стояли перед глазами картины прошедшего дня. Яма, волки, конь, танцующие листья, роза – оставшаяся, кстати, на поляне, - пламя и водопад, летящий к небу — все это она видела так ясно, будто снова оказалась на тропе.

   Брайан... Его образ теперь не выходил из головы. Снова и снова Бене вспоминала, как он спас ее от неминуемой гибели, появившись тогда, когда она этого больше всего хотела. И тут она вспомнила, что так и не отблагодарила его, как следует, за свое спасение. Вместо этого, она накричала на него, закатила истерику.

«Как глупо вышло», - корила себя Бенедикт. - «Завтра при любой возможности отблагодарю его».

   Потом ей вспомнились слова Джулии, которая уверяла,  что Брайан как-то по-особому относится к ней.

   Бене удивило, как она подумала об этом. Ей стало не просто приятно. Возникло ощущение, будто она всегда этого хотела. А чего же конкретно она хотела? Чтобы он смотрел на нее также, как сегодня утром, немного смущенно, и без всяческой неприязни. А потом в лесу... Он мчался через весь лес, чтобы спасти ее. Это не может не трогать. А этот взгляд, когда она, наконец, выбралась из ямы и оказалась в его крепких объятьях. Чем дольше Бене думала об охотнике, тем скорым было приближение сна.

   Утром ее разбудила Рут.

-Вставай, лежебока, - ворчала она. - Хватит спать. - Когда Бене пришла в себя, Рут продолжила:

-Сходи за водой, для Энтони. Его нужно искупать.

   Бене огляделась и увидела пустую кровать, а рядом с ней Энтони и Джулию. Бене всмотрелась в лицо мальчика и поняла, что он уже почти здоров. Его лицо посетил здоровый румянец, и на щеках наконец-то появились ямочки. Малыш улыбался, радуясь новому дню, который, к тому же обещал быть солнечным и теплым.

   Бене поднялась с постели и оделась. Через несколько минут она уже была на улице, возле колодца. Там ей встретилось несколько женщин, которые готовили своим воинам завтрак. От данного процесса Бене сегодня была избавлена.

   Оказалось, что Рут и Джулия вместе с некоторыми женщинами вот-вот отправятся в лес, за ягодами и грибами, а ей предстоит сидеть с Энтони в течение нескольких часов. Надо сказать, это не мало радовало ее, потому как после вчерашних впечатлений теперь поход в лес представлялся для нее делом весьма и весьма опасным. От страшных картин перед глазами Бене то и дело вздрагивала, а волосы на голове шевелились.

   Женщины снова наградили Бенедикт своими неприветливыми взглядами. В такие моменты Бене более всего хотелось оказаться дома в Лондоне, или у дяди Билли. На глаза снова навернулись слезы, от безысходности и безнадежности собственного положения. Сколько еще продлятся ее страдания? Как бы не относился к ней Брайан, мнение остальных оказывало на девушку свое воздействие. Она непрестанно чувствовала себя здесь лишней. Времяпрепровождение в яме, казалось ей, ничем, по большому счету, не отличалось от пребывания в деревне охотников. В первом случае, ее врагами были волки, здесь же — люди, недоброжелательно настроенные по отношению к ней.

   Набрав воды, Бене отправилась в дом.

-Нас не будет несколько часов, - сказала Рут перед уходом. - Чтобы не бездельничала тут. Покорми Энтони, но, смотри, не обдели. А то знаю я твои аппетиты.

   Бене даже не стала отвечать на подобное высказывание, как бы оскорбительно оно не звучало.

-И не пытайся сбежать, - пригрозила старуха. - За тобой будут пристально наблюдать, так и знай. А если все же сбежишь — желаю по-больше волков на пути.

   Джулия покраснела. Ей стало стыдно за мать. Кем бы она не считала Бене, ровней себе или нет, все же смерти ей не желала, а, наоборот, до сих пор испытывала неисчерпаемое чувство вины за то, что чуть не погубила подругу.

   Бене стиснула зубы. Ей непременно захотелось высказать все, что она думала о старухе, но ради Джулии сдержалась. К тому же, она на полном серьезе опасалась эту старую ведьму. За любое бранное слово в свой адрес Рут могла жестоко наказать, прибегнув к черной магии, в этом Бене не сомневалась.

-У меня только один вопрос, - робко произнесла Бенедикт.

-Что еще? - пробурчала Рут.

-Энтони уже намного лучше, так, что он может подниматься с постели, - сказала Бене. -  Позволите ли вы ему выйти на улицу, прогуляться по деревне?

   Рут нахмурилась и впилась в Бенедикт своим орлиным глазом, скривив при этом гримасу, полную недоверия.

-Я скажу Ричарду, чтобы он за тобой присматривал, - грозно сказала она. С этими словами она развернулась к двери и вышла.

   Перед тем, как последовать за матерью, Джулия обратилась к Бене:

-Надеюсь, ты больше на меня не сердишься? Вернее, я знаю, что сердишься, но, поверь, я готова исправиться. Чтобы о тебе не говорила мама, я считаю тебя милой и неопасной. К тому же... -Тут она замялась. - К тому же, если мне и в самом деле не показалось, и Брайан действительно как-то по-особому к тебе относится, то я разделяю его мнение. Он знает, что делает. Ему известно больше, чем мне. Поэтому я во всем ему доверяю.

   С улицы послышалось ворчание.

-Джулия!

-Иду! - ответила Джулия и подошла к двери, но перед тем, как выйти, сказала:

-И еще, Бенедикт, спасибо за твои советы.

-Советы? - переспросила Бене... дверь, потому что к этому времени ее подруга уже выпорхнула из дома и побежала к Рут. Та еще раз бросила грозный взгляд в сторону Бене, и девушка, не выдержав напора негативных эмоций, прикрыла дверь.

   Энтони оказался жизнерадостным и общительным ребенком, поэтому Бене было с ним легко. После того, как она его помыла и накормила, Энтони принялся вовсю расспрашивать ее: сколько ей лет, где ее дом и как долго она еще пробудет в деревне. Вопрос следовал за вопросом, так что Бене едва успевала на них отвечать.

   Подобные разговоры усиливали ностальгию по дому   и семье во сто крат. Сердце начинало ныть и биться так, будто истекают последние секунды его жизни.

   Но временами, когда Энтони заговаривал о Брайане, сердце Бене билось с новой силой, радостно и светло, а настроение заметно улучшалось. Чтобы заглушить боль, Бене интересовалась всем, что было связано с охотником. Уж Энтони-то можно было довериться в подобных вопросах!

-Почему ты любишь Брайана больше всех остальных? - спросила Бене.

-Потому что он заботится обо мне, - ответил мальчик. - А еще часто берет меня с собой в лес, на прогулку. А еще он много всего знает.

-А тебе не бывает страшно в лесу?

-С Брайаном — нет. Он знает лес лучше, чем волки, - восторженно произнес Энтони. - А еще он умеет разговаривать с животными и деревьями. Он настоящий волшебник, поэтому с ним всегда интересно.

-А у тебя есть друзья в деревне кроме Брайана?

-Нет, - грустно ответил Энтони.

-Не может быть, - покачала головой Бене. - Ты такой умненький и веселый, как же с тобой можно не дружить!

-Им родители не разрешают со мной общаться. Говорят, что я грязный. Но я такой же грязный, как и они, когда мы играем в земле. Взрослые говорят, что со мной можно будет общаться, когда я стану чистым, через много лет. Бене, скажи, я правда грязный? - И малыш осмотрел себя с ног до головы, пытаясь отыскать хоть что-то, напоминающее грязь.

-Нет, Энтони, ты вовсе не грязный, - успокаивала мальчика Бене. - Во всяком случае, не грязнее меня.

-Я хочу быть таким же, как ты, ведь ты совсем не грязная.

   Бене улыбнулась.

   Тут в дверь постучали.

-Войдите, - отозвалась Бене.

   Через несколько секунд на пороге появился Брайан.

-Брайан! - радостно закричал Энтони и бросился к двери.

   Брайан схватил мальчика на руки и поднял его высоко, к самому потолку. Макушка Энтони едва не касалась дерева.

-Ты такой тяжелый, малыш, - с любовью произнес охотник. - Скоро уже не смогу тебя поднимать.

-То есть я уже взрослый? - обрадовался Энтони. - Как ты?

-Почти, - засмеялся Брайан, - но скоро, очень скоро будешь, как я. И, кто знает, может быть, будешь сам катать меня на спине.

   Сказав это, Брайан взглянул на Бене, которая с огромным интересом наблюдала за происходящим.

-Здравствуй, Бенедикт, - сказал Брайан, опуская Энтони на пол.

   Бене не могла не заметить, как по-особому звучало ее имя в устах Брайана в данный момент. Это почувствовало сердце и вновь радостно забилось в груди. Бене пыталась его унять, сделав пару вдохов, но у нее ничего не вышло. К тому же, дыхание перехватило, так что она почти в пол голоса ответила:

-Доброе день, - и присела на стул.

   Брайан изо всех сил пытался не обращать внимания на Бенедикт, весело играя с Энтони, хотя, признаться, ему это давалось не просто. Он всем телом ощущал ее присутствие в комнате. Сегодня его ладонь не ныла и не пылала, как ошпаренная, ведь Бене ничто не угрожало. Вместо этого Брайан ощущал приятное прикосновение воздуха в руке, как будто ему в ладонь вложили лепестки роз. Он ощущал ее запах и мог представить каждое ее движение, даже сидя к ней спиной.

Бене тоже было не ловко, но в отличие от охотника она чувствовала себя гораздо уверенней. То и дело она бросала в его сторону одобрительные и восхищенные взгляды, любуясь тем, как он ведет себя с воспитанником.

   Тут Бене вспомнила, что хотела отблагодарить Брайана за свое чудесное спасение. Но в этот момент ей отчего-то стало не по себе. Смущение. Так бывает, когда ты не решаешься сказать что-то очень важное дорогому человеку, когда это, напрямую, касается ваших с ним отношений. Особенно трудно это сделать, когда ты понимаешь, что во многом виноват, и теперь, возможно, тебе следует просить прощения. А, может, дело и не в чувстве вины вовсе. Ты просто боишься испортить момент, показаться глупой или невоспитанной.

   Бене закусила губу. Прошло несколько минут прежде, чем она наконец-то решилась начать разговор:

-Брайан...- В горле пересохло.

   Брайан быстро обернулся, будто ждал этого, и внимательно посмотрел на Бене.

-Я... кое-что вспомнила, - промямлила Бене. - Вчера...я ужасно себя вела...

   Брайан удивился.

-О чем ты говоришь? - недоумевал он.

-Ты спас мне жизнь, а я вместо того, чтобы тебя отблагодарить за это, закатила истерику.

   Брайан опустил глаза.

-Этого вообще могло не произойти, - серьезно сказал он, - если бы я не похитил тебя.

   Теперь Бене уставилась в пол, она немного растерялась, но продолжила:

-И все же ты меня спас. Поэтому, во-первых, хочу поблагодарить тебя за то, что ты сделал, спас меня дважды, а, во-вторых, прошу прощения за свое мерзкое поведение.

   Брайан поднялся с кровати и подошел немного ближе к Бенедикт.

-Тебе не за что извиняться, - сказал он.

   Бене немного помолчала, а затем добавила:

-Но я еще кое-что вспомнила.

-Что же?

-Вчера ты обещал мне кое-что рассказать.

   Глаза Брайана вспыхнули огнем, и он оказался возле Бене так близко и быстро, будто она была магнитом. От удивления Бене даже ахнула.

-Ты и в самом деле хочешь это знать? - возбужденно произнес охотник.

-Да, - кивнула Бене, обескураженная поведением своего спасителя.

-Тогда, пойдем, - и Брайан, схватив Бене за руку, повел ее к двери.

-Брайан, - остановила его Бене,- а как же Энтони?

   Брайан остановился. Придя в себя, он скомандовал:

-Энтони! Собирайся. Мы идем гулять.

-Ура! - радостно закричал Энтони, быстро убрал свои игрушки, коих было немного, на место, надел курточку и уже готовый стоял возле Брайана.

-А как же Ричард? - вспомнила Бене.

-А что? - удивился Брайан, но тут же сообразил, в чем дело. - За него не переживай. Все-таки вождь я, а не он.

   Через несколько минут трое уже спускались по тропе под горку к озеру. В этой части леса Бене еще не была, поэтому она все время вертела головой по сторонам, разглядывая окрестности. По большому счету, эта часть леса Килдер ни чем не отличалась от других, те же ели и сосны, белки на ветвях и синицы перелетающие с дерева на дерево. Пожалуй, здесь лес казался более редким, с огромным количеством полян, плавно перетекающих одна в другую. В центре одной из них находилось небольшое озеро около пятнадцати ярдов диаметром, имеющее форму эллипса.

   Весь путь от дома до озера занял не более пятнадцати минут.

   Идя по лесу, трое не замечали, как за ними следят зоркие глаза Ричарда. Он, не слышно, шел за ними и затем притаился в тени, внимательно наблюдая за тем, что происходило на берегу озера.

«Что ты задумал, Брайан?» - размышлял охотник. С того места, где он находился открывался великолепный обзор, к тому же было  прекрасно слышно, о чем разговаривают Брайан с Бенедикт.

-Присаживайся, - предложил Брайан Бене, указывая на гигантский пень, когда они оказались на берегу. - Рассказ будет длинным.

   Бене послушно присела.

-Как красиво, - сказала она, глядя на озеро.

   Энтони в это время бегал вдоль берега, кидая в воду камушки и палки, которые ему попадались под ноги. Ему не нужно было объяснять, что взрослые решили поговорить, поэтому, не смотря на то, что ему очень хотелось пообщаться с Брайаном, мешать он не стал.

-Энтони, - окликнула его Бене, - не бегай много. Тебе пока нельзя.

-Хорошо, - отозвался мальчик, и его бег сменился быстрым и резким шагом.

   Брайан какое-то время просто смотрел на озеро, о чем-то размышляя. Бене наблюдала за ним, не смея нарушить молчание. Видимо, ему нужно было время, чтобы собраться с мыслями.

   После некоторого молчания Брайан обернулся к Бенедикт и начал свой рассказ:

-Меня зовут Брайан Чарльз Эванс. Я родился и вырос в лесу Килдер. Моя мать Мэри Кейт Нейбор была коренной жительницей здешних мест, и все ее предки были охотниками и жили в деревне из века в век. С моим отцом Чарльзом Эшли Эвансом все иначе. Его предками были обычные люди. То есть, для охотников они являлись обычными, но вы их считаете избранными и знатными. Мой прапрадед — Уильям Смитсон, тот самый, что бежал от гнева собственного отца, герцога Нортумберлендского в конце 18 века. Пять дней Уильям бродил по здешним местам, питаясь ягодами, рыбой и тем, что попадалось под руку, пока, наконец, не забрел в деревню охотников. Те приняли его в свою семью, хотя, для них это было делом не легким. Уильям был чужим.

   Выслушав историю Уильяма, вождь и старейшины согласились оставить его в общине, взяв с него слово, что он никогда не вернется обратно к отцу и даже под страхом смерти никому из людей не расскажет о том, где живут охотники. Уильям принял условия, остаться с ними он хотел больше всего. Его обида на отца была слишком сильна, и он не собирался возвращаться домой. Теперь его ждала новая жизнь. Через год он женился и обзавелся семьей, и, спустя около двухсот лет, на свет появился я.

   Прежде охотники считали, что способностями вождя может обладать только тот, кто полностью чист от мира, то есть не имеет в себе крови простых людей. Но история с моим родом доказала обратное. Я, наполовину обычный человек, обладаю такими способностями, которых не имел никто в деревне уже на протяжении ста лет. Мне от Бога дано то, о чем мечтают все мужчины в деревне, но никогда не получат. С одной стороны, этот дар дает мне уважение и массу возможностей: я, и в самом деле, могу охранять лес, заботиться о его обитателях. Я не просто знаю лес. Я его чувствую, я слышу его дыхание, слышу его голос и знаю его нужды. Это трудно объяснить, может быть, - это волшебство, называй, как хочешь, но это так.

   С другой стороны, мой статус вождя накладывает на мои плечи ответственность. Нет, мне совсем не сложно заботиться о тех, кто живет здесь, дело в другом. Не все согласны с моим мнением. И сейчас я отвечу на твой второй вопрос о том, почему ты здесь и почему до сих пор жива, но начать повествование мне придется издалека.

   Раньше в деревне были совершенно другие порядки. Ты, наверняка, часто слышала от Рут или старейшин слово «правило». Правил и в самом деле очень много, но кое-кто уже начал подменять их. Охотники раньше никогда не убивали людей, потому что они понимали: никакая вера не может оправдать убийство, ведь, за веру, собственно, они и страдали. Их убеждения противоречили традиционным представлениям о Боге, о вере и о церкви, и за это они были вынуждены скитаться по лесам Англии в поисках пристанища. Они терпели не только лишения, холод и голод, зачастую на них нападали звери. Нет, не волки, или медведи, а люди, имеющее злые сердца.

   Охотников преследовали. Раз в несколько лет кто-то из мира совершал набеги на селение, и устраивал там настоящий погром, убивая ни в чем не повинных людей.

   Однажды, во время одного из таких набегов, люди убили семью вождя: его мать, жену и троих детей. И тогда вождь собрал людей и напал на близлежащую деревню и перебил там много народа. Он решил, что таким образом наведет на мир страх, люди станут бояться охотников и не посмеют более даже приближаться к деревне. Но мир будто этого ждал, ему нужен был повод, чтобы как-то дискредитировать охотников перед обществом. За нападением вождя последовал ответ рыцарей инквизиции. Когда вождь понял, что совершил ошибку, ему ничего не оставалось, как обороняться от армии захватчиков. Но Бог был на стороне охотников. Он помог им выстоять в ожесточенной битве. После этого люди никогда более не смели нападать на охотников. А охотники переходили с места на место, пока окончательно не осели здесь.

   Все было хорошо, пока охотники не стали забывать, кем являются и в чем их предназначение. Вместо того, чтобы охранять лес, природу и ее обитателей, они возомнили себя хозяевами леса и решили, что в праве распоряжаться всем этим так, как им заблагорассудится. В эпоху становления нового порядка они вспомнили былые несправедливости человечества перед ними и стали менять правила. Конечно, перемены не были скорыми, в общем, переустройство заняло около ста лет. Так, пришло новое поколение, полностью уверенное в том, что убивать заблудившихся в лесу людей - праведное и богоугодное дело, а всех людей охотники поделили на чистых и нечистых. Чистым – все, нечистым – смерть.

   Охотники добились своего: люди стали их бояться и старались не гулять в этих краях поодиночке. Вера охотников в то, что убийство как-то можно оправдать, была настолько сильна, что чувство ненависти по отношению к людям стало передаваться мужчинам по наследству, утрачивая, при этом, другие по-настоящему ценные дары. Мальчики рождались воинственными и грозными, а характером напоминали волчат. Видимо, такова Божья кара за гордость.

   Не обошло это и меня. Обладая даром ощущать природу, я стал не просто волком. Во мне живет целая стая, а силы предостаточно, чтобы разорвать медведя.

   Мой отец – был вождем, как и я, правда, он не обладал такими способностями, но звери его слушались. Он был прекрасным охотником и отчаянно верил в созданные предками фальшивые идеалы. Совершенно случайно он узнал, что один из охотников в тайне регулярно наведывается в Килдер, к одной женщине. К тому времени, когда ему это стало известно, женщина уже успела родить тому человеку ребенка. Мой отец решил поговорить с предателем. Отца злило не то, что охотник связался с обычной женщиной. Больше всего он был возмущен лицемерием своего собрата. Уж от него-то он подобного не ожидал, так как этот человек являлся большим авторитетом в деревне и постоянно учил тому, что простые люди нечисты. Тогда отец решился рассказать об измене всему собранию и предупредил об этом предателя. Отец вернулся домой и все рассказал мне и матери. Мне тогда было около десяти лет.

   Но собрания так и не состоялось, и никто так и не узнал правду. Этот человек подговорил нужных людей и подстроил все так, будто моих родителей загрыз медведь. У меня нет доказательств, и я не видел, как все произошло, но я знаю, что не один медведь не посмел бы тронуть моего отца, если бы тот ему не позволил. После того, как этот человек расправился с моими родителями, то поспешил замести следы своего преступления, объявив моего отца предателем: мол, то, что его загрыз медведь, является своего рода возмездием за тайные грехи.

   Через несколько дней этот человек стал вождем.

   Я все понимал, но ничего не мог поделать. Моя ненависть кипела день за днем. Я ненавидел весь мир за то, что у меня отняли семью. Я ненавидел этого человека, но понимал, что если и стоит мстить, то делать это нужно осторожно.

   Мой дар проявлялся с самого раннего детства, и когда мне исполнилось семнадцать, никто в деревне не сомневался в том, кто станет следующим вождем - способности были слишком очевидны. Мой злейший враг, скрипя сердцем, все же отдал мне свое место, но, мечтая вернуть себе статус вождя, до сих пор ищет повода унизить меня перед общиной, и, надо признаться, ты – отличный повод для него. Но я ни чуть не жалею об этом. 

   Как ты теперь знаешь, желание убивать – у меня в крови. С этим не просто справиться. Почти так же трудно, как надолго задержать дыхание и не дышать. Но одно я понимал всегда: так не было вначале. У охотников другое предназначение, а если мы поддадимся на провокацию, то вскоре превратимся в стаю ужасных чудовищ, потерявших человеческий облик.

   О, Боже! Мы убиваем людей! Только человек может быть настолько бесчеловечным!

   Верить в то, во что не верят твои близкие – не просто. Среди собратьев, к сожалению, я не нахожу соратников, тех, кто разделял бы мои убеждения. Они жаждут мести и крови. Это все, ради чего они живут. А я так хочу, чтобы все было по-другому. Я мечтаю, чтобы охотники жили в мире с людьми и действовали сообща, на благо мира, в целях сохранности леса. Я хотел бы, чтобы люди увидели те чудеса, которые может творить обычный человек, такой, как я, чтобы их мир наполнился светом, счастьем и верой. И однажды так и будет, я верю в это. Но сначала я должен многое сделать для моей деревни, для Килдера. Я наведу здесь порядок, чтобы этот уголок мира стал по-настоящему прекрасным. Пока  здесь льется кровь - вместо цветов растут тернии.

   Бене, я понимаю, что то, что сейчас скажу, врят ли изменит твое отношение ко мне. Я причинил тебе слишком много боли, лишив радости общения с родственниками, с друзьями…. И понимаю, что, не смотря на то, что спас тебя от волков, не заслуживаю прощения. Во мне борются две стихии, но одна из них безусловно сильнее. И я просто хочу, чтобы ты все знала, потому как я не в силах больше это скрывать.

   Около двух недель тому назад я оказался в Килдере. Мне необходимо было купить кое-какие лекарства для Энтони. Помимо этого я решил заглянуть в магазинчик с рыболовными снастями. Когда я шел по улице, в деревне, то увидел нечто такое, отчего мое сердце перестало биться. Я увидел прекрасную девушку, которую никогда не встречал в Килдере, хотя мне был знаком каждый житель деревни и даже многие туристы.

   Я увидел тебя.

   Ты шла в обществе красивого молодого человека, ничего вокруг не замечая, кроме него. А мне хотелось тогда, чтобы ты обратила на меня свое внимание. Я наблюдал за тобой минуту, а мне казалось, что я знаю тебя вечность. Твой голос, твои манеры, твоя улыбка….О! Если бы сейчас ты могла заглянуть в мое сердце, ты непременно все это увидела бы, потому что я запомнил все, до мельчайших подробностей.

   Но ты продолжала не обращать на меня внимания, и я счел это знаком и поспешил скрыться. Но, как я не старался, судьба настигла меня в тот день, как внезапно хлынувший ливень. Я уже собирался выходить из магазинчика, когда в дверях столкнулся с той, от которой бежал, сознавая, что причиню ей больше боли, чем радости. Я столкнулся с тобой, и ты, ненароком, коснулась моей руки, возбудив во мне низменные инстинкты: ненависть и жажду смерти. Ты, разумеется, в этом не виновата, я должен был держаться от тебя подальше и надеть перчатки, чего я, к сожалению, - к твоему сожалению, но к своему счастью, - не сделал. Твое прикосновение до сих пор зияет на моей ладони и постоянно напоминает мне о том, что жизнь и смерть – всегда близки.

   Но, главное, это теперь напоминает мне о тебе, постоянно.

   Всю следующую ночь, после нашей с тобой встречи, я провел в ужаснейших муках. Меня будто на части разрывало. Одна моя половина кричала: «Убей ее! Она должна умереть!»; другая умоляла: «Не навреди!» Я не мог не спать, не есть, не о чем не думал, кроме, как о тебе. Это было невыносимо. Я предпочел бы умереть, лишь бы навсегда позабыть тебя и эти страдания. Но к утру мой разум стал проигрывать плоти, и я, поддавшись уговорам своей темной сущности, отправился в лес в поисках твоих следов.

   И мы встретились.

   Я благодарен Богу за то, что Он тогда не позволил мне совершить страшную ошибку. Он дал тебе возможность сбежать, избавив и меня за одно от угрызений совести.

   Следующая ночь была еще ужасней. Я будто превратился в страшного лютого зверя, раздирающего собственную плоть. Мне хотелось добраться до собственного сердца, чтобы с корнем вырвать любые воспоминания о тебе. Потом я решил отсечь себе руку, полагая, что таким образом навсегда смогу позабыть твой запах. Я схватился за топор и уже был готов совершить роковой удар, когда меня остановили Ричард и Томас. Они поняли, в чем дело и, предварительно связав, принялись стеречь меня до утра. Утром я пришел в себя и снова отправился в Килдер, одновременно надеясь погубить тебя и спасти. Я долго бродил по деревне, и мы встретились в конечном итоге в лабиринте, ты помнишь. Знаю, что напугал тебя, но тогда я хотел лишь взглянуть на тебя. Еще раз, чтобы убедиться в том, что ненавижу. Вместо этого я снова почувствовал, как мое сердце замерло в груди, а ладонь правой руки внезапно потеплела. Я осознавал, что сегодня мне предстоит еще более тяжелая ночь – я либо превращусь в настоящего монстра, либо убью себя, либо мое тело само разорвется на части, - но готов был потерять жизнь ради того, чтобы еще раз взглянуть на тебя.

   Жаль, что это вышло именно так и ты, напуганная, выбежала прочь. С другой стороны, это не позволило мне причинить тебе боль тогда.

   Третью ночь я провел связанный и мало, что помнил на утро.

   Пришел в себя я лишь тогда, когда нес тебя на руках, на полпути в деревню. Ты была так беззащитна, и я снова почувствовал теплоту в ладони, а в груди – тишину. Тогда ненависть отступила, насовсем, и я решил, что во что бы то ни стало спасу тебя от смерти и постараюсь вернуть обратно.

   Бене, я люблю тебя. Люблю с той самой минуты, когда впервые увидел. Та сила, которой я обладал с детства – ничто в сравнении с той силой, которая зовется любовью. Она сильнее всего на свете. Сильнее ветра и огня, сильнее волшебства и дара прорицания; любовь – сильнее смерти.

   Я люблю тебя и буду любить всегда, пока бьется мое сердце.

   Прежде, чем мы простимся, знай: я очень сожалею, что причинил тебе много боли, и не достоин стоять рядом с тобой.

   Бене услышала звук копыт за спиной. Это прибежал Кейн, услышавший на расстоянии зов хозяина.

   Не успела Бене опомниться, как Брайан усадил ее на коня и сказал:

-Тебя ждут дома. – Его глаза были полны любви и боли, но в них мелькнула также и решительность, с которой он вознамерился проститься с той, что была ему дороже всего на свете.

   Брайн с минуту смотрел на Бене, пытаясь вновь запомнить ее черты, а после ласково сказал, будто пропел:

-Будь счастлива!

   Не успела Бене ничего ответить, как Брайан скомандовал:

-Вперед, Кейн! Не медли!

   Конь сорвался с места и в считанные секунды оказался на другом конце поляны. Перед тем, как скрыться в лесу, Бене обернулась и увидела застывшую фигуру охотника, наблюдавшего за тем, как она покидает его навсегда.

«Домой…» - подумала Бене.

 

13. Время решений

 

   Кейн летел по лесу словно птица, едва касаясь земли. Ему поскорее хотелось выполнить просьбу своего хозяина и доставить девушку в назначенное место. Бенедикт едва держалась в седле. Она только несколько раз за последние недели успела прокатиться на лошади, поэтому особых навыков в этом деле у нее было.

   В голове все перепуталось. Еще утром она лишь мечтала оказаться дома, увидеть семью и уверить всех в собственной безопасности, но откуда она могла знать, что уже через несколько часов окажется в непосредственной близости от Килдера. И, более того, полностью свободная.

   Ветер, трепавший волосы Бене, шлейфом уносил за собой ее противоречивые размышления. Мысль о предстоящей встрече с родными заставляла сердце юной леди ликовать и замирать от предвкушения долгожданного события, но, как только Бене вспоминала глаза охотника, сердце начинало биться совершенно иначе. Оно будто тихонько всхлипывало, и чем более удалялась Бене от пристанища охотников, тем более частыми становились эти всхлипы. В груди покалывало каждый раз, когда она вспоминала его муку в глазах. Брайану было нелегко ее отпускать, ведь это означает, что они больше никогда не встретятся, если вдруг его порок не возобладает над высшими чувствами. Но Бене знала: Брайан этого не позволит. Это она прочла в его взгляде, полном любви и грусти. Он, скорее, лишит себя руки, нежели еще раз причинит ей боль.

«Я больше его никогда не увижу?» - спрашивала себя Бенедикт. - «Если бы можно было поехать к Билли и остаться с Брайаном одновременно... Мое сердце сейчас разорвется, оно не выдержит того, что ему суждено сделать выбор. По сути, выбор уже сделан, уже скоро я увижу деревню, Билли, Марту, Джеймса и, скорее всего, маму с папой. Как я об этом мечтаю! Я ведь так по ним соскучилась. Они, верно, уже решили, что меня нет в живых. Я хочу поскорее их обрадовать! Представляю лицо мамы, всё в слезах...Больно....Ей сейчас труднее, чем мне. А папа,...он наверняка не знает, как ее утешить. Да и разве можно найти утешение в подобной ситуации... Брайан... Что будет с тобой?...»

   Тут Бене вспомнила, как Брайан рассказывал ей о недоброжелателях в стане, и как однажды охотники желали поскорее расправиться с ней самой. Охотники жаждали ее смерти, как воды в пустыне, будто это действительно является смыслом их жизни. И не смотря на то, что они обязаны были предоставить Бене право выбора - остаться в деревне или принять смерть, - их, это, похоже, не устраивало. И если бы не Брайан, вступившийся за беззащитную и до смерти напуганную девушку, то они наверняка убили бы ее, не церемонясь.

«И еще возомнили себя праведниками!» - возмущалась Бене. - «Чем, интересно, их поведение отличается от поведения инквизиторов?Те, в свое время, расправлялись с любым, кто вызывал у них даже малейшие подозрения... Стоп! Но к Брайану у них возникнет не просто масса вопросов, типа, «где девчонка?», ведь они знают, что в последний раз его видели со мной. Если у Брайана есть враги, они сделают все, чтобы его уничтожить. Брайан, конечно, мог бы выкрутиться, сказав, мол, что девчонка обманула и сбежала, но, кажется, я успела его достаточно узнать, чтобы сделать следующий вывод: такой человек будет говорить правду даже под страхом смерти».

   Тут сердце кольнуло так, что Бене скорчилась от боли. Мысль о том, что Брайану могут причинить боль, материализовалась моментально. В голову пришла страшная мысль:

«Один против всей деревни он не выстоит. Неужели его ждет участь отца?».

   В тот момент, когда Бене представила себе окровавленное тело Брайана на земле и его безжизненное, но все еще прекрасное лицо, Кейн вылетел из леса на открытую местность. Прямо перед собой Бене увидела знакомое озеро Килдер, с десятком яхт, выстроившихся вдоль берега, и постройки деревушки, утопающей в зелени. Теперь Кейн бежал вдоль опушки, слева от озера. Долгожданный момент воссоединения семьи приближался так стремительно, что Бене не заметила, как оказалась на старом мосту, поросшем дикой зеленью, по дороге в деревню, в нескольких сотнях метров от дома дяди Билли.

-Стой! - закричала Бене.

   Но Кейн ничуть не замедлил бег.

-Стой, - повторила Бенедикт свою просьбу.

   Конь не слушался.

-Стой, тебе говорят! – закричала девушка так, что, казалось ее крик услышали на противоположном берегу озера.

   Кейн остановился, как вкопанный так, что Бене чуть не свалилась с него. От неожиданности на какое-то время она даже потеряла дар речи. Не смотря на то, что Бене крикнула свой приказ очень громко, уверенности в том, что Кейн ее послушается, у нее вовсе не было.

   Кейн топтался на месте вот уже несколько минут, а всадница все еще медлила. Долго и внимательно всматривалась она в дорогу, ведущую в деревню, не решаясь сделать выбор. Ее родные были так близко, кажется, что она уже слышала их голоса, но сердцем в этот момент Бенедикт была далека от них. Всем своим телом и разумом она находилась в другой деревушке, располагавшейся в нескольких милях от того места, где замерла сейчас.

   На глаза выступили слезы. Выбор слишком тяжел. Одному Богу известно, что ждет Бене по возвращении в пристанище охотников. Возможно, она опоздает, и ее казнь все же состоится. Рассчитывать на милость после попытки бегства, когда она уже вдохнула воздух привычной жизни, не стоило.

   Еще раз Бене вспомнились глаза Брайана, одновременно умоляющие ехать прочь от него и остаться рядом навсегда.

   Деревня Килдер или лес Килдер?

   Близкие, дорогие сердцу и горячо любящие люди, или холодные и жестокие, скованные средневековыми предрассудками сердца обитателей леса, не принимающих Бенедикт в свою семью?

   Джеймс или Брайан?

   Решено.

«Брайану сейчас требуется помощь, куда большая, чем моим близким», - решила Бене. - «Медлить опасно для жизни. Возможно, я еще успею».

-Простите меня, - сказала она вслух, вытирая слезы. - Я обязательно вернусь, обещаю.

   Кейн все еще переминался с ноги на ногу, мотая своей густой гривой в ожидании следующего приказа. Вдруг он, будто заслышав чей-то голос, сначала медленно, а потом быстро побрел в сторону деревни.

   Но Бене к этому времени уже все решила, и   попыталась остановить своенравное животное. На сомом деле, никаким своенравным Кейн не был, а просто целиком и полностью был предан своему хозяину.

   Как не старалась Бене повлиять на коня, у нее ничего не выходило. Он уверенно шел по мосту, увозя ее прочь от того, кто сейчас больше всего нуждался в ней, от того, в ком сейчас больше всего нуждалась сама Бенедикт.

-Кейн, миленький, остановись, пожалуйста, - умоляла Бене, натягивая поводья. - Пожалуйста! Я очень тебя прошу.

   Конь будто помедлил, но свое движение в сторону намеченной цели не прекратил.

-Кейн, пожалуйста! - со слезами на глазах продолжала умолять девушка. - Я знаю, ты любишь Брайана, очень любишь, поэтому исполняешь все то, что он тебе велит. Но я... я... тоже его люблю... И хочу спасти его. Кейн, не знаю, слышишь ли ты меня, но ты должен услышать и понять. Брайану грозит опасность. Ты можешь ему помочь. Поедем домой... пожалуйста...

   Кейн остановился, понимая, о чем говорит всадница. Перед ним сейчас стоял выбор: либо подчиниться приказу хозяина и доставить Бене в деревню, либо прислушаться к словам Бене и попытаться спасти того, кто ему был дорог больше всего на свете.

-Пожалуйста...- еще раз умоляюще произнесла Бене, и Кейн начал поворачивать в обратную сторону.

-Молодец, хороший, - подбадривала его Бенедикт, помогая поводьями. - Молодец, Кейн!

   Когда Кейн полностью обернулся, Бенедикт, набравшись к этому моменту решительности, скомандовала:

-Вперед, Кейн! - И пришпорила коня.

   Через мгновение Кейн уже мчался по дороге в направлении озера. Не смотря на то, что он выкладывался на все сто, Бене отчего-то казалось, что он медлит; просто ее мысли и желание поскорее увидеть Брайана во много раз обгоняли коня и уже давным давно достигли своей цели.

   Еще через несколько минут Бенедикт вновь оказалась в лесу.

 

   Проводив взглядом Бенедикт, Брайан  стоял неподвижно какое-то время.

«Вот и все», - думал он.

-Прощай, Бене... - тихонько вслух произнес он. - Будь счастлива...

   Затем он обернулся и посмотрел на Энтони. Тот, наигравшись на свежем воздухе, не заметил, как уснул, свернувшись калачиком на зеленой  траве.

   Брайан взял его на руки, стараясь не разбудить, и направился в деревню.

   Что ждет его в деревне, когда все узнают о том, что он отпустил Бенедикт? Не важно... Главное, что она уже в безопасности, а он сделает все, чтобы охотники не смогли догнать ее.

   Энтони мирно спал на сильных руках отца, не о чем не подозревая.

«Ты теперь все, что у меня есть», - думал Брайан, глядя на спящего. - «Надеюсь, что когда ты подрастешь, хоть в тебе я найду соратника и помощника».

   Подняв голову, Брайан внезапно остановился. Навстречу ему двигалась группа охотников. На лице каждого более, чем красноречиво, читался гнев, готовый вот-вот выплеснуться через край.

   По мере того, как группа из семи-восьми разгневанных мужчин, во главе с Джейденом приближалась к вождю, он все крепче прижимал Энтони к своей груди, будто стараясь его защитить от возможного нападения.

   Джейден остановился напротив Брайана на расстоянии двух шагов. Остальные мужчины тоже остановились. Вся компания грозно глядела на своего лидера. Особо выразительными и неприязненными были взгляды Джейдена и Ричарда. Именно последний и собрал здесь всех после того, как Брайан отпустил Бенедикт домой, и незамедлительно сообщил об этом старейшинам.

-Возьмите у него мальчишку, - скомандовал Джейден кому-то из собратьев.

   Кто-то подошел к Брайану и тот, повинуясь, - так сейчас было лучше всего, - отдал Энтони в чужие руки. Мальчика унесли в дом.

   Освободив руки, Брайан сжал их в кулаки, готовясь к битве.

-Что происходит, Брайан? - злобно спросил Джейден. - Объясни.

-Ты же все знаешь, - съязвил Брайан, взглянув на Ричарда. Разумеется, он догадался о том, кто все это затеял.

   Джейден немного помолчал, прищурив глаза.

-Да, знаю, - сказал он, наконец, зло впившись в Брайана своим орлиным взглядом. - Ты нарушил правила. За это ты понесешь наказание. Взять его.

   И послушные воины, не хотя, но исполнили приказ. Схватив Брайана под руку, каждый из них повел его на судилище.

   Когда все охотники расположились вокруг кострища, в котором сейчас лежали  лишь угли, так как на улице было около двух часов  пополудни, двое сильных охотников помладше Брайана усадили его на бревно и принялись стеречь, как арестанта, которым, собственно, сейчас он и являлся. На почетное же место вождя, большой гладкий камень, поверх которого для красоты и удобства лежала сшитая разноцветная подстилка, уселся главный старейшина поселения охотников, Джейден, не без удовольствия и гордости взявший на себя роль вождя на то время, пока не прояснится ситуация с Брайаном. Хотя, если бы его воля, он бы остался вождем и без всех этих формальностей. Но правила - есть правила.

   Справа от Джейдена сели остальные старейшины — Томас и Генри, - слева от него устроился Ричард. То и дело он злобно поглядывал в сторону Брайана, но смотреть ему прямо в глаза не решался — боялся. С одной стороны Ричард уважал Брайана за его дар, характер и отвагу, с другой — бесконечно завидовал ему, потому, - как и Джейден, - грезил себя вождем племени.

   Женщины в это время сидели по домам, из любопытства украдкой выглядывая в окна, чтобы быть в курсе событий. Все-таки не каждый день проходят собрания, на которых вершится суд не над кем-то, а над самим вождем. Среди этих женщин была и Джулия. Уж кто-кто, а она переживала за Брайана так, что едва могла смотреть в сторону, где происходило собрание.

-Ну, что, пожалуй, начнем, - предложил Джейден.

   Один за другим охотники согласились.

-Есть свидетель, который утверждает, что ты, Брайан, намеренно отпустил девчонку домой. - Джейден говорил так, будто гром гремел в небе. - Это не просто халатность. Это — грубое нарушение правил общины. Дав девчонке уйти, ты, Брайан, проявил грубейшее неуважение к предкам. За это ты будешь наказан по всей строгости. Помнишь, что случается с теми, кто не соблюдает правила?

   Брайан молчал.

-Молчишь? Не чем оправдаться? - продолжал свое победоносное словесное шествие Джейден. В глубине души он уже давно праздновал победу в собственном превосходстве над Брайаном.  В сознании старейшины суд без милости уже свершился. - Какое право ты имел так поступать? И чего это ты вдруг возомнил себя новатором? Строителем новых идей и идеалов? Кто дал тебе такое право? И какой пример ты подаешь подрастающему поколению? Не думай, Брайан, что тебе это сойдет с рук. Так я это не оставлю. У тебя много способностей. У тебя дар. Но помимо дара должна быть и ответственность за принятые решения. Если они верны — это на благо всей общине, и ты будешь в почете, но если эти твои поступки подвергают нас опасности — ты должен понести наказание. Если бы ты случайно отпустил девчонку — а подобное уже было, и не далее, как вчера, - то я бы понял. Твое счастье, что девчонка свалилась в яму, не добралась до дома и не успела никому растрепать о нас. Но сегодня — совсем другое дело. Ты намеренно ослушался закона отцов, подвергая, тем самым, опасности каждого из здесь присутствующих. Как известно, рыба с головы начинает пахнуть. Поэтому, я настаиваю о немедленном отстранении Брайана от должности вождя и на том, чтобы придать его смерти.

   При этих словах некоторые охотники вздрогнули. Они действительно считали Брайана, своего рода, преступником, заслуживающим наказания по справедливости, но о казни даже не помышляли. Они слишком уважали его, чтобы желать ему смерти.

   У Брайана все клокотало внутри. Но не от страха за собственную жизнь, а из-за ревностного отношения к общине и всему тому, что ее касалось. Он готов был сорваться с места и защитить себя — у него и вправду хватило бы на это сил и возможностей, — но справедливости он всегда желал больше, чем резни, поэтому все еще оставался на месте, лишь грозно поглядывая на Джейдена и Ричарда.

-Подожди, Джейден, - заступился за Брайана Томас, - не пори горячку. Рвение без знания все равно, что лошадь, закусившая удила. Давай, выслушаем Брайана для начала.

   Джейден, сдвинув брови к переносице, нетерпеливо посмотрел на собрата.

-А что тут слушать? - гневно сказал он. - Ричард все видел, девчонки нет. Вина очевидна. Когда пушки заговорили, спорить уже поздно.

-А я и не собираюсь с тобой спорить, старина, - спокойно ответил Томас. - И все же, предлагаю Брайану высказаться. В конце концов, суд предполагает озвучивание мнения обеих сторон. Твою позицию мы уже поняли, Джейден...

-Считайте, что и мою тоже, - высказался Ричард.

Томас внимательно посмотрел на Ричарда, немного помолчал и затем продолжил:

-Позицию Джейдена, Ричарда и еще кого бы то ни было мы уже выслушали. Ясно. Теперь послушаем вождя.

   При слове «вождь» Джейден вздрогнул и чуть не захлебнулся в собственной ярости. От нетерпения и негодования у него свело скулы.

«Чего тянуть-то?» - шипел он про себя. - «Кончать с ним надо, и все».

   Тем не менее, все охотники, кроме Брайана, Ричарда и Джейдена вслух поддержали идею Томаса и в ожидании уставились на арестанта.

-Что скажешь, Брайан? - с надеждой в голосе спросил Томас.

-Если вы ждете от меня оправданий, - начал Брайан, - то вынужден вас разочаровать. Практически все, что сказал Джейден, правда.

   В собрании послышались возмущенные возгласы.

-Кроме одного, - продолжал Брайан. - Я никогда не делал того, что может навредить общине. И случай с Бенедикт — не исключение.

-Так, ты и в самом деле отпустил девчонку домой? - недоумевающе спросил Генри? - Но почему?

-А что, вы разве не понимаете? - встрепенулся Ричард. - У него к ней не просто интерес. Он влюбился в эту грязную.

-Не смей так говорить о Бенедикт! - Брайан едва держал себя в руках.

-Что, правда глаза колит? - ерничал Ричард.

-Мои чувства к делу не имеют никакого отношения, - немного успокоившись, сказал Брайан. - Бене навсегда покинула деревню.

-Ты уверен? - возмутился Джейден. - Вот, увидишь. Через день-другой она приведет сюда этих грязных людишек. Посмотрим, что ты заговоришь, когда они придут по твою душу.

-С чего вы взяли, что нам угрожает какая-то опасность? - спросил Брайан собрание. Его глаза горели огнем, но не огнем тирана и деспота, а тем огнем, что горит в сердце борца за высшую истину и справедливость. - Прислушайтесь к голосу разума. Мы до сих пор живем на этой земле вовсе не потому, что сильные и сумели себя обезопасить, а лишь потому, что никакой опасности нам не угрожает. Совершенно! Внешний мир уже давно не тот. Да, в нем не стало меньше греха, но, задумайтесь, стало ли в нас за эти века больше добродетели, ради которой и созданы все те правила, которые мы так ревностно соблюдаем? Все гораздо ужаснее и плачевней. Посмотрите, в кого мы превратились. Мы рождаемся, живем и умираем лишь для одной цели. Цель эта — утолить жажду смерти. Мы давно превратились в чудовищ, которые готовы не то, что чужих, самих себя уничтожить. Если для вас эта девушка кара небесная, то для меня она — шанс, шанс напомнить всему миру о нас, в ком осталось человеческого гораздо больше, чем от зверя.

   Охотники с огромным вниманием и одушевлением слушали вождя. Да, именно Брайан, и только он, мог говорить так, что их сердца начинали гореть о того, что в них зажигался свет надежды, веры и любви, которые давным-давно вышли из моды в этих проклятых краях. Несомненно, Брайан прав. Но не все разделяли его мнение.

-Древняя мудрость гласит: когда лиса толкует о морали — береги гусей, - возразил Джейден. - Эта лиса пудрит вам мозги, как пудрила их та девчонка, чтобы сбежать отсюда. Разве вы не видите, в кого он превратился? Толкует о морали, когда сам эту же мораль и нарушает направо и налево. Да еще и влюбился в нее, позабыв стыд. Грязи, видите ли, он не боится!

   Братья! Я всегда говорил вам, что грязные не могут очиститься даже спустя века. Не удивлюсь, что эта ярость, наполняющая нас изнутри, не что иное, как наказание за то, что мы однажды связались с этим отродьем. Нельзя, недопустимо, чтобы охотники становились равными простым смертным. А наш вождь - не кто иной, как потомок обычных, грязных и развращенных умом людишек,  погрязших с головой в собственных похотях, которые и до нас докатились.

-Не надо сваливать на меня все смертные грехи, - грозно сказал Брайан. - Ты знаешь, я — не грязнее тебя. А скорее, даже и чище буду. Что ты об этом думаешь, Джейден? - И Брайан хитро посмотрел на старейшину.

   Тот нахмурился. Как человек проницательный, с запятнанной, к тому же, репутацией и нечистой совестью, он сразу понял, к чему ведет Брайан, только виду старался не подавать.

-Кто-то здесь говорил о чувствах к чужеземным женщинам? - продолжал свою речь Брайан, скользя по взглядам всех охотников, намеренно не глядя в глаза Джейдена, чем еще больше заставлял его нервничать.

   Его фраза не звучала, как утверждение, или указание. Ее даже намеком было трудно назвать. Брайан говорил так специально, чтобы о происшествии почти тридцатилетней давности догадался лишь тот, кто имел к этому непосредственное отношение. Этим человеком был Джейден, уверенный в том, что избавился от всех свидетелей собственного преступления.

«Неужели покойный Чарли успел все рассказать своему сыночку?» - паниковал старейшина. - «Чуяло мое сердце, что с сорванцом стоит разобраться. Одним ударом избавился бы и от свидетеля и от соперника».

-О чем ты говоришь? - недоумевал Генри.

-Объясни, Брайан, - сказал Томас.

   Брайану вовсе не хотелось раскрывать свои карты, тем более перед всем собранием. Поэтому он медлил.

   Вдруг откуда-то прибежал Шон с криками: «Сюда скачет Кейн! Я чую Кейна и еще кого-то!», и все охотники, как один повскакивали со своих мест, готовые к бою.

-Вот! Что я вам говорил? - возмутился Джейден. - Началось.

   Все охотники вопросительно посмотрели на Брайана. Кто-то смотрел с осуждением, кто-то - в ожидании дальнейших указаний.

   Женщины в окнах тоже засуетились, включая и  Джулию.

   Брайан прекрасно понимал, что Кейн рано или поздно вернется, поэтому его появление  совершенно не удивило вождя охотников. Удивляло другое. Прислушавшись, к топоту копыт, - а конь еще был достаточно далеко, чтобы его можно было разглядеть, - Брайан понял, что к ним приближается всадник. Еще вдох и Брайан улавливал знакомый аромат кожи и волос. Этот аромат он распознал бы среди многих похожих, как и дыхание, которые также он ощущал на себе, хотя Кейна еще не было видно.

Сердце Брайана замерло от волнения.

-Что будем делать? - раздраженно спросил Ричард.

   Но не успел прозвучать чей-либо ответ, как из-за деревьев показались очертания Кейна, быстро приближающегося к охотникам, и взгляды охотников устремились на прекрасную всадницу, что весьма грациозно держалась в седле.

   Еще издалека завидев Брайана, живого Брайана, Бене впервые за долгую поездку вздохнула с облегчением.

-Фу-ух, успела... - выдохнула она.

   Через несколько секунд, Кейн остановился возле того места, где находилось судилище, и Бене смогла, наконец-то, спуститься на землю. Правда, сделать это ей удалось с большим трудом, чем ехать около часа верхом на прекраснейшем жеребце.

   Почуяв почву под ногами, Бене, не мало устав с дороги, поковыляла к охотникам. Те все еще смотрели на нее, ожидая чьих-либо указаний.

   Брайан, глядя на Бенедикт, не верил не одному из своих чувств. Не может быть!

-Бенедикт, что ты здесь делаешь? - недоумевая, тихо спросил он.

   Бене ничего не успела ему ответить, а лишь бросила на него взгляд полный любви.

-Схватите ее! - приказал Джейден.

   Пара сильных рук подхватили Бене и усадили рядом с Брайаном.

-Что это все значит? - возмутился Ричард, глядя на Бене.

   Та лишь спокойно отвечала:

-Я остаюсь.

-Что? - спросил Брайан и растерянно посмотрел на возлюбленную. - О чем ты?

-Я остаюсь, - как можно уверенней проговорила Бене и ответила Брайану пламенным взглядом.

-Что значит, остаешься? - буркнул Джейден.

-То и значит, - заявила Бене. - Я согласна быть мисс Килдер, - гордо заявила она.

   Брайан хахатнул. Кое-кто из охотников одобрительно поддержал его.

-Остаться она решила, - продолжал открыто выражать свое недовольство и возмущение Джейден. - Вы только послушайте ее. А где гарантия, что она не привела за собой хвост?

-Если вам важно мое мнение, старейшина, - сказал Брайан, - то могу вас уверить: на расстоянии мили сейчас никого, кроме диких зверей, нет.

-Все так усложнилось, - задумался Томас. - С одной стороны, я понимаю переживания Джейдена, с другой... - тут он умолк. - С другой — я на стороне Брайана.

Джейден впился в старейшину колючим взглядом.

-Я тоже на стороне Брайана, - поддержал коллегу Генри.

Кое-кто из охотников также высказал подобное мнение. Началось бурное обсуждение.

-Тихо, братья! - почти кричал Джейден. Заслышав одобрительные возгласы доброй половины собрания в адрес вождя и вспомнив, также, полунамеки Брайана на счет его прошлой жизни, он решил немного ослабить хватку, и поэтому сказал:

-Все-таки не забывайте, что пока я официально исполняю роль вождя. По закону. С этим никто, думаю, не станет спорить. Мое решение таково: заключить обоих под стражу до выяснения всех обстоятельств. Считать позор с вождя снятым в случае, если через неделю люди так и не появятся в нашей деревне.

Джейден встал с места, еще раз злобно посмотрел на собратьев и процедил сквозь зубы:

 - Подгнило что-то в Датском королевстве. Собрание окончено.

С этими словами хмурый Джейден ушел прочь, а Бенедикт и Брайана отвели в «камеры предварительного заключения»: одну - в лачугу на окраине деревни, где Бене провела первые дни своей жизни среди охотников, другого — в дом, где жили Шон, Эндрю и Саливан. Там обоим предстояло провести всю ближайшую неделю. Перед тем, как проститься оба вновь бросили друг на друга волнительные взгляды.

 

14.                                             Дивная ночь

 

   Бене понадобилось несколько минут, чтобы окончательно придти в себя и привести в порядок свои мысли. В лачуге было сыро и не уютно, впрочем, как и всегда, но от одной мысли о Брайане ее о сердце согревалось.

   Он жив. Это самое главное. Бене поняла, что ради одной только встречи с ним, ради одного его взгляда, стоило бросить все на свете и приехать сюда, чтобы вновь оказаться запертой в тесной каморке.

   Конечно, при воспоминании о Килдере хотелось плакать — она так и не увидела родных, - но отчего-то теперь, когда она знала о чувствах Брайана, у нее появилась глубокая вера в то, что это однажды случится. Может, даже очень скоро.

   Тогда Бенедикт еще не знала, насколько скорой будет эта встреча и, главное, при каких обстоятельствах.

   А пока Бене сидела на траве, глядя в крохотное оконце, и размышляла над произошедшим днем.

   Ближе к вечеру возле дома послышались шаги. Дверь открыл Ричард. Он гневно посмотрел на заложницу так, что Бене вскочила на ноги и, прислонившись к стене, испуганно уставилась на незваного гостя. Тот в презрении скривил верхнюю губу и нахмурил брови, но не проронил ни слова. Вслед за братом в дом вошла Джулия с большой тарелкой и чашкой в руках.

   Бене очень обрадовалась, увидев подругу. Ей хотелось бросится к Джулии, чтобы обнять ее, но ее останавливало присутствие Ричарда и еще кое-что. Теперь о чувствах Брайана Джулии наверняка было известно, и как она отреагирует, Бене не знала, поэтому все еще медлила с выражением своих собственных чувств.

   Ричард покинул лачугу и, заперев за собой дверь, оставил девушек наедине.

   Джулия нерешительно протянула Бенедикт посуду с едой и молча опустила глаза. Бене взяла тарелку, тоже не решаясь что-либо сказать.

-Ричард мне все рассказал. - наконец произнесла Джулия.

-Все? - робко переспросила Бене.

   Джулия посмотрела на подругу и соперницу.

-Я знаю, что... что... Брайан... - пыталась сказать девушка.

-Джулия... - сочувствующе произнесла Бене.

-Не нужно ничего говорить, - остановила ее Джулия. - Я все знаю, и всё... Я только хотела узнать у тебя кое-что.

-Спрашивай.

-Почему ты вернулась?

   Бене немного подумала прежде, чем ответить, а после сказала:

-Я испугалась за Брайана. Ему грозила опасность. Я не знала, что сделают с ним охотники, когда выяснится, что он меня отпустил. И я решила спасти его.

   Джулия с восхищением смотрела на подругу.

-Но это не вся правда. - Бене замялась, но скоро снова собралась с силами, чтобы сказать то, что могло причинить Джулии еще большую боль в сравнении с той, которую она испытала, узнав от Ричарда о чувствах Брайана к ее подруге. - Я ничего не хочу от тебя скрывать, дорогая Джулия... Я люблю Брайана.

   Восхищение Джулии сменилось негодованием и печалью. Она повернулась спиной к Бене, готовая тотчас же уйти.

   Бене, бросив посуду, кинулась задерживать девушку:

-Джул, подожди. Я понимаю, тебе больно. И, скорее всего, я даже не знаю, как ты себя чувствуешь. Это тяжело, я понимаю. Но у нас сейчас есть выбор: либо принять все так, как есть, и быть счастливыми, либо позволить разочарованию встать между нами, тем самым, причинив другу другу еще большую боль. В том числе и Брайану.

   При этих словах Джулия посмотрела на Бенедикт.

-Джул, послушай. Брайан очень любит тебя. Да, это не та любовь, которую ты от него ожидаешь, но, думаю, быть другом такого человека, как Брайан, должно быть невероятным счастьем.

   Джулия вытерла слезы.

-Джулия, - сказала Бене, подойдя ближе к подруге, - не бросай меня. У меня кроме тебя и Брайана в целом мире никого нет.

   Джулия вопросительно посмотрела на Бенедикт.

-Почему ты так говоришь? - спросила она.

-Потому что... я решила остаться.

-Что? Ты же не хотела?

-Да, но обстоятельства изменились. Когда я была уже возле самого Килдера, то решила вернуться, чтобы попытаться помочь Брайану.

-То, что ты сделала для него... ради него... и в самом деле говорит о большой любви...

-Пойми меня, Джулия. Я разрываюсь между двух огней: с одной стороны я мечтаю увидеть родителей, с другой — быть с Брайаном.

-Да, теперь мне сложно понять, как ты себя чувствуешь. Но, слава Богу, Брайану уже никакая опасность не угрожает.

-Что ты, Джул, все как раз наоборот. Сейчас Брайану угрожает еще большая опасность.

-О чем ты, Бене?

   Бене отошла по-дальше от двери и заговорила, как можно тише, чтобы Ричард не мог ее слышать:

-Дело в том, что у Брайана есть тайный враг в общине.

-Что?

-Да, мне Брайан все рассказал. Я не знаю имени этого человека, но именно он убил родителей Брайана, когда тот был совсем маленьким, чтобы скрыть свое собственное преступление против ваших правил. Отец Брайана знал правду и хотел предать того человеку суду. Но не успел. А теперь, когда Брайана уличили в измене, этот человек сделает все, чтобы избавиться от свидетеля и соперника одновременно.

-Боже мой! - почти вскрикнула Джулия. - Как такое может быть!

   Бене вздохнула и с грустью опустила глаза.

-Надо что-то делать, нужно немедленно выяснить, кто это и подвергнуть этого негодяя суду, - задумчиво произнесла Джулия.

   Тут внезапно дверь распахнулась, и на пороге снова появился Ричард.

-Джулия, хватит болтать с этой... - процедил он сквозь зубы.

   Девушки обняли друг друга. Ричарду, разумеется, это не понравилось. Но после того, как Ричард встал на сторону Джейдена и, фактически, предал собственного друга и вождя племени, Джулия очень сильно на него сердилась. Поэтому обнять Бенедикт на глазах брата, было чем-то вроде мести: пусть Ричард злится, только сам на себя.

   Еще раз бросив дружеский прощальный взгляд в сторону Бенедикт, Джулия вышла на улицу и Ричард крепко-накрепко запер дверь.

   Бенедикт снова осталась одна. Но теперь она чувствовала себя на много лучше. Вопрос с Джулией был решен. Они продолжали оставаться подругами, чего бы это им обеим не стоило.

   После прихода Джулии время потекло гораздо быстрее, но все же в отсутствии Брайана часы казались более, чем утомительными. Бене как никогда хотелось увидеть вождя, вновь ощутить на себе тепло его рук, поговорить с ним и признаться в своих чувствах.

   Спустя пару часов после визита подруги на улице окончательно стемнело и Бене стало клонить в сон. Спать на траве было не очень удобно, и она долго ворочалась, сжимаясь от холода. Уже в темноте в углу она нащупала  плед, тот самый что согревал ее в первую ночь пребывания в деревне охотников. Бене обрадовалась находке и поспешно укуталась в него. Потихоньку он начал согревать тело, но не душу. Душу мог согреть только тот, в кого она была влюблена.

«Интересно», - размышляла Бенедикт, - «а когда я в него влюбилась? Будто это произошло так стремительно... Раз и все... Может, это случилось, на поляне, когда он показывал мне свою силу? Или нет. Когда забинтовывал руку. Нет, нет, думаю, это произошло тогда, когда мы танцевали в замке... Мне хотелось, чтобы тот танец продолжался вечно... Скорей бы увидеть его...».

   Добрую часть своих размышлений Бене провела в полудреме и даже не заметила, как уснула.

   Бене показалось, что уже через минуту после того, как у нее сомкнулись веки, кто-то пробрался в дом, хотя в действительности прошло около двух часов. Находясь между сном и реальностью, она не сразу отреагировала на шорохи и продолжала лежать неподвижно. Уже через несколько секунд шорохи стали более отчетливыми, и Бене невольно открыла глаза. Не успела она сообразить, что происходит, как чья-то теплая рука прикрыла ей рот. В сумраке ночи Бене разглядела лицо Брайана, приложившего палец свободной руки к губам.

-Ш-ш-ш...

   Бене кивнула и Брайан тотчас же убрал руку. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, не в силах скрыть свою радость, а после Брайан взял Бене за руку и шепнул:

-Идем.

   Оба поспешно вышли на улицу, и Брайан тихонечко прикрыл за собой дверь. После этого он снова взял Бене за руку, и беглецы быстро направились в лес. Пройдя около десяти ярдов, Брайан вдруг остановился.

   Место, где сейчас находились двое, освещалось неполной луной, но света, проникающего на землю сквозь ветки деревьев, хватало, чтобы они могли разглядеть счастливое лицо друг друга. Правда, в глазах охотника счастье было смешано с тревогой за Бенедикт.

   С минуту они стояли молча, не смея нарушать тишину летней ночи — казалось, весь лес замер в ожидании чего-то удивительного.

-Бене, - наконец проговорил Брайан, - что ты здесь делаешь?

   Бенедикт смущенно рассмеялась.

-Вообще-то, ты меня сюда привел, - ответила она.

   Если бы света было достаточно Брайан без труда разглядел бы, как она краснеет. Но ему не нужно было видеть, чтобы понять, как волнуется девушка. Он ее чувствовал так же, как чувствовал все живое вокруг.

   Услышав дорогой сердцу звонкий голосочек, Брайан улыбнулся, и Бене увидела, как поблескивает в его глазах ее собственное отражение, а рассыпавшиеся веерами морщинки в уголках его глаз, сделали этот взгляд настолько притягательным, что Бене уже минуту не могла оторвать от него своего взгляда.

   Посерьезнев, Брайан сказал:

-И все же, что заставило тебя вернуться?

   Этого момента Бене ждала уже очень давно. Вот, сейчас она скажет ему все, что чувствует. Но слова куда-то провалились, и она лишь молча стояла, глядя на охотника.

-Я... я... решила, что тебе грозит опасность, - наконец с трудом выговорила она.

-Мне? Опасность? - удивился охотник.

-Да...Ты рассказывал мне о том человеке, который нарушил правила... Да и ты их нарушил, отпустив меня... Поэтому я... я подумала,... что будет лучше, если я вернусь.

-Ты хотела меня спасти? Меня? - Глаза Брайана загорелись еще ярче  от того, что он слышал и сознавал.

-Да, тебя, - коротко ответила Бене. Сердце  заколотилось так, что ее даже начало пошатывать взад и вперед.

-Ты так и не увидела родных? - спросил Брайан.

-Нет.

-Бене... Ты сделала это даже не смотря на все то, что я натворил?... Ты же знаешь о моих к тебе чувствах. Понимаешь ли ты, какую надежду вселяешь в мое сердце? Прошу тебя... Прощание с тобой во второй раз разорвет мое сердце.

-Брайан, я не хочу давать тебе пустых надежд. Поэтому скажу лишь... я люблю тебя.

   От услышанного Брайан замер. В его сердце уже несколько часов жила надежда, после того, как он снова увидел Бенедикт в деревне. Но сейчас, после ее признания, надежда потеряла всякую свою силу, уступив место невыразимому счастью.

   Сколько раз в ночной тиши, или находясь в непосредственной близости от Бенедикт, он грезил о том, как они будут вместе. Но каждый раз эти мечты прерывались воспоминаниями об обстоятельствах их знакомства и сознанием того, какая пропасть различий, предрассудков и противоречий разделяет их. Брайан был уверен, что не смотря на то, что после появления Бене в деревне охотников около двух недель тому назад он всячески оберегал ее, она никогда не сможет ответить ему взаимностью, никогда не простит его за то, что он лишил ее привычного существования, общения с родными, общения с Джеймсом. Он считал, что может рассчитывать лишь на ненависть с ее стороны, хотя, успев узнать Бене получше, сомневался, что она способна по-настоящему ненавидеть кого бы-то ни было.

   Как говорится, там, где нет прямого пути, любовь ползком проберется. И пускай Бенедикт понадобилось немного больше времени, чем Брайану, чтобы понять свои чувства, но сейчас, осознав в полной мере все то счастье, что на нее внезапно свалилось, она удивлялась, как раньше не почувствовала того, что в эту минуту до краев наполняет ее сердце. Как не был ей симпатичен Джеймс, она порой будто заставляла себя разглядеть в нем то, чего в нем, по сути, никогда не было. Сейчас же, в полной мере ощутив на себе силу любви, огнем полыхающей в сердце да так, что перед глазами все светилось и мерцало, она немного корила себя за то, что не дала своим чувствам выплеснуться на много раньше. Сколько драгоценных минут она потеряла, лишая себя наслаждения обществом возлюбленного; сколько лишних слов было сказано и сколько сокровенного не прозвучало в ее устах.

   Но всё. Отныне все эти ошибки были в прошлом, и сейчас Брайан с Бене смотрели друг на друга влюбленными, полными счастья глазами, мечтая лишь об одном: чтобы эта ночь длилась вечно.

   Откуда-то сверху на обоих лился чудесный свет, переливающийся всеми цветами радуги, а внизу у ног влюбленных расцвели подснежники и ландыши. В ветвях деревьев запел соловей.

   Сказка.

   Брайан взял Бене за руки и сказал:

-Ты представить себе не можешь, как я ждал этого момента.

-Я тоже.

-Бене, я так тебя люблю. Мою любовь невозможно выразить словами. Ты сделала меня настолько счастливым, что я...я...

-Брайан, я тоже невероятно счастлива. Можно сказать, что я только время зря потеряла до знакомства с тобой. Я никогда никого не встречала, кто бы хоть чуточку напоминал тебя.

-Ты так говоришь, потому что никто не творил таких чудес?

-Вовсе нет. Дело совсем не в твоем даре. Хотя он тоже имеет не маловажное значение... А вообще-то... я не знаю в чем тут дело, потому что любят не за что-то, а вопреки. А между нами встало слишком много преград. Вот, мое сердце и не устояло.

   Брайан молча смотрел на Бенедикт, боясь нарушить гармонию, которая возникла на том месте в лесу, где они находились.

-Бенедикт, - наконец произнес он, - чтобы окончательно развеять все сомнения, я вынужден задать тебе еще один вопрос.

-Какой?

-Ты и в самом деле решила остаться в деревне охотников, насовсем?

-Да.

-Ты хоть представляешь, какими трудностями тебе это грозит?

-С тобой, Брайан, мне нечего страшиться.

   Брайан снова улыбнулся своей милой и прекрасной улыбкой, и тут же в уголках его глаз нарисовались перышки морщинок. Бене улыбнулась ему в ответ.

-И ты готова связать свою судьбу со стариком?

-С кем? Кого это ты назвал стариком?

-Бенедикт, - серьезно сказал Брайан, - я старше тебя почти на двадцать лет. Я в отцы тебе гожусь.

-Значит, у меня теперь будет два отца. А если серьезно, то никакой ты не старик. Брайан, твоя душа бессмертна, а значит, не имеет возраста.

-Что? - Брайан засмеялся. - Спасибо, конечно за комплимент, но вынужден тебя разочаровать: когда-нибудь я все-таки умру.

   Бене нахмурилась.

-Мрачновато звучит для первого свидания.

-Ах-да, свидание...

   И влюбленные отправились на прогулку по ночному лесу.

-А как тебе удалось ускользнуть от охраны? - спросила Бенедикт.

-Охраны? - Послышался смех. - Это было невероятно глупо со стороны Джейдена, оставить меня в обществе Шона, Эндрю и Саливана. Они друзья. И хотя, пока не все мои убеждения разделяют, все же, на моей стороне. К тому же, им кое что известно обо мне.

-Что? - Бене напряглась.

-Да, ничего такого...

-Скажи. Я готова принять тебя таким, какой ты есть, со всеми твоими недостатками и прошлым. Чтобы ты не сделал Брайан, я не...

-Подожди-подожди, Бенедикт. Не о каких тайных пороках и преступлениях речи не идет.

-Тогда что ты имел в виду?

   Брайан выдержал паузу и после сказал:

-Я никогда не смогу жить вне леса Килдер. И не потому что не приспособлен к жизни в городе или в каком другом месте среди людей, не охотников. Я связан с лесом. В нем моя душа. Это трудно объяснить, но это так. Вот почему еще я сомневаюсь, что ты примешь меня таким, каков я есть. Оставшись со мной, ты навсегда лишишься привычного существования. Лес и я — одно. И тебе предстоит стать одним целым с ним.

   Бене с минуту просто молча смотрела на Брайана, не зная, что сказать. С одной стороны она готова была принять любые обстоятельства, чтобы остаться с Брайаном, с другой - мысль о расставании с близкими каждый раз отдавала ножом по сердцу так, что становилось невыносимо больно в груди.

   Вот и сейчас кольнуло.

   Как только Бене осознала, что возможно больше никогда не увидит близких, на нее снова нахлынула волна грусти.

-Но это вовсе не означает, что ты никогда не сможешь увидится с родными, Бене, - спешил успокоить ее Брайан. - Я не допущу, чтобы ты страдала из-за этого. Ты обязательно увидишь своих родных и если решишь остаться с ними — я не стану тебя удерживать. Но жить ты сможешь либо там, либо здесь. Связь слишком сильна. Ты это обязательно поймешь однажды. Но когда поймешь, уже поздно будет что-то менять.

-Брайан, я остаюсь с тобой. Я так решила и не намерена менять свое решение. Ты и я — одно.

   Влюбленные все дальше и дальше уходили в лес, не замечая, как  вырастали лунные цветы там, где нога одного из них только что коснулась земли. В воздухе пахло чем-то сладким и отовсюду летел пух, прячась в волосах путников.

-Одного я не могу понять, - произнес Брайан.

-Чего же?

-Почему Кейн тебя послушался? Я ведь строго настрого наказал ему не возвращаться до тех пор, пока ты не окажешься дома. Как тебе удалось на него повлиять?

   Бене зарделась и, улыбнувшись, ответила:

-Просто я сказала ему, что люблю тебя.

-Серьезно?

   Бене кивнула и пожала плечами.

-Какая несправедливость! - воскликнул Брайан.

   Бене вытаращила глаза от неожиданности.

-Невероятно! Мой конь узнал о том, что ты меня любишь, гораздо раньше меня!

   И уже через секунду оба со смеху повалились на траву. Скатившись с крохотного пригорка и удобно устроившись рядом друг с другом на склоне, оба молчали.

-А хочешь, я покажу тебе самое большое чудо? - спросил Брайан. На его лице таинственный лунный свет играл всевозможными цветами, делая наполовину нереальным.

-Хочу, - тихо ответила Бене, не веря тому, что все это происходит с ней на самом деле.

-Закрой глаза, - попросил Брайан.

-Ты предлагаешь мне увидеть чудо, а сам просишь закрыть глаза?

-Закрывай. Не стесняйся.

   Бене еще более удобно устроилась на мягкой шелковой траве и закрыла глаза.

-Слушай, - прозвучал убаюкивающий баритон Брайана.

   Бене слушала шепот листьев на деревьях, шорохи в траве. Казалось, она улавливает совсем неведомые человеческому слуху звуки: шорох хвои, хруст шишек на ветках во время их роста, шуршание лепестков цветка распускающегося бутона. Постепенно все эти шумы, шорохи и звуки переросли в едва слышный шепот. Бене слышала, как деревья говорят о чем-то между собой. Их языка она понять не могла, но уже скоро до ее слуха донесся вполне различаемый сонм голосов:

-Бенедикт... - шептал лес нежно и маняще. - Бенедикт...

   Невольно Бенедикт открыла глаза, ведь ее позвали. К этому моменту лес еще более преобразился — ветви деревьев шелестели и двигались, как в танце, на ветвях елей, подобно рождественским гирляндам, уселись светлячки,  а на поляну, в непосредственной близости от Брайана и Бенедикт высыпало несколько десятков различных животных, больших и малых. Среди них были и волки, и лисы, и зайцы, и медведи, и кроты, и белки и мыши. И все они с огромным интересом рассматривали прекрасную гостью, и приветствовали любимого хозяина леса.

-Ты им нравишься, - сказал Брайан.

-Не может быть... - Восхищению Бенедикт не было предела. - Это... это...

-Это не сон, милая Бенедикт, - успокоил ее охотник.

-Я ощущаю себя Белоснежкой.

-Ты и есть Белоснежка. Видела бы ты, как сейчас  сияет твоя кожа в свете луны.

   Как не хотелось уходить Бенедикт с удивительной поляны, но Брайан сказал:

-Давай вернемся, пока нас не хватились.

-Опять в эту лачугу?

-Бенедикт, любимая, нам нужно подождать всего неделю, и тогда все наши мучения закончатся. Тогда мы будем вместе, и ты сможешь, наконец, увидеть близких. К тому же, у нас в запасе есть еще шесть удивительных ночей, шесть удивительных свиданий, которых я буду ждать целый день с огромным нетерпением.

-Что ж, ради всего того, что ты только что перечислил, я могу и потерпеть.

   И они снова отправились в деревню.

   Прощание было недолгим, но запоминающимся. Брайан провел рукой по волосам Бенедикт: в них спряталось немного лунного света.

-Я люблю тебя, - сказал Брайан на прощание.

-Я тоже тебя люблю, - ответила Бенедикт.           Теперь она не боялась смотреть охотнику прямо в глаза. Для Бенедикт взгляд Брайана был самым притягательным и любящим на свете.

   После того, как за Брайаном закрылась дверь, Бене расплакалась. Это были слезы счастья.

 

15. Короткая глава

 

   Коротко ли, быстро, но неделя затворничества пролетела сказочно.  Каждый день, к Бенедикт заходила Джулия, принося с собой еду и рассказывая последние новости об Энтони. Мальчик быстро шел на поправку и уже почти не кашлял. А ночами Бенедикт подолгу гуляла с Брайаном в лесу, и лес вновь и вновь открывал ей  свои тайны.

   Теперь, когда обоим влюбленным ничего не угрожало, они со спокойным сердцем вышли на свет. Джейден хоть и кривился от гнева и негодования, но поделать ничего не мог: авторитет и талант Брайана, как вождя и охранника леса, был слишком очевиден. А свою месть он отложил для более подходящего случая.

   Около восьми часов утра за Бенедикт пришел Брайан и вызволил ее из темницы.

-Мне необходимо отправиться сегодня на охоту, - сказал он, когда они гуляли по залитому утренним светом лесу. - Охота будет не долгой — всего пару дней.

-Пару дней? - удивилась Бенедикт и загрустила. - Мы не увидимся два дня?

-К сожалению, да, - вздохнул Брайан. - Но перед тем, как я уеду, хочу, чтобы мы кое-что сделали.

   Бене вопросительно посмотрела на него.

-Я хочу, чтобы эти два дня ты провела в Килдере, со своими близкими.

-Что? Ты шутишь? - Сердце Бенедикт наполнилось радостью.

-Нет, я серьезно, - сказал Брайан. - Но... на самом деле... это второе, что я хотел сделать.

-Что же «первое»? - Бене не знала, что и думать.

   Брайан, взяв Бене за левую руку, - ту, что ближе к сердцу, - опустился перед ней на колено, — прямо, как тогда, когда она порезала себе руку, а он решил наложить бинт на рану, - и, глядя ей в глаза своим взглядом, таким нежным и обжигающим одновременно, сказал:

-Бенедикт, я люблю тебя и хочу быть всегда рядом, оберегать тебя и заботиться о тебе. Я никогда никого не любил так, как сейчас и никогда уже не полюблю потому, что теперь знаю силу ответного чувства и привязанности. Поэтому, Бенедикт, я прошу тебя, будь моей женой.

   При этих словах Бенедикт потеряла дар речи и перестала чувствовать почву под ногами. Все вокруг поплыло от счастья и внезапно нахлынувших нежных чувств. И все же она нашла в себе силы, чтобы ответить:

-Брайан, я тоже тебя люблю, ты знаешь. Возможно, это прозвучит пафосно, но какое это может иметь значение: в делах любви все слова меркнут. Стать твоей женой — это больше, чем счастье. Быть с тобой — это больше, чем жизнь. Знать, что ты меня любишь — это больше, чем истина. Я согласна.

   Брайан прижался щекой к руке Бенедикт и от волнения и радости прикрыл веки. Бене опустилась на колени рядом с ним, и они с минуту, молча, смотрели друг на друга, ощущая, как лес привлекает их в свои мягкие и едва осязаемые объятья.

-Осталось только просить твоей руки у твоего отца, - произнес, наконец, Брайан.

   Бене задумалась. Интересно, как это будет выглядеть со стороны? Сначала Брайан ее похищает, потом приводит обратно, чтобы просить ее руки. В глазах Лайнела и Оливии это будет выглядеть, по меньшей мере, дико.

«Но я сумею все им объяснить», - успокаивала себя Бене. - «Он обязательно понравится моим родителям. Я уверена».

-Ты и в самом деле будешь просить моей руки? - спросила Бенедикт.

-Да. А что? - растерялся Брайан. - Что-то не так?

-Да нет, все так... Просто, в наше время это как-то не принято. Молодые сами решают, жениться им или нет. Можно сказать, они доводят до сведения родителей, о своих намерениях, нежели спрашивают позволения.

   Брайан задумался.

-Но я так не хочу, - попыталась объяснить она.

   Брайан поднял глаз и посмотрел на Бенедикт.

-Как? - спросил он.

-Как принято сейчас. Я хочу, чтобы ты просил моей руки у папы, как это бывает в книгах, или в кино.

-Тогда не будем медлить, Бенедикт.

   Сказав это Брайан поднялся и помог подняться Бенедикт.

   Они пошли по лесу в направлении Килдера.

-Сколько нам идти? - спросила Бене.

-Около получаса. Я знаю короткую дорогу. Мы доберемся туда быстрее, чем когда ты ехала верхом на Кейне.

-А почему сейчас ты не взял Кейна с собой?

-Я хочу с тобой прогуляться, ведь мы не увидимся целых два дня. А верхом на коне, что это за прогулка?

   Все, что произошло дальше, впредь Бенедикт помнила весьма смутно, лишь отдельными вспышками. Эти вспышки не раз являлись ей во снах, заставляя просыпаться от боли.

   Неожиданно из-за дерева в сопровождении пса Кико показался знакомый силуэт Джеймса, несколько утратившего свой привычный облик: его лицо поросло щетиной; судя по всему, он не брился несколько недель. Завидев путников, Джеймс тут же схватился за ружье и направил его на Брайана, который крепко сжимал руку Бене. С секунду Джеймс колебался, и как только Брайан отпустил руку возлюбленной, спустил курок.

«Нет!» крикнула Бене, но едва ли ее кто-то слышал, так как в тот же самый момент где-то совсем близко прозвучал выстрел.

   Брайан, не успев произнести ни слова, повалился на траву.

   Стон.

   Кровь.

   Слезы на щеках.

   Чьи-то руки хватают Бене за талию, настойчиво увлекая куда-то за собой.

   Пелена на глазах.

   Все плывет.

   Чей-то крик, может, ее собственный.

   Листья, что-то мокрое.

   Темно.

   Голоса.

   Снова темно.

   Спальня в доме дядюшки Билли.

   -Брайан... - Ее ли это голос?

   -Бенедикт...

   Голоса.

   Темно.

   Обеспокоенное лицо мамы.

   Снова темно.

   Что-то режет глаза.

   Жажда.

   Наконец, Бене очнулась.

   В Килдере наступило раннее утро.

 

16. Забвение в пробуждении

 

-Слава Богу, ты очнулась, - послышался знакомый голос мамы. - Бенедикт, ты меня слышишь?

   Бене посмотрела на Оливию.

-Мама... - с трудом произнесла она.

-Все позади дорогая, все позади, - успокаивала Оливия дочь, поглаживая Бене по голове.

   Выглядела Оливия не важно. Мешки под глазами выдавали бессонные ночи, проведенные в муках и тоске по пропавшей без вести дочери.

-Пить... - произнесла Бене.

   Через считанные секунды к постели, где находилась девушка, потянулась рука с чашкой воды. Лайнел тоже был здесь.

-Милый, спустись, пожалуйста, к Билли и Марте. Скажи, что Бене пришла в себя, - сказала Оливия и дала Бенедикт пить.

   Лайнел нежно взглянул на дочь и, поцеловав ее в лоб, удалился.

   Оливия вытерла платком слезы и сказала:

-Как же мы все переволновались. Это был настоящий кошмар. Когда Билли сообщил нам об этих ужасных людях и о том, что они хотели сделать с тобой. А потом похищение... Джеймс неизвестно, сколько времени провел в машине без сознания. Его нашли случайно проезжающие мимо туристы. Джеймс был весь в крови. Они даже решили, что он мертв…. Когда Билли сообщил нам, что с тобой случилось,... мы с Лайнелом тут же примчались в Килдер. Полиция прочесывала милю за милей, но они так и не смогли отыскать твои следы. А потом, через два дня после твоего исчезновения, эта записка у дома: «Бенедикт жива и скоро вернется»… И вчера, когда Джеймс позвонил нам и сказал, что нашел тебя в лесу...

-Где Брайан? - тихо спросила Бенедикт. Она мало, что понимала из того, о чем говорила Оливия, но как только та упомянула о лесе, воспоминания тысячами осколков впились в сердце, не давая глубоко вздохнуть.

   Бене вспомнила кадры из одного страшного сна, который видела уже, казалось, целую вечность. Перед глазами со скоростью света проносились ужасные картинки, от которых сердце разрывалось на части.

   Нет, это не правда, это не может быть правдой.

-Брайан... - задумчиво произнесла Оливия. - Его имя ты повторяла много раз, находясь в беспамятстве.

-Где Брайан, мама? - более уверенно повторила свой вопрос Бене.

-Дорогая, я не знаю, кто такой Брайан, - с сожалеющим видом сказала Оливия. - Кто он?

-Где он?... Где Джеймс?

-Джеймс сейчас на озере.

-Мне нужно с ним поговорить, - бормотала Бенедикт, пытаясь подняться с пастели.

-Дорогая, Бене, ты еще слишком слаба. Тебе нужно лежать.

-Мама, я хочу поговорить с Джеймсом, - стонала Бенедикт.

   В это время в комнате появился Лайнел в сопровождении Билли и Марты.

-Бенедикт, девочка моя, - воскликнула Марта и бросилась к племяннице.

-Тетя... Дядя...

   Бенедикт едва улавливала смысл происходящего. Голова сильно кружилась, и она была вынуждена снова прилечь.

-Позовите, пожалуйста, Джеймса, - умоляла Бенедикт.

-Да, конечно, я схожу за ним, - ответил Билли. - Ты только не волнуйся.

-Пусть он придет, поскорее...

-Хорошо, хорошо, - успокаивала ее Марта. - Билли приведет его. Не беспокойся. Все хорошо. Ты уже в безопасности.

-Сколько я была без сознания?

-Почти двадцать четыре часа, - ответила Оливия. - Ты сейчас очень слаба. Тебе нужен постельный режим. Хочешь есть?

   Бене думала лишь о Брайане и о той, ужасной трагедии, которая разыгралась в лесу, а ей сейчас говорили о том, что она должна спасть и есть. Да какое это имеет значение!

-Приведите Джеймса... Приведите Джеймса, - продолжала повторять Бене в полусознательном состоянии.

   Но Джеймса так и не позвали. Билли убедил всех, что волноваться Бенедикт сейчас не стоит: одному Богу известно, чего она натерпелась в этом логове дикарей, поэтому — покой и еще раз покой.

   Бене задремала, но и в беспамятстве она продолжала звать то, Джеймса, то Брайана.

   Наконец, она открыла глаза и огляделась. Никого в комнате не было, но за дверью слышались голоса: видимо, все находятся в гостиной. Пейзаж на стене стал еще более мрачным: того и гляди разразится гроза.

«Я должна поговорить с Джеймсом, увидеть его», - продолжала повторять про себя Бенедикт.

Она села на кровати. Голова немного побаливала, но, в общем, состояние намного улучшилось и Бенедикт нашла в себе силы подняться с постели, достать из шкафа джинсы и  свитер — за окном было холодно и сыро, это чувствовалось даже в теплой комнате, - и вышла в коридор.

   Когда Бене появилась в гостиной, все ахнули.

-Бенедикт, - взволновалась Оливия, - ты должна быть в постели.

-Мама, мне уже намного лучше, - практически безжизненным голосом проговорила Бенедикт.

   Оглядевшись вокруг, она увидела в комнате родителей, Билли и Марту, доктора Бейси, но Джеймса среди них не оказалось.

-Где Джеймс? - настойчиво спросила Бенедикт. - Мне нужно с ним поговорить.

-Дорогая, - сказал Билли, - тебе вредно волноваться. Пожалуйста, садись.

   Бенедикт села.

-Джеймс на озере, с ним все в порядке, - продолжал Билли.

-Почему он не приходит? - простонала Бенедикт.

-Я попросил его не приходить, - ответил Билли. - Вы увидитесь, когда тебе станет немного лучше.

-Я уже прекрасно себя чувствую, - упрямо заявила Бене. - Пусть он придет.

-Нет, - резко ответил Билли.

-Почему?

-Он не хочет, - отрезал Билли.

   Какое-то время все сидели неподвижно, глядя на девушку. Она растерянно глядела то на одного, то на другого, не понимая, что происходит, почему весь мир вдруг ополчился против нее.

   Вдруг взгляд Бенедикт упал на журнальный столик, на котором лежали ключи от Mitsubishi. В голове тут же созрел план. Никто ничего не успел сообразить, а Бене уже бежала к выходу, прихватив с собой ключи. Она выскочила на улицу, в дождь, и когда Билли уже почти догнал ее возле самой машины, она успела наглухо закрыть дверь автомобиля,

   Лайнел и Билли еще долго что-то кричали ей, но Бенедикт их не слышала. Мотор взревел, автомобиль резко сорвался с места и помчался в направлении озера.

   Подъехав через несколько минут к набережной, Бенедикт сразу же заметила Джеймса, который шел ей навстречу. Увидев Бенедикт за рулем Mitsubishi, он остановился. Бенедикт впилась в него взглядом, будто вызывая на дуэль, но парень так и не сдвинулся с места.

   Грянул гром.

   Бенедикт пулей вылетела из машины и направилась к кузену. Подойдя к нему, она какое-то время не знала, с чего, начать разговор, Джеймс тоже молчал.

-Пришла меня убивать? - наконец обреченно проговорил он.

-Где Брайан? - спросила Бенедикт, вытирая капли дождя со своего лица. - И почему ты не хочешь меня видеть?

-А ты сама не понимаешь? - В голосе кузена слышалась удушающая боль. Ее хватка была настолько сильна, что он едва мог говорить, осунулся. Невыразимая мука отложила неизгладимый след на его теперь мокром от дождя лице.

-Нет, - отрезала Бенедикт.

   Джеймс молчал, молчал так долго, что чтобы добиться хоть какого-то ответа на свой вопрос, Бенедикт принялась его трясти.

-Джеймс, скажи! Скажи! - повторяла она.

-Я убийца! - наконец прокричал Джеймс, отстраняясь от Бенедикт. Из его груди вырвался вопль, будто он сам умирал, медленно и мучительно. - Я убил человека, ты это понимаешь? И мне теперь с этим жить! Но как?.. Я не знаю...

-Нет...- простонала Бенедикт. - Я не верю... Это не правда, не правда, не правда! Это не может быть правдой!

-Но это так... - грустно сказал Джеймс. Его лицо было мокрым от воды, лившейся с печального неба, поэтому было трудно отличить капли слез от капель дождя. Но, несомненно, Джеймс плакал. Они оба плакали. Каждый о своем и, одновременно, об общем. - Я сам себя ненавижу теперь за то, что позволил чувствам возобладать над разумом.

-Чувствам? - повторила Бенедикт. - Ты выстрелил в Брайана... из ревности?

-Да, Бенедикт. Когда я увидел вас там, в лесу, я обезумел. Две недели я скитался по лесу, ища тебя. Я представлял себе все, что угодно. Я представлял, как на меня нападает стая волков или медведь, я видел тебя мертвой или искалеченной — я готовился ко всему... кроме этого.

-Джеймс... - Дождь обжигающе хлестал по лицу Бенедикт, впиваясь в кожу, как колючка.

-Да, к этому я не был готов. Я знаю, я — чудовище. Я убийца, хладнокровный и омерзительный. Поэтому Бенедикт, я прошу тебя, уезжай отсюда как можно скорее. Предайся ненависти, жалости и презрением по отношению ко мне. Но никогда, слышишь? Никогда не возвращайся сюда. Так нам обоим будет легче. Хотя, мы с тобой теперь оба обречены... страдать.

   Сказав это, Джеймс побежал к пирсу, отвязал одну из лодок и поплыл к острову.

   У Бенедикт подкашивались ноги. Она села на землю, сжавшись в комок от холода и боли.

   Она потеряла все. Один единственный выстрел лишил ее и возлюбленного и друга.

   «Капли падают с неба,

   Но боль мою не может смыть вода...»

   Она не помнила, как подъехал Лайнел с Билли и как они вдвоем запихивали ее в Ford, а потом Марта и Оливия долго сидели с ней в комнате. Бене, лежа в постели, до конца дня не проронила ни слова.

   Следующая ночь длилась бесконечно долго, а когда настало утро, Бенедикт бесконечно долго собирала свои вещи перед отъездом в Лондон.

   Свинцовые тучи сковали собой бескрайнее небо, не оставляя ни единого шанса на надежду.

Сердце Бенедикт почти не билось. Часть ее души навсегда останется в этих лесах, рядом с Брайаном. Для чего теперь жить, когда любовь умерла?

   Бенедикт аккуратно сняла картину со стены и спросила Марту, которая помогала собирать ей вещи:

-Тетя, разрешите мне взять это с собой.

-Картину? – Марта посмотрела на предмет, никогда не вызывающий у нее особого интереса. – Конечно, бери. Я ровным счетом ничего не смыслю в живописи, да и Билли тоже. Думаю, никто даже не заметит ее исчезновения.

-Спасибо, - ответила Бенедикт и спрятала пейзаж в дорожную сумку.

   Находясь где-то между ужасным и бесконечно длинным сном и реальностью, Бенедикт спустилась в гостиную, позавтракала, прошлась в последний раз по дому,  попрощалась с Билли и Мартой и потрепала Кико за шерсть. Джеймс так и не появился, но Бене это не расстроило. Ей нечего было ему сказать.

   За отъездом кузины Джеймс наблюдал издалека, оставаясь незамеченным. Ему больно было сознавать, что Бенедикт покидает его, эти места при таких обстоятельствах. Навсегда.

   Последний раз Бенедикт смотрела на озеро, замок и прочие достопримечательности Килдера. В последний раз она смотрела на лес.

«Он так и не отпустил его», - подумала она, вглядываясь в помрачневшие ветви елей. – «Но я знаю, ему так же больно, как и мне, ведь с Брайаном умерла сама любовь… Прощай, Брайан…».

   По стеклу дверцы скользнул знакомый силуэт и взгляд с перышками морщинок в уголках глаз, - Брайан ей улыбался, - и через мгновение растаял. Как сон, которым он, впрочем, и являлся с самого начала и до конца.

-Я не смогу тебя забыть… никогда… - сказала вслух Бенедикт.

   И затем Бенедикт покинула Килдер.

 

Заключение

 

   На следующий день после отъезда из Килдера в комнату Бенедикт вошла Оливия. Она тихонько подошла к дочери и присела с край ее кровати. Какое-то время она просто смотрела на дочь, со всей материнской любовью, на которую была способна. Ей очень хотелось узнать, что произошло с ней в лесу и кто такой Брайан, и почему Бенедикт так за него переживает, но решила пока повременить с расспросами. Всему свое время. Бенедикт обязательно обо всем расскажет. А сейчас ей нужна поддержка и забота.

   Бенедикт открыла глаза.

-Доброе утро, - улыбнулась Оливия.

   Бене посмотрела на маму и, ничего не ответив, крепко обняла ее.

   Так, молча, они просидели несколько минут. Оливия долго ласково поглаживала волосы Бенедикт и вдруг сказала:

-Кажется, что в твоих волосах спряталось немного лунного света, - и засмеялась.

   Бене посмотрела на маму и серьезно ответила:

-Так и есть, мамочка.

-Бенедикт, доченька, я тебя люблю.

-Я тоже тебя люблю.

-Хочешь, сходим с тобой куда-нибудь? В кино или просто погуляем?

-Да, хочу. – Только сейчас Бенедикт в полной мере осознала, как сильно соскучилась по своим родителям.

-Тогда вставай, лежебока. – И Оливия принялась щекотать Бенедикт.

   Эта славная игра продолжала пару минут.

-Пойду разогревать завтрак, - сказала Оливия и  поднялась, чтобы уйти.

   Бенедикт уже решила, что мама вышла из комнаты, и готова была снова упасть на подушку, но тут откуда-то из угла комнаты, где лежали ее не разобранные с дороги вещи, послышался голос:

-Странно, - сказала Оливия, - мне казалось, что здесь никого раньше не было.

   Бенедикт обернулась.

-Где? – спросила она.

   Оливия держала в руках картину, привезенную из дома дядюшки Билли, внимательно рассматривая ее. Бенедикт поднялась с постели и подошла к маме.

-Покажи.

   Оливия протянула Бенедикт картину и со словами «Наверное, показалось» вышла.

   Бенедикт осталась одна.

   Изумленная, она в течение нескольких минут смотрела на пейзаж, не понимая, как такое может быть. Нет, Оливии ничего не показалось.

   На фоне чернеющего леса теперь виднелась фигура мужчины. Его поза, одежда и внешний облик целиком были более, чем знакомы Бенедикт.

Брайан. Он стоял на возвышенности почти спиной, обернувшись, и смотрел Бенедикт прямо в глаза.

-Не может быть… - пробормотала девушка, крепко сжимая в руках холст. – Хотя, чему я удивляюсь, после того, что видела в лесу.

   Тучи на картине расходились от центра к краям, уступая место свету.

Теги: роман
13 May 2010

Немного об авторе:

«Я знаю, кто я такая. Я та, которая играет девушку, которая притворяется кем-то третьим». (цитата из фильма)... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Ханна Гресс. (автор) КИЛДЕР. Танец лета

 Комментарии

Комментариев нет