РЕШЕТО - независимый литературный портал
Hellga / Проза

Ave

469 просмотров

        -         Ave!

-         Ave.

-         Ну что, пойдёшь сегодня? – немного беспокойно спросил голос в трубке.

-         Да, конечно. Я же ему обещала… - спокойно ответила Ева.

-         Тогда позвони мне как вернёшься…

-         Хорошо, обязательно. Пока. – сказала она и повесила трубку.

Ева подошла к зеркалу. С тех пор, как умер её брат, она значительно изменилась. Она стала носить чёрную одежду, покрасила волосы в черный цвет… Её красивые карие глаза уже не светились так, как полгода назад. Они стали какими-то бесцветными, безжизненными. В них отражалась только грусть и тоска. В добавок к этому, Ева всегда подводила глаза черным карандашом, что придавало взгляду еще более мёртвый вид…

 

Брат Евы – Авель – был готом, но не смотря на приверженность к столь противоречивой субкультуре, он всегда заботился о своей сестре. Отец  их умер незадолго до рождения девочки, поэтому Авель с детских лет воспитывал свою сестру, был ей за погибшего отца. Мать же у них была религиозным человеком, это сказалось даже на именах детей. Но она же не могла знать какую судьбу, тем самым, она им предначертала…

После того, как ушел брат, Ева решила покончить с собой. Начитавшись форумов про суициды, она решила порезать себе вены… Но мать её спасла, придя с работы на час раньше обычного. Но с тех пор, каждую ночь к Еве во сне приходит её брат, который только так и смог рассказать о настоящей причине своей смерти.

 

Авель рассказал, что за день до смерти на него напали, сильно ударили по голове и запихнули в машину. Очнулся он уже в какой-то маленькой тёмной комнате. Руки и ноги Авеля были связаны, а сам он сидел, прислонившись к стене. В этой комнате не было мебели… были просто голые стены и окно. Единственное окно, сквозь шторы которого зловеще просачивался тусклый свет полной луны. Не успел Авель придти в себя, как дверь резко распахнулась и в комнату вошел человек в черном. Его глаза… мутные, строгие, смотрящие куда-то вдаль… они не концентрировались ни на каком объекте… они смотрели в пустоту. Следом за ним вошли еще два человека, которые подошли к Авелю, заклеили ему рот и потащили в другое, соседнее помещение.

Комната, в которую попал пленник была подготовлена для какого-то ритуала: множество горящих свечей, расставленных по контуру начерченной на полу пентаграммы, в центре – некое возвышение, похожее на алтарь… перевернутые распятия… древние книги… Авеля положили на этот алтарь. Убегать, дёргаться было бессмысленно – он был крепко прикреплен ремнями к алтарю… ремни же, в свою очередь, были понизаны шипами – одно неловкое движение – и боль становилась просто невыносимой.

-         Всё готово! – громко сказал человек в черном, - Можно начинать!

И в этот момент отовсюду начали стекаться люди в черных балахонах, которые вставали вокруг алтаря в определённой последовательности. Разобрав книги, лежащие на полу, они начали нашептывать какой-то текст на латыни…

domini umbrarum[1]

Один человек отделился от толпы и подошел к алтарю. 

…apello vos[2]

Взял нож.

impero vobis[3]

Занес его над Авелем.

...servi![4]

И последнее, что помнит Авель – это жуткая боль в области сердца.

…Ave Satan…

…Ave…

 

После всего услышанного, Ева проснулась в лихорадке и долгое время не могла придти в себя. Ей запомнились также слова брата: «Я буду тебя навещать в твоих снах… дь я так скучаю по тебе… но мы скоро будем вместе. Обещаю». С тех пор, Ева ждала этого дня. Уже  прошло полгода со дня смерти. И вот, наступила пятница, 13-е. В этот день Авель попросил, чтобы Ева навестила его могилу, поскольку в этот день ему должно было бы исполниться 24 года…

 

Ева еще раз подвела глаза. Её бледное от природы лицо не выражало никаких эмоций. А черные губы были последним штрихом к её траурному наряду.

 

Авеля нашли мертвым на детской площадке. Его привязали к шведской стенке головой вниз, да так, что посмотрев издалека казалось, что кто-то прибил к стенке крест… перевёрнутый. Тело нашла Ева. Детская площадка была как раз на её пути в школу. Вокруг трупа толпились люди, милиция, врачи… А она стояла как вкопанная, не могла ничего сказать, не могла пошевелить даже рукой. Её ноги подкосились, в глазах всё поплыло… Она потеряла сознание. Очнулась она уже дома под причитания матери. С того дня Ева не произнесла ни слова. А в день похорон она просто молча кинула горсть земли в могилу брата.

- Ну, теперь уж он точно никуда не убежит, - сказала улыбаясь какая-то бабушка, которая непонятным образом оказалась на похоронах среди приглашенных…

 

Ева надела своё любимое черное платье, которое хорошо сидело на её еще не сформировавшейся фигуре. Гады на высокой подошве делали её выше… и в таком наряде, с таким макияжем Ева выглядела уже где-то лет на 20, а совсем не на 16…

 

Ева заговорила лишь тогда, когда познакомилась с Маратом.

- Ave, незнакомка! – весело проговорил молодой человек, - нам, кажется, по пути?

Тут Ева взглянула на собеседника: высокий парень в длинном черном плаще, длинные черные волосы, приятная внешность, легкая улыбка, завораживающий взгляд… Прямо герой какого-то готического романа.

- Да, наверно… - неуверенно сказала Ева, ловя себя на мысли почему она захотела заговорить именно с этим человеком.

- Разрешите представиться – Марат, - учтиво произнёс собеседник.

- Ева…

- А Вам это имя очень идёт. Ева, а давайте с Вами еще как-нибудь встретимся?

 

С этого знакомства Ева немного ожила. Но боль от потери брата еще не проходила. Ева нуждалась во внимании, а с Маратом она чувствовала себя спокойно, как будто с братом… Она ему рассказала всё, поэтому в назначенный день Марат сильно беспокоился.

 

Ева уже продвигалась в сторону кладбища. Брат попросил её придти сегодня одной. Почему? Ева не знала… но догадывалась. Кладбище располагалось на самой окраине города. До него было неудобно и очень долго ехать – поэтому кладбище было довольно заброшенным и выглядело как-то даже немного зловеще. Но Еве было всё равно.

Войдя на кладбище, она почувствовала легкое дыхание теплого ветра… Ей это показалось странным, поскольку на этом ветру не качнулась ни одна ветка, ни один листок… …брат?… Ева не спеша направлялась к могиле Авеля, а тёплый ветерок продолжал развевать её волосы… Ева также заметила и то, что на этом кладбище, которое располагалось практически в лесу, не пела ни одна птица. Но она продолжала идти. И с каждым шагом, который приближал её к могиле брата, Ева чувствовала всё ясней, что за ней кто-то идёт, что кто-то находится рядом… но, оглянувшись, она никого не увидела. Лишь снова почувствовала лёгкий ветерок…

…Ave Satan…

Дойдя до могилы, она положила цветы. Цветы, которые так любил Авель: бордовые розы - символ любви. Считается, что если человеку дарят красные розы, то значит – его любят… а чем темнее розы – тем сильнее и любовь. Авель часто дарил Еве такие розы… Сейчас же она ему их принесла… Бордовые… его любимые…

Вдруг Ева почувствовала, что ей стало не хватать воздуха. Возникло ощущение, что её начал кто-то душить… кто-то невидимый. …брат… В глазах всё начало расплываться: кресты, надгробия, могилы… ноги подкосились, в глазах потемнело как в тот раз…и  Ева потеряла сознание.

 

- Ева… - кто-то тихо произнёс её имя, - наконец-то…

Ева открыла глаза. Перед ней стоял Марат.

- Извини, но я не мог спокойно сидеть дома, когда знал, что с тобой может произойти…

- А как же…

- Я нашел тебя лежащей на могиле брата… ты очень слабо дышала… я вызвал скорую… Теперь всё будет хорошо, если только…

Тут Ева снова потеряла сознание. Погрузилась в забытие, в сон…

 

- Ева, - позвал голос.

Она оглянулась.

- Ева… - после некоторой паузы, - Ты посмотри, как он переживает… - сказал Авель, указывая куда-то вниз.

И тут Ева увидела палату, себя, лежащую на кушетке… И Марата. Он стоял на коленях, держал её за руку, умолял, чтобы очнулась, умолял врачей спасти её. И сейчас Ева поняла, что она действительно что-то значит для Марата. И то, что сказал он ей накануне – правда…

- Я пришел в последний раз, - продолжал Авель, - я не думал, что еще кто-то сможет полюбить тебя так, как я… - говорил он, смотря на Марата, - но я ошибался. – тут он повернулся к Еве, - Ева, я хочу, чтобы ты была счастлива. А с тобой мы обязательно будем вместе… но потом, потом… 

Авель подошел к сестре, поцеловал её по-отцовски в лоб:

- Будь счастлива, сестрёнка…

 

…будь счастлива…

 

- Ева!

 

…будь счастлива…

 

- Ева… - со слезами счастья на глазах сказал Марат, - как я рад… ты жива…

- Марат… - прошептала Ева. – я люблю тебя…

 

…будь счастлива…



[1] Владыки теней.

[2] Призываю вас.

[3] Приказываю вам.

[4] Служите!

20 March 2011

Немного об авторе:

... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Забыла.
Ave
Отпуск.

 Комментарии

Комментариев нет