РЕШЕТО - независимый литературный портал
Ирина Курамшина / Художественная

В СЕМЬЕ НЕ БЕЗ ...

467 просмотров

Когда Даша приезжала домой на каникулы, для родителей начинался праздник. И не только потому, что Даша – любимая дочь. Будучи хорошим организатором, Даша по доброй воле взвалила на себя большую часть домашних дел. Все дела она делала легко и быстро, все удавалось, все спорилось в ее руках. Совсем маленькой девчонкой лет 10-11, Даша запросто брала на себя решение сложных вопросов, которые и взрослым-то бывают не под силу. Родители это вовремя заметили, и обратили дочерний дар на благо семьи и себе на пользу. Самостоятельность из неё, как говорится, просто пёрла. Ей это нравилось, она всё и всегда делала с удовольствием и исключительно по собственному почину. Дашке можно было поручить сварганить обед, родители знали, что дочь не подведет: уже в первом классе она могла сварить несложный супчик, пожарить картошку и даже испечь печенье. Дочку посылали в магазин, и она приносила сдачу, не растеряв по дороге ни копейки, - счёт Дарья освоила в пять лет. Она подсматривала за отцом, подклеивающим подметки к валенкам, и уже в младших классах освоила эту процедуру. С отца снялась еще одна домашняя обязанность. Наглядной иллюстрацией к Дашкиным талантам можно привести в пример такую картинку их семейного быта.

- О! Чёрт! – Отцу на голову свалилась отлетевшая планка обналички входной двери, когда он пришел на обед. Отец приставил ее назад, пару раз треснул по планке кулаком, вроде держится.

- Японский городовой! – Это уже мама приняла на себя удар той же самой планкой. И точно так же, как отец, пристроила ее на место, применив нехитрый приём с кулаком.

Брат, помня, что планка с утра била его по макушке, дверь открыл со всей осторожностью.

«Тук, тук, тук…» - Дашка пришла из школы, взяла молоток и прибила злосчастную планку.

Случались, конечно же, и казусы. С раннего утра Даша готовила обед к приходу родителей. В школу она не пошла по уважительной причине – простуда. Помешивая суп, Даша решила измерить температуру приготовляемого блюда, благо градусник был под рукой, она как раз мерила им по настоянию матери свою собственную температуру. А так как в младших классах физику не проходят, то Дашка еще не могла знать, что температура кипения 100 градусов. Она сунула градусник в суп буквально на минутку и вытащила его половинку. Вторая половинка вместе с ртутью осталась в родительском обеде. Суп пришлось выливать в унитаз и варить на скорую руку новый, с тушёнкой. Зато урок был получен на всю оставшуюся жизнь.

Летом Дашку вместе с маленьким братом отправляли к бабушке, причем без сопровождающих. А перелёт был сложный: сначала «болтанка» на «Аннушке» до ближайшего большого города, затем еще одна пересадка в краевом центре. Итого две пересадки, две очереди на компостирование авиабилетов. Дарья настолько входила в роль взрослой дамы, так чувствовала свою ответственность за брата, что ее фраза «Пропустите, я с ребенком», произнесенная с самым серьезным видом, не вызывала недовольства пассажиров. Народ улыбался и пропускал без очереди «молодую маму».
Обратно от бабушки балластом был дополнительный груз в виде бидонов с вареньем и корзин с овощами и фруктами. Даша и тут справлялась, всё довозила в целости и сохранности.

Отец гордился дочкой и частенько мечтал:

- Вот вырастет Дашка, куплю ей белый брючный костюм, самые моднючие туфли, шикарную сумку, и пойдем мы с ней гулять по проспекту. И все будут завидовать. Мне.

Как «в воду глядел». Однажды Даша возвращалась от бабушки и, зная, что отец в этот момент был в командировке в Красноярске, решила неожиданно нагрянуть к нему в гостиницу. Где он жил, в каком номере, мать ей сообщила. А Даше в то время было лет четырнадцать. Как раз то время, когда отец уже купил тот самый белый костюм и все полагающиеся к нему аксессуары. Он вообще не скупился на наряды для дочери, привозил из командировок все самое дорогое, модное. Кроме того, Дарья была девушкой рослой, волосы уже красила в рыжий цвет, пользовалась косметикой, и на свой возраст не выглядела. Во всяком случае, в кино, где детей до шестнадцати лет не пускали, она ходила беспрепятственно.

- Вы к кому? В какой номер? – Администратор за стойкой в холле гостиницы задала вполне уместный вопрос.

- В сто третий, к Федорову.

- А его нет. Так что, увы, девушка, уходите по-хорошему. – Администраторша криво усмехнулась и стала оценивающе разглядывать Дашку.

- Я дочь Федорова. Сейчас же дайте мне ключи от номера отца. – Даша чуть не задохнулась от возмущения.

- Ой, ой, ой, дочь! Скажешь тоже. Видали мы таких доченек. Ходите, ходите, прости Господи… Совесть совсем потеряли, стыда нет никакого…

Администраторша выкатилась из-за стойки и стала оттеснять девушку к выходу, продолжая осыпать проклятиями и ругательствами. Дарья была вытолкана из гостиницы в прямом смысле этого слова. Она не удержалась и показала блюстительнице нравов язык, а потом демонстративно уселась на скамейке прямо напротив входа.

Когда Дашка под руку с отцом зашла в гостиницу, администраторша лишь надменно смерила ее испепеляющим взглядом. Отец, уже осведомленный о произошедшем конфликте, достал свой паспорт, взял свидетельство о рождении у дочери, и молча положил оба документа на стойку перед оторопевшей и вмиг ставшей доброжелательной тётечкой.

- Вы уж извините меня. – Стала тараторить администраторша, покрываясь красными пятнами и пряча глаза. - Вы такой молодой мужчина. Такой интересный. Кто ж поверит, что вы можете быть отцом такой взрослой и красивой девушки?

Но отец так разозлился, что вступать в разговоры или принимать извинения был не настроен. Он лишь резко бросил:

- Всё? Инцидент «исперчен»? Пошли. – Последняя фраза, сказанная миролюбиво, касалась, конечно же, дорогой дочери.

Отец еще долгое время, вспоминая эту историю, подшучивал над дочерью, приставая к ней в городском транспорте с дурацкими вопросами: «девушка, а который час?», «а как вас зовут?», «а вы не подскажете, как пройти в библиотеку?» Дашке это нравилось, она подыгрывала отцу, и ситуации складывались порой анекдотичные. Один раз бдительная гражданка, приняла веселую перебранку отца с дочерью за аморальное надругательство над ребенком и, вцепившись в отца, не успокоилась, пока не передала его в руки стража порядка. Пришлось снова доставать документы, доказывать свое родство. Гражданка же очень обиделась…

Когда Дашка училась в 9-ом классе, она впервые столкнулась с таким понятием, как «блат». По дороге из школы Дашка встретила как-то директора магазина – очень эффектную женщину Аллу Морисовну.

- Душечка, что-то вы не заходите ко мне в магазин? Ни родители, ни ты. – Директриса излучало тепло и ласку. – Совсем обходите меня стороной.

- Как это так? Я каждый день что-нибудь покупаю в вашем магазине. – Дашка искренне изумилась.

- Дурочка ты ещё. Я ж не про ту дверь, что для всех открыта. Так и передай родителям. – Алла Морисовна загадочно улыбнулась и величественно удалилась, оставив Дарью стоять с открытым ртом.

Вечером Дашка устроила родителям допрос с пристрастием. Те ей признались, что некоторая часть граждан их маленького городка имеет право доступа ко многим благам, не доступным простому обывателю. Оказалось, что и Дашины родители могут таким правом пользоваться, да только стесняются. Девочка выспросила всё подробно и на следующий день тайно от родителей отправилась к Алле Морисовне.

Дверь служебного входа открылась как по взмаху волшебной палочки. Чудеса продолжались и дальше, когда Дашка попала в недра магазина.

- Ну, наконец-то, - улыбнулась директор магазина, царственно восседая в кожаном кресле за столом, обитым зеленым сукном, - итак, что будем брать?

- А что, у вас есть что-то ещё? Ну, кроме того, что там, – Даша мотнула головой в сторону торгового зала, ее фантазия дальше товара, который видела ежедневно на прилавках, не распространялась.

- У нас есть всё. Без проблем. Выбирай. – С этими словами директриса подвела Дашку к подсобному помещению и открыла дверь.

Дарья задохнулась от изобилия продуктов. Она оторопело глазела на ровные ряды колбас, сыров, всевозможных деликатесов, на ящики с любимой сгущенкой, которой в продаже никогда не было, её Дашке привозил из командировок отец.

- Смелее, Дашута. Не стесняйся. – Подтолкнула девушку директриса. – Я же не зря приглашала тебя к себе.

- Ой, и молоко есть! Не может быть! И я могу взять молоко? - Даша разомлела от неожиданно свалившегося счастья. Молоко, цельное молоко от настоящих коров в их северном городке было на вес золота. Его продавали два раза в неделю, очередь обычно выстраивалась на полкилометра. Соответственно, доставалось далеко не всем.

- Вот с молоком будут ограничения. Смогу продавать лишь по 2 литра через день. Не более.

- По 2 литра? – Дашка не верила своим ушам. – Алла Морисовна, я правильно поняла? Я могу приходить через день?

Директор магазина жалостливо посмотрела на девочку, величественно покивала головой в знак согласия, и Дарья, окинув цепким, хозяйским взглядом все помещение, приступила к выбору продуктов.

Вечером дома разразился большой скандал. Отец ругался, мать ругалась. Дашка не могла понять, почему нельзя пользоваться тем, что само идет в руки, почему родители не рады забитому под завязку холодильнику, к чему эти заморочки с честностью и порядочностью, когда хочется вкусно кушать и пить нормальное, не восстановленное молоко.

- Ну, и не ешьте ничего, мы с братом всё сами съедим. Продолжайте сидеть на перемороженной картошке, консервах да макаронах. А мне лично это надоело. И рыбу вашу я уже видеть не могу. И от оленины меня тошнит. А уток я просто ненавижу. Надоело все это однообразие. И к Алле Морисовне я всё равно ходить буду. Не запретите.

После таких категоричных заявлений скандал затих. Даша стала регулярно посещать заветную подсобку, разговоров на эту тему больше не возникало, только мать иногда украдкой вздыхала, находя в холодильнике очередные деликатесы. Дарья так вошла в роль «блатной», что стала захаживать и в книжный магазин, где «из-под прилавка» отпускали изумительные книги, никогда не выставляемые в широкую продажу, и с директором промтоварного магазина быстро нашла общий язык. Когда Дашка притащила домой швейную машинку «Веритас», на которую мать записалась еще три года назад, и очередь должна была подойти еще года через три-четыре, у матери чуть не случился инфаркт. А после покупки нового кухонного гарнитура, опять же благодаря Дашке, родители смирились окончательно, поняв, что сломить волю дочери им не удастся.

Даша окончила школу и уехала учиться. Она даже не сомневалась, что после её отъезда жизнь в родительском доме войдет в прежнее русло. Потому, приезжая на каникулы, первым дело бежала по уже ставшему привычным маршруту, к Алле Морисовне, и забивала до отказа полки родного холодильника.

- Горе мне с вами, горе! – Причитала по-старушечьи в каждый свой приезд Дашка. – Ничегошеньки вы без меня не можете.

- Доченька, мы не бедствуем. У нас всё есть. Посмотри, в сарайке полно продуктов.

- А кто говорит, что вы бедствуете? Да я, если хотите знать, завидую вам. Живете, как буржуи: бочка рыбы, бочка мяса, соления всякие, варенья ведрами. Я все понимаю, природа кормит. Да у нас в общаге и сотой доли такого богатства нет. Мне иногда по ночам наша сарайка снится даже. И по оленине скучаю. И тайменя или гольца готова съесть сырыми. Но ведь иногда хочется и лакомств. А вы это добровольно отвергаете. Вот этого я не могу понять. А с квартирой что намудрили? С чего это она велика для вас стала? Представляю лицо МЭРа, когда папа заявился к нему с просьбой: «Заберите нашу квартиру для нуждающихся, а нам поменьше выделите». А нам с братом где теперь размещаться, когда в гости приезжаем? Я лично на полу спать не хочу.

- Не обижайся на нас, в тесноте да не в обиде. – У матери на все был один ответ.

Дашка шумно вздыхала, снова ворчала, пыталась вразумлять родителей. Отец смеялся, мать отмалчивалась или находила уважительные причины, чтобы не встревать в разговоры. И всё оставалось по-прежнему. Но Дашка так сильно любила их, что в конце концов смирилась, махнула на родителей рукой и принимала такими, какие они были, есть и останутся навсегда в её памяти.
Теги:
31 August 2005

Немного об авторе:

кое-что есть в том, что здесь опубликовано :)... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Солнышко
РАДУШНЫЕ ХОЗЯЙКИ
НЕ ВЕРЬ КРАСИВЫМ!

 Комментарии

Марсана 8.51
31 August 2005 23:45
Какая замечательная хозяйственная девушка! Вот кому-то с женой повезло:))))))))
Ирина Курамшина17.49
31 August 2005 23:52
Жизнь внесла свои коррективы:)) От хозяйственности осталась лишь организованность:))
STR 0
01 September 2005 21:47
Фантастическая история.... Братья Стругацкие не твои родственники? :))
Ирина Курамшина17.49
01 September 2005 22:12
Мальчики нас поддержали, уже появились некоторые истории:))
Ирина Курамшина17.49
01 September 2005 22:13
Ну, если только седьмая вода на киселе:))
AndZhel 0
01 September 2005 23:20
А между прочем что-то от "Тройки" есть, это точно :)))
AndZhel 0
01 September 2005 23:20
А между прочем что-то от "Тройки" есть, это точно :)))
Таня 0
02 September 2005 21:26
о, назидательная история :))) Ирина, растешь, мне всё больше нравится, как читается, легко. Ох, дорастёшь до книги ;)