РЕШЕТО - независимый литературный портал
Ирина Курамшина / Наши легенды

ЗЕМНАЯ МАТЬ ИНОПЛАНЕТНОЙ КОРОЛЕВЫ

399 просмотров

(восстановленное)
Когда впервые тихой звездной ночью над крышами домов завис громадный огненный шар, мало кто из жителей небольшого провинциального городка мог представить себе размеры надвигающейся катастрофы.
Миролюбивые жители веселились и радовались словно дети. Все население города высыпало на улицы и, задрав голову к небу, дружно высматривало загадочную цивилизацию, иную жизнь - то, что это был инопланетный корабль, ни у кого не вызвало сомнений. Народ в этом городе всегда славился своим дружелюбием, там даже преступления не совершаются, – живут, как одна семья. А тут такое! Все стояли и ждали: вот-вот шар спустится на землю, раскроется, и они станут участниками невероятных и захватывающих событий.
Но в тот первый день ничего не произошло. Шар просто повисел, повисел над городом, а затем растворился, растаял в голубой дали, превратившись в крохотную точку на горизонте.
Следующей ночью шар появился вновь. Теперь он зигзагами двигался по небу, то, ускоряя, то, замедляя скорость. Иногда это огненное месиво так близко надвигалось на дома, что, казалось, еще миг, - и дом вспыхнет. Но, слава Богу, ничего подобного не произошло. Шар опять исчез так же внезапно, как и появился. Однако на этот раз у жителей городка осталось неприятное ощущение угрозы и чего-то странного, зловещего. У Симы появился страх: за детей, за мужа, за собаку, за себя, за друзей и соседей. Это уже потом, много времени спустя, Сима поняла: за ними наблюдали, как за подопытными кроликами, их изучали и решали, как с ними со всеми поступить.
Все Серафимины подруги в один голос поведали про точно такие же ощущения. А дети и мужья только смеялись над женщинами. Симин супруг Ефим тогда пошутил: «Вы (то есть женщины) стали зомби, вас всех закодировали на страх, оттого и трясётесь». Господи, как недалек он был от истины.
Утро следующего дня было ужасным. На рассвете Сима с мужем одновременно сорвались с постели от невероятных по шумовым эффектам громовых раскатов. То, что это не гром и не молния, они увидели, выглянув в окно.
Небо поражало чернотой и жуткой безысходностью: ни одной звезды, ни луны не было видно, не говоря уже о солнечном свете. Лишь яркий свет от огненного шара бил откуда-то с окраины города, как прожектор на местном стадионе. Именно оттуда же и доносился этот непрекращающийся шум и душераздирающие крики. Шум очень быстро приближался, всё отчетливее становились крики. И уже можно было разобрать, что это крики, взывающие о помощи - в них ощущалась боль, от них кровь стыла в жилах, перехватывало дыхание, и немели конечности.
И Сима, и муж, одновременно бросились к детям, которые также как и родители, были разбужены грохотом, и теперь стояли завороженные у окон, не в силах оторвать взглядов от яркого света, исходящего от шара. Наскоро одевшись, не забыв, конечно же, про единственное и любимое животное – собаку, семья в полном составе выбежала из дома в надежде успеть выбраться на машине из начавшегося ада.
Но их надеждам не суждено было сбыться.

Инопланетяне, уродливые подобия человека, трехметрового роста, все, как на подбор рыжие с лопатообразными семипалыми руками и ногами 60-го размера, с малюсенькими головами и искрящимися глазами-пуговками, уничтожали всех без разбора, кто пытался сопротивляться. В первый же день захвата города эти уроды истребили больше половины мужского населения. Оставшиеся в живых мужчины и дети-мальчики были помещены в специально отгороженную зону, по всему металлическому ограждению которой был подключен электроток. Ефим с сыном, как и многие другие, оказался за этой решеткой.
Инопланетян было много, так много, что иногда рябило в глазах от рыжего цвета. И они все были мужчины. Отвратительные и мерзкие мужчины. Они не говорили, они как-то по-лягушачьи квакали, выдавливая из себя звуки, общаясь между собой. А при общении с горожанами - оставшимися в живых и на свободе женщинами, эти громилы включали едва заметное устройство, вмонтированное у каждого исполина на уровне груди, которое, пропуская через себя их отрывистое кваканье, выдавало человеческую речь, приправленную металлом. За это кваканье женщины прозвали их между собой «жабами».

- Иди… сюда… быстро..., - проквакал один из жаб, тыча в Симу длинным пальцем-шупальцем, расплющенным на конце, - ты!

Он крепко схватил Серафиму за руку, да так, что у неё чуть не треснули кости, и поволок в дом. Сима упиралась, другой рукой крепко держала дочь и кричала от боли и отвращения. Эта рыжая лягушка еще и смердила невыносимо. Но справиться с трехметровым гориллой было не так-то просто - Жаб втащил сопротивляющихся в дом, захлопнул дверь и квакнул:

- Я – муж… ты – жена… она – жена.., - уродище показал на Симину двенадцатилетнюю дочь и удовлетворено затрясся, не то икая, не то рыгая - видимо, так инопланетяне выражали высшую степень своего превосходства или смех, не важно.

Серафима с дочерью инстинктивно прижались друг к другу. Она была в шоке, а дочь еще не понимала до конца всего ужаса создавшейся ситуации, и просто плакала. Именно с этой минуты их жизнь превратилась в кошмар. И не только их. Участь жен-рабынь постигла все женское население города. Женщины жили, как в аду. Никто не знал, что происходит за колючей проволокой, живы ли мужья и сыновья. Бедные женщины мучались неразрешимыми вопросами, с отвращением думали о новой семейной жизни с жабо-уродами, которая каждый день преподносила всё новые и новые сюрпризы. Понятия интимной жизни у жаб были сведены к нулю, новоиспеченный муж мог воспылать страстью во время обеда, на улице, в магазине - где угодно. Зрители ему не мешали. Для инопланетян секс был самым обыкновенным, естественным процессом, чем-то сродни щелканью семечек – щелкнул, выплюнул шелуху, пошёл дальше.

Буквально через две недели после захвата города все женщины от мала до велика «понесли», причем беременность протекала по какой-то ускоренной программе. И Серафиму, и её дочь постигла та же участь. На четвертой недели плод зашевелился и усиленно стал биться в утробе, казалось, еще секунда, и он выскочит наружу, разорвав материнский живот. Обе корчились от боли, а «муж» только квакал от удовольствия. К исходу шестой недели все женщины города разродились рыжими уродами мужского пола, и все они были копиями своих отцов, ничего земного в облике «малышей» не просматривалось. Только одна Серафима продолжала носить в чреве буйствующий днями и ночами плод. Жабо-муж неожиданно стал ласковым и приветливым. Остальные уроды почтительно расходились при виде Серафимы, оказывая всяческие знаки внимания. Происходило что-то странное. Сима не находила объяснения столь резкой перемене в поведении рыжих самцов. А предположить, что является матерью будущей королевы уродов - тем более не могла. А дело было именно в этом – она оказалась избранной.

Наконец, пробил и Серафимин звездно-королевский час, под окнами дома творилось что-то невообразимое - газон стал рыжим от сидящих на нём жабо-уродов. Они пели протяжную и заунывную песню, её мелодия была похожа на земные мантры. Сима потихоньку начала сходить с ума от скрипящих, механических голосов толпы, острая боль пронзила всё тело, он потеряла сознание, а, очнувшись, увидела рядом с собой очень красивую рыжую девочку с огромными глазами монстра, над которыми во лбу загадочно светился и переливался, невольно притягивая внимание, огненный шар. Маленькое чудовище плотоядно ухмыльнулось, обнажив острые зубки, и впилось в материнскую грудь… Сима закричала от страха, отвращения, боли и снова потеряла сознание…

- Что? Что такое, дорогая? – Ефим приложил руку ко лбу Симы и тотчас её отдёрнул. – Э, да ты заболела, вся горишь. У тебя температура поднялась. Лежи, лежи - я схожу за лекарством.

Ефим ушёл на кухню. Сима, всё ещё будучи под впечатлением от увиденного кошмара, с трудом встала с кровати, с дрожью в коленках прошлёпала к окну и выглянула на улицу. Дрожь мгновенно отступила вместе со страхами, и Сима счастливо улыбнулась. Никакого огненного шара, никаких инопланетян, это всего лишь дурацкий сон, сон, сон… Он мучает её с юности вот уже двадцать лет, но Серафима никак не может привыкнуть, потому что ничего в этом сне не менялось до сегодняшней ночи, сон всегда обрывался на том месте, где у Симы начинались схватки. А сегодня …

Взгляд её, полный любви и нежности, упал в угол комнаты – там, в колыбельке мирно посапывала рыженькая семимесячная Лизонька, родившаяся со странным родимым пятном в виде небольшого шара совершенно правильной формы - строго посередине лба.
Теги:
18 March 2006

Немного об авторе:

кое-что есть в том, что здесь опубликовано :)... Подробнее

 Комментарии

Lada1 0
14 April 2006 12:13
Очень интересно. Почему так мало? Ведь из этого можно сделать большой и увлекательный роман.
Ирина Курамшина17.49
14 April 2006 16:33
Спасибки)) А мало потому, что это моя первая попытка написать что-то фантастическое)))
А вообще-то - это мой сон, который снился давно каждый день один и тот же на протяжении длительного времени)