РЕШЕТО - независимый литературный портал
Ирина Курамшина / Ирония

ЭКСТРИМ ПРЕДЛАГАТЬ! ПРИВЕТСТВУЕТСЯ!

436 просмотров

ЭКСТРИМ ПРЕДЛАГАТЬ! ПРИВЕТСТВУЕТСЯ!
Все почему-то считают, что строгие учителя и в повседневной жизни «сухари», что они постоянно «строят» своих домашних, всё время брюзжат и всех поучают.
Хочу развеять этот миф на примере одной знакомой - учителя истории.
Инну Михайловну боятся все ученики. Она нещадно ставит «двойки», не имеет жалости к провинившимся, терпеть не может лентяев. На её уроках всегда стоит гробовая тишина, никто даже не помышляет о разговорах или тем более о каких-либо проказах. Самые хулиганистые ученики в кабинете истории являют собой пример безупречного поведения.
Оттого и успеваемость по предмету Инны Михайловны самая высокая. И сам предмет ученики знают неплохо.
А по жизни Инка - рубаха-парень, «своя в доску» в любой компании, гуляка и заводила.
Без неё ни один праздник в нашей компании не обходится, да и сам праздник – не праздник, если Инка отсутствует. Вот бы удивились её ученики, узнав об этом. Да они бы и не поверили.
А кто может поверить, что «Жердина», такое прозвище Инка получила за рост и телосложение и еще за привычку бить линейкой по рукам провинившихся учеников, но, правда, не сильно, чисто символически, может напиться и в состоянии алкогольного опьянения совершать безумные поступки? Что строгая училка способна на спор прыгать с парашютом или просто так, для собственного удовольствия - с десятиметровой вышки в бассейне, не имея опыта и подготовки в таких ответственных делах.
А Инка может! Ещё как может. Наша компания уже привыкла к её выходкам. А непосвященных иногда в дрожь бросает. Инка как учудит, так учудит. И, главное, сумеет так всех завести, что народ потом только диву даётся, - как это они пошли на поводу у Инки, как согласились на необдуманные поступки.
Как-то раз сидим компанией, скучно как-то, без куража, вяло и кисло, болтая ни о чём.
Инка смотрела, смотрела, слушала, слушала, потом вдруг говорит:
- А не пойти ли нам в поход?
Все обомлели. Какой поход? Дело к ночи уже близится. Колька Петров, наш местный острослов тут же подковырнул Инку:
- Ага, идём! Идём в поход вокруг дома с ночёвкой! Палатку разбиваем напротив подъезда, чур, я развожу костёр.
- Да ладно тебе, Петров. Я ж серьезно. - Обиделась Инка. - В Питере сейчас белые ночи. Кто из вас видел, как разводят мосты? Никто? Вот! Значит, едем в Питер. Прямо сейчас. Поезда каждые полчаса отходят до северной столицы. А я, как историк, покажу вам самые интересные места, и, заметьте, бесплатно буду гидом.
И ведь уговорила она нас, и поехали, всей компанией сорвались с места буквально за пятнадцать минут. А ещё через два часа мы уже сидели в вагоне-ресторане поезда, набиравшего скорость по направлению к Питеру.
Петров у нас любитель пива, сразу начал изводить буфетчицу каверзными вопросами:
- А вот скажите, любезная, у вас пиво с подогревом? - Вопрошал он раскрасневшуюся от внимания и волнения на удивление стройную женщину для своих немолодых лет в белоснежном кокошнике.
- С подогревом, с подогревом, - глядя с обожанием на Кольку, затараторила разомлевшая буфетчица, - для вас всё, как скажите.
- И что это бабы так ведутся на Петрова? - Инка стала с интересом наблюдать за разговором, - вроде не красавец, даже страшноват на мой взгляд. Может, я что-то не вижу, что-то пропустила? Ведь на один горшок в детсаду с ним ходили. Знаю его сто лет уже. Ребята, а мы с Колькой могли бы составить хорошую пару? Все только загоготали: «Два сапога - парочка!»
- А что? Он холостой, я разведена... - Инка задумчиво уставилась на Кольку, продолжавшего изводить буфетчицу.
- Значит, пиво у вас с подогревом? - Колька лукаво прищурился.
- Да, да, с подогревом. - Буфетчица томно, во всю свою бальзаковскую красу распустилась утренним бутоном.
- Так вот мне!.. Без подогрева! – Подвёл итог Петров, шлёпнув по стойке своей лапищей так, что вздрогнул весь вагон-ресторан.
Буфетчица растерялась, видимо не поняла Колькиной шутки. Жалкая стала и как-то сразу сморщилась. А наши мужики, зная все Петровские шутки наперечёт, просто покатывались со смеху.
- Да ну, его, Петрова, - Инка потеряла всякий интерес к другу детства, - злые у него шутки. Не душевный он какой-то. Пусть живёт!
Вот ведь не зря говорят, что чрезмерно смеятъся - накликать беду. В разгар нашего веселья в вагон ворвались люди в бронежилетах, в черных масках с прорезями для глаз и рта и с автоматами наперевес.
- Руки на стол! - Заорал один из них. Да так громко, что у всех присутствующих одновременно икота началась. Сидим чурбанами с вытянутыми руками и икаем. И никто не может остановиться. А старший этой группы захвата потребовал директора вагона-ресторана. Пока директора искали, пока с ним старший выяснял отношения, мы всё сидели и икали. Больше всех Инка. Она вообще сильно возбудимая, а тут такое! Покраснела, почти пунцовая стала. Я не выдержала:
- Можно женщинам воды выпить? - Обратилась к стоящему рядом человеку в маске и держащему под прицелом нашу компанию. - Вы ж видите, еще немного и наша подруга отдаст Богу душу.
- Пусть пьёт, - мотнула автоматом в Инкину сторону «черная маска», - но только она одна. Инка схватилась за стакан с минералкой и жадно припала, делая большие глотки. И пока автоматчик не смотрел в её сторону, стала лихорадочно стаскивать кольца, которых на Инкиных пальцах всегда было в великом множестве. Когда все кольца были сняты, Инка зашлась в судорожном кашле. Автоматчик тут же брезгливо отвернулся от неё. А Инка ловким движением фокусника отправила свои драгоценности куда-то в район грудной клетки, под блузку. И еще подмигнула мне при этом. «Ловкая, однако, у нас подружка!» - Удивилась я.
Концовка этого происшествия нас всех глубоко разочаровала. Как любые нормальные русские, мы любим зрелища. Ждём чего-то захватывающего и необычного. Мы-то думали, террористы захватили наш вагон. Уже представили себя в роли заложников. А оказалось, что это всего лишь плановый рейд ОМОНа был. Наркотики искали. Наша Инка не на шутку расшумелась:
- Я тут жизнью рисковала, икала до посинения, чтобы свои брюлики спасти. А у них рейд, видите ли! Рядовой рейд! Нет бы, сразу объявить, кто вы да что вы. А то стоят, дула наставили на честных людей! Предупреждать надо!
Зато иностранец, что сидел за соседним столиком, взахлёб рассказывал кому-то по телефону о происшествии. Вот его точно потрясло и проняло, потому что мы то и дело слышали:
- Рашен экзотик! Рашен экзотик! - Это и без перевода понятно.
Вот так мы съездили в поход. Правда, в самом Питере всё обошлось без происшествий. И, слава Богу! Тихо так побродили по городу, а вечером обратным поездом вернулись домой.
А недавно Инку положили в больницу, должны были одну несложную операцию делать.
Инкина закадычная подружка Ольга, тоже учительница, между прочим, накануне операции навестила подругу. «Донавещались» они до того, что решили съездить к Инке домой, в больнице ж не развернешься с гулянками, а душа требовала выхода.
День был воскресный, дело к вечеру. Дежурный врач разрешил отлучиться на пару-тройку часов, до отбоя. Велел вернуться не позднее десяти вечера.
И наши подруги решили отметить предстоящую Инке операцию.
- Водка - лучшая анестезия! - поучала Инку Ольга. - Пей, не робей! Завтра на операции будешь, как «спящая красавица», ничегошеньки не почувствуешь.
Сказано, - сделано. Анестезия пошла хорошо, даже очень хорошо. Однако о возвращении в больницу помнили обе. Решили заказать такси. Ольга вызвалась проводить подругу до самого порога больничной палаты. Сама села рядом с водителем на переднее сиденье, а Инку уложила на заднем сидении. Подруга к тому времени уже почти спала. Видно, анестезия действительно была хорошая, качественная.
Когда уже подъезжали к больнице, таксист разразился вдруг площадной бранью. Задняя дверца машины оказалась приоткрытой, и водитель стал кричать, чтобы Инка закрыла дверь. Но Инка не отвечала. Водитель с Ольгой обернулись и увидели, что заднее сиденье пустует. Инки не было нигде: ни на сидении, ни под ним.
Ольга сразу расплакалась, представив картину Инкиного падения из машины. А водитель только молча развернул такси и на предельно возможной скорости погнал в обратную сторону.
Инку они заметили издалека. Она сидела на бордюре, подперев обеими руками голову, и спала. Ни крови, ни синяков, ни сколь незначительных царапин!
- Алкашам везет, - констатировал таксист, - была бы трезвая, разбилась бы на смерть. А этой хоть бы хны. Вывалиться из машины на ходу, на скорости! И не единой царапины! Алкашки! Тьфу! А вроде с виду порядочные бабы.
Но в больницу отвез.
Инка после того случая спиртное больше не употребляет. Только пиво безалкогольное. Да и то редко. Зато теперь у неё в ходу свежевыжатые соки. Всем рекламирует. И ведет здоровый образ жизни.
А последний месяц у Инки новая навязчивая идея с замужеством появилась. Хочет Инка замуж. Хочет семью. Хочет родить потомство. Она даже объявление в газетах и журналах разместила с завлекательной фразой в конце, так отражающей всю Инкину сущность: «Экстрим предлагать! Приветствуется!» И наша компашка замерла в предвкушении приключений и в ожидании добровольца, который отважится на столь опрометчивый шаг, как женитьба на Инке.
Теги:
30 April 2005

Немного об авторе:

кое-что есть в том, что здесь опубликовано :)... Подробнее

 Комментарии

Линк Чумовски369.69
01 May 2005 00:15
:)))
Ирина Курамшина17.49
01 May 2005 00:17
Ты начал читать прозу? с чего бы?
Гарис 0
01 May 2005 01:20
Ладно, сжалюсь над тобой, ибо концовка понравилась:)))) Хотя был один момент, который чуть всё не испортил, хотя всё-таки не испортил:)
Ирина Курамшина17.49
01 May 2005 01:28
Расскажи, расскажи...Какой момент? Что не понравилось? По-сыновьи, честно. Вона, второй сын, вообще только улыбнулся:)
Андреич 0
03 May 2005 07:48
Не понил 8-0 откель сыны?! ТЫ ГДЕ БЫЛА?!