РЕШЕТО - независимый литературный портал
Кристина Рыженкова / Художественная

Еще раз о двоих, глава 1.

420 просмотров

Посвящается человеку, вдохновившему меня на очередную литературную чушь, человеку, похожему на миллионы других влюбленных людей - Махе, т.е. Марии - моей подруге.
Взгляд из темноты дня и света ночи. Разрезая внешнюю оболочку живого существа, он приникал в самое сердце. Не причиняя боли этот взгляд, этих серо-голубых глаз, мог узнать все: мечты и желания, тайны и страхи; а потом покинуть сердце все так же без боли и страданий.
Обладатель этого взгляда не принадлежал к роду человеческому (да, и не мог человек обладать всепроницающим взглядом). Он жил в шумном городе, знал его наизусть и владел почти всем городом, где никто не мог противоречить ему. Глаза этого странного создания поражал и завораживал с первого взгляда.
Но сегодня Волк смотрел на нее не так, как всегда, не к такому взгляду его красивых глаз она привыкла. Он смотрел на Маху не своим нежным испытующим взглядом, а жестким, и даже жестоким, но в то же время таким влюбленным. Что-то было не так сегодня. Для него сейчас даже солнце светило не так, как вчера. Весь мир стал казаться ему другим. Если посмотреть на Волка повнимательнее, можно было увидеть, свет. Он, как лучи окутывают весь солнечный шар, окружал плотным кольцом все мощное и сильное тело пса.
Все те пять минут, что они стояли друг напротив друга Волк улыбался, наверное впервые за всю его жизнь. Он явно был счастлив. Большие щенячьи глаза с оттенком счастья, принадлежавшие взрослому пятилетнему псу «без прописки и регистрации», смотрели на белую мускулистую собаку и будто говорили: «Представляешь, я, кажется, влюбился!»
Они были знакомы очень давно. Но Волк всегда относился к ней только как к подруге, хотя и очень близкой. Он и представить себе не мог, что она станет смыслом его жизни. Сам он был обычной дворнягой, как, впрочем, и Маха. Но поставить себя с ней в один ряд не мог – уж слишком чистой казалась ему душа собачки. Его любовь к ней не была чисто платонической или физиологической, вовсе нет. Это было… удивительное чувство, от которого распускаются ромашки и васильки. Волк мог подарить Махе мир и миру Маху. Но она навсегда останется с ним и, по его мнению, будет принадлежать только ему. Он ревновал ее к каждому встречному псу, но при этом ни разу не сказал, ни одного комплимента. Его душу, сердце и голову раздирали противоречия: он хотел быть с ней, но боялся, что Маха не примет его таким, какой он есть; любил ее и ненавидел; дарил вест мир и скрывал от него.
И вот сейчас, стоя перед ней, Волк долго перебирал слова, долго собирался с мыслями, проигрывал заранее все возможные результаты их встречи. И, наконец, выдавил из себя заветные четыре слова:
- Я люблю тебя, Маха, - сказал он, заикаясь. И отвернулся, ожидая, что сейчас собака «всей его жизни» пробежит мимо, задрав хвост, и будет кричать на весь двор, что непобедимый в бою Волк – влюбился.
А ведь действительно, равных ему в бою среди всех дворовых псов этого города не было. Все завидовали ему и почти что обожествляли. А молоденькие собачки только вздыхали ему вслед. Все, кроме Махи. А она подошла к нему, лизнула в нос, и он услышал ответ, на который так надеялся, но не ожидал услышать:
- И я тебя люблю, Волк, - тихо сказала Маха и снова лизнула его в нос.
Теги:
30 August 2005

Немного об авторе:

Я не длиноногая блондинка с голубыми глазами, но тоже очень ничего, особенно, когда узнаешь меня изнутри (т.е. мой внутренний мир).... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет