РЕШЕТО - независимый литературный портал
Елена Жарова / Проза

Запахи и чувства

1333 просмотра

Полуденное солнце так приятно греет кожу. Говорят, что я из-за своей любви к солнечному теплу стала похожа на папуаса. Забавное утверждение. Но даже если это и так, то мне  безразлично. Ведь это приятно, когда нежные лучи солнца ласкают кожу. А еще в окно врывается пряный запах лугов.

Лето! Как я люблю эту пору.

Позади в дверях зашуршали юбки. Потянуло запахом лаванды. Значит, Нюра опять позаимствовала без спросу у меня масло.

-         Собралась куда-то? - спросила я.

-         Ох! Госпожа! Вы ведь, не против? Мне так нравится это ваше маслице, а наши и соседские Курячинские решили у реки хороводы поводить, да песни попеть.

Нюра аккуратно поставила передо мной на столик поднос с едой. Нет запаха, а значит, опять овсянка. И слабо заваренный чай. В последнее время дела имения идут на убыль, потому на всем экономим.

-         Чаю налей и можешь идти.

-         Хорошо, Мария Николаевна! Дайте я только окно прикрою. А то застудитесь!

-         Нет, окно оставь.

Нюра подхватила пустой поднос и тихо удалилась.

Есть противную овсянку не было мочи, потому я аккуратно потянулась к чашке. Она стояла на привычном месте, и мне удалось взять ее, и не пролить на себя горячего напитка. Пригубила и со вздохом откинулась на спинку кресла. Тут в двери гостиной тихо постучали и, не дожидаясь  разрешения, вошли. Так обычно поступал мой управляющий. После смерти старого управляющего, я взяла на службу нового, молодого. Он был полон энтузиазма, новых прогрессивных идей. Но как-то это все странно сказывалось на доходах имения. Войдя в гостиную, Гаврила Иванович принес с собой запах дорогого табака, так же пахло от моего отца.

-         Позвольте, Мария Николаевна, я потревожу ваш покой.

-         Присаживайтесь, Гаврила Иванович. Какие новости принесли на этот раз?

-         В последнее время я стал печальным вестником.

-         Я привыкла. Говорите, что у вас там?

-         Вы только не волнуйтесь, Мария Николаевна. Состояние ваших дел таково, что лучше заложить имение.

-         Заложить? Так ведь еще лето. Урожай даже не поспел. Осенью можно расплатиться с долгами в счет прибыли от ...

-         Да что вы, Мария Николаевна, какая прибыль? Крестьяне ленятся — не желают денно и нощно работать на полях. Им бы все хороводы водить, да песни горланить. Я вам уже докладывал о море среди скотины. Тут не до долгов — самим бы очередную зиму продержаться!

-         Все-таки, вы не управляетесь без приказчика. А ведь по вашему настоянию я уволила моего старого, проверенного человека.

-         И правильно сделали, что уволили. Приказчик — деньги на ветер! И зря вы так, Мария Николаевна! Я же как белка в колесе — кручусь, верчусь, ночами не сплю, все о вашем благосостоянии и думаю.

Гаврила Иванович еще долго распинался о своей важности и незаменимости, но я уже отвлеклась на звуки подъезжающих к крыльцу дрожек. Бубенчики на упряжи были только у лошадей соседа Прилужина. А значит, ко мне в гости явилась его дочь — Оленька. Моя сверстница и давняя подруга.

-         Ко мне гостья приехала, Гаврила Иванович. Будьте столь любезны - проводите ее сюда.

-         Конечно, - сдержанно ответил управляющий и покинул меня. Но у самых дверей я услышала его недовольное бормотание:

-         Принесло же эту ведьму!

Ведьма двадцати пяти лет, впорхнула в гостиную, поцеловала меня в щеку и села напротив, где до нее сидел управляющий. От нее пахло жасмином и розой. Приятные запахи. Жаль только, что это парфюм.

-         У меня такие новости, Маша! Ты не представляешь, мы вчера были на балу у графа Ронского. Там собралось все местное дворянство!

И Оленька принялась расписывать каждую семью: кто, в чем одет был, какие прически у подруг. Не забыла подробно описать свое новое украшение, надетое ею по случаю бала. Потом подробно описала, чем угощали, какие блюда подавались, какое вино разливалось. Расписала, какого света были поданные сервизы, упомянула о качестве фужеров, и даже рассказала, в каких шикарных ливреях красовались лакеи. Оленька была единственной подругой, которая не ленилась описывать  все в таких мельчайших деталях, что мне не составляло труда представить, как все выглядело. После часа подробного отчета она, наконец, перешла к главной теме – танцы! Описав каждого своего партнера, она сказала то, что меня заинтересовало:

-         Но всех покорил своей галантностью, сдержанностью и умом сын Дмитрия Егорьевича Веснина! Ах, Машенька! Смотрю на него и вспоминаю своего мужа! Царствие ему Небесное. Только вот думаю, что он не найдет ни одной себе невесты. На войне он получил просто ужасное ранение в голову. Через всю левую щеку у него такой страшный шрам!

Оленькин голос совсем сник. Вот-вот заплачет.

-         Умен, говоришь? - уточнила я.

-         Конечно! Он же во Франции учился. А как Наполеон войной пошел, так сразу вернулся и поступил в гусарский полк! А после славной победы четыре года прожил в столице. Говорят, был секретарем у самого графа Строганова!

-         Очень интересно, - прошептала я. А Оленька продолжила рассказ о танцах.

Уехала она только к вечеру. В окно потянуло запахом костра, и сырости, от поднимавшихся туманов у реки. Оттуда же понеслись протяжные песни.

     Я постаралась представить себе тихо бегущую реку, с ее мерным журчанием, студеной прохладой. Плакучие ивы и за ними заливные луга. Мужики и девки водящие хороводы и поющие песни.

 Расцвела в поле хмелина
Иванушка сиротина
Калина, малина.


 Иванушка сиротина,
Неоткупчива купчина.
Калина, малина.

Неоткупчива купчина,
Парень девку полюбил,
Калина, малина...

И все как-то навалилось разом. Грусть-печаль, одиночество прорвались через слезы, а потом я стала молиться пречистой Богородице, что бы послала мне мужчину. Хотя бы одного!

 

На второй день после Оленькиного рассказа, произошло нечто, что я расценила как чудо - ответ на мою горячую молитву.

Весь день прошел как обычно: скучно, бестолково, но ближе к вечеру я услышала, что к крыльцу подвели коня. Конь хромал, потому его хозяин шел пешком. Голос у незнакомца был  строгий и уставший. И он спрашивал меня! Но на встречу ему вышел сам управляющий и с ужасающей наглостью заявил, что хозяйка ушла почивать и будить не велела. Я охнула, схватилась за колокольчик и затрясла им со всей силы. Весь дом переполошила!

-         Нюра! - позвала я.

Девушка прибежала по первому зову.

-         Приехал гость! Зови его ко мне!

-         Да, но... - замялась Нюра, - Там... Гаврила Иванович.

-         Сейчас же! - прикрикнула я.

Девушка охнула и убежала. Я сама не ожидала от себя, что смогу поднять голос на кого-либо. Пусть даже это крепостной.

Аккуратно выбравшись из кресла, я не спеша прошла в центр гостиной, отряхнула спереди платье, пригладила волосы и закуталась в шаль. Вот и все приготовления. Теплилась слабая надежда, что выгляжу я вполне прилично. Двери отворились и вошел он. Нежданный незнакомец. Я прикрыла глаза и улыбнулась гостю. Он не использовал новомодного парфюма и пахло от него травой и конским потом.

-         Прошу прощения, что врываюсь к вам в столь поздний час. Позвольте представиться — Владимир Дмитриевич Веснин, - и шаркнул ногой в поклоне.

-         Мария Николаевна Весницкая. Приятно познакомится, - я сделала легкий реверанс.

И только через секунду после знакомства я поняла кто мой гость. Это было так неожиданно, что мне стоило больших трудов, что бы не показать ему, как рада принимать его в своем доме! Я ведь думала о нем весь вчерашний день. Да что греха таить, и весь этот день тоже. Он представлялся мне рыцарем, спасающим меня. Но необходимо было удостовериться, что мой гость именно тот, за кого себя выдает. Это было не совсем принято, то что я собиралась сделать, но по-другому у меня не получится.

-         Рада принимать вас у себя, - начала я, - Я так много о вас слышала. Но никогда не видела. И... и хочу увериться в том, что вы — это вы.

Господин Веснин молчал. Я чувствовала его замешательство, потому решила объясниться:

-         Я знаю, что мое поведение не вписывается в принятые в обществе правила, - и я протянула к нему руки, - извините, но мне нужно ваше лицо.

Опять молчание. Но через пару секунд я услышала его приглушенный шепот:

-         Боже мой!

И он подошел ко мне совсем близко, так что я могла дотянуться до него.

-          Конечно, я не возражаю.

На звук голоса я протянула руки и дотронулась до его лица. Высокий лоб. Нос с легкой горбинкой. Глаза глубоко посажены. Длинный неровный шрам на левой щеке. Когда я провела по нему пальцем, господин Веснин чуть было не отстранился, но совладал  с собой. Значит, болезненно реагирует на этот шрам. Но меня его шрам не волнует, главное, что бы у господина Веснина хватило ума и сил мне помочь. Бакенбарды, усы. Волевой подбородок гладко побрит.

-         Позвольте, я провожу вас до кресла, - предложил он, когда я завершила знакомство с его внешностью. Голос у него стал хриплым, точно в горле пересохло.

Я уселась в кресло, и позвонила в колокольчик.

-         Может быть чаю?

-         Спасибо, с удовольствием. Но я заехал по другой причине:  мой конь захромал по пути, хотя подковы новые, чистые. Хотел попросить вашего коновала осмотреть его, а  иначе он не дойдет до дома.

-         Конечно.

Как раз вошел старый лакей Василий. Я распорядилась насчет чаю иконя. Василий ушел, но я слышала, что кто-то  стоит у дверей. Ах, да, управляющий.

-         Гаврила Иванович,  сейчас я не расположена говорить о хозяйстве. До завтра.

-         До свидания, Мария Николаевна, - и дверь за ним закрылась.

-         Я специально хочу остаться с вами наедине, господин Веснин,  что бы поговорить. Времени мало, потому выслушайте меня, пожалуйста. Ко мне не приезжают господа, точнее мужчины, которых я могла бы попросить о помощи в одном очень важном для меня деле. За последние пять лет вы, господин Веснин, единственный, потому и обращаюсь к вам.

Гость закашлялся. Кажется, он был смущен. Может я нарушила все мыслимые и немыслимые правила общения? Тут он шепотом поинтересовался:

-         Так в чем состоит ваше дело?

Невольно я тоже перешла на шепот:

-         Понимаете, господин Веснин, мое дело такого характера, что помочь может только мужчина.

Он опять откашлялся, а я продолжила:

-         Я получила прекрасное образование, не смотря на свой физический недостаток. Я говорю по-французски, хотя этот язык сейчас не в фаворе. Прекрасно играю на рояли. Удивительно, правда? Обучена устной грамоте. Я прекрасно считаю, но тоже все на слух, - я перевела дух. И в этот момент у меня возникло смутное ощущение, что беззастенчиво нахваливаю себя.

Гость мой совсем притих.

-         Господин, Веснин! Помогите мне, пожалуйста! - взмолилась я.

-         Да в чем вам помочь? - воскликнул он.

И я все объяснила:

-         Помогите моему управляющему восстановить мои финансовые дела. Кажется, он не справляется один, а приказчика отговаривает нанимать. Говорит — лишние расходы. Разобравшись с этим, вы спасете меня от разорения! Пожалуйста! Не отказывайте мне!

Тут дверь открылась и Василий, шаркающей походкой, вошел в гостиную с подносом. Сервировал стол, и, пожелав нам приятного аппетита, ушел. За это время господин Веснин уже пришел в себя, и принял решение:

-         Я помогу вам — пришлю в помощь собственного управляющего.

-         О нет! - воскликнула я, - только не управляющий. Год назад я просила о помощи моих добрых соседей — господ Курячинских. Они согласились и прислали своего управляющего. Так с ним приключилось настоящее несчастье —  упал с лошади и свернул себе шею! Потом Ольга Петровна Прилужина присылала своего управляющего. И с ним приключилась трагедия — ночью угорел. Мои финансы — настоящее проклятие для управляющих! Вот я и подумала, что, может быть, человека благородного проклятие не коснется.

Молчание в ответ. И вдруг господин Веснин рассмеялся, хлопнул себя по коленям и обрадовал меня:

-         Хорошо, уговорили! Какому дворянину и бывшему гусару не захочется сразиться с чертовщиной. К тому же, не дамское это дело — заниматься финансами.

Когда уже мы выпили чаю, опять появился Василий и сообщил, что коновал осмотрел коня, перетянул ему ногу и теперь ждет барина, что бы передать мазь. Перед уходом господин Веснин спросил:

-         Так вы умеете играть на рояли?

-         Да, конечно, - ответила я.

-         Когда я разберусь с вашими финансами, вы исполните что ни будь для меня? - попросил он.

Мне сразу стало грустно, да и неловко, но пришлось сказать, что рояль был продан еще год назад. И мы распрощались.

 

На следующий день, после полудня, я с помощью Василия спустилась в сад, устроилась на лавочке, но насладится покоем, мне не дала Нюра. Я услышала ее издалека. Она бежала, причитала и звала меня. Уже рядом со мной, она, задыхаясь, начала причитать:

-         Ох, Мария Николаевна! Какие дела творятся то!

Нюря упала на траву у скамьи и стала рассказывать:

-         Марья Николаевна, матушка! Я вам все сейчас по порядку расскажу! Тот вчерашний статный такой барин, что приезжал к вам, на пути домой упал с коня! Вы представляете! И не просто упал, а в коня точно бес вселился, и сбросил господина с себя!

-         Боже! Он сильно расшибся? - воскликнула я. Но Нюра успокоила меня:

-         Да нет, ногу он только немного ушиб. Это мне ихние из усадьбы сегодня рассказали. Но это еще не все!

-         Неужели еще что-то? - перепугалась я не на шутку.

-         Говорят, когда барин ехал утром в сторону ваших земель в него кто-то стрелял!

-         Что! - мой голос сорвался на фальцет.

-         Но не попали! Зато, когда он пришел в дом нашего управляющего там, говорят, слышалась ругань, а потом шум потасовки. И знаете что?

-         Не томи — говори.

-         Наши крестьяне видели, как барин увозил Гаврилу Ивановича связанным и перекинутым через спину коня!

-         Но почему? – хотя, я этому не особо сильно удивилась. Видно разногласия в решении финансовых проблем моего имения были таковы, что решить их можно было только при помощи грубой силы, а не силы ума.

-         Кто ж  знает. И еще говорят, что барин повез его в город! Во как!

-         Похоже, нас всех ждут перемены, - решила я и отправила Нюру в дом. Мне надо было остаться одной, обдумать, что делать дальше, как спасать разоренное имение…

Как же я люблю летние вечера! Именно тогда появляется неповторимый запах свежести утомленной дневным зноем зелени, пряного дыхания земли. И в последнее время именно по вечерам происходят чудеса.

Сперва,  вбежала Нюра, но она только охала и ахала. Потом вошел Василий и своим скрипучим старческим голосом объяснил, что ко мне явился гость… с подарком. И тут двери в гостиную распахнулись, и началось настоящее столпотворение моей челяди. Прислушавшись к их, казалось бы, нестройному говору, я поняла, что они вносят что-то очень большое, тяжелое. И среди всей этой суеты я различила знакомый запах. Это был он!

-   Господин Веснин! Добрый вечер!

-   Извините, я без приглашения. Но я привез вам интересные новости.

И он рассказал, что сразу заподозрил моего управляющего в воровстве. А, может даже, и в убийствах. Его подозрения оправдались, стоило только заглянуть в приходные записи имения, так как управляющий вел их, не стесняясь своего мошенничества. Видно, думал, что никто не будет его проверять. Произошла драка, однако господин Веснин легко управился с вором и отвез его в полицию, сдал исправнику, все объяснил, показал приходные записи. Так, после двух часов допроса, вор сознался во всем. Оказалось, что у него в городе был домик, куда он привозил вещи, которые якобы продавались за долги имения. Все было описано. И рояль тоже. Но он слишком громадный, что бы временно хранить как улику в участке до окончания дела. Так что, исправник разрешил рояль вернуть хозяйке.

-    Сыграйте, мне, - попросил господин Веснин, когда инструмент установили на прежнее место.

Я сыграла сонату Моцарта  для всех собравшихся, но особенно для него, моего спасителя! Когда все разошлись, и в гостиной остались мы, да Василий, подсуетившийся с чаем, Владимир Дмитриевич попросил разрешения приезжать ко мне каждый день и слушать музыку.

-  Мне хотелось бы видеться с вами чаще, Мария Николаевна, - объяснил он.

Я согласилась…

 



 

 

11 September 2010

Немного об авторе:

абсолютно неизлечимая творческая личность... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Запахи и чувства
Охота на шамана
На старте

 Комментарии

Комментариев нет