РЕШЕТО - независимый литературный портал
Ярослав Хотеев / Художественная

Записи путешественника Арго. (Часть 2). Вкус свободы.

1329 просмотров

Всем, кто еще свободен

Записи путешественника Арго. (Часть 2)

 Вкус свободы.

Путешествовать я начал еще в 17 лет, и должен признаться, за свою долгую жизнь повидал не мало. С гордостью признаю, что каждый с кем  встретился, по-другому показал мир. Во  многом благодаря этому я не останавливался. Продолжал вновь и вновь искать других людей, другие взгляды. И не жалел ни капли топлива истраченного в двигателе ракетного ранца.

Того парня я повстречал на первый год своих путешествий. Юный новичок, еще только-только постигающий искусство путешествий, постепенно выжимая из себя неженку.

Путешествуя по воздуху, всегда нужно тщательно отбирать багаж. Лишняя банка консервов – лишний объем топлива, больше износ двигателя, и тем вероятней непредвиденная авария в середине пути.

Придирчивым нужно быть так же и к собственному телу. Всегда следить за весом и, конечно же, совершать перелеты на голодный желудок.

Эти азы я выучил после нескольких неудачных полетов. К счастью посадки оказывались более удачными.

Тот знаменательный перелет обещал быть одним из самых трудных. Несколько тысяч километров вдоль знойной пустыни… без дозаправки… без передышки… а в конце ждет великий Механический город с таинственным Искусственным Человеком. Такой перелет и опытному летчику будет труден, куда уж мне… начинающему с годовым стажем.

В общем, грубое приземление на песок и несколько кувырков, погасивших инерцию, воспринял как должное.

Вытряхнув крупинки песка из берцов, оттряхнул грубый материал джинс. Пилотскую куртку, снял и повесил на реактивный ранец за плечами, чтоб двигатель не перегрелся под лучами солнца. Летный шарф повязал на голову.

 Отыскав вещмешок за соседним барханом, облегченно уселся на песок. Так как перелета в ближайшее время не намечалось, решил подкрепиться скудными припасами.

Рацион путешественников в основном однообразен. Галеты, растворимая лапша, вода и пузырек с необходимыми витаминами.

В первый год тяжело было отказаться от заварных пирожных, суфле, бисквитных тортов с взбитыми сливками. О запеченной в меде курице и говорить нечего. Дело даже не в цене лакомств, а в абсолютной непрактичности. Заварное пирожное в мешке путешественника уже через несколько часов испортится и превратится в кашу. Так что набор проверенный временем – галеты, изредка лапша и витамины. Иначе никак.

Соорудив горочку из песка, вытащил металлическую тарелку и складную ложку. Поставив тарелку на вершину горки, искал пакет лапши в потрепанном вещмешке.

Каково же было удивление, когда тарелка начала подниматься, и из песка показалась лысая голова незнакомца. Сняв тарелку с головы, незнакомец, словно дельфин, вынырнул из песка. Дырявая рубашка, бриджи с оборванными штанинами плотно облегали тело пустынного человека.

Увидев мой обалделый взгляд, вежливо поклонился и протянул тарелку.

- Простите, что помешал вашей трапезе, - сухо произнес он.

Благодарно приняв тарелку, кивнул в ответ и жестом пригласил присесть рядом. Незнакомец, не мешкая, присел и вперил взгляд в упаковку лапши в моих руках.

- Меня зовут Арго, составите компанию? – верно истолковав взгляд, предложил я.

Губы пустынника расплылись в улыбке.

- Сочту за честь вкусить пищи путешественников, - вновь сухо произнес незнакомец.

- Тогда, раз вы гость на моем обеде, а тарелка всего одна, то вам и кушать первым.

С этими словами быстро высыпал содержимое пакета в тарелку, залил водой из фляги. Скинув ранец на песок, перевернул вверх ногами. Включил двигатель на минимальную мощность и поставил тарелку на огонь из сопла.

- А пока готовится обед, может все же, расскажете, кто вы и откуда? – предчувствуя достойную историю, спросил я.

Пустынник жутко смутился.

- Прошу простить мне вероломность. Уже больше месяца моими собеседниками были лишь камни и редкие ящерицы, - пустынник горько улыбнулся и продолжил. – Меня зовут Санд. Наш народ песчаных дельфинов уже несколько столетий проживает в этой пустыне. Песок нам что вода, в нем можем жить неделями. А скорость передвижения в несколько раз превышает скорости самого сильного ветра пустыни.

- И почему же не своим народом? Или вы по натуре одиночки? – не удержал вопрос я.

- Что вы, вовсе нет, - горячо произнес Санд. – Мы живем в песчаном городе Саношите, что в нескольких неделях пути отсюда.

- Есть причина, по которой вы забрались так далеко? – поинтересовался я, помешивая лапшу в закипающей воде.

- Есть… - почти обреченно произнес Санд и продолжил свой рассказ. – По вере нашего народа, брак между женщиной и мужчиной свят и неприкосновенен. И раз заключив брачный союз супруги остаются в нем навсегда. Ибо так завещал великий Бог Песка Сандос. Хотя он много чего еще завещал… но все остальное не так важно и не относится к моей рассказу.

Пустынник усмехнулся. Я тоже не удержался от улыбки. Обмотав руку летным шарфом, снял тарелку с огня и поставил на песок перед Сандом.

- Так значит женщина? – все поняв, спросил я.

Санд кивнул, принимая из рук ложку.

- Все было так плохо? – уточнил я.

- Словно в аду, что намного жарче этой пустыне, - усмехнулся Санд. – Жизнь песчаных дельфинов нелегка… Но так жить просто не было сил.

- Все время пилит?

- Если бы… не пилит… не ревнует… просто не замечает. Начало как всегда замечательное – любовь, страсть… все было. Но после заключения брачного союза… только безысходность. Полное равнодушие ко мне. Я есть – хорошо, меня нет – плохо, но ничего страшного. Зачем мне остаток жизни проводить с человеком, который меня не ценит? Которому на меня наплевать?

- Вы пробовали с ней говорить?

- А то нет? – увлекшись разговором Санд, забыл о тарелке с лапшой и продолжал рассказывать. – Любишь? Люблю. Нужен? Нужен. Но что слова? И еще такие, от которых только хуже. Я же по глазам вижу обратное. Слова такие, потому что Великий и ужасный Сандос завещал хранить священный союз! И надо признать Жаннин верная послушница. Но смысл хранить, то чего нет? Это терзало изо дня в день. Наши тела очень хорошо приспособлены к высоким температурам, но вечерами, когда я задумывался об этом… обливался потом, а потом бил озноб… Я понимал одно… больше жить так не могу. Пусть сказала бы как есть, было бы больно… но все же легче чем жить в фальши. Для меня это ад… потому и сбежал.

Спрятав руки в карманы, продолжал напряженно слушать.

- Неужели не было ничего хорошего в вашем браке? – мой вопрос вновь не дал Санду приняться за еду.

- Ну почему… конечно же было. Жаннин великолепный повар… из скудных пустынных продуктов умудрялась приготовить разнообразные блюда. Первое, второе и песчаные пирожные на десерт. Пальчики оближешь, дорогой Арго. А как она поет по вечерам… а ее лицо во время сна… божественная фея пустыни… и неряшливые волосы по утру, сонный взгляд…

Санд запнулся… резко прервавшись, зачерпнул полную ложку растворимой лапши и отправил в рот.

На миг его лицо исказила судорога боли. А в следующую секунду по сухим щекам песчаного лица покатились слезы.

- Так противно? – удивился я. – Прошу извинить за столь холостяцкий обед…

- Неважно, - отмахнулся Санд. – Главное это вкус свободы…

Съев порцию, Санд утер слезы и протянул тарелку мне.

- Простите что заставил ждать, вы наверняка и сами ужасно проголодались… А мне уже пора плыть дальше.

Песчаный дельфин приготовился нырять.

- Санд, - остановил его я. – Вы же ее все еще любите…

Санд гордо выпрямился, внимательно посмотрел мне в глаза.

- А что толку… если она уже нет.

Я сочувствующе покачал головой.

- Тогда боюсь, что простым бегством вам так легко не получить свободу от любви.

- Я попытаюсь, - прошептал он. – Благодарю за прекрасный обед и прошу простить, что так скоро покидаю вас.

Песчаный дельфин взвился в воздух и нырнул. Не хватало только расходящихся кругов по песку, усмехнулся я.

Надо ли говорить, что свою порцию безвкусной лапши я съел уже совсем с другими ощущениями. Упиваясь вкусом своей свободы.

 

 Примерно через три дня путешествий по пустыни, наткнулся на еще одного представителя песчаных дельфинов. Или скорее она наткнулась на меня.

- Вы не видели здесь мужчину? – первым делом спросила она, выпрыгнув из песка. Длинные выцветшие волосы взвились, рассекая лучи солнца. Светло-карие, словно песок глаза впились в меня с такой надеждой, что невольно смутился.

Подавив волнение, присел и сделал несколько глубоких вздохов.

- Вообще, в пустыне очень мало шансов встретить кого-либо, - проскрежетал я.

Девушка, извинилась и уже готовилась скрыться в песке.

- Но пару дней назад повстречался мне прилюбопытнейший песчаный дельфин по имени Санд.

И на меня посыпались нескончаемые вопросы: Где он? Куда направился? Когда это было? Как он? Здоров ли? Похудел? Что говорил?

На все вопросы девушка получила исчерпывающие ответы. А отвечал с довольной улыбкой. В конце беседы протянул Жаннин пакетик с лапшой. В том, что это Жаннин, не было и тени сомнений.

- Что это? – удивилась она.

- Это… свобода, - улыбнулся я. – Передайте Санду, он поймет.

Быстро быстро быстро – говорили все ее движения. Приняла пакетик, поблагодарила и молнией вошла в песок.

Остаток пути до Механического города проделал с замечательным настроением. И хотя вероятность встречи двух песчаных дельфинов в бескрайней пустыне бесконечно мала… но она есть. А значит, они обязательно встретятся. В это я верю и по сей день.  И уплетаю свою свободную пищу с большим аппетитом, чем раньше.

 

 

 

 

 

16 May 2010

Немного об авторе:

Хотеев Ярослав Игоревич. Молодой специалист. Не женат. ... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет