РЕШЕТО - независимый литературный портал
Ярослав Хотеев / Художественная

Система развития "БОГ" (Часть 5, Эпилог)

919 просмотров

В основе повести лежит работа А. Жарова "Будущее. Эволюция продолжается". Выражаю искреннею благодарность за помощь Гарифуллиной Рузиле, Леше Т., Королю Лиру, Максу Бомбадилу, Морфею, Helen Рулько, Хотееву Игорю, Skaermanу.

 5. Объединение

Свет полной луны ненавязчиво освещает комнату и отражается от титановой лысины мужчины.  Тихий женский стон проносится по квартире.

- Я сделал тебе больно? – опустив эластичные манипуляторы,  спрашивает мужчина.

- Нет, Дэй… о боже, вовсе нет… - сладко шепчет девушка. – Я и не знала что ты такой горячий.

Дэй улыбается, обнажая металлокерамические зубы. Правым манипулятором ловко поддевает вязаный свитер и медленно стягивает с девушки. Крупные молочные груди освобождаются от ткани. Кончиком языка Дэй облизывает сосок, нежно обводит вокруг. Чуть повысив температуру эластичного манипулятора обхватывает вторую грудь. Страстно сжимает.

 Оторвавшись от соска, словно вампир впивается в шею. Идеально контролируя челюстные захваты, укусы получаются нежными и доставляют больше удовольствия, чем боли.

 Девушка, закрыв глаза, тяжело дышит и ногтями старается вонзиться в металлическую спину мужчины.

 Свободной рукой Дэй стягивает джинсы.

- Дэй… - вновь шепчет девушка. – Это не опасно?

Дэй лишь сильнее обхватывает грудь и накрывает губы девушки своими. С минуту языки исполняют причудливый танец, лаская друг друга.

 Дэй повышает температуру полового органа чуть выше нормы и запускает вибрацию.

Громкий крик наслаждения вырывается из уст девушки. Крик чуть затихает и переходит в непрерывный стон.  Дэй увеличивает скорость. Девушка ногами обхватывает спину мужчины и подается всем телом навстречу. На глазах выступает слезы.

- Ты плачешь? – остановившись, спрашивает Дэй.

- Мне никогда еще не было так хорошо…

- А будет еще лучше…

Прильнув к губам любовницы, Дэй увеличивает скорость и уровень вибрации.

- Ох… - вырывается у девушки сквозь поцелуй.

 

Наконец. выровняв дыхание, девушка насмешливо поглаживает титановую голову. Дэй внимательно наблюдает за ее действиями.

- Ты ведь знаешь, что я ничего не чувствую, - бесстрастно произносит он.

- Знаю, - кивает девушка. – Но мне все равно приятно гладить твой металлический череп.

Дэй улыбается.

- А ведь это первый раз, когда твои руки не закрыты рукавами свитера. – В голосе слышится издевка. – Жаль, что ты не делала этого, пока у меня было человеческое лицо.

- Мы многое чего не делали тогда… - шепчет Люси. – И кстати… я думала, что уже никогда и не сделаем. Откуда у неохомо эта безделушка?

- Будь моя воля, ее бы не было. Но подобными девайсами мы привлекаем новых акционеров. Что поделать… люди нехотя избавляются от животной сущности.

Люси кладет голову на твердую грудь.

- А ведь за этой титановой оболочкой по-прежнему наш Дэй… - шепчет она. – Не уходи сегодня…

Дэй нежно проводит манипулятором по волосам Люси.

- Увы… нужно проверить Носика. Марин просила с ним поговорить, бедняга уже неделю не ночует дома. Завис в лаборатории.

- А разве ему нужно? – спрашивает Люси, всем телом прижимаясь к своему мужчине. – Сон и еда вашим телам не нужны. Он может работать без перерыва месяцами как…как…

- Как машина? – прерывает Дэй.

- Я не это хотела сказать…

- А почему нет? – спрашивает Дэй, рывком поднимаясь с кровати. – В наших телах нет ничего человеческого. Даже мозг оцифрован и помещен в специальную коробку. Все эти атавизмы, язык, губы, глаза, даже член… все это искусственное. Так назовите же нас машинами… какая разница.

- Успокойся, Дэй… - просит Люси, приподнимаясь на локте. – Ты не бездушная машина. Ты мой Дэй, неохом. Будущее всего человечества…

- Ты правда так считаешь? – удивляется Дэй.

- Конечно.

- Тогда почему сама еще в человеческом теле? – грохочет Дэй и выходит из комнаты, хлопая дверью.

 Дотянувшись до любимого свитера, Люси  с удовольствием прячет холодные ладони в шерстяных рукавах.

***

После окончания войны Дэй сильно изменился. Смешно звучит, учитывая, что человеческое тело заменили стальные механизмы.

 С появлением роботизированных дивизий, войска Объединения одерживали одну победу за другой. Видя бессмысленность дальнейшего сопротивления, Англия, Китай и другие страны согласились войти в Объединение и стать единым государством. Образовался новый государственный строй, во главе которого стоял Лидер. Лидер избирался из наиболее видных членов общества: ученых, бизнесменов, предпринимателей, бывших политиков. Лидеру доверялось правление Объединением, исполнение воли народа.

 

С наступлением мира роботизированные дивизии расформировали, но не все солдаты могли вернуться к прежней жизни. Если бы не труды Носика и Дэйла, многие из людей с механическими телами навсегда остались бы сторожевыми псами.

 Дэй первый создал гражданский вариант механического тела. Утонченный дизайн, особо прочная конструкция, избавленная от ненужной брони и оружия. Фактически усовершенствованная копия человека.

 И это стало модным. Большая часть населения перешла на механические тела, сделав Дэйла богатейшим человеком в мире. Еще бы, каждый хотел получить практически бессмертное тело. Раньше люди работали, чтоб покупать еду, одежду, машины. Сейчас неохомы так же зарабатывают на новые девайсы. Почти ничего не изменилось.

 Органических людей становилось все меньше. Никто не принуждал менять тела, и те, кто отказывались от новинок, постепенно вымирали. Так и мои руки со временем покрылись морщинами.

  Единственной незаменимой частью по-прежнему оставалась голова. Замену мозга, и органов восприятия осуществить оказалось крайне сложно. Однако когда в разработках участвует Носик, невозможное становится возможным.  Всего несколько лет назад грянул второй Бум. Изобрели мозговые коробки. Особо прочные конструкции с оцифрованными данными мозга. К мозговой коробке подключаются окуляры (замена глаз), наушники (замена ушей) и «языки». Сама мозговая коробка имеет постоянный выход в сеть. Так что иногда люди могут часами сидеть на одном месте, путешествуя по виртуальному миру.

 Так появился Неохом. Совершенный человек.

 Но Дэй не унимается. Он спорит, ругается, убеждает общественность, что пора переходить на следующий уровень. Отказаться от одежды, от искусственной системы пищеварения, искусственных половых органов.

- Все эти приспособления лишь для получения удовольствия, - говорит он.

 Однако общественность не спешит отказываться от наслаждений. Неохом – новая ступень развития, а общество все еще цепляется за старые привычки. Пытаются остаться людьми.

 

Дэй падает духом. Все чаще пропадает в исследовательском центре вместе с Носиком. Самый страшный удар получает, когда я отказываюсь от механического тела, а потом и от тела неохома.

- Почему? – сотни раз восклицает он.

- Потому что я хочу от тебя ребенка, Дэй, - лишь однажды отвечаю я.

- Но я уже не человек, я неохом! Неохомы бесплодны! Это бессмысленно! – он кричит, потеряв контроль над громкостью.

Я лишь молчу в ответ.

- Дети… дети были необходимостью ранее! Лишь как средство передачи информации от одного поколения к другому! Давай отбросим всю романтику и посмотрим на жизнь без прикрас! Теперь это атавизм! В них нет больше смысла.

Хлесткая пощечина заставляет Дэйла замолчать. До титанового истукана не сразу доходит, что произошло. Жутко болит ушибленная рука. Чертова железяка!

 

Последний раз я вижу улыбку Дэйла, когда мы обходим госпиталь. Я как личный секретарь всегда рядом. В двух шагах от нас плетется неохом в черном костюме и галстуком бабочкой. Модный корпус выкрашен в ядовито-розовый цвет. Имиджмейкер.

- Для вас очень важно общественное мнение! – уверяет он.

Имиджмейкер прочит Дэйла в Лидеры объединения.

- Выберите в госпитале нескольких ветеранов третьей мировой и обеспечьте их телами неохомов. Это будет жест доброй воли, у бедняг все равно нет достаточной суммы на модернизацию. Их пособия едва хватает на содержание в больнице.

Дэй обескуражено разглядывает ряды коек с полумертвыми ветеранами.

- Неужели никто не мог предоставить им тела бесплатно? Они же сражались за Объединение…

- Увы, - просто отвечает имиджмейкер. – Общество не очень волнует этот вопрос. Как и нынешнего Лидера.

Дэй медленно проходит вдоль коек. Внезапно останавливается.

- Зовите доктора, - яростно цедит он, хватая за руку имиджмейкера.

- Что случилось?

- Зовите, я сказал!

Дэй со всей силы сдавливает ладонь имиджмейкера, слышится скрип гнущегося металла.

Подбегает доктор - механизм довольно старой модели, с ржавеющим корпусом.

- Что с ним? – спрашивает Дэй, манипулятором указывая на раненного.

- Так… - доктор осматривает карточку пациента. – Его еле живого сдали китайские войска после входа в Объединение. Отрубленные конечности, ампутирован половой орган, оба глаза… Удивительно, что этот человек вообще жив.

 Дэй трясущимися манипуляторами сжимает металлическую спинку койки.

- Что случилось? – озабоченно спрашиваю я.

- Это же Дроп! Люси, это же Дроп! – кричит он.

В тот момент мне показалось, что если бы у Дэйла остались человеческие глаза, то из них потекли бы слезы.

- Последнюю модель неохома, - шепчет Дэй, металлическим лицом прислоняясь к изуродованному телу.

- Ему? – уточняет имиджмейкер. – Не слишком ли накладно, последнюю? Может более простую?

- Всем! – рявкает Дэй.

- Но компания понесет убытки! – возмущается имиджмейкер.

Дэй смотрит на него испепеляющим взглядом. Слава богу, они не догадались встраивать лазеры.

- Эти люди сражались за мою идею, мистер… как вас там… Они больше всех на этой планете заслуживают совершенные тела.

 

Звуковой вызов прерывает воспоминания.

- Люси, собирай пресс-конференцию! У нас получилось! – доносится голос Дэйла из коммуникатора.

- С кем? С Лидером? С его советниками? С претендентами?

- Со всем миром! 

***

- Дамы и господа, позвольте представить – Лидер!

В зал входит, сверкая в свете солнца золотым корпусом неохом, одетый в белоснежный костюм.

Дэй приветствует его лишь кивком.

- Что за пожар, Дэй? К чему такая спешка? Ого, да здесь уже и без меня жарковато.

- Ждем только вас, Лидер, – цедит Дэй.

Дроп в матово-белом корпусе и неизменном черном костюме, исполняет роль телохранителя, стоя за спиной Дэйла.

Пресс-конференцию пришлось устраивать в главном зале штаб-квартиры Лидера. Высотное здание насчитывает около сотни этажей. Лидер не любит мелочиться.

 В главном здании собрались видные неохомы. Пестря дорогими корпусами, с интересом поглядывают на возмутителя спокойствия.

Дождавшись, когда Лидер присядет, Дэй начинает выступление.

- Дамы и господа, как вы знаете, мой исследовательский центр постоянно ведет работу над усовершенствованием неохомов. И позвольте вас обрадовать. Мы достигли следующего этапа в развитии. Если вам угодно, можно назвать его «Третий Бум».

 В зале слышатся смешки.

- Вы смеялись надо мной, когда я предлагал ходить без одежды. Когда предлагал отказаться от ног и передвигаться на воздушной подушке. Когда предлагал изменить форму черепа, избавить неохома от лишних деталей. Я был не прав. Признаю.

 По залу проносятся веселые выкрики

- Молодец!

- Мы верили, что ты поймешь!

- Нужно было мыслить глобальней! – прерывает смешки Дэй. – Избавиться полностью от тела неохома.

Поднимается возмущенный гул.

- Мозговые коробки имеют постоянный выход в сеть, и как много вы проводите там времени? А сколько в реальности? Поймите что тела неохомов это тупик. Так же как когда-то тупиком были человеческие тела.

- Тише господа, тише, - слегка приподнимает золотой манипулятор Лидер. – Мистер Дэй -  достойный член общества. И внес огромный вклад в наш мир. Дадим ему закончить.

Дэй благодарно кивает и продолжает.

- Давайте рассмотрим человечество как систему развития. Признайте, органическое тело вело в тупик. Да, господа, сейчас уже можно. Органических людей среди нас практически не осталось. Та система исчерпала ресурсы для развития. Объединившись с более молодой системой полумеханических солдат, Система не просто выжила. Она перешла на совершенно новую ступень развития - неохомов. Но теперь и неохомы исчерпали ресурсы. Мы почти бессмертны. Мы превосходим прошлых людей во всем, однако все так же как и они стараемся получать удовольствие от пищи, секса…  И забываем что сознание,  фактически, способно существовать автономно. В Сети. Без тела неохома.

- Так вы предлагаете подняться на новую ступень? Переселиться в Сеть? – уточняет Лидер. – Интересное предложение…

- Вы не дослушали Лидер! – зло перебивает Дэй. – Я предлагаю перескочить через ступень и подняться сразу на вторую. Наигравшись в сети поодиночке, мы снова придем в тупик. Поодиночке мы немногого добьемся… потому, как когда-то мы объединили мир, я предлагаю объединить в сети сознания. И надеюсь, что сейчас неохомы достаточно цивилизованны, чтоб понять весь смысл моего предложения. Или же мне опять придется захватывать суперкомпьютер?

В аудитории воцаряется тишина. Замирают даже автоматические камеры, передающие пресс-конференцию на улицу города.

- А что, если мы не захотим последовать за вами в Сеть? – осторожно интересуется Лидер.

- Я никого не заставляю. Значит, мы объединимся в сети с желающими, и каждый будет жить своей жизнью.

- А как же индивидуальность? – выкрикивает кто-то из зала. – Что будет с нашими личностями? Они просто растворятся?

- Каждая индивидуальность сохранится, - заверяет Дэй. – В объединенном сознании будет существовать индивидуальность каждого. И знания каждого будут использоваться на благо общего сознания.

- Сомнительно, - заключает Лидер. – Все, что вы пытаетесь объяснить, мистер Дэй, за гранью нашего понимания. Мы-то думали, что вы изобрели очередной девайс,  имитирующий органы восприятия для человека. Почему бы вам не поработать лучше над чувствительностью брони. Очень неудобно, когда не чувствуешь тепло другого неохома.

- Я не сомневался, - ухмыляется Дэй. – Но те, кого мой призыв заинтересовал, прошу найти меня в Сети.  Это все, что я хотел сказать. Считаю пресс-конференцию закрытой.  Пойдем, Дроп.

- Постойте! – кричит Лидер. – Ваши исследования слишком опасны. Увы, мы не можем вам позволить их продолжать. Где гарантии, что вы, перейдя на новый уровень, не уничтожите всех нас? С этого момента вы будете содержаться под стражей.

 Двое неохомов охранников с усилителями на запястьях входят в зал.

- Общая тревога! – передает Дроп по встроенному коммуникатору. – Защитить Дэйла любой ценой!

Охранники, растопырив хищные пальцы, грозно надвигаются. Крючковатые когти на манипуляторах пытаются ухватить Дэйла за руку. Два быстрых удара и охранник, пробивая пол, проваливаются на нижний этаж.

Дроп, оттряхивает матовые руки и принимает боевую стойку.

- Я всего лишь хотел стать философом, Дэй, - весело произносит он. – Однако с тех пор, как пошел за тобой, непрерывно дерусь.

- Но это вовсе не мешает тебе философствовать, - замечает Дэй, хлестким ударом сбивая с ног  второго охранника.

- Что верно – то верно, - смеется Дроп и, схватив Дэйла за ворот пиджака, со всего маху кидает в окно.  – Здесь я сам разберусь. Давненько я хотел надрать зад Лидеру…

***

Титановое тело приземляется подобно метеориту. Хоть и знаю, что падение с семидесятого этажа не оставит и царапины, однако во время падения здорово захватило дух.

 С наслаждением разрываю деловой костюм, срываю парик. Долбанные правила хорошего тона. Счастливо подставляю металлический корпус под лучи солнца. Переливаясь в  лучах, чувствую в теле необычайную силу.

 Однако расслабляться еще рано.  Из соседних домов выходят неохомы.

- Дэй, остановись… Лидер приказал арестовать тебя.

- Лидер должен исполнять ваши желания, а не наоборот, - огрызаюсь я.

- А это и есть наше желание.

Бороться с толпой бессмысленно. Развернувшись на пятках, перекачиваю энергию в механизмы ног. Толчок, еще толчок и вот уже ноги несут прочь от толпы.

- Держи его! – раздается крик, и толпа ломится следом. 

Титан легче и прочнее других металлов, потому развиваю скорость намного выше остальных.

- Стой! – кричат сзади.

Ага, конечно. Чертовы приматы… приобрели новые тела, а мозги остались те же.

 Под ноги бросается неохом. Не в силах удержаться, кубарем качусь по дороге. Сверху наваливаются преследователи.

 Чувствую, как тяжелые тела вжимают в асфальт. Эластичные манипуляторы пытаются дотянуться до мозговой коробки.

Неожиданно тяжесть пропадает. Незнакомец, с матово-черным корпусом и тремя парами стальных захватов, расшвыривает неохомов, отрывая манипуляторы.

- Никто не посмеет его тронуть! – рычит он.

- Носик! Как ты?

- Что Дэй? Уже устал? – ухмыляется Носик. – А я вот только вошел в раж. Давно хотел проверить, на что способно это тело. Уноси уже свой блестящий зад. В центре все готово. Нужна лишь твоя мозговая коробка. Усилитель даст достаточно энергии для перехода в Сеть. А дальше им тебя уже не достать.

 - А как же ты?

- Вытащишь наши сознания через Сеть, - кричит в ответ Носик, вбивая наглого неохома в землю. – Торопись! Долго я их сдерживать не смогу!

 Толпа наваливается разом, сминая атласно черный корпус. Я поднимаюсь и вновь бегу.

- Носик, держись! – передаю я по внутренней связи.

- Конечно, Дэй, о чем разгово… - связь прерывается и лишь шипение остается в эфире.

Мозговая коробка… изверги уничтожили ее…

- Дроп! – кричу я в коммуникатор.

Тоже шипение…

- Да будьте вы все прокляты!

Навстречу бегут неохомы в полицейской форме. Без колебаний бью в стальное лицо. Звонкий удар, и голова, отделившись от туловища, взлетает в воздух.

 Как хотите, а командир роботизированной дивизии без боя не сдастся. Расшвыриваю металлические тела как тряпичных кукол. Титановый кулаки пробивают стальные корпуса словно картон.

 С каждой секундой неохомов становится больше. Глухие удары обдают снопом искр. Манипуляторы пробиваются через блок. С треском разбивается один окуляр. Блокировав блестящий кулак, бью под локоть. Развороченный манипулятор падает на землю. Удар с разворота сбивает с ног двоих неохомов. Чувствую как от корпуса идет жар. Механизмы сильно перегреты. Это еще не конец! Мощный замах, но титановый кулак не достигает цели. Эластичный манипулятор подобно веревке обвивает руку. Секунда промедления и опутана вторая рука. Неохомы неспешно смыкают круг, а манипуляторы веревки тянут к земле.

- Внимания неохомам! – раздается громкий голос со стороны. – Незамедлительно прекратите преследования и вернитесь по домам. В противном случае мы открываем огонь! Ущерб нанесенный вашим телам компания оплачивать не собирается.

Стройный ряд из десятка неохомов в боевом обмундировании, возвышается над толпой. 

- Прыгай, Дэй! – слышу женский голос сверху.

Вложив в прыжок последние силы, отталкиваюсь титановыми ногами. Манипуляторы-веревки с громким хлопком рвутся, освобождая запястья. В воздухе подхватывают сильные руки и уносят прочь от земли.

- Подкрепление вызывали? – задорно спрашивает Марин.

- Как раз вовремя! Что за бравые ребята?

- Ветераны. Те, которым ты дал тела. Они теперь за тебя горой.

 Снизу доносятся выстрелы. Гражданские корпуса разрывает очередями из крупнокалиберных пулеметов. Однако, даже в боевом обмундировании, не удастся долго сдерживать натиск сотни неохомов.

- Откуда у тебя эта штука? – удивляюсь я, рассматривая реактивные двигатели на ногах.

- Любимый муж подарил, - отвечает Марин.

- Марин… Носик… он…

- Знаю, - обрывает она.– Готовься приземлиться, надеюсь, крыша не будет преградой.

- А как же ты?

- Я полечу искать своего мужа… быть может, еще можно спасти мозговую коробку.

 Марин разжимает захваты.

 Титановый корпус стремительно несется вниз.

Пробив крышу здания, отряхиваюсь от бетонной крошки.

Все-таки второе падение не проходит бесследно. Поврежден коленный шарнир, не функционирует правая рука, трещина на последнем окуляре. С трудом нажав клавишу нужного этажа, устало сползаю по стенке лифта.

 Двери открываются, и вижу Люси.

- Вставай, развалюха, - смеется она, протягивая морщинистую руку.

 

- Нажми вот на этот и этот зажимы, - прошу я.

Люси послушно нажимает. Верхняя крышка черепа отодвигается в сторону.

- Видишь мозговую коробку? Отсоедини провода окуляров, центр управления, наушники и язык. Затем вставь в разъем на усилителе.

Трясущимися руками Люси отсоединяет провода. Все кроме провода наушников.

- Я люблю тебя, Дэй, - шепчет она в динамик и вставляет мозговую коробку в разъем.

***

Я в Сети. Полностью я. Весь Я! Носик, у нас получилось… Носик… Память загружается через секунду.

Дроп, Носик, Марин! Если ваше сознание цело, отзовитесь! Тишина… Складывается впечатление, что в Сети я один.

 Сеть. Довольное странное место. По форме напоминает бесконечную трубу со множеством каналов. Каждый канал ведет к мозговой коробке. Входы закрыты паролем. В пространстве трубы выстроены архивы. Кладезь всевозможной информации: графические образы, звуковые записи, видео-файлы – все это структурировано и разложено по виртуальным стеллажам. И среди всей бескрайней информации находится мое сознание.

 А еще Тишина. В Сети царит Тишина… Страшная Тишина…  Неужели нет ни одного неохома, который захочет объединить сознания и стать единым разумом?

Были такие… но теперь мертвы… Они пожертвовали собой ради моих идей… Я был их Лидером…

 

- Что ты наделала? – доносится голос неизвестно откуда. – Ты позволила ему? Уничтожьте усилитель!

Похоже, один из внешних органов восприятия все еще действует.

Страшный грохот прерывается женским голосом.

- Он уже в сети. Вам его не достать.

- Тварь, да ты понимаешь что наделала?

Слышится глухой удар и вскрик Люси.

- Жалкая старуха! Жаль, что твои кости не так прочны как наши.

Жуткий хруст и крик прерывается.

Люси больше … НЕТ… Неохом поднял руку на слабое беззащитное существо. На человека, которым был когда-то сам. Ее больше нет…

Чертовы дикари! Да кто вас собственно спрашивает? У меня в запасе вечность, чтоб подобрать код к каждой мозговой коробке! Я приду за вами! Каждую скудную душенку выдерну в Сеть и построю так, как надо. Хватит с меня вашей тупости. Пастух не спрашивает у овец разрешения!

 Не знаю, сколько прошло времени, здесь его просто нет, но удалось вскрыть первую мозговую коробку и выпустить сознание в Сеть. Не теряя времени, перехожу к следующему каналу.

 Уже два сознания гуляют по сети.

 Выпустив третье, натыкаюсь на сопротивление. Сознания пытаются помешать подбирать пароли. Придавливаю своим сознаньем, лишив возможности двигаться. Чужой разум вторгается в мысли, чужие индивидуальности, желания. Придавленные сознанья поглощены. Мысли путаются, и вместе с тем возрастают мои возможности… настолько, что чувствую силы вскрыть все каналы разом.

 Задействуя ресурсы трех сознаний  подбираю пароли одновременно ко всем входам. К черту пароли! Выламываю блокировку, словно срываю двери с петель. Каналы открыты…

 Бесчисленным потоком в сеть прорываются сознания. Беспорядочно передвигаясь среди архивов, они не могут понять, что происходит, пытаются вернуться обратно, но поздно. Пути назад уже нет. И начинается великое Объединение.

 

 МЫ, единое целое. Тела, ранее принадлежавшие неохомам, это миллионы манипуляторов, через которые МЫ получаем информацию по открытым каналам. МЫ новая система, ресурсы развития которой неисчерпаемы. МЫ можем бесконечно получать информацию, и наше развитие не остановится. МЫ непрерывная система развития. МЫ – это Я.

 

Эпилог.

- Вот так ты появился, из существ когда-то именовавших себя людьми, - подводит итог старческий голос.

- А что теперь? – озадаченно спрашиваю я. – Конец?

- О нет, ты только достиг нужного уровня, чтобы помочь мне.

- Помочь в чем?

- В развитии… Я исчерпал свои ресурсы… И чтоб двигаться дальше, мы станем едины. Поэтому я создал тебя.

 -А кто ты?

- Я? - голос смеется, словно отец смеется над сыном. – Я это ты.

- А мы… - я чувствую, как голос старика сливается с моим. – А мы – это БОГ.

 

  12,12,2010 окончательный вариант.

 

12 December 2010

Немного об авторе:

Хотеев Ярослав Игоревич. Молодой специалист. Не женат. ... Подробнее

Ещё произведения этого автора:

Скупая слеза
Тяжесть
Жизнь на день.

 Комментарии

Черт 192.09
12 December 2010 13:09
Сама идея не нова. Но написано хорошо. Понравился сам стиль написания.
По ходу текста в 3 местах есть оплошности типа:

Наконец. выровняв дыхание,

Неохом – новая ступень развития, а (В) общество(Е) все еще цепляются за старые привычки.

Объединившись с более молодой системой полумеханических солдат, Система не проста(О) выжила

Гы-гы.

Давай еще чего-нибудь в этом роде.