РЕШЕТО - независимый литературный портал
Зарипова Jack_of_Spades София / Проза

Рождение

1558 просмотров

Смерть, обернувшаяся приключением. Приключение, обернувшееся смертью. ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: межрасовый половой акт (не секс, но все же).

Этой истории достаточно много лет, в сравнении с продолжительностью человеческой жизни. Относительно же истории Вселенной прошел ничтожнейший отрезок времени числом в 36 земных лет. Я чувствую, что скоро сольюсь с холодным небом, а мое тело будет погружено в стерильно-белый саркофаг, размером метр на метр — все, что остается после каждого умершего землянина конца 22 века. Итак, история покажется кому-то смешной, нелепой для кого-то выдумкой, кто-то может быть взгрустнет...

Наш корабль потерпел крушение в секторе Е Созвездия Льва, являвшемся самым диким, неизведанным уголком Ближнего Космоса. Катастрофа произошла из-за внезапного отключения системы охлаждения двигателей. Нас должно было разорвать на мелкие кусочки, которые продолжат бороздить космос вместо разведывательно-военного корабля Объединенных Наций. Такой участи мы для себя не желали, высадились в капсулы, но, кажется, было слишком поздно. Двигательный отсек разорвало именно в тот момент, когда стартовала вторая очередь спасательных «шлюпок». Я как главный помощник генерала был отправлен в первых рядах. В двухместной капсуле рядом со мной спаслась так же секретарь генерала, Елена Омнибус. Меня же звали Джордж Галеспо. Мы могли лишь бессильно наблюдать как наших соотечественников, соратников, с которыми мы провели бок о бок три года, разносит в черном, равнодушном пространстве в разных направлениях. Горящие звезды на миг потускнели, когда взорвался наш красавец-корабль - лучшее из всего, что могли построить на Земле.

Куда же несло нас, мы так же не имели понятия. Информационное табло вырубилось, получив мощный расстраивающий все электромагнитные приборы заряд, родившийся в следствии взрывной волны. Так сказать, последний привет от нашего «Сталкера».

Лишь через пять часов нашу капсулу притянула орбита некой планеты, больше Земли примерно в два раза. Именно тогда мы совсем перестали надеяться на спасение. Нам предстояло крутиться вокруг чужой, скорее всего безжизненной планеты, пока мы не скончаемся в жутких мучениях от голода. В капсулах не было места для провизии. Они предназначались для быстрой эвакуации экипажа с условием скорого прибытия спасательного корабля. Но мы не имели никакой возможности хоть что-то сообщить Земле о случившемся, мы еще ничего не поняли, когда отрубилась связь. Каким образом это отключение было связано с отключением системы охлаждения — осталось загадкой. Даже сейчас, в конце своей жизни, я могу объяснить это лишь игрой судьбы.

Мы зависли на огромной высоте над поверхностью планеты, обреченные на смерть прямо на её орбите. Однако, там, на земле, явно заметили нас и направили в нашу сторону какой-то прозрачный луч. Капсула полетела вниз, с огнем прорываясь сквозь атмосферу. Судя по тому, какой огненный хвост мы оставляли, у планета была схожая с земной атмосфера. Это вселило в наши трепыхающиеся сердца новую надежду, ведь если здесь есть кислород, да еще если луч, сбивший нас с траектории орбиты, окажется рукотворным... Разумная жизнь в созвездии Льва обнаружена!

Из-за огненной завесы мы не могли судить сколько оставалось до столкновения, но полет продолжался слишком долго. Стало страшно. Елена впервые запаниковала, бессильно облокотилась на толстое стекло и с шипением дернулась. Вся внутренняя облицовка капсулы нагрелась, стала очень жарко и еще страшней. Когда наконец мы прошли атмосферу, и уже огонь окружавший нас начал таять, я выглянул в иллюминатор. И тут же приобняв Елена за плечи крикнул ей:: «Держись!» Я увидел, что на нас направляют большую установку, похожую на пушку, с широким черным дулом. Послышался низковолновой звук, похожий на короткий выстрел тех бластеров, которые во множестве показываются в фантастических фильмах. Нас мягко подбросило на сиденьях, я ударился головой о ребристое покрытие потолка капсулы и на миг, кажется, потерял сознание. Вокруг все стало красно-черным. Елена повторяла мое имя, я пытался ей отвечать, но вместо внятного успокоения получалось мычание. Когда я наконец смог видеть, я...Я пожелал снова ослепнуть. Нас окружила толпа незнакомцев, сначала я решил, что это люди, однако, приглядевшись, отказался от этой глупой наивной мысли. Глаза инопланетян были черными, без белков, на скулах разрезы, словно для дыхания под водой.

Елена помогла мне подняться, мы встали плечом к плечу.

-Привет, - мой голос казался мне самому слабым и очень неуверенным. У незнакомцев не было видно оружия, и все же я быстро произнес, - мы пришли с миром...

В подтверждение я поднял обе руки, демонстрируя ладони. Это произвело странное впечатление на пришельцев. Один из них резко выдвинулся вперед и прежде, чем я успел что-либо предпринять, приложил свою ладонь к моей. По руку прошло покалывание, будто я получил легкий удар тока. Это заняло не более двух секунд. Затем незнакомец вернулся в толпу и в крайнем возбуждении, нервно и быстро щелкая языком, показывал всем на ладонь. Остальные сгрудились вокруг него и каждый прикасался своей ладонью к ладони пришельца. Когда каждый в окружавшей нас толпе обменялись рукопожатиями, один из них неожиданно улыбнулся. Раскосые глаза заблестели, а жабры на щеках раскрылись:

- Здравствуй, странник.

Голос у них был очень странный, чуть-чуть механический. За звук кажется отвечали «жабры». Каждый раз когда пришелец что-то говорил, они то сужались, то раскрывались.

- Прости, что мы так бесцеремонно встретили вас. Нашу планету до вас никто не посещал.

- А что это за планета? - Елена выглядела испуганной, но её хватка, все это время она чересчур сильно сжимала мой локоть, ослабла.

- Мы называем её Тиранойа. В твоем сознании о ней нет информации.

- В моем сознании?

- Ох, прости, не догадался! - инопланетянин, явно имитируя человеческое движение, хлопнул себя по лбу. Остальные затаив дыхание слушали нас, - посредством рукопожатия мы передаем информацию. Я решил, что ты хочешь передать мне информацию своего сознания, обнажив ладонь... Это ничего?

- Вы скопировали информацию из моего мозга?

- Джордж, это же очевидно, - шикнула на меня Елена. В отличие от неё мне сначала было крайне сложно привыкнуть к мысли, что любой из них может узнать обо мне все подноготную только дотронувшись до моей ладони. Крайне заинтересованно говорящий со мной смотрела на Елену.

- Это моя спутница, Елена Омнибус...

- Да-да, вы пережили ужасную катастрофу, - лицо гуманоида выражало искреннюю заботу, - вам нужно отдохнуть, узнать много нового...Привыкнуть...

- Привыкнуть? Постойте, постойте, - я шагнул вперед, причем толпа слушающих безмолвно отшагнула от меня,- послушайте, у вас есть корабли? Какой-нибудь комический корабль, который смог бы довезти нас до Земли?

- Понимаете, - заговорил другой инопланетянин, он был ниже и худощавее первого и страшно волновался, потирая руки и смахивая что-то с «жабер», - есть некоторая проблема. Мы никогда раньше не вылетали с планеты, нам это не было нужно.

Я с ужасом начинал понимать, сколько трудностей нас ждет впереди. Наверно, заметив панику на моем лице, этот потирающий руки почти плачущим голосом быстро заговорил:

- Но вы не волнуйтесь на этот счет, мы построим вам корабль, это займет какое-это время, но это возможно и поверьте нам, мы...

Первый говоривший с нами защелкал языком и зубами, и обещавший нам корабль неожиданно стих, а затем добавил слабым голосом:

- Правда, только если Император позволит.

В этот момент все окружавшие нас снова пришли в неописуемое волнение. И как-будто по чьему-то велению разом замолкли.

- Мы представим вас нашему Императору, когда вы отдохнете и успокоите свои нервы.

- Императору? - в голосе Елены снова проскользнул страх.

- Не волнуйтесь, наш мудрейший Император не допустит никакой беды, - с доброй улыбкой уверили нас и проводили до странного куполообразного строения из черного каменного материала, похожего на гранит. Они назвали его лечебным учреждением. Хотя я уверен, у них оно имело другой смысл. Тиранойцы не нуждались в больницах. Нам дали воды и даже накормили нас какой-то растительностью. С опаской, но все же мы съели все, что нам принесли, так как успели страшно проголодаться за время бессмысленного дрейфа в космосе. Нас оставили одних после обеда, и я наконец смог выразить свои опасения:

- У них тут скорей всего диктатура или абсолютная монархия. В любом случае, нас просто так не отпустят..

- С чего ты взял? - как женщина, Елена надеялась на лучшее, - мне они кажутся вполне безобидными. У них нет оружия...

- Ты видела, какая установка остановила наше падение. Это мощный механизм, я даже не знаю из чего он мог бы состоять... Что-то атомное? Или волновое?...

- Ты накручиваешь! - Елена встала, - Император примет нас, мы ему все расскажем, даже это...Дадим ему «информацию сознания», и он нас отпустит. Им нет никакого резона держать нас здесь. Ну, может только для исследований...

Неприятно поразившись своей мысли секретарь быстро закрыла рот.

- Как бы то ни было, я собираюсь найти душ, ну или хотя бы какое-нибудь корыто с водой, - она ушла, явно доверившись своей женской интуиции. Она больше не боялась Тиранойи. Кровать, предназначенная для нашего отдыха, лишь отдаленно напоминала земную, прогнулась под моим весом, стоило ишь забраться на неё. Это оказалось очень удобным, и я, незаметно для себя, мгновенно уснул.

Проснувшись я почувствовал себя полным сил. К тому же меня не убили во время сна, не приделали к телу никаких странных штуковин, как в фильмах про нло, это вселило большую надежду на благополучный исход всей этой истории.

Мы совсем не ожидали что к императорскому дворцу нас повезут на транспорте: гладких, капсулообразных машинах. Они тускло блестели начищенными боками, гладкая поверхность была совершенно чистой, сами машины низко висели над землей. Если бы на месте меня выжил помощник главного инженера, он возможно захотел бы разобраться в механизме этих автомобилей, мне же хотелось лишь оказаться дома как можно быстрее.

Поездка была захватывающей. Оказывается мы упали рядом с аграрным комплексом, призванным разведывать новые качества земли, обычно такие комплексы строились далеко от городов. Мы видели леса, странные и серые, полные огромных деревьев с толстыми стволами и пышными, будто запыленными кронами. Как нам объяснили, вся зелень имеет на Тиранойи цвет пыли из-за не особо светящегося солнца. Мы заметили, что над планетой кружила лишь одна звезда, гораздо больше Солнца, но тусклая, будто грязная тухнувшая лампочка под потолком. Наверно из-за нехватки света здешние растения приобрели мышастый цвет, а зрачки жителей расширились, чтобы поглощать больше света и лучше видеть в вечном полумраке.

Так же мы заметили непонятные нам знаки, по-видимому, эквиваленты наших дорожных знаков. Иногда встречались машины, летящие нам навстречу, удивленные тиранойцы оборачивались на нас и долго смотрели вслед. Дорога не отмечалась привычным нам бетоном, лишь невысокие светящиеся столбики заменяли разметку.

Когда вдали показался город, мы почти окончательно продрогли: местный транспорт не имел крыш, а тухнувшее солнце не давало достаточно тепла согреть низкие слои воздуха. Город сразу же поразил нас. Мне стоило приготовиться, что поражениями, смешанными с ужасом, восторгом и скорбью, будет наполнен почти каждый день на этой планете.

Итак, город был огромен. Светился, будто новогодняя елка, ровным белым светом, явно неэлектрическим — такое светопреставление было необходимостью для выработки тепла и работы с мелкой техникой. Тут стоит сделать отступление и рассказать о внутреннем строе общества Тиранойи. Население делилось на две части: аграрники, занимавшиеся разведкой земель и овощеводством (тиранийцам даже не приходило мысли есть мясо, это было диким для них, наверно поэтому они, узнав из моего сознания, какие мы «падальщики», никогда не спрашивали меня о том, что мы едим на Земле) и инженеры, занимавшиеся разработкой и инновациями. В этой сфере Тиранойа обгоняла Землю на много сотен лет. К примеру, требуемый для полета до Земли корабль они построили за два дня (стоит упомянуть, что такого времяисчисления для тиранойцев не существует. Они не спят, значит у них нет «дня» или «ночи». Все время у них выражается в «часах»: часы для работы, часы для отдыха, часы для пищи, часы для развития и т.д.). Несмотря на такое скорое создание космической «лодки», домой я отправился только спустя год.

В центре города высилась башня императорского дворца, к которому мы и направлялись. На улицах царило крайнее оживление, будто в честь нас устроили парад. Тиранойцы встретили нас удивленными любопытными лицами, искрящимися черными глазами и приятной, крайне гармоничной музыкой, лившейся кажется из каждого угла. Когда Елена спросила, что это за мелодия, ей ответили что это посвященная нам радость. Если Император находится в хорошем расположении духа, даже радостном, из «разговорных жабер» каждого тиранойца начинает раздаваться тонкий, чуть слышный звон. И каждый имел свой тон, так что группа тиранойцев издавала необыкновенно гармоничный звук.

- Что ж, по крайне мере теперь мы знаем, что Император в настроении, - хмыкнула Елена, оглядываясь улыбающимся лицам (каждый их них уже знал кто мы и что с нами случилось, в день нашего внезапного прибытия из аграрного комплекса в город отправилось несколько тиранойцев, и, посредством рукопожатия, «слава» о нас разошлась по многим городам).

- Откуда ты знаешь? - я предчувствовал нечто тревожное, - а если весь этот звон отражение гнева повелителя, и сейчас мы двигаемся прямо в ловушку?

- Брось, - она, поморщившись, глянула на меня, - почему ты вечно такой...мрачный? И как только генерал взял тебя помощником...

Не говорить же ей, что генерал был особенным человеком и что на пост своего помощника он искал нелюдимого, грубоватого и вечно ждущего неприятностей парня. Наверно так он хотел, чтобы хотя бы один человек в его окружении был готов к проблемам.

Дворец был..сказать, что он был потрясающим значит сотрясать воздух в пустую. Он был великолепен, величественен. Огромный, чернокаменный, он как пирамида, начинался с более широких этажей и заканчивался высоко-высоко тонкой башней. Отсюда, в наступавшей темноте, невозможно было сказать насколько высоким было это строение. Мы вошли в это невероятное архитектурное сооружение и были потрясены пуще прежнего, внутри он оказался не менее огромным: высокие потолки, блестящие черные стены с белыми прожилками, потолок...Потолок был поделен на странные, неземеные геометрические фигруы, каждая из которых, словно в калейдоскопе, светилась внутренним, явно не ламповым светом. Сверху шло тепло, значит свет создавали обогревательные механизмы.

- Приветствуем вас, уважаемые гости, - у входа нас встретил коридор из тиранойцев, все они были крайне возбуждены, о чем свидетельствовали их широкие улыбки, блестящие глаза и светящиеся лица. Поддавшись всеобщей атмосфере я тоже начал кланяться им.

- Император ждет вас. Но прежде, он был бы очень рад показать вам небольшое представление.

Теперь в добавок к тревоге, я начал еще и волноваться. Представление? Зачем тянуть? Но разве мы могли что-то сказать против толпы доброжелательных тиранойцев? Мы безропотно сели на указанные нам места. Я заметил, что внутренняя зала напоминает амфитеатр, выстроенные кубом.

Как по приказу, стоило лишь нам усесться, свет приглушили. То, что мы увидели в тот день мы не забудем никогда.

Сначала мы решили, что это просто танец: да с невероятными фигурами, движениями, требовавшими нереальной гибкости, однако просто танец, пока быстрая сумасшедшая музыка не сменилась на тревожную, и танцоры не начали убивать своих партнеров прямо на наших глазах. Сверкали лезвия копий, кинжалов. Черная кровь брызгала на пол, который тут же впитывал её и оставался чистым. Я судорожно прижал руки к лицу, Елена приглушенно всхлипнула. Убитые через секунду встали и снова завертелись в немыслимом танце, в такт музыки замерцал потолок, я не мог оторвать глаз от действа. Разворачивались нехилые страсти, как будто бы двое никак не могли решить, должны ли они жить или нет, и несколько раз самыми разными способами убивали друг друга. Улучив минуту я шепнул рядом сидящему тиранойцу, тому самому, что встречал на у дверей:

- Они ведь не по-настоящему убивают?...

-Конечно по-настоящему, я понимаю, это для вас странно, но Танцоры на Тиранойи - это особая каста, все они умирают на сцене.

- Но они же...

- Снова оживают, да. Это Император, он воскрешает их.

Ситуация становилась совсем невероятной. Я посмотрел туда, куда указал кивком головы тираноец. На втором этаже, на балконе, восседала, как я понял, элита: высокие, статные тиранийцы в черных, похожих на бархат, плащах. Среди них выделялся один, не имевший никаких отверстий в скулах. Он облокотился на внешний край балкона и смотрел прямо на меня. Его так же черные глаза не выражали ни злости, ни даже заинтересованности, ничего. Это и был Император. На первый взгляд кроме расширенных зрачков он ничем не отличался от обычного человека. Под ударами музыки я отвернулся от него и снова погрузился в представление. Теперь я знал, что ни один из них не умрет, пока этого не пожелает Император.

Финальные аккорды особенно запомнились, двенадцать пар умерли, одновременно всадив красивым, изящным движением кинжалы в тела друг друга. Затем включился свет, танцоров избавили от лезвий, ушли они уже своими ногами. Наверно кроме меня и Елены никто не хлопал, мы привыкшие к такому виду признания таланта, смутились и быстро затихли.

- Его величество Императоров Тиранойи! - мы встали в нерешительности. С балкона спускался Император, глядя на нас с легкой улыбкой. Он шел медленно, гордо неся себя вперед, с прекрасной осанкой. Я удивился такому пружинистому шагу, но когда он полностью предстал перед нами, понял, почему он шел, как плыл... У него не было ног, в человеческом понимании, вместо них несметное количество щупалец, с жестким покрытием, словно это не части живого организма, а вылитые из бронзы ножки под скамейки или стулья. Они позволяли ему двигаться мягко и прекрасно контролировать направление. Наверно было невежливо уставиться на Императора, будь он хоть 60%-ым мутантом. С трудом удалось оторвать глаза от черных блестящих щупалец.

- Ох, простите меня, вас не предупредили... - Император не улыбался, - надеюсь, мой вид вас не очень пугает. Я понимаю вашу растерянность.

- Простите нас, - Елена заикаясь смогла говорит первой, - мы...просто очень непривычно.

Я молчал. Да и что мог сказать?

- Я надеюсь, что мои верноподданные позаботились о вас? Вы голодны или устали?

- Нет-нет. Все в порядке, у вас тут так удивительно, мы даже не знали, что есть жизнь на...

- Вот только нам нужен корабль, - мрачно прервал я щебетавшую Елену. Император посмотрел на меня вопросительно:

- Корабль, - повтори я еще раз, - или космическая лодка. Чтобы улететь домой.

- Домой? - кажется Император не понимал еще всей важности значения этого слова.

- Да, на Землю. Там наш дом. Послушайте, вы ведь прекрасно знаете, что случилось. Раз вы говорите на нашем языке, значит вы уже...скачали всю информацию о нас.

- Да, я осведомлен о ситуации, в которую вы попали, - Император использовал тот словарь, который могла ему предоставить моя память. Но как он ухитряется подбирать именно эти слова?

-Тогда вы должно понимать, что больше всего нам хочется домой.

Император молча смотрел на меня. Его лицо было так спокойно, словно перед ним не стояли пришельцы из другой системы.

- Конечно,- наконец сказал он, и у меня создалось ощущение, что он что-то решил, - корабль будет построен.

Он заложил руки за спину, на нем был странный черный плащ, он прикрывал то место, в котором тело перетекало в..щупальца, я подумал, что мне совсем не хотелось бы это видеть.

- А пока, разрешите мне побыть радушным хозяином.

Елена улыбнулась, а вот я все еще не мог расслабиться. За столько световых лет от Земли мы нашли совершенно дружелюбную расу? Может быть конечно на почве просмотренных старых фильмов фантастики, из-за которых я и оказался здесь, вернее из надежды побывать в таких же передрягах, у меня развилась паранойя, но...я не верил в добреньких инопланетян.

Нас угощали, развлекали как могли. Когда Елена поинтересовалась, где у них библиотеки, ей удивленно ответили, что таких на Тиранойи нет. Раз всю информацию можно передавать касанием ладони, зачем тратить время на книги, такие ненадежные источники информации. Они рассказывали много, я пропускал мимо ушей. И если Елена увлеклась их миром, расспрашивала и восторгалась идеальным устройством тиранойского общества, то я не чувствовал ничего такого. Я сел в уголке и, насколько это было возможно, постарался быть незаметным. Хотя получалось, конечно, плохо.

- А вас посещал кто-нибудь еще?

- Нет, вы первые. Хотя мы знали, что кто-то есть, там, в темноте. Мы ловили какие-то импульсы, наверно с вашей планеты.

- Да-да, мы так старались связаться с разумными существами во Вселенной, но многие из нас решили, что никого нет - нам не отвечали.

- Мы не знали, что нужно отвечать...

Я заметил, что Император слушал в пол уха, улыбался, но холодно, и все время поглядывал на меня. Наконец он подозвал кого-то и что-то шепнул подошедшему тиранойцу на ухо. Тот направился ко мне.

- Повелитель интересуется, вас что-то беспокоит?

- Нет. Все прекрасно. Когда вы начнете строить корабль?

- Уже начали, - ответил подошедший Император. Он шел совсем не слышно, словно перекатываясь на своих щупальцах.

- И как скоро его построят?

Император помедлил чуть-чуть и ответил:

- Если рассчитывать по вашей суточной системе, то через два дня. Понимаю, что долго, но зато он будет хорошим... Понимаете, мы никогда не строили космических кораблей и пользуемся вашей информацией...

Только сейчас я заметил, что все затихли и обернулись к нам. Елена подошла ко мне, присела и тихо шепнула

- Зачем нам улетать так скоро? Тут столько еще всего нужно узнать...

- Сначала рапорт, потом пусть ученые этим занимаются.

Елена ткнула меня в плечо:

- Не обращайте внимание, Ваше Величество, он такой солдафон...

- Я понимаю его, стараюсь понять... Скоро вы сможете улететь, - в этих словах не было никаких эмоций, в том числе и обнадеживающих.

Нас поселили в нижнем ярусе дворца — честь, которой удостаивалась лишь ближняя свита императора. Елены почти никогда не было, она прибегала только освежиться и поспать пару часов. Она знала, что меня не переубедить, и старалась как можно больше узнать о новооткрытой расе. Я же все время торчал в этой, так сказать, квартире. Кровати здесь были подушкообразными, никакого декора, черный мрамор и вечно горящие длинные балки, они были сделаны из какого-то светящегося материала. Потом я узнала, что это были батареи, наполненные живыми нанороботами. Они выделяли энергию, сталкиваясь друг с другом, но, в отличие от частиц, своей структуры они не меняли и очень долго не теряли первоначального заряда. Живая кровь, согревающая их жилища.

Эта раса шла в разрез с моими знаниями об эволюции. Они должны были приспособиться, как приспособились их глаза. Им не нужен свет, но они по-прежнему нуждаются в солнечном тепле. Что-то было противоречиво в этом. И Император. С тех пор как я засел здесь он не появлялся. Его щупальца... Они сбивали с толку — почему более никто из всех встреченных мною тиранойцев их не имел? Да, их ноги были больше и сильнее, обувь они не носили, и были видны когти, что тоже давало много поводов для размышлений. Когти? Но ведь они травоядные... Все это тогда показалось мне большим большим обманом. Я был близок к истине...

Мне не верилось, что мы сможем улететь оттуда. Я считал часы и минуты, и где-то через 30 часов ожидания Император вызвал меня к себе.

-Я не разбудил вас?

Елены уже не было, наша «ночь» кончалась и я тоже не спал.

- Нет. Зачем вы хотели меня видеть?

- А Елена...?

- Она скорей всего в Городе.

- Очень хорошо, - он стоял у большого окна, сквозь которое было видно большое тусклое солнце.

- У меня есть к вам дело, - он сказал это словами моего генерала и повернулся, я даже ожидал увидеть его лицо, но вместо этого ужасные черные глаза, слишком бледное лицо, белое как полотно. Он был очень похож на человека, но при ближайшем рассмотрении в нем замечалось что-то нечеловеческое, чужое...

- Простите, у меня нет стульев, я обычно не сижу... - он развел руками, извиняясь, а я бросил взгляд на его щупальца. Их было так много, что за ними не было видно стены.

- Так какое дело?...

- Оно крайне важно для меня и для Тиранойи, - когда он сказал это, я решил, что речь пойдет о какой-нибудь просьбе вроде объявить населению Земли, чтоо тиранойцы несут мир и так далее, однако он продолжил, - ..и вас особенно. Я не могу отпустить вас на Землю. Елена может лететь, но вам придется остаться.

- Что?! Вы с ума сошли?! - я начал пятиться к двери, хотя дверью это не назовешь, массивная автоматическая плита. Император, не двигая руками, потянулся щупальцем к своему столу, который кажется был изготовлен из «мраморных» плит, и нажал на столешницу. Дверь позади пискнула, и я понял, что автоматически передо мной она уже не откроется. Стол выполнял роль своего рода панели управления.

- Я прошу вас не паниковать. Я обязательно отпущу вас, вы будете дома, просто немного позже...

- Я вам не верю! Откройте дверь!.

- Она будет закрыта, пока я не договорю... - в его голосе не появилось злости. Он оставался крайне спокойным.

-Какие гарантии, что после вы меня отпустите? И почему, черт побери, Лену вы отпускаете??

- Она бесполезна. Для этого дела нужны только вы.

- Какого?? Какого дела??- я запаниковал не на шутку. Меня трясло и казалось, я сейчас просто расплачусь. Его щупальца показались мне грозным оружием, хотя я тогда не знал, что они на самом деле делают своего хозяина неуязвимым.

- Вы необходимы для продолжения моего рода, рода Императора.

Я даже не мог выдавить из себя пораженное «что?»... Лишь хрип вырвался из горла.

- Это будет быстро...

- Что будет быстро? - я прижался к стене, готовый защищаться до смерти.

- Я все расскажу. Слушайте...

Оказалось, что организм Императора обладает необычной функцией репродуктивности, он сам подает знак, когда приходит время, и указывает, с кем именно нужно провести акт. Это система, с которой невозможно бороться, которой невозможно указывать. Человеческие инстинкты самосохранения — пустой звук рядом с инстинктом продолжения рода Императора.

- Не волнуйтесь, это пройдет безболезненно, - он сделал шаг вперед, я вжался в стену, как будто она могла меня защитить.

-Не бойтесь меня. Поймите, это необходимо.

- Но почему я? - мой голос звучал жалко.

- Я сам не понимаю, предыдущий партнер был тиранойцем, - в его голосе звучала легкая задумчивость, почти не слышная сквозь привычное спокойствие, - во всяком случае, моему тело известно лучше зачем и почему. Я лишь сознание... Мое тело готовится к продолжению само.

- Значит это не мне рожать?...

- Рожать? Нет, - он усмехнулся, но вышло слишком искусственно, - но ваша роль очень важна...

- У меня совсем нет выбора? - я выпрямился, склонив голову, безнадежно ждал ответа.

- Нет, - просто ответил монстр.

- Откройте дверь, - голос звучал совсем тихо, но он услышал. Раздался писк и плита втянулась в стену. Я вернулся в свою комнату, никто меня не останавливал. Все оказалось еще хуже, чем я предполагал. Я долго лежал, глядя в светящийся потолок, считая, что смерть была бы лучшим выходом. Я почти ничего не ел, пища была вкусной, но для нас совершенно не питательной. Хотя Елена не выглядела уставшей, она прибежала домой на исходе второго дня. Но не влетела в спальню, а тихо вошла. Я не услышал её возгласа о том, что корабль готов, нет, она тихо присела рядом со мной. И я понял — она уже в курсе.

- Я не полечу без тебя. Они сказали, что я могу оставаться сколько захочу...

Я молчал. На меня надвигалась нечто отвратительное и я никак не мог этого избежать.

- Пойми, это необходимо..

- Заткнись, - я отвернулся от неё на другой бок.

- Это происходит не так, как у нас. Мне не сказали как, но просто...не как у нас...

Мне от этого было не легче. Неизвестность всегда хуже всего.

За мной пришли через день. До этого я по-преженму смотрел ан внешний мир лишь из окна, раздумывая о том, легко ли его разбить. Елена старалась меня развеселить, рассказывала об обычаях тиранойцев. По её мнению им удалось построить на своей планете утопию, и она до сих пор не нашла недостатков. Властью императора все поголовно были довольны. Потом у меня появилось много времени узнать об окружающем мире, но в те дни я лишь ждал момента, когда смогу свалить оттуда.

За мной пришли на четвертый день. Попросили как следует умыться, что я и сделал, да так, будто моюсь в последний раз в жизни. Он снова встретил меня, стоя у окна. Дверь за проводившим меня тиранойцем закрылась. Даже оттуда, где я стоял мне был виден город. В темноте горело сотни фонариков и снизу, а мы находились примерно на 10 уровне дворца, звучала музыка. Император повернулся ко мне всем телом. Сделал шаг от окна ко мне, я отошел. И хоть далеко уйти я все равно не мог — это получилось произвольно.

- Пожалуйста, избавься от одежды.

Вскинув голову и шумно задышав, выглядел я тогда наверно крайне оскорбленным, я сделал то, что он просил. Затем и он молча снял халат.

- О, боги... - вырвалось у меня. Его тело было... Торс был полностью человеческим: сильные плечи, грудь, живот, - к низу живота тело плавно покрывалось черной блестящей кожей и затем так же плавно переходило в щупальца. Что-то подобное я видел на картинке с вымершим существом - осьминогом.

- Я отвратителен тебе? - это звучало почти удивленно, даже он сам выглядел пораженным. И я растерялся. На миг он показался мне еще более похожим на человека. Он опустил глаза на свое тело, провел рукой по животу.

- Не имеет значения. Это будет быстро, - я слышал настоящую горечь в его, словно синтезированном, голосе. Может поэтому я не успел среагировать, он бросил ко мне свои щупальца. Я почувствовал теплое влажной прикосновение, и затем наступила темнота. Было горячо, очень удобно, безопасно. Затем темнота рас тупилась, и вся моя жизнь картинками пронеслось перед глазами. Все, от рождения до этого момента, каждая эмоция. Затем я услышал Императора прямо в своей голове:

- Расслабься подумй. О чем то радостном.

Я подчинился и представил Землю. Голубой светящийся шарик в космосе - такой я запомнил её в последний раз.

- Красиво, - сказал Император, и все медленно закружилось. Я сидел на каруселе, и она несла меня вверх тормашками через темный лес. Затем я вылетел в небо, в космос, видел звезды. Слышал словно эхо...

-Созвездие льва...сектор Е...созвездие Льва...

Мы смешались, я не знал где я и где он. И вот в этот момент передо мной, маленьким и ничтожным, летящим в космической пустоте, приоткрыли завесу. Я ощутил бесконечность безмерность Вселенной. Я видел то, что он хотел, чтобы я видел.. Звезды, звезды, звезды, планеты, жизни. Голоса, смех и крики, мимо проносились обломки астероидов, и я даже видел незнакомые космические корабли. Большие, огромные, сверкающие... На них все резко исчезло, будто мне показали чуть больше, чем нужно было. Это был еще не конец. Я чувствовал, что сознание Импеартора, гораздо более мощное и сильное, отделилось, но был рядом, всюду. Меня накрыла любовь. Я не испытывал такого никогда. Любовь, нежность рвала меня изнутри, я плакал. Я никогда так не любил, я буквально наполнился любовью, она переливала через край. Я снова увидел комнату Императора и его самого, мы были окружены щупальцами, образовавшими вокруг нас кокон. Я не контролировал свои эмоции, я делал то, что мне хотелось больше всего на свете. Я протянул к Императору руки, он был от меня на расстоянии вытянутых рук, и прижавшись к его телу, поцеловал в губы. Страсть, огонь — меня сжигало. Я плакал и целовал его, снова и снова. Щупальца вокруг меня сжались сильнее, я чувствовал их влажное тепло на своем теле... Все кончилось внезапно. Император оторвался от меня, не дыша, бледнее, чем был, он схватился за край стола, это была единственная мебель в комнате. Я без сил упал на пол. На мне не оказалось никакой слизи. Все действительно случилось не так, как на Земле. В меня ничего не засовывали, но я чувствовал себя как после оргазма, уставшим, дрожащим и радостным. Влага щупалец на мне быстро высохла. Император помог встать. Я не мог отдышаться, будто заново родился. Я видел его совсем другим. Он не изменился. Тоже лицо и глаза. Но...теперь я любил его, любил каждую черточку, любил в Императоре все. Не выдержав я снова обнял его. Не находилось никаких слов. Поэтому первым заговорил Император.

- Это было.. никогда такого не было. Вы люди. Вы совсем другие. В вас так много...так много...Вы такие... ты такой... - он посмотрел на меня.

Я, улыбаясь, покачал головой:

- Какая разница, черт возьми, - и снова поцеловал его. Поцелуй был обычным, и, вместо ожидаемого мной щупальца, во рту у него оказался самый обычный человеческий язык.

Меня проводил до комнаты, потому что ноги не держали да к тому же я очень хотел остаться с императором. Но он сказал отдохнуть и приходить после сна. Он сказал, что будет ждать меня. Стоило лишь принять горизонтальное положение, и я провалился в сон.

На следующий день я понял, что все изменилось и ничто не будет таким, как раньше. Я был другим человечком. Нет, выглядел я по-прежнему мужчиной лет 25 с густой черной шевелюрой, однако...внутри что-то изменилось. Я хотел видеть Императора, быть с ним.

Я нерешительно вошел в его кабинет. Он стоял за столом, щупальца летали над сенсорной панелью.

- Мм, Ваше Величество, - я стоял на пороге, даже не думая, что дверь может меня прихлопнуть.

- А, здравствуй, - Император поднял голову, улыбнулся. Какая у него улыбка, кажется я понял, что в ней нечеловеческого — красота. Ровные белые зубы, - такая приятная улыбка -, губы прелестного оттенка... каким я был слепым? Еще так стремился улететь... Елена! Я совсем забыл о ней.

- Как ты себя чувствуешь? - он подошел ко мне.

- Прекрасно... А где Елена? Она улетела?

- Нет, корабль все еще на платформе. Когда ты улетаешь?

- Я как раз и хотел об этом поговорить... Я не знаю, когда улечу... - я боялся, что он запретит мне находится на его планете, вышлет в космос. Но он понимающе кивнул. Какие добрые глаза, черные, но добрые.

- Хорошо, я предполагал это. Послушай меня, Джордж, то, что сейчас происходит с тобой — это реакция на слияние. Странная реакция. Но я ведь ранее никогда не проводил слияние с человеком.

- Мне все равно, - я положил руки ему на плечи, - позволь мне остаться.

- Конечно, - он в ответ погладил меня по щеке, - оставайся сколько захочешь. Думаю и Елена этому обрадуется.

- Да...У нас получилось? - наверно со стороны я выглядел сумасшедшим, я был ниже Императора и мне приходилось смотреть на него снизу вверх горящими от обожания глазами. Широко расставленные щупальца не давали мне прижаться к нему полностью.

- Что? - он не понял сразу, о чем я говорю, - ах да! Конечно.

Я решил остаться в его кабинете, обещал тихо посидеть в уголке, понаблюдать за ним со стороны. Для меня принесли кровать-подушку. Я забрался на неё с ногами и весь день смотрел на Императора. Он двигался очень точно, аккуратно и в то же время быстро, казалось, он знал наперед все, что скажут его поданные, которые несомненно обожали его, и все же гораздо меньше, чем я. Они переговаривались на щелкающем языке, и только сейчас я заметил, что звук этот даже приятен, он похож на ритмичную барабанную дробь.

У меня было много времени подумать, я понял что Император смог построить тот идеал, к которому мы стремились на Земле. Каждый был доволен. Каждый получал по своим потребностям, на Тиранойи не было ни одного недовольного. Наверно поэтому у этой расы было достаточно времени развиваться, что она и делала с превеликим удовольствием. Земляне еще не доросли до такой любви к умственным занятиям, так же как до любви к занятиям с землей. Тиранойцы очень берегли свою планету, они существовали на ней уже свыше двадцати миллиардов лет. Это впечатляло. В Императоре впечатляло все. Когда я узнал, что он ни разу не сменил пост, что сколько тиранойцы помнят свое существование, во главе всегда был Император, мне тогда даже не пришло в голову поинтересоваться о семейном древе Императора. Я был так поглощен созерцанием его изящества и ума, что совсем не подумал о таких земных вещах как его дети, родители, прародители... Ведь насколько я понимал тиранойцы живут вечно... Отсюда вытекало еще много вопросов: почему тогда не случилось перенаселения, голода и так далее. К тому же, я почти не высовывался в город и не мог заметить, что среди тиранойцев не было ни одной женщины. Я многого не замечал.

Через два дня, проведенных в полном безмятежном счастье, ранним утром я не нашел Император в его кабинете. Поймав одного из почему-то торопливо снующих туда сюда тиранойцев, я попытался узнать, где Император. Мне махнули в конец коридора, и, извинившись, просто направили к лифту. Я никогда не поднимался выше 10 уровня. От другого тиранойца я узнал, что Император слег, так обычно случается перед Рождением. Я нашел его в царских покоях. Меня даже не стали задерживать на входе. Я впервые увидел кровать Императора. Она была большой, достаточно большой, чтобы свободно вытянуть щупальца. Наверно в императорском городе вообще не было больше таких кроватей.

- Эй, любимый, - я сел на краешек кровати. Император не выглядел больным, я все же коснулся его лба. Он горел, - что происходит?

- Здравствуй. Я рад, что ты пришел, хотя я не хотел тебя беспокоить...

- Что случилось? - эх, а я только-только позабыл все свои тревоги. Император щелчком выпроводил всех из комнаты, тиранойцы вышли с опущенными головами — это испугало меня еще больше. Император похлопал рукой рядом с собой на свободной половине постели. Я лег рядом, положив голову ему на грудь.

- Послушай, Джордж, я должен кое-что рассказать тебе...

И я узнал, что будущее дитя и его околоплодная сумка выедает все внутренности рождающего тела. Таким образом Императоры перерождаются, не оставляя родителей, из поколения в поколение. Я снова был потрясен. Меня смело осознанием надвигающейся потери.

- Нет, - ошеломленно прошептал я, подняв голову. Я искал в его черных глазах намек на шутку. Но, конечно, все было очень серьезно. Его лицо выражало лишь печаль.

- Нет, нет, нет, - зашептал я заклинанием, обнял его за шею, - почему, почему? Этого не должно быть!...Это так жестоко, так несправедливо...

-Тише тише, милый мой... То, что сейчас с тобой происходит... Это временно. Разрушится моя телесная оболочка, и тебе станет легче, гораздо легче. Я в этом уверен.

Сквозь слезы я посмотрел на него. Почему? Почему стоило мне влюбиться, раз в жизни так как никто и никогда, ни один землянин не мог влюбиться и вот, все кончается смертью? Почему все хорошее всегда кончается смертью? Я поцеловал свое умирающее солнце. Его губы также горели.

Я проводил с Императором все оставшееся время. Ел, спал рядом с ним. Мы много разговаривали, пока не начались боли. О, как же было ужасно смотреть на его страдания. Однажды мы лежали в полной тишине. Император отдыхал после очередного приступа боли, и я, в полной тишине, произнес, голосом полным ненависти, положив руку ему на живот.

- Я ненавижу его...

- Не надо, Джордж, не надо... Он это я, я это он. Люби его как любишь мое тело.

- Не тело. Я люблю не тело, не только тело, - в который раз я пытался его уверить, но было бесполезно. Он знал что-то, чего я не мог понять. Пока.

Я чувствовал движение под свое ладонью. То существо, родившееся от нашего духовного слияния, уже было живым. И, несмотря на мучения, Император радовался. Так же как через слезы радовалась его свита. Они были самыми близкими ему тиранойцами, но они много не знали. А я решился спросить.

- Ответь мне, - я по человеческой привычке прикладывал к горящему лбу своего любимого тряпочку, смоченную водой. Тряпочка была из моей собственной рубашки, так как местные ткани оказались совершенно непромокаемыми. Император лишь улыбался на это, тиранойцы удивленно смотрели, но мне было все равно. Я знал, что это хоть как-то облегчает муки их предводителя.

- Ответь, почему ты не похож на остальных. Почему никто больше не имеет щупалец и твоей силы воскрешать мертвых?

Император посмотрел мне прямо в глаза, и я понял, что коснулся запрещенной темы.

- Неужели ты... - вокруг нас в тот момент никого не было, но я не смог даже прошептать свою мысль.

- Пойми, им был необходим правитель. Нет, - замолчав, он покачал головой и через некоторое время продолжил, - я не могу рассказать тебе, ведь любой сможет узнать об этом, стоит лишь коснуться твоей ладони...Считай, - он коснулся меня щупальцем, сейчас он не мог даже поднять руки, - считай, что я просто другой вид...

- Хорошо, мой повелитель, - я снова прижался к его груди и задремал успокоенный его двойным сердцебиением.

То, чего я так боялся и ненавидел, все же произошло. И никто и ничто не в состоянии было изменить ход событий. Мы собрались у стены, Елена обнимала меня и гадила по голове. Я видел как Император, сквозь боль, улыбнулся. Я был уверен, что он улыбнулся мне, его глаза сверкнули в последний раз прежде, чем закрылись навсегда. Я упал на колени, прижался лбом к полу, плача как дитя. Минуту ничего не происходило, и, мне казалось, я ослеп от слез, все мое сознание пыталось свыкнуться с мыслью, что моя жизнь окончена. Затем я услышал легкий шорох, легкий как ветер, который часто гуляет на поверхности Тиранойи. Когда я вытер глаза, я увидел, что на чистых, почему-то абсолютно чистых простынях лежал своем другой человек. В нем было много похожего на прежнего Императора. Он сел, и мы увидели щупальца, блестящие словно свежеокрашенные, его осанка и белая кожа не вызывали сомнений, что перед нами новорожденный Император. Однако в чертах лица угадывались...угадывались мои черты. Я чувствовал удивление, граничащее с шоком. Некоторые тиранойцы подошли и несмело потрепали меня по плечу. Император повернулся ко мне, медленно, как в воде, он встал на щупальца и сразу направился в мою сторону.

- Спасибо, Джордж, я никогда тебя не забуду. Отныне ты навечно в памяти императорского поколения, - он похлопал меня по плечу и вышел из комнаты. Ему не терпелось увидеть свой народ. Его свита последовала за ним. За окном раздался возглас тысячи тиранойцев, и затем музыка, все более и более громкая. Я стоял, как он меня оставил стоять. Мир не разрушился, я не умер, но Императора больше не было. Того, что я знал. Я понял, о каком эффекте он говорил. Я чувствовал влечение лишь к внешней оболочке Императора, теперь же меня отпустило. Я мог дышать свободно и не чувствовал сердечной боли. Елена растерянно смотрела на меня, ища прежнего Джорджа в опущенных глазах. Я взглянул на неё и твердым голосом произнес:

-Улетаем отсюда, как можно скорее.

Так кончилось самое удивительно приключение моей жизни. Больше я не летал на Тиранойю, хотя слышал, что с ними был налажен крепкий контакт. О них было написано много книг и статей, проводимость множество конференций, на которых я как первый свидетель обязан был присутствовать. Но никто никогда так и не узнал, что Император принадлежал к другой расе, а не к другому виду. Они были путешественниками, жили на своих гигантских кораблях, которые я видел во время слияния с Императором. Они были что-то вроде волонтерами знаний. Наткнулись на Тиранойю во время изучения Созвездия Льва, и Император был послан туда, дабы возглавить эволюцию. В то время тиранойцы были ненасытными хищниками и почти разделались со всеми травоядными на своей земле. Им действительно нужен был предводитель. Такой как Император. Пугающий и прекрасный. Бессмертный и умирающий каждое свое Рождение.

                                                                             05.06.2011. г. Саратов

06 June 2011

Немного об авторе:

Отделение прикладной и теоретической лингвистики. Перевернутый и воспаленный мозг. Проза о гомосексуальных отношениях.... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет