РЕШЕТО - независимый литературный портал
Хитрая Лиса / Художественная

Призрак дорог. Глава 14.

328 просмотров

_Кровь и Ад_
Утром первым делом я почувствовала, что что-то не так. Неправильно, но тепло и приятно. Попыталась с закрытыми глазами представить, что бы это могло быть, однако ничего хорошего на ум не приходило. Мозг, казалось, распух до невероятных размеров, и теперь голова очень жала – ощущения, которые сложно назвать приятными. Кроме того, это «что-то» вроде как дышало... Принялась лихорадочно вспоминать прошлый вечер, однако воспоминания чудесным образом обрывались на том моменте, когда в меня вливали какой-то жгучий, но согревающий напиток. Даже не знаю, что бы это могло быть. Подумала о том, что надо об этом спросить у товарищей знающих, в смысле, у свидетелей этого действа.
Я повернула голову в сторону «неопознанного объекта» и приоткрыла один глаз; этого вполне хватило, чтобы окончательно проснуться и вскочить на кровати с широко распахнутыми глазами. Могла бы ещё закричать «а-а-а», но гордость не позволила и молчаливое изумление.
-Какого чёрта?!- выдохнула я, кулаком в бок толкнув «объект».
-А?- сонно отозвался он, морщась и приоткрывая один глаз.- Доброе утро...- и снова собрался заснуть.
-Нет! Какого чёрта, я спрашиваю, ты делаешь у меня в кровати?- попыталась я растормошить незваного гостя.
Тот сладко потянулся и приоткрыл оба глаза. Похоже, он ещё не очень соображал, однако улыбнулся так радушно, что я чуть поубавила пыл, хотя моё изумление ещё себя не исчерпало; это прекрасно вырисовывалось на моём лице, поэтому «НО» даже не пришлось спрашивать у меня, а чего это я так удивилась.
-Прикрой глазки, а то вывалятся из орбит,- сонно протянул он.- А с глазами ты гораздо красивее, нежели будешь без оных средств видения окружающего мира... Кстати, а какого они у тебя цвета?- в его зелёных «средствах видения» промчался весёлый и немножко заинтересованный огонёк.
-Карие...- рассеяно брякнула я, потом собралась с мыслями, пришла в себя после такого красноречивого довольства собой объекта передо мной и насмешки над моим недоумением.- Блин! Да не заговаривай мне зубы, а объясни, что ты здесь делаешь! И, вообще, что случилось, чтобы ты смог здесь оказаться? И почему я ничего не помню?! И хватит ухмыляться! У меня сейчас случиться истерика!..
-Да успокойся ты...- спокойно произнёс зеленоглазый чёрт, садясь.
Я изумлёнными глазами следила за ним, не двигаясь и пытаясь постигнуть суть происходящего. Тяжесть в голове, как и прохладная комната, были волшебным образом забыты. А что ещё остаётся, когда попадаешь в такую недвусмысленную ситуацию?! Проснуться утром с больной головой, да ещё в компании парня, которого и представляла только разве что как друга... Не хорошо как-то получается.
-Успокоиться?!- непроизвольно взвыла я.- Это новая шутка?!
Он хмыкнул. Я заткнулась, потому что поток слов и мыслей резко оборвался этим незначительным разочарованным «хм...».
-Во-первых. Не я, а ты у меня в комнате,- будничным тоном сообщил он.
Я, наконец-то, огляделась. Вот, блин... Ну, ладно, хорошо, это он доказал опытным путём. Но дальше-то что? Комната действительно была не моя; одна из незанятых комнаток в огромной «мастерской», хотя по образу и подобию моей. Как, в общем-то, и все остальные, правда они чуть-чуть отличались обстановкой и кое-какой мебелью. Здесь, например, стояла полноценная «двушка», а я ограничилась лишь односпальной кроватью; но и тут были свои объяснения – просто я не любила таких просторов во сне...
-Э... это ещё ничего не объясняет!- уже несколько тише высказала я.- Может быть, ты, воспользовавшись моей беспомощностью, затащил меня сюда... Кто тебя знает, Мортал!
Он профессионально ухмыльнулся, снова безжалостно кидая меня в поток отчаяния и изумления.
-Ты обещала не называть меня по фамилии.
-Да! Но в данный момент я могу пренебречь этим обещанием, пока не выясню...
-Я тебе сейчас объясню...- устало оборвал он мои душевные излияния, откидываясь спиной на стену.
-Уж постарайся. И в глаза смотри!- потребовала я, впиваясь в него взглядом.
Он спокойно выполнил это требование.
-Вчера, после того, как ты отключилась прямо у меня в руках. Конечно, не без посторонней помощи,- он многозначительным взглядом указал на свою рану,- мы сразу отнесли тебя в твою комнату, предоставив Марго распоряжаться твоим мокрым и уставшим видом. Она, разумеется, сделала всё, что было в её силах: переодела там, теплее укрыла и всё такое... Не знаю, что она там ещё сделала... У тебя вчера были все шансы подхватить полноценную простуду.
-Не подхватила,- вякнула я.- Давай дальше...
-Дальше... Через пару часов мы все разошлись по койкам. Я, разумеется, сразу провалился в сон. Не тут-то было,- он как-то самозабвенно улыбнулся.- Буквально через полчаса дверь открылась. Угадай, кто ввалился в мои «покои»?
-Врёшь,- зашипела я, хмурясь всё больше с каждым его словом и намереваясь впасть в приступ озлобления на весь свет.
-Нисколько,- стёр в пыль все мои надежды Мортал.- Ты завалилась так самозабвенно по-хозяйски, что я даже слова не успел сказать, как ты заявила, что тебе холодно, и ты пришла сюда греться.
-Ага, ты ещё придумай, что я начала к тебе приставать,- фыркнула я, складывая руки на груди и отворачиваясь.
-Нет. До этого не дошло,- заверил он меня.- Хотя... целуешься ты, всё-таки, неплохо.
-Спасибо...- до меня вдруг дошло, что он сказал.- Что?! Я опять с тобой целовалась?! А-а-а! Как страшно жить!
-Да не волнуйся ты так. Дальше этого не зашло... Сразу после поцелуя ты отрубилась. Ну, и не в себе немножко была, поэтому я подумал, что лучше уж тебя оставить в покое.
-Спасибо за доброту!- фыркнула я.- Блин. В следующий раз вы просто дверь запирайте на ключ. А то мало ли чего после таких прогулок нахватаешь, вплоть до...
-В следующий раз,- пообещал Мортал, оборвав мою мысль.- Слушай, который час?
-Не знаю,- пожала я плечами и зевнула. Ладно, сдаюсь, он всё-таки меня убедил и в некотором смысле даже успокоил. Это хорошо. Теперь оставалось заняться перевоспитанием самой себя, чтобы таких прогулок больше не было.
Мортал потянулся рукой под подушку и выудил оттуда часы. Посмотрел на время, чертыхнулся и завалился под одеяло. Я отняла их у него. Половина шестого утра. Повторила его манёвр насчёт «О, чёрт!» и забралась под одеяло тоже.
-Ты как хочешь, но раз уж я пришла сюда греться и всё-таки оказалась с тобой под одним одеялом, давай греться!- подползла ближе и прижалась к нему.
-А где скромность?- с насмешкой вопросил Мортал.- Сама только что вопила и сокрушалась, над этим недоразумением, достигнутым собственными же силами...
-Да к чёрту эту скромность и благоразумие...- протянула я лениво.- Половина шестого утра. Холодно. А ты тёплый и приятно пахнущий... Я не дура, чтобы отказаться от такой «грелки»... Кстати, друг, как там твоя рана?
-Хорошо,- сообщил Ларс.- Видишь, силы торжественно вернулись, приревновав меня к столь замечательной... спасительнице.
-Конечно...- я уже засыпала, разомлев в крепких и тёплых объятьях, которыми меня снабдил зеленоглазый чёрт.- Ко мне сложно не ревновать...
Воцарилось молчание, так благодатно действуя на мой сон. Я уже почти заснула, когда Ларс задал этот неприятный вопрос, однако мне хватило ума не закатывать истерики из-за него: пришлось бы возвращаться в свою холодную кровать, в пустую комнату. Нет, это, конечно, забавно смотрелось – два бывших врага в обнимку под одним одеялом... Нормально. С ним можно обниматься. Даже доверять.
-Ты всё-таки не слишком осторожничала с Блэквудом?
-А что?
-Ранка на шее...
Я промолчала: до этого момента и не вспоминала о ранке. Да и лучше, наверное, забыть о ней.
-Я заметил ещё вчера, но в тот момент от тебя даже твоего имени невозможно было бы добиться, поэтому я не стал спрашивать...
-Ларс, давай, не будем сейчас о вампирах... Потом я тебе всё подробно расскажу и объясню... Потом... А сейчас давай спать. До двенадцати, чтобы выспаться... Хорошо?- я ещё крепче прижалась к нему, намереваясь сразу же провалиться в сон.
-Ладно, но ты обещала. Виль.
Из-за окна до меня донёсся хмурый шелест дождя, и этот звук меня насторожил, но через минуту я уже крепко спала, не обращая внимания ни на что...
Дождь...
Утречком этого же пасмурного и упрямо плаксивого дня меня постигло разочарование. Ну, точнее, было уже далеко не «утречко», но «разочарование» всё-таки пришлось испытать. Проснулась я одна, смутно понимая этот прискорбный факт и только через несколько долгих минут мчась на всех парах вниз, попутно одеваясь. Там же внизу мне сообщили, что Ларс соизволил уехать, «чтобы такие недоразумения больше не происходили и не ставили меня в неприятность таких ситуаций... С Габриель бывают только проблемы! Но как приятно осознавать, что проблемы бывают именно с Габриель!» - процитировали мне его изречение и как-то подозрительно и неприятно усмехнулись. Все. Включая даже Марго, которая по неизвестным мне причинам осталась в «мастерской», вместе с остатками банды – человек пять, включая её: остальные рассыпались по городу на своих разноцветных «конях» будоражить несчастную полицию. Я как-то несвойственно себе вздохнула и отправилась работать, хотя при первой же попытке заняться сим достойным делом меня подло отвлекла Марго, просочившаяся незамеченная остальными ко мне. Я отчего-то уже знала, о чём она меня спросит. Странно, не правда ли?
-Вилька...- аккуратно по-лисьи подкралась она своим вопросом,- между вами Что-то было?
Я задумалась. Время пришло проделать этот несложный процесс, который в последнее время что-то уж слишком часто покушался на здоровье и исправность моих уже далеко не крепких нервов. Удивительно, как ум меняет человека! И способность им пользоваться тоже...
-Ну... Нет,- нахмурилась я.
-Врешь!- резко заявила Марго.- Не верю!
-Чего-то между нами не было,- рассеяно добавил внутренний голос моими устами.- И по причине не явки этого Чего-то не пришло и твоё Что-то. И это хорошо. И вообще, что за странные и личные вопросы?- мой карий глаз скосил на «мисс Мортал», пока воображение, используя смутные очертания авто, увиденные «крайним зрением», рисовало картинки, линии, изгибы и всевозможно издевалось над мысленной моделью машины. В два русла думалось несколько легче, чем в одно – всегда был шанс проигнорировать какой-нибудь неприятный вопрос, сделав вид полного поглощения работой.
-Странные вы какие-то оба,- высказалась Марго.- И почему ты этим... Кхм, утром выбежала не из своей комнаты, а из его?
-Я вот тоже в половину шестого утра вопила – какого чёрта он там делает. И знаешь, что мне ответили? Что я, в общем-то, не у себя в комнате; что я сама пришла к нему, с требованием того, чтобы меня согрели... и тому подобные просьбы, заявления и выводы... А теперь напрашивается вопрос: почему я ничего не помню?!
Марго поджала губы и с сомнением продолжила взирать на меня, в частности, на мой неопределённый взъерошенный вид. Потом вздохнула, видимо, что-то для себя решив, нахмурилась, фыркнула, с силой пришпандорила к стене какой-то листок и попыталась скрыться из вида, когда я её остановила своим собственным вопросом.
-Слушай, Марго, а ты случайно не мстишь своему братцу за то, что он против твоих встреч с Хеллом?
Подруга нахмурилась ещё больше, с успехом практикуя маскировку под грозовую тучу.
-Нет,- буркнула она.- У тебя с Ларсом всё равно ничего не получиться.
Я прямо таки опешила.
-Это почему?!
Марго хитро глянула на мой вид, фантастическим образом трансформировавшийся из взъерошенного и растерянного в уверенно-возмущённый, и странно улыбнулась.
-А потому что у него ни с кем ничего не получается, в смысле серьёзных отношений,- пояснила мне подружка.- А чего это ты так взъелась?
-Я взъелась?!- нервно переспросила я.- Я спокойна, как удав!
-Ага, после встречи с крокодилом...- с иронией поддакнула Марго и испарилась.
Я почувствовала страшное желание набить кому-нибудь «мордашку», чтобы немного отойти от возникшего ощущения подловленного мошенника. Странное, по сути своей, желание. Однако ему не суждено было сбыться хотя бы по причине того, что подходящих «мордашек» поблизости не наблюдалось, а портить отношения с друзьями, ой, как не хотелось. Поэтому, превозмогла все свои насущные нужды и подошла к листку, который Марго с такой «любовью» прилепила к стене. Все мысли мигом исчезли под громадой сильнейших эмоций и удивления – соревнования должны были начаться ровно через неделю! «Ого... а ты, собственно говоря, готова?» - прошипел рассудок. «Ты у кого это спросил?» - уверенно отослала я его по назначению. Надоел уже.
Итак, подготовка пошла полным ходом, хотя о том знала лишь я, да Отто с Дэйвом. Они усердно продолжали тренировки практически до потери моего пульса. По вечерам старенький «Форд» довозил меня до «мастерской» уже никакую, а в особо «экстренных» случаях я даже ночевала в машине. Думала, что на это время все мои необычайнейшие приключения прервутся, и я смогу немного отдохнуть хотя бы душевно. Однако «Мустанг» требовал от меня свою «долю», а отказать ему было чем-то нереальным. И каждый раз, и снова, снова, я садилась в такси, доезжала до отвертки на Потерянный Дом, там шла пешком, всячески сокращая путь, затем садилась за руль...
И начиналась ночная жизнь Виллии Габриель...
И это было уже в порядке вещей. Меня же удивляло совсем другое. Мои сны. Точнее, мои необычные сны. Они отличались подозрительной яркостью, чёткостью и чувствительностью. В такие моменты мне казалось, что меня посадили в другого человека, и я вижу, чувствую, делаю, как он не отступая ни на одну литеру от его привычек и жизни. Мне это казалось фильмом от первого лица, и каждое утро было спасением от таких снов. Я думала, что это мои расстроенные нервы пошаливают такими экзотическими способами. Пока это не оборвалось так же неожиданно, как и началось, хотя после – стало ещё хуже...

***
Была ночь. Ветра не было, но это ничуть не мешало ливню хлестать со всей своей силы. Дорога напоминала больше своеобразный каток, нежели что-то асфальтированное и безопасное для быстрой езды.
Вот они и простятся.
Мысли в голову лезли самые разнообразные, но главное, он не думал о том, что старается увести полицию от остальных. Это могло сыграть не слишком хорошую шутку. Как он помогал Габриель? Вот... Сам же он действовал по-другому, а «Магический диск» в магнитоле только содействовал этому: он просто никогда не думал о том, куда едет, зачем и с какой скоростью. И именно это давало такие результаты – за всю «карьеру» лидера «банды Мерседес» он ещё ни разу не побывал в полицейском участке. А то, что было до этого, считалось самым большим недоразумением в жизни. Теперь тот этап был пройден. Да и этот – тоже подходил к концу...
Пора всё-таки проститься. Прошло много времени.
Редкие встречные слепили дальним светом, заставляя моргать от болезненных ощущений в глазах. Дорога, будто затуманенное зеркало, лилась отблесками под колёса. Попутки оставались моментально позади. На хвосте сидели копы и гнали его, как драгоценного зверя, хотя поймать или даже приблизиться на приемлемое расстояние не могли.
Послужи в последний раз.
На диске была подобная песня, только он её уже помнил плохо – столько лет прошло. Столько интересных, не зря прожитых лет, но они отчего-то прошли настолько быстро, что даже самые яркие события и моменты оставались в тумане... Теперь было что-то новое, что-то незнакомое, что-то неопределённое. И ещё теперь появилась странная, ядовитая Габриель... Эх, зачем она здесь появилась? Какого чёрта она вылезла тогда на своём «гольфе» на дорогу?! Ничего бы не было. Ничего бы не случилось. Они бы просто не знали друг о друге... А кто-то рассудил иначе.
У него ощущение последней «пробежки».
А сколько было миль позади? Сколько непростых минут за рулём? Всё нормально. Просто ощущение плохое.
Снова встречная полоса. Надо обгонять. Красиво маневрировать и не скидывать скорость. Он скор, отчаян и смел. Копы не умеют так, как делал это он, как избавлялся от других, как уходил от погони, как был лучшим. И только один человек смог откинуть его на обочину, заставить уступить дорогу... Тьфу, чёрт! Опять эти ненормальные мысли, заставляющие задумываться о проклятой теме. «Пункты, по которым не светит»? Так, кажется, выражалась Марго. В чём-то она была права. Но ведь во всём виноват он сам из-за своей непостоянности и веры в лучшее. Жажды лучшего. Это всегда казалось правильным. И не ему одному, надо сказать, хотя другие этого могли и не замечать...
Прощай... Ему нравился этот цвет.
Он вылетел на встречную, в очередной раз. А впереди оказался свет... Может быть, стоит его спасти, но ведь это единственный вариант оставить что-то от крепкой дружбы...

***
Это был последний из череды таких снов.
В то утро я вскочила, как ненормальная и первые десять минут просто приходила в себя. Лежала на спине и бездумно смотрела в грязный потолок. Предчувствие было нехорошее, и это ощущение колотило всё моё «я» своими жестокими углами, как никогда острыми. По телу пробегала неприятная дрожь.
«Ты видела, детка. Ты всё видела»,- вздохнул внутренний голос.
Ой, как я не любила его таинственные появления. Они постоянно предвещали из плохого худшее.
«Что?!»- рявкнула я на него.
«А ты прислушайся»,- насмешливо отозвался он и стих.
Шизофрения, подумала я, поймав себя на мысли разговора по типу «сама с собой», но всё-таки прислушалась и сразу поняла, что именно показалось с самого пробуждения мне зловещим подтверждением того самого «худшего». За окном шепелявил на своём шипучем диалекте дождь. Во мне проснулось и заметалось беспокойство.
-Нет... Это сон... Дурацкая шутка моих расшатанных по винтикам и болтикам нервов...- пробормотала я себе под нос, вымучив подобие улыбки, хотя взбесившееся беспокойство это не уняло.
Я встала, бросив изучать давно известный мне потолок, не спеша оделась и вышла из своей комнаты. Первым делом пришла мысль, что в «мастерской» как-то уж слишком подавленно тихо. Слышалось всего несколько голосов: Отто, Дэйва и ещё парочки парней из «банды». «Ничего страшного... Просто какие-нибудь неприятности...»,- без особой надежды подумала я, но такие мысли спасали от истерики и неоправданного страха.
Внизу меня радушно встретило четыре растерянно-подавленных взгляда. Стало ещё больше не по себе. В этой тишине не прозвучало даже душеспасительного «доброго утра» или «привет». Только молчание. Вся эта траурная компания восседала в «гостиной», попивая пиво. Я задалась вопросом, где все остальные. Потом откинула и этот вопрос, когда почувствовала, что причина всего этого стоит в другой части «мастерской», где обычно ребята работали. Такие ощущения иногда посещали меня, словно какой-то невидимый мой вечный спутник указывал причины и итоги, навязывал нужные мысли и помогал. Просто по-человечески помогал. И теперь он как-будто указал мне невидимой рукой, где искать причину происходящего.
Я молча прошествовала по указанию внутреннего голоса, чувствуя на себе четыре сожалеющих и настороженных взгляда. Когда же я прошла между огромными ящиками, усердно исполнявших роль стены, и оказалась по ту их сторону... Первым моим желанием было закричать и забиться в истерике. Но я просто закрыла глаза и глубоко вздохнула, прогоняя это позорное искушение. Достаточно и до того было припадков, после этого меня бы сдали в «дурку» совершенно точно. А причиной таких мышлений и желаний явился красный «мерс». Сильно помятый красный «мерс».
Это объясняло всё и сразу.
-Чёрт!- рявкнула я, подлетая к авто.- Да как ты мог?!
Меня уже даже не смущало, что могу показаться несколько странной крича, ругаясь и пытаясь влезть в драку с невидимым собеседником. После изрядного «любовного» пинка по колёсу несчастной машины, до меня только дошло, что винить здесь абсолютно некого, кроме самого Ларса, так неосторожно поступившего. Это было верх идиотизма: мчаться по скользкой мокрой дороге ночью в дождь...
Тут же пришло жгучее желание залезть внутрь машины и посмотреть... Что посмотреть? Что-нибудь.
Дверь «мерса» поддалась с огромным трудом. Я оглядела салон: ничего примечательного, обычный салон разбитой машины – осколки стекла, грязь, немного крови... Как и предполагалось. Сморгнув слёзы беспокойства, я протянула руку к уцелевшей магнитоле; та, подумав немного, выплюнула знакомый мне диск. Я порадовалась и собиралась уже вылезти из столь примечательного места, когда рука случайно наткнулась на что-то металлическое на сидении. Мой глаз-алмаз приметил в грязи посеребренную цепочку. Рука сама потянулась к ней и извлекла на свет божий золотое кольцо с непонятным узором, из-за чего вспомнился фильм «Властелин колец», хотя здесь надписи не было – просто изящные переплетения тонких, красноватых линий. Было жутковато, но оставлять их не хотелось, это принадлежало Морталу. И я отдам их ему. Если ещё увижу.
Сердце болезненно сжалось.
Я вылезла из салона машины, забрав с собой две Ларсовы вещицы – диск и цепочку с кольцом – и молча, стараясь игнорировать всех и вся, прошествовала в душ. Кольцо неуверенно сверкнуло, когда я аккуратно очистила его под тёплой водой и вытерла. Затем я надела его на шею, как талисман. Ладно уж, будь что будет. А Ларс... Таких сложно отправить на тот Свет. Я усмехнулась; мне казалось, что с ним ничего серьёзного не произошло... Хотя, мало ли?
В проходе возник Отто и странным осторожным взглядом уставился на меня.
-Как ты?
-Не спрашивай что видишь,- меланхолично отозвалась я, крутя в руках диск без названия и пытаясь не упустить сразу две мысли: разговор с Отто и размышления на тему «что делать дальше».- Что случилось?
-Дорога скользкая, а он решил героя из себя сотворить. Вот и сотворил во всех смыслах. Машину доставили сегодня ночью, а сам Мортал пропал.
Диск чудом остался у меня в руках; от удивления я бы могла спокойно его выронить. Блин, но это было уже чересчур.
-Как это – пропал?
Отто недоумённо хлопал глазами, пытаясь сообразить ответ.
-Так вот – пропал. Никто не знает, где он. У Марго истерика, Джим в депрессии... Только давай ты не будешь снова запираться в комнате с бутылкой джина из-за этого?- с надеждой попросил он.
-А почему бы и нет?- нагло усмехнулась я.
-Потому, что это не влезет уже ни в какие рамки!- рыкнул на меня Дэйв, материализуясь около своего друга.- И тогда я приступлю к исполнению своих угроз. А ты знаешь, что это значит...
-Да я пошутила,- быстро сориентировалась я.
-Вот и хорошо,- кивнул он.
-А теперь скажите мне, что подумала на сей счёт полиция?
-Ничего определённого. Вот был Мортал – а вот его нет. Они даже не поняли, что произошло... Собственно, теперь в «банде Мерседес» снова произошли изменения, причём в корне. Смена лидера.
Да... Прощай прежние «бандиты». Стало грустно. Такое странное и непривычное состояние для меня. Сильно захотелось с разбегу побиться головой о стенку... Странные наклонности. Я ещё раз осмотрела диск со всех сторон, думая о сложившемся положении, потом с тем же выражением лица прошла мимо Дэйва и Отто, спустилась вниз, подошла к телефону. Вызвала такси. Ребята в «гостиной» с любопытством следили за моими манипуляциями.
-Ты куда-то собралась?- вопросил один из них.
-Ага. Надо подумать.
Я ещё помаячила немного в «мастерской», пока ждала такси, потом уехала на работу...
Ларс не появлялся больше в «мастерской». Точнее, я вообще его не видела, даже на соревнованиях, которых он дожидался с равнодушием голодного волка заприметившего подходящую добычу. Мне было очень любопытно, куда он исчез, да ещё и непонятное беспокойство, хотя оно всегда было лёгким, как и мне и положено было – такой беспринципной и легкомысленной жизни ещё ни у кого не наблюдалось.
А тем временем прошла эта горемычная неделя, перегруженная эмоциями, работой и тренировками. Дэйв с завистью поглядывал на мой «Мустанг», который всегда опережал его на внушительное количество времени. И ровно за день до соревнований мы соизволили наговорить друг другу грубостей по доброте душевной, разругаться в пух и прах чуть не до драки, однако потом торжественно удалились в разных направлениях. Я наплюнула на всех и уехала к Потерянному Дому, дабы пожаловаться на несправедливую жизнь своей нынешней опоре в столь жестокие времена – «Мустангу».
Гонки проходили за городом. Точнее, первых два этапа. Всего их было четыре и каждый страшнее другого. Для меня, потому что я впервые в жизни участвовала в чём-то подобном, к тому же и нелегально. За звание лучшего уличного гонщика. Когда мы прибыли на место, я подумала, что останусь косой после таких животрепещущих пейзажей: «Феррари», «Порше», «Ауди», «Форд»... И много, много, очень много автомобилей других марок. Глазки норовили разбежаться и потерять всякое чувство симметрии. Это немного напрягало, всё-таки такие красивые глазки имели право на красивое существование. Для многих явилось сюрпризом участие в гонках «призрака дорог», однако засаду на отлов такого «драгоценного участника» ставить, похоже, никто не собирался. Мне почему-то казалось, что многие из тех, кто участвовал в соревнованиях, уж очень хотели померяться с ним силой. Вполне логичное умозаключение, всё-таки здесь все «свои», так сказать. А я что? А я не против. Среди таких желающих были и несколько «бандитов», это я знала не понаслышке. Под одной крышей всё-таки жили, и новостей было море.
Меня осчастливили номером «369». Вообще же участников было раза в три больше. Однако среди этого хаоса и разнообразия я заприметила одну машину, уж не знаю, чем она привлекла моё внимание, но она казалась мне несколько странной. Да и номер был вызывающим – «963». Это был кроваво-красный «Мицубиши» с тонированными стёклами. Чем-то мне он напомнил «призрак дорог», возможно, тем, что его водителя никто никак не мог заприметить, как и меня за рулём.
Время летело как сумасшедшее. Собственно, из-за всего переживаемого хотя бы за один только день я тоже казалась слегка безумной, плюс ещё и взъевшейся на весь свет. В «мастерской» меня больше никто не наблюдал, потому что в большинстве своём я всё это время кантовалась рядом с «Мустангом», обсуждая с ним насущные проблемы, по крайней мере, возникать там никто не будет, а со смирением выслушает и поймёт. Надеюсь. Мне это единство очень нравилось, и однажды я заметила, что не представляю себя без него. Особенно мне помогло это в моём первом заезде, когда отбирались сильнейшие, чтобы пройти в дальнейшие этапы. Боже, как страшно мне было! Сколько адреналина вылилось в мою несчастную кровь! Однако всё кардинально изменилось, когда мотор взревел и «Мустанг» сорвался с места... В меня словно бес вселился, но так я ещё никогда не веселилась. И мне доставлял удовольствие каждый пройденный метр, каждый участник, оставленный позади. Наверное, я даже смеялась, когда вырвалась вперёд и полетела на нереальной скорости к финишу, оставляя остальных далеко позади. Фантастика! Это передавалось от меня машине и наоборот...
А потом была трасса сильнейших. Три заезда. Девять победителей. И среди этих девяти была я. Озлобленная, счастливая, с демоном вместо души. А в магнитоле крутился диск Ларса, наставляя на нужную «волну», проклиная всякие мысли о проигрыше. Пиная их и изгоняя из головы. Меня сложно теперь было смутить, и каждую секунду я всё больше убеждалась в своей победе. И только багровый «Мицубиши» навевал на нехорошие мысли – он пришёл первым во втором заезде и автоматически перешёл в следующий этап.
Девятка лучших. Мои нервы чуть-чуть сдали, однако это «чуть-чуть» никто не заметил, кроме меня. Обошлось одной развороченной комнатой в Потерянном Доме. А ещё мне всё больше казалось, что кто-то меня изнутри осушает, как сосуд, наполненный водой. Очень знакомое ощущение, что-то подобное мне приходилось переживать в первые дни «знакомства» с «Мустангом». Однако соревнования нельзя было вот так просто и безнадёжно бросить, и я продолжала перевоплощаться... Только так можно было объяснить эти нехорошие ощущения.
Девять машин стартовали на «полосе скорости». В конце останется только трое. И одному из них удастся забрать с этих соревнований приз и звание лучшего уличного гонщика. Всё честно. Хотя на финише я хотела вопить без остановки, даже несмотря на крупную ссору с Дэйвом. Он пришёл третьим! Мне хотелось разреветься, кинуться к нему на шею и разрешить обогнать меня в следующем этапе... Но, наверняка, меня остановил только «Мицубиши» под номером «963», пришедший вторым и заставивший передумать мгновенно. Да ещё мысля, как бирка повешенная мне на мозги Дэйвом, гласившая, что на время соревнований мы – враги! И жалости и слабости мне от Слина не ждать.
И в тот день я умотала на дороги нервировать и так уже нервных полицейских, а так же порадовать свой взбесившийся от такой свободы «Мустанг». А потом мне стало всё равно, я мотала круги по городу и пригороду, просто так, чтобы отвлечься, пока не устала и машина не получила то, что она требовала...
Единство процветало...
И вот настал последний день. Было уже совсем не страшно, но щекотливо интересно, чем же это всё может закончиться. «369» расположилось между «963» и «451», что красноречиво обещало бурю эмоций от меня, озлобленной и уверенной. Моторы враждебно рычали, участники ожидали сигнала. Спринт. Эта трасса будет длинной, гораздо длиннее остальных. Но и скорости будут не маленькие... Соперники, надо сказать, были достойные. И я ожидала, терпеливо. Немного побаливала голова. А все чувства и органы чувств словно вымерли; но то к лучшему.
Где-то улюлюкали и кричали зрители, наблюдая за последней, решающей гонкой – каждый хотел увидеть победителя, увидеть того, кто сможет обойти «призрака дорог» или как «Мустанг» добьёт своих соперников и утвердится окончательно и бесповоротно. Мне захотелось улыбнуться, что я и проделала под одобрительные кивки своего злобного рассудка, который обычно старательно противился всем моим поступкам.
Вот судья дал знак готовиться. Я ждала этого сигнала, и мне казалось, что прошла уже целая вечность. Вот теперь точно все чувства отключились и разбежались в панике по закоулкам сердобольной и неординарной души.
Затем был дан старт...
Машины сумасшедшей синхронностью рванули с мест. И шли ровным рядом несколько первых секунд, не обгоняя, не отставая, вперёд, к финишу. Затем «Мустанг» взревел, как ненормальный, как Зверь в тот дождливый день, и вырвался вперёд. Впереди маячила своей соблазняющей улыбкой победа, и, казалось, что улыбается она мне. Однако такие подозрения просуществовали ровно столько, сколько времени понадобилось Слину догнать «369» и поравняться с ним. А дальше... Дальше случилось то, что все меньше всего ожидали. «Вайпер» вильнул и вылетел с трассы. Я помню. Такое было.
Скоро финиш. Позади упрямым кровавым пятном маячил «Мицубиши». О, да. Он может добиться своего. Когда-то нечто подобное было. Только теперь герои были другими и поменянными местами. Я вела эту процессию... Машина соперника вышла на соседнюю полосу. Я позволила ей.
Кровь и Ад.
А впереди была победа.
«Мицубиши» поравнялся с «Мустангом». Он знал, чего хочет, и был достойным противником. Мы шли бок о бок, не было лидера, не было проигравшего. Ничего не было, только равенство. И каждый выжимал из своей машины всё, на что она была способна.
Это была добрая битва. Мне было не жалко даровать равенство нам обоим.
Кровь и Ад.
Именно Кровью полита дорога в Ад...
Теги:
09 September 2006

Немного об авторе:

Принцесса без Королевства...... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет