РЕШЕТО - независимый литературный портал
Афанасий Рогин / Художественная

Черная метка

124 просмотра

Инопланетяне? Да пусть прилетают, устроим им достойную встречу!
  Часть 1. Костров
  
  
  
  - А-а, Костров, заходи, присаживайся. Поздравляю, ты выбран для выполнения ответственного спецзадания.
  
  - Когда-то было по-другому? Как теневого миллиардера на Бали изображать, так Борис Шульман, а дерьмо разгребать...
  
  - Отставить, капитан! - рявкнул полковник Сомов и тут же сменил тон на заискивающий. - Игорь, ну какой из тебя олигарх с твоей рязанской физикой?
  
  - Это дискриминация по национальному признаку? Тогда пусть Боря настоящей работой и займется, а то привык пьянствовать да баб трахать за счет государства.
  
  - Игорек, ну некого больше, ты у нас главный спец по всяким прибамбасам. Вот, смотри! - Сомов извлек из ящика письменного стола пластиковую коробочку и здоровенную книжку толщиной с ладонь. - Пора уже применять в нашей работе внеземные технологии.
  
  - А если конкретно? - мне стало интересно.
  
  - Недавно был получен сигнал о приземлении в подмосковном лесу инопланетного космического корабля. Спецы подсуетились: быстренько место посадки оцепили и этих гуманоидов из тарелки выкурили. Правда, одному из них удалось скрыться.
  
  - Фоторобот составили?
  
  - А как же! Объявили в розыск и даже по всей Москве расклеили. Ты бы их видел: противные такие, зеленые, лупоглазые и все в слизи какой-то. Фу! - полковника аж передернуло, когда он показал мне цветной фоторобот гуманоида.
  
  - Остальных все-таки уломали? - предположил я.
  
  - Конечно! Им же куча статей светило: незаконное пересечение границы, проживание без регистрации, шпионаж, да много чего!
  
  - Шпионаж в чью пользу?
  
  - Какая разница? Главное, что они дали признательные показания и выразили готовность к сотрудничеству, - уверенным тоном заявил Сомов и пододвинул ко мне книженцию с коробочкой. - Короче: тут метка, она лепится на запястье, а это - инструкция по эксплуатации.
  
  - Для чего метка?
  
  - Суперспособности проявляются. Да что я говорю! Изучай, завтра доложишь. Свободен!
  
  Дома я рассудил, что лучше осваивать новые навыки опытным путем и прилепил метку на запястье правой руки. Немного напрягло, что она оказалась черного цвета - не к добру. Перед глазами тут же возникло меню суперспособностей и, активировав суперпамять, я вскользь ознакомился с инструкцией. Какую способность испробовать первой? Конечно же телепортацию! Давно хотел попариться в недавно отгроханной бане по соседству.
  
  - Мне из тебя слова клещами вытаскивать? - глаза Сомова метали молнии. - Выкладывай, что вчера натворил!
  
  - Включив коммуникацию, я нашел в интернете план помещений бани, разделся и телепортировался в заданное место. План оказался фуфлом, и вместо мужского класса, я попал в женскую парную. Применив телепатию, я внушил орущим дамочкам противоположную информацию о моей половой принадлежности, но одна из них успела огреть меня деревянным ковшом по башке. Тогда я активировал сверхскорость и спешно ретировался, но, будучи оглушенным, не сообразил использовать прохождение сквозь стены.
  
  - Ага, вышиб в бане три двери и окно. Около Кремля ты как оказался, идиот? - перешел на крик Сомов. - И где экстремисты, которых ты обнаружил?
  
  - Сверхскорость же, Виктор Сергеевич, затормозить не успел. А злодеи испарились.
  
  - Куда? И почему ты посчитал их террорюгами?
  
  - Суперзрение! Засек, как они целенаправленно и попеременно кашляют в сторону Боровицких ворот. А гиперанализ увидел взаимосвязь с недавним всплеском заболеваемости в окружении... - Я указал глазами на потолок. - Все, пазл сложился: тут тебе и причина, и следствие, и рассадник! К тому же эти якобы пикетчики оказали сопротивление при задержании, что косвенно подтверждает их вину.
  
  - Ты не подумал, что люди просто испугались, когда какой-то голый болван с эрекцией бросился их арестовывать? Вот тебя по ней плакатом и приложили.
  
  - Нормальная реакция мужского организма на недавнее банное окружение. Ну одет не по форме, и что? Я же предъявил им голограмму своего удостоверения. А чтобы не отсвечивать до прибытия наряда полиции, задействовал маскировку, удерживая этих гадов с помощью телекинеза. Но в спешке вместо дымовой завесы распылил слезоточивый газ: он-то меня и вырубил.
  
  - Перданул, что ли?
  
  - Вроде того. Перед тем, как потерять сознание, я углядел в дыму того, зеленого с фоторобота. Именно он сорвал у меня с руки метку, а очнулся я уже в обезьяннике.
  
  - Надо было тебя еще недельку помариновать! Полиция обнаружила в указанном месте одного тебя в непотребном виде с нанизанным плакатом "Искореним жуликов и воров!" Чуть ли не с корнем его отодрали! - Сомов еле сдержал смешок. - А пришелец раскидал оцепление и угнал тарелку. Подозреваю, применив метку, которую ты прошляпил!
  
  - Товарищ полковник, осознал и обещаю, что такое не повторится! Я его найду, Виктор Сергеевич, клянусь! Искуплю!
  
  - Ой ли, Костров? И как ты собираешься искать?
  
  - Мыслишка есть! Ведь остальной экипаж тарелки все еще у нас?
  
  - Куда они денутся! - хмыкнул Сомов. - В Лефортово места на всех хватит. У них ещё и VIP-камера.
  
  - Подсадим к ним Шульмана! У него язык подвешен, наверняка сумеет в доверие войти и разговорить пришельцев.
  
  - А мысль здравая! Попытка не пытка, как говорится.
  
  - И ещё: со мной что будет? Готов понести.
  
  - За утрату матчасти тебя бы следовало понизить в звании. Но дело для нас новое, неосвоенное. Считаю, что можно ограничиться строгим взысканием.
  
  - Спасибо, товарищ полковник! Только у меня с Борей терки, он может отказаться.
  
  - Не откажется, - покачал головой Сомов. - У Шульмана рыльце в пуху: налился текилой по воротник и сорвал последнюю миссию. Так что бери его, и дуйте к этим лягушатам. И не облажайтесь на этот раз! Оба!
  
  
  
  Часть 2. Шульман
  
  
  
  Я едва успел увернуться от стакана, который с грохотом разлетелся на кусочки ударившись о дверь.
  
  - Виктор Сергеевич, вызвали? - ошарашено спросил я, стряхивая с одежды осколки стекла.
  
  Полковник Сомов сидел, облокотившись локтями на стол, обхватив голову руками, и покачивался в такт одному ему слышной музыке. После моих слов он открыл глаза и уставился на меня.
  
  - Боря, ты, что ли?
  
  - Так точно. Капитан Шульман по вашему приказанию...
  
  - Да вижу! - перебил меня полковник и достал из недр стола стакан и початую бутылку коньяка. Залив в себя полстакана, он провел ладонью сверху вниз по лицу, принявшему после всех манипуляций осмысленное выражение. - Что за внешний вид у тебя? Я уж подумал, что до зеленых чертей допился.
  
  - Так все по вашему плану! Мне Костров его подробно изложил. Виктор Сергеевич, вам бы в отпуск, не бережете себя совсем! - ехидно, но заботливо произнес я.
  
  - А страну на кого брошу? Рассказывай лучше, в чем же все-таки заключался мой хитроумный план, - вкрадчиво поторопил меня полковник.
  
  - Подсадить меня в камеру к пришельцам в Лефортово! Не удивлен: профукал черную метку с суперспособностями Костров, а расхлебывать Шульману? - Я присел на стул. - Или забыли?
  
  - Дальше! Почему ты лысый и зеленый?
  
  - Наибольший кредит доверия выдается тем, кто похож внешне и близок по менталитету. Со внеземным менталитетом - непонятки, и мы с Костровым решили, что будет достаточно первого пункта. Пришлось обриться наголо и покраситься зеленкой. Игорь уверил, что ее отмыть, как два пальца. Хрен там, чем только не пробовал!
  
  - Эх, Боря, - усмехнулся Сомов, - не зря тебя из семейного банковского бизнеса поперли: выдавал бы свои кредиты кому попало. Ладно, выгорело что-нибудь?
  
  - А то! - Я горделиво откинулся на спинку стула. - Сначала, конечно, заподозрили что-то и не пошли на контакт. Но я засек, что между собой они разговаривают на наших, земных языках, в том числе и на русском! И явственно различил слово "зеленка"!
  
  - Вот это поворот! - заинтересовался Сомов. - Так-так-так!
  
  - Я прислушался и уяснил, что им известны многие события из нашего недалекого прошлого. Усвоив материал, придумал удобную версию своей раскраски и выдал ее пришельцам!
  
  - Техногенная катастрофа, наверное? - предположил полковник.
  
  - Круче! Я назвался одним из противников режима, а их, типа, принято метить зеленкой. Ну а на меня, как на одного из самых-самых недовольных, вылили целое ведро! И вот тогда между нами пробежала искра симпатии!
  
  - Шульман, - поморщился Сомов, - а умнее тебе в голову ничего не могло прийти?
  
  - Так ведь сработало же, Виктор Сергеевич! Оказывается, они - наши далекие потомки!
  
  - Эти слизняки? Да не может такого быть!
  
  - Это еще не все! Один из них - конкретно мой!
  
  - Я, конечно, знал, Боря, что ты неразборчив в связях и трахаешь все, что шевелится, но чтобы до такой степени! - изумился Сомов. - Или опять по пьяни, как прошлый раз?
  
  - Десять лет назад, - я пропустил его слова мимо ушей, - оттуда прилетел экспедиционный корабль с целью насобирать разумных существ со всех уголков планеты. Они решили, что самыми организованными, а значит, и разумными видами являются пчелы и люди. Но, будучи покусанными пчелами, решили ограничиться людьми и уволокли с собой несколько десятков человек.
  
  - Ну с пчелами понятно, улей и все такое, - рассудил Сомов, - а люди-то им зачем?
  
  - Дело в том, что их цивилизация состоит из представителей различных звездных систем. Но, за последнюю тысячу лет произошли события, когда вновь прибывших стали встречать не очень-то ласково. Типа, понаехали тут, а планета не резиновая! И теперь главенствовать и распоряжаться ресурсами могут лишь старожилы.
  
  - Знакомо!
  
  - Время там течет в сотни раз быстрее, чем на Земле. Условия для жизни просто адские: жар и холод, вода и суша непредсказуемо сменяют друг друга. Флора и фауна бесконечно мутируют со страшной скоростью, и за короткий по нашим меркам промежуток времени внешний облик людей изменился на нынешний. Для этого понадобился не один десяток поколений плюс генная инженерия, но они все же сумели приспособиться к окружающей среде. А у нас за это время прошло всего десять лет.
  
  - Понятно, а ты-то тут при чем?
  
  - Один из пришельцев во время беседы подгадал момент и быстро засунул мне в открытый рот предмет, похожий на зубную щетку. Наверно, что-то типа ДНК теста.
  
  - Странно, ведь их вроде обыскали и ничего не обнаружили. Где он эту хрень прятал?
  
  - Даже думать об этом не хочу! - рассердился я. - Проанализировав показания этой щетки, он бросился обниматься. Выяснилось, что сбежавший - его родной брат, а лидерские качества достались им вместе с моими генами.
  
  - Как выяснилось, что ты - предок, твою мать! - не вытерпел полковник.
  
  - Одна из прибывших женщин через несколько месяцев родила. Мальчик стал первым гражданином из числа людей, они - его потомки, а я, видать, с ней того... перед самым прилетом инопланетян.
  
  - Нда-а, как говорится, не оскудеет Шульманами...
  
  - Виктор Сергеевич! Срочное... Ай! - Влетевший в кабинет капитан Костров поскользнулся на осколках стакана и растянулся на полу.
  
  Я углядел, что сзади на костровских брюках расползается кровавое пятно. Так тебе и надо! Ответка за зелёнку!
  
  - Больно, Игорек? - на словах же я изобразил сочувствие. - Осторожнее надо!
  
  - Да иди ты! - злобно отозвался тот, положив папку на стол перед Сомовым. - Товарищ полковник, только что от резидента в штатах пришло.
  
  Полковник открыл папку и углубился в чтение, но с каждой минутой все больше мрачнел. А ответив на телефонный звонок, отшвырнул от себя папку.
  
  - Слушайте сюда! - Сомов стукнул кулаком по столу. - Этот зеленый гаденыш слинял не куда-нибудь, а в США. Мало того, он обратился с просьбой посодействовать в освобождении своих товарищей из наших застенков. А также одолжил им инопланетный девайс. Догадываетесь, о чем речь?
  
  Мы с Костровым синхронно кивнули и переглянулись, предчувствуя неладное.
  
  - Но это еще не все, - продолжил Сомов. - Совет директоров некоего банка обратился к нашему руководству с аналогичной просьбой. Что на главу правления оказывается давление со стороны органов, которые незаконно преследуют и удерживают за решеткой его родных.
  
  Я сжался в комок, почувствовав на себе изничожающие взгляды коллег.
  
  - Боренька, - притворно ласково обратился ко мне полковник Сомов, - а откуда просочилась эта информация?
  
  - Ну... я просто решил обрадовать деда, позвонил и рассказал ему о родственниках из другой галактики. А что?
  
  
  
  Часть 3. Оппа
  
  
  
  - Я рад приветствовать каждого из тридцати сенаторов всех тридцати рас Пекла на ежевековом собрании. - Торжественно объявил Вирж-Уд, трибун избранной расы уудидов. - В течении уже нескольких тысячелетий мы демократическим путем избираем наместников Отцов-основателей. Прошла еще одна сотня лет, и настало время выбора!
  
  - Правила подсчета голосов остались прежними? - прервал я его страстную речь.
  
  - Кто из недостойных осмелился прервать избранного? - уудид пронзил меня взглядом.
  
  - Оппа, землянин. Хочу напомнить уважаемому трибуну, что в сенате все равны, и повторяю свой вопрос от имени всех собравшихся.
  
  - Вечно вы, земляне, мутите воду! - Уши уудида затрепетали, так их раса выражала свое недовольство. - Порядок установлен избранными уже тысячу лет назад, и не вам его менять!
  
  - Значит, с помощью метки Отцов и телепатии? - ухмыльнулся я. - И с тех самых пор избранными из века в век становятся уудиды.
  
  - Ты сомневаешься в правдивости результатов, объявленных старейшиной избранных? А ведь по закону это тяжкое преступление!
  
  - Который придуман вами, ууидами.
  
  - Это - закон, а его авторство значения не имеет, - твердо заявил Вирж-Уд. - Попрошу прекратить все разговоры. Старейшина Горт-Уд готов к подсчету голосов. Да победят достойнейшие!
  
  Ими, конечно же, снова оказались уудиды. После объявления результатов, сенаторов-землян окружили дрессированные ежужи. Подстегиваемые их шипастыми хвостами земляне сбились в кучку и вынужденно внимали словам Вирж-Уда.
  
  - Все по закону: сенат распущен, ваша неприкосновенность больше не действует. - Уши уудида похлопывали по щекам, что означало чувство глубокого удовлетворения. - По распоряжению старейшины-наместника за нарушение закона, как подвергшие сомнению выбор большинства, вы приговариваетесь к ссылке в Барбат.
  
  - За что? Это же верная смерть! Да и не все мы, а только Оппа! - выкрикнул один из землян по имени Кампа.
  
  - За мыслепреступление, а что вы хотели, недостойные? Горт-Уд прочитал ваши мысли, отпираться бесполезно! Всех их на корабль, - распорядился Вирж-Уд, - а ты, Оппа, догонишь их позже, тебя ожидает старейшина в своем замке. Не понимаю, зачем ему это?
  
  Горт-Уд объявил себя старейшиной повторно. Век уудидов в два раза длинней человеческого, его сморщенные старческие уши бесформенной тряпкой свисали до плеч.
  
  - Что скажешь в свое оправдание, землянин? - властным тоном вопросил уудид. - Чем тебя не устраивает выбор Пекла?
  
  - Тем, что это не его выбор, а твой, Горт-Уд. - Близость конца придала мне храбрости, несмотря на двух огромных ежужей по бокам.
  
  - Ты дерзок даже перед лицом смерти, я таких уважаю. Но именно представители планеты Ууд были на Пекле первыми. Поэтому мои предшественники и я раз за разом принимаем решение о нашей избранности. Это справедливо.
  
  - Ты плохо знаешь историю. Сначала Отцы-основатели проводили опыты над флорой, а из представителей фауны первенство принадлежит вот этим симпатягам. - Я поочередно потрепал по загривку ежужей и скормил им по кусочку завалявшегося в карманах сушеного октакуса. - Это гибрид земных ужа и ежа. А из разумных существ клеторианцы освоились в Пекле намного раньше уудидов.
  
  - Разума ежужей достаточно для того, чтобы понимать, кто хозяин, - раздраженно перебил меня Горт-Уд. - А землянам и всем остальным расам этого понимания недостает. Ты сейчас рассказал альтернативную историю, настоящую напишет наша раса - раса избранных. Изначально все были в равных условиях и получили клонариумы. Но теперь рабочий клонариум остался только у нас. Мы сыты и одеты, мы клонируем и обеспечиваем в голодные годы пропитанием все расы, но вместо благодарности и преклонения, встречаем лишь презрение и непонимание. Почему так, Оппа?
  
  - Все расы уже давно научились обходиться без ваших визитов, которые больше напоминают набеги, а благодеяния - поборы. Я отвечу тебе вопросом на вопрос: куда бесследно исчезли первые граждане всех рас, кроме вашей? А без их крови активировать клонариумы невозможно, и они теперь стоят мертвым грузом.
  
  - Ну да, это мы всех похитили и уничтожили, и их братьев и сестер тоже! Крови первейшего Шора-Уда мы наклонировали предостаточно, ее хватит надолго, и наш клонариум будет работать вечно. - Горт-Уд торжествующе рассмеялся своим противным чавкающим смехом и погрозил мне кулаком. - С этим знанием ты и умрешь.
  
  - А куда делись метки Отцов? - Я разглядел у него черную метку на ладони.
  
  - Сейсмическая активность на Пекле нам в помощь, не зря же эта адова планета получила такое название. Метки сгинули в жерлах вулканов вместе с их обладателями. Нам пока хватит и десятка меток по числу кораблей, а надо будет, наклонируем еще. Вдруг кто-нибудь из недостойных рискнет оспорить наше первенство.
  
  - Я рискну.
  
  - И каким же образом твой земной умишко решил это сделать? - Уши Горт-Уда пришли в движение.
  
  - Слабое место уудидов - уверенность в собственном превосходстве и недооценке других. А ты стар и глуп, я намерен тебе это доказать. Взять! - скомандовал я обоим ежужам.
  
  Те бросились на уудида, вцепились зубами ему в локти и повалили на пол: я не раз наблюдал, как ежужи усмиряют недовольных, и изучил простейшие команды.
  
  - Кусать! Нести!
  
  Ежужи без труда перекусили хлипкие кости уудида и приволокли кисти рук мне. Я сорвал метку Отцов с одной из них и налепил себе на запястье.
  
  - Своим хозяином ежужи признают того, кто последним покормил их октакусом. Это местный фрукт, но твой убогий, уудидский умишко мог об этом и не подозревать, Ах да, это твое, мне чужого не надо, я же не из расы избранных. - Швырнув кисти старейшины к его ногам, я с издевкой обратился к истекающему голубой кровью уудиду. - Извини, не могу тебе помочь: надо своих спасать.
  
  - Тебе не уйти! - умирая, прохрипел Горт-Уд.
  
  - Посмотрим! - мои слова были адресованы уже его трупу.
  
  Я активировал в меню способностей невидимость и покинул замок. Неподалеку на лужайке я заметил один из космических кораблей, построенных Отцами-основателями. Они уже давно не используются для космических полетов, а служат для передвижения по планете. Скорее всего там-то и находятся остальные взятые в плен земляне.
  
  Свернуть шеи десятку охранников-уудидов не составило труда: чтобы сломать их тонкие шейные позвонки, сверхсила не потребовалась. Обладателям метки предоставлен полный доступ к управлению кораблем, и для начала я вывел его на орбиту Пекла. Мои товарищи обнаружились в отдельном глухом помещении, которое Отцы использовали для перевозки подопытных. Я кратко доложил им обстановку.
  
  - Что ты наделал, Оппа? - Кампа схватился за голову. - Теперь мы точно умрем! Надо было смириться и ожидать милости от уудидов!
  
  - Милости? В Барбате ты не протянул бы и пары дней, Кампа. Или забыл, что нам было уготовано? - возразила моя сестра Опка.
  
  - Уудиды будут мстить! - не сдавался тот. - Они не оставят в покое наш приют, нашу Маленькую Землю! Надо лететь на помощь!
  
  - Нельзя, корабли уудидов наверняка уже нас поджидают, - не согласился я с ним. - А мстить они вряд ли будут. Маленькая Земля после пристанища уудидов самое обжитое место на Пекле. Уничтожить ее и отказаться от ежегодной дани им не позволит жадность.
  
  - А что предлагаешь ты?
  
  - Надо лететь домой, на Землю. Там у матери Дана - первого гражданина осталась сестра-близнец и еще в детородном возрасте. Отыскав ее и отца Дана, мы сможем запустить клонариум и дать бой уудидам. Это - наш единственный шанс!
  
  - Но это при условии, что близнецы однояйцевые, - поправила меня Опка. - Только тогда у них родится практически настоящий брат или сестра первого гражданина. Оппа, почему ты до сих пор молчал?
  
  - Я же не знал, что уудиды будут настолько добры и одолжат свой корабль недостойным.
  
  
  
  Часть 4. Дэвис
  
  
  
  - И да узришь ты истину, и истина сделает тебя свободным! Это написано здесь на стене, сэр. Я считаю, что поступила правильно, и значок полицейского у меня отобрали несправедливо.
  
  - Отпустив грабителей? Кадет Дэвис, вы в своем уме? - полковник Джонсон оторвался от изучения моего досье и покрутил пальцем у виска.
  
  - Но ребятам по двадцать лет, и они ничего не украли.
  
  - То, что они вернули деньги в кассу под дулом вашего пистолета, не означает их невиновности.
  
  - Уэлш - расист: он не поверил, что ребята возместят убытки за разбитую витрину магазина, - продолжала упорствовать я.
  
  - А вы сами как думаете, они бы это сделали? - усмехнулся Джонсон.
  
  - Не уверена, но он оскорбил их недоверием именно из-за цвета кожи.
  
  - Но Уэлш тоже чер..., тьфу, афроамериканец, как вы и они! Дэвис, у вас искаженное понятие справедливости.
  
  - Сэр, я не понимаю, зачем меня вызвали в Лэнгли и зачислили кадетом, - решила я сменить неприятную тему разговора.
  
  - Поверьте, только острая необходимость заставила меня сделать это. А вашу толерантность мы сейчас проверим. - Джонсон покинул кресло и распахнул дверь в соседнюю комнату. - Оппа, зайдите, пожалуйста. Кадет, обнимите своего родственника.
  
  Ненавижу лягушек! А когда одна из них ростом с человека виснет у тебя на шее, остается только грохнуться в обморок.
  
  - А с толерантностью-то у вас проблемы, кадет Дэвис. Проверим память: вспомните-ка, когда вы последний раз видели свою сестру? - спросил Джонсон, когда я пришла в себя.
  
  - Лет десять назад, сэр. Она пропала сразу после вечеринки. - Я покосилась на молча сидящего в кресле напротив меня зеленого человечка с огромными желтыми глазами и странным именем - Оппа. - Только какое это имеет отношение ко мне?
  
  - Прямое. Какой вечеринки?
  
  - У сына какого-то русского политика, Даниэлла меня туда затащила.
  
  - Рассказывайте дальше и в подробностях, кадет! - рассердился полковник. - Не заставляйте меня все время переспрашивать!
  
  - Но это - личное, сэр.
  
  - Напоминаю, в настоящий момент вы на службе!
  
  - Хорошо. Русскому нужен был эскорт чернокожих близняшек, вот сестра и предложила подзаработать.
  
  - А моральный аспект вас не смутил?
  
  - Я тогда еще не была полицейским, а надо было платить за учебу и жилье. - Я заметила, что Джонсон черкнул шариковой ручкой в досье. - А что вы там пишете, сэр?
  
  - Отмечаю достоинства и недостатки, чтобы решить, как можно наиболее эффективно использовать вас в дальнейшем.
  
  - Надеюсь, не качестве проститутки?
  
  - Кадет Дэвис, вам выпала честь стажироваться в Отделе тайных операций ЦРУ, а вы из себя недотрогу корчите! - Полковник со злостью бросил ручку на стол.
  
  - Простите, сэр. Готовы служить на благо Соединенных Штатов, сэр. Я и моя вагина, сэр! - вскочив со стула, гротескно отчеканила я.
  
  Оппа неожиданно рассмеялся вполне себе человеческим смехом.
  
  - Сядьте, Лотта, - произнес он почти без акцента. - Вы даже не представляете, какого рода помощь от вас потребуется. А сейчас продолжите ваш рассказ.
  
  - А продолжать собственно нечего. Мы с сестрой переспали с этим русским. Потом меня отвезли домой, а Даниэлла осталась. Больше я ее не видела и была уверена, что она перебралась в Россию. Неужели нашлась?
  
  - Нашлась, нашлась, - пошутил Джонсон, - только в другой звездной системе.
  
  - Я могу ее видеть?
  
  - К сожалению, она умерла много сотен лет назад, - подхватил Оппа. - Я ее далекий потомок.
  
  - Ничего не понимаю. - Я вопросительно уставилась на Джонсона.
  
  - Пока и не надо. Лучше скажите, она до вечеринки не была беременна? - продолжал расспрашивать полковник.
  
  - Совершенно точно нет.
  
  - Уверены?
  
  - Сэр, вам рассказать интимные подробности?
  
  - Не стоит. Значит, она залетела от того русского, - с уверенностью заявил Джонсон. - Кто он такой, кстати?
  
  - Я уже не помню, сэр, все-таки десять лет прошло. Но дату исчезновения Даниэллы я не забыла.
  
  Перелопатив на компьютере кучу архивных материалов, нам через пару часов удалось установить личность русского. Оказалось, что сыночка богатеньких родителей изображал ныне действующий сотрудник ФСБ Борис Шульман.
  
  - Сэр, мне этот белый еще тогда не понравился, - поспешила я уверить полковника. - Теперь догадываюсь, почему.
  
  - Свою антипатию вам лучше оставить при себе, а то провалите задание, - ухмыльнулся Джонсон. - Клюнул он на вас тогда, надеюсь, клюнет и сейчас. Не хочется лишних проблем, если придется брать биоматериал Шульмана насильственно.
  
  - Какой биоматериал, сэр?
  
  - Его. От вас он тоже понадобится. Оппа вам объяснит.
  
  - Нужна сперма русского и ваши ооциты, - принял эстафету инопланетянин. - А моя сестра согласна выносить брата или сестру первого гражданина. Для нее это - большая честь! Но сначала нужно вытащить моих товарищей из тюрьмы. Тестер остался у Опки, в нем забита ДНК Даниэллы, нужно проверить ее идентичность с вашей.
  
  - Это вопрос времени, - подключился к разговору Джонсон, не дав мне сказать ни слова. - Мы уже задействовали кое-какие рычаги и будем давить на русских. Они устраивают на днях в Москве пресс-конференцию с одним из ваших, Оппа. Утверждают, что пришельцы сами попросили убежища, и оно было им предоставлено. Как же его? Румба, лампа...
  
  - Неужели кто-то поверит в эту чушь? - светло-зеленое лицо Оппы приняло более темный оттенок.
  
  - А им наплевать, верит кто-то или нет! - прервался Джонсон. - Памперс, помпа, камбуз...
  
  - Наверное, Кампа, - предположил Оппа. - Этот трусливый мерзавец подтвердит, что угодно, лишь бы спасти свою шкуру. Мне нужно срочно вернуться в Москву! Сэр, отпустите со мной Дэвис?
  
  - Конечно, Оппа, кадет Дэвис поступает в ваше распоряжение. Больше никого не хотите взять?
  
  - Нет, метка Отцов нам в помощь. - Оппа продемонстрировал черную наклейку на запястье и обратился ко мне. - Справимся одни, Лотта?
  
  Уверенность Оппы передалась мне, и я даже стала испытывать к нему что-то вроде симпатии.
  
  - Да, сэр! Готова служить, сэр, если конечно вы мне все расскажете.
  
  - Конечно. И для тебя я просто Оппа.
  
  - А куда мы сейчас? В Москву?
  
  - В космос.
  
  
  
  Часть 5. Лотта на борту
  
  
  
  Спасательная шлюпка доставила меня и Оппу к космическому кораблю, находящемуся на орбите Земли. Я первым делом бросилась к иллюминатору, чтобы обозреть окрестности. Никогда не видела такого звездного великолепия и впервые прочувствовала, как прекрасна наша планета, объятая голубой дымкой облаков.
  
  - Красиво, да? - улыбнулся мне Оппа. - Но на любование у нас нет времени. Полковник Джонсон обещал снабдить меня провизией и всем необходимым для нашей операции. А ты, Лотта, в мое отсутствие подтяни свои знания по русскому языку.
  
  - Я бы с радостью, но кроме нашего английского...
  
  - Не беда, - перебил Оппа и, взяв меня за руку, подвел и усадил в кресло с подголовником. - С помощью этой лингвистической зубрилки можно любой язык за полчаса выучить.
  
  - А сразу несколько языков? - поинтересовалась я. - Мало ли в жизни пригодится.
  
  - Можно, но лучше не злоупотреблять. Трех-четырех достаточно.
  
  Пришелец нажал кнопку в подлокотнике, и у меня перед глазами возникла голограмма с непонятными кракозябрами. Еще несколько движений руками, и они превратились в читабельное меню на английском.
  
  - Меню на твоем языке. Выбирай и откидывайся на подголовник. Ну а после уже можешь осмотреться. Только руками ничего не трогай!
  
  Проводив Оппу, я снова уселась в кресло. Какие языки изучить, кроме русского? Я остановила свой выбор на испанском, французском и немецком.
  
  Часа через два, закончив обучение, я решила что-нибудь перекусить. И, побродив по многочисленным каютам, наконец-то нашла в одном из шкафов что-то съестное! Судя по упаковке и по вкусу, это были внеземные шоколадки. Я взяла из коробки парочку и уже успела слопать один батончик, когда услышала звук причалившей шлюпки: это вернулся Оппа.
  
  После того, как я помогла с разгрузкой, он предложил мне пообедать.
  
  - А что будем есть? Ваше или наше? Я, кстати, уже шоколадкой перекусила. Вкуснятина!
  
  - Какой шоколадкой? - удивился Оппа.
  
  - Вот этой. - Я достала из кармана второй батончик и показала Оппе.
  
  - Лотта, ну я же просил ничего не трогать! - рассердился тот. - Это же аккумуляторные батарейки!
  
  "Шоколадка" выпала из моих рук, и я жалобно взглянула на Оппу, который, увидев мое замешательство, сменил гнев на милость.
  
  - Если вкусно, то, конечно, можешь доесть, - засмеялся он. - Но последствия могут быть непредсказуемы!
  
  - Какие? - Я с ужасом прислушалась к урчанию в животе.
  
  - Повышенное газообразование с метеоризмом, как минимум. Но это скоро пройдет, - поспешил успокоить меня Оппа. - Лучше пошли нормальной пищи поедим. Или уже не хочешь?
  
  - Еще как хочу! - с радостью согласилась я под предательский аккомпанемент своего организма. Началось!
  
  После обеда Оппа торжественно вручил мне удостоверение.
  
  - Поздравляю вас, Любовь Назарюк, со вступлением в ряды Российской Армии! Отныне вы - сотрудник пресс-службы Министерства Обороны Российской Федерации. В базу тебя внесли, русская военная форма здесь. - Полиэтиленовый пакет упал к моим ногам. - И с этой минуты мы - напарники! Джонсон дал добро.
  
  - Клевая ксива! - решила я похвастаться по-русски, разглядывая себя на фотографии с майорскими погонами. - Проканает, в натуре? Впадлу, если масоны там же и повяжут.
  
  Услышав меня, Оппа бросился к зубрилке и изучил содержимое голограммы.
  
  - Какая же ты невнимательная! Вместо русского языка умудрилась загрузить русскую феню!
  
  - А что это?
  
  - Блатной жаргон. Придется русский загрузить поверх него. Ныряй. - Оппа указал на кресло. - Конечно, поначалу будешь путаться, но по мере общения все наладится.
  
  После повторного "изучения" языка я внимательно рассмотрела удостоверение.
  
  - Оппа, похоже, у меня еще что-то и со зрением. Ты же сказал, что меня будут звать Любовью Назарюк? Ведь так?
  
  - Точно, - подтвердил напарник.
  
  - Читай. - Я молча протянула ему корочки.
  
  - Любовь Наразок, - громко прочел Оппа и вдруг заорал. - Они там что в этом ЦРУ, на голову больные все! Простое дело доверить нельзя!
  
  - Да ладно тебе! Свяжись с полковником, пусть в базе исправят и все. А так... - Я пожала плечами. - Имя с фамилией вполне себе сочетаются.
  
  - Так и сделаем, - согласился Оппа, снял с запястья черную наклейку и налепил мне. - Теперь о метке Отцов. Меню видишь?
  
  - Вижу.
  
  - Мысленно промотай для выбора способности, но не активируй. Получается?
  
  - Да. Здорово! И сколько их много! - изумилась я. - А почему надписи разных цветов?
  
  - Совместимость, - объяснил Оппа. - Зеленые совместимы с любой способностью, желтые избирательно, а красные действуют только вместе с зелеными. Сейчас потренируемся.
  
  После получасовой тренировки напарник изложил свой план.
  
  - Твоя задача, Лотта, проникнуть в здание пресс-центра, найти Кампу и прицепить ему на одежду маячок для телепортации. Вот он. - Оппа взял меня за руку и прилепил зеленую метку по соседству с черной. - Тогда мы сможем установить местонахождение моих соплеменников и спланируем наши дальнейшие действия. Уяснила?
  
  - Да. Только вот... Это - мое первое задание. Я как бы...
  
  - Нервничаешь? Или боишься? Ты не обязана, можешь отказаться.
  
  - И то, и другое. Но идти в отказ даже не подумаю! - твердо заявила я.
  
  - Первым переселенцам с Земли пришлось осваивать новые территории и отвоевывать их у джунглей, где на каждом шагу подстерегал целый ворох опастностей. А после исчезновения первого гражданина и остановки клонариума, пришлось еще и добывать себе пищу. - Оппа открыл дверцу одного из шкафов и достал оттуда маленькую бутылочку. - Для этого требовалась храбрость помноженная на ловкость. Преодолевать свои страхи им помогал отвар из листьев канаболлы. Теперь же его экстракт носит с собой почти каждый обитатель Пекла.
  
  - А что он дает, как и когда им можно будет воспользоваться?
  
  - Завтра возьмешь с собой эту бутылочку, - Оппа распечатал упаковку с минералкой, извлек оттуда бутылку и, открыв крышку, капнул вовнутрь несколько капель экстракта. - Перед входом в здание сделаешь пару хороших глотков, и минут пятнадцать у тебя будет. Не хватит, хлебнешь еще. В общем, разберешься, как действует, и что дает.
  
  Напарник несколько раз встряхнул бутылку и протянул ее мне.
  
  - Врубилась уже: ногам ходу, голове приходу!
  
  
  
  Часть 6. Шульман против Шульмана
  
  
  
  - Боря, а это не заразно? - Глава правления банка "Наше Отечество" Семен Маркович Шульман на всякий случай отодвинул кресло на более безопасное расстояние от внука. - Ты пошел зелеными пятнами, к тому же я наблюдаю полное отсутствие шевелюры. А погоны зачем принес? У меня же на них нервы!
  
  - Позеленеешь тут! - Капитан Шульман был явно не в духе. - Что ты устроил? Хочешь, чтобы меня все-таки вышибли? Прошлый раз еле отмылся после ваших с папашей делишек.
  
  - Зря ты так, Боря. - Банкир осуждающе покачал головой. - Твой папа не за чинами в политику шел. Ему даже орден "За заслуги перед Отечеством" обещали. И в органы он тебя двинул, кстати.
  
  - Органы папочку и задвинули, когда узнали, что камушки из Гохрана поперли при его непосредственном участии. Он и на маме-то женился по расчету, чтобы Василий Андреевич устроил ему, как зятю, карьерный рост.
  
  - Помолчи за свою маму! - повысил голос Семен Маркович. - Сама после развода сразу замуж, а на Мишу порчу навела за что?
  
  - Ну, хотя бы за то, что по бабам бегал и бросил нас с мамой, когда мне пять лет было.
  
  - Можно подумать, что папа тебя не навещал.
  
  - Навещал? - вознегодовал Шульман-младший. - Да я его почти не видел, меня отчим воспитал. Он маме с тех самых пор проходу не дает, чтобы она ему про гадалку рассказала. Где он теперь от нестоячки лечится? Не в том ли заслуженном отечестве, куда брюлики уплыли?
  
  - За несчастного папу так нельзя, Борис, - с укоризной произнес Шульман-старший. - Он за страну и немножко для семьи гешефт делал, все сейчас так живут.
  
  - Ладно, проехали. Объясни лучше, зачем ты раскрыл конфиденциальную информацию? Я же тебе, как родному, а ты...
  
  - Прости, Боря, нам с Розочкой вовсю девятый десяток, кроме тебя и Миши у нас никого нет. - Семен Маркович для большего эффекта добавил в голос ноток отчаяния. - А тут на блюдечке родня.
  
  - Да какая родня! Сейчас фотки покажу. - Борис достал из кармана смартфон. - Так, так, нашел! Вот!
  
  - Боря, но они же все зеленые! - ужаснулся Шульман-старший, взглянув на экран. - Ты таки от них подхватил эту заразу!
  
  - Да нет, - поспешил успокоить деда внук. - Для поиска точек соприкосновения с пришельцами мне пришлось сменить окраску. Один из зеленых, Кампа, раскололся о цели визита, а еще один в бегах, в ЦРУ объявился.
  
  - А что они хотят?
  
  - У них на планете остановился какой-то клонариум, на Земле есть предмет, который поможет его запустить.
  
  - Клонариум?
  
  - Такая штука, которая может скопировать, что угодно, - разъяснил Шульман-младший.
  
  - Дом, пароход, самолет?
  
  - Нет, я так понял, что предмет небольшого объема.
  
  - Так-так-так! - заинтересовался Семен Маркович. - А если, к примеру, камушек или жменьку?
  
  - Догадываюсь, на что вы, Семен Шульман, намекаете! - Капитан Шульман встал и одернул китель. - Видать, не все утекло, что-то в осадок выпало!
  
  - Боря, или как вас там, гражданин начальник? - разозлился подозреваемый. - Ордер у вас с собой? Если нет, то выметайтесь из моего дома!
  
  - Успокойся, дед. Дело прошлое, - примирительным тоном сказал Шульман-младший. - А в настоящем наш резидент слил инфу, что пришельцам нужен я, и посодействовал, чтобы из ЦРУ за мной послали неопытного стажера Любовь Назарюк. Она - чернокожая.
  
  - Чудные имена у этих негров!
  
  - Дальше больше: я ее узнал по фото. Да и не мог не узнать! - Борис мечтательно закатил глаза. - Ведь десять лет назад исполнилась мечта юности: две одинаковых черных женщины на белой простыне! Она - одна из тех близнецов.
  
  - Ой! - Всплеснул руками банкир. - И ты, Боря, транжирил на эти глупости деньги?
  
  - Нет! Контора платит! Я же на задании в штатах был. - Горделиво приосанился Шульман-младший и показал деду фото на экране смартфона. - Вот она, смотри. В нашу форму вырядилась.
  
  - Миленькая Любочка, - похвалил Семен Маркович, не преминув усовестить внука. - Смотрите на него: этот поц еще что-то за плохого папу!
  
  - И теперь, - продолжил тот, не обратив внимания на дедовский укол, - если ее имя и фамилия где-то всплывут, то ей кранты! Все, дед, мне на прессуху пора.
  
  - Ваша, как ты говоришь, контора прессовать умеет, на собственной шкуре испытал. Только пришельцы-то что сделали вам плохого?
  
  - Семен Маркович! Никто их прессовать не собирается. Я про то, что скоро начнется пресс-конференция с Кампой. А наша контора просто хочет поиметь с инопланетян побольше для дальнейшего процветания родины. Многоходовочка за технологии там всякие и прочее. Я понятно объяснил, дед?
  
  - Из ума еще не выжил! - кивнул тот. - Вы хотите много раз иметь всех и побольше. И именно для всеобщего процветания. Как же это по-нашему!
  
  - Это ты про кого сейчас? - строго спросил Шульман-младший.
  
  - Про вас, технологов всяких и прочих. Про многоходовочки ваши и лично твою с неграми.
  
  После ухода внука и в отсутствие жены Семен Маркович исполнил свой ежедневный ритуал для поднятия тонуса. Нарезав тончайшими ломтиками сало, спрятанное от Розы Берковны в недрах холодильника, он положил его на кусок ржаного хлеба и располовинил получившийся бутерброд. Затем извлек из книжного шкафа заначку в виде бутылки водки и наполнил две небольших рюмочки. Употребив одну из них и закусив половинкой бутерброда, Шульман откинулся в кресле.
  
  - Сашенька, - После пятиминутных размышлений Семен Маркович позвонил по внутреннему номеру. - Будь так добр, подай мне машинку через полчасика. Надо кое-куда съездить.
  
  Положив трубку, Шульман завершил ритуал и удовлетворенно крякнул. Почувствовав прилив бодрости, он позвонил в редакцию газеты "Наше отечество", где занимал должность главного редактора.
  
  - Риточка, нарисуй мне скоренько аккредитацию для участия в пресс-конференции с пришельцем.
  
  - У вас все в порядке, Семен Маркович, с каким ещё пришельцем? - удивились на другом конце провода.
  
  - Оторви свою попу от стула, и она сразу узнает, за каким! - рассердился банкир. - Да, сам хочу присутствовать. Сделай свои расспросы на паузу и заполнишь все проблемы!
  
  - Проблемы надо решать, а заполняют пробелы!
  
  - Так тоже можно! Риточка, ты же у меня умница, включай связи! Ну очень больно надо!
  
  
  
  Часть 7. Дэвис на задании
  
  
  
  При входе в пресс-центр, мне пришлось предъявить удостоверение и зарегистрироваться. Молодой парень с погонами лейтенанта пробежался глазами по экрану монитора и, вернув мне корочки, слащаво улыбнулся. Вот гад!
  
  - Что зенки вылупил, балдох? Нравлюсь? - Я с удовлетворением заметила, как вытянулось лицо лейтенанта, и еще долго чувствовала спиной его оценивающий взгляд.
  
  Зал потихоньку заполнялся журналистами. Что за страна, ну ни одного черного! В соседнее кресло приземлился дедок лет восьмидесяти и тут же вперился в меня взглядом. И он туда же! Как там у русских: седина в бороду... А может, он - расист?
  
  - Что-то не так? - обратилась я к нему и раскрыла удостоверение. - Майор Любовь Наразок. Устраивает?
  
  - Устроило бы и больше, но увы, возраст! - улыбнулся мне старикашка. - И извините, Любочка, старика Шульмана за одесский косноязычный.
  
  Я покосилась на его бейджик. Точно, Семен Маркович Шульман! Что-то тут нечисто, таких совпадений не бывает! Я открыла бутылку минералки с канаболлой, которую вручил мне Оппа, сделала несколько глотков и положила в кресло сбоку от себя.
  
  Раздался шквал аплодисментов, когда толпа увидела инопланетянина Кампу, вошедшего в зал. Его сопровождала женщина с погонами подполковника. Она подошла к микрофону, а главный герой присел за столик на импровизированной сцене.
  
  - Меня зовут Вера Удалая, я рада приветствовать всю журналистскую братию, - по-хозяйски объявила женщина. - Но прежде, чем начать пресс-конференцию, хочу разъяснить некоторые моменты.
  
  Воспользовавшись тем, что все взгляды обращены на Кампу, я активировала невидимость и нащупала на запястье метку телепортации.
  
  - Несмотря на цвет кожи и несколько непривычный облик, прибывшие инопланетяне являются далекими потомками землян, похищенных с нашей планеты. На планете Пекло, ставшей их домом, время течет в сотню раз быстрей, и за прошедшие у нас десять лет, там сменилось больше десятка поколений. Предоставляю слово нашему герою.
  
  Место у микрофона занял Кампа, а я поднялась с кресла и кошачьей походкой направилась к нему.
  
  - Дорогие земляне! - пафосно начал Кампа, воздев руки к небу. - Наша планета находится под гнетом расы уудидов. Мне и моим товарищам, дабы не быть уничтоженными, пришлось совершить побег. Мы вернулись к своим истокам, в надежде найти приют на Земле. И мы верим, что она примет нас с распостертыми обътиями.
  
  - А на чем зиждется ваша уверенность? - перебила пришельца Удалая. - Ведь на Пекле, насколько мне известно, вы совершили преступление. Один из вас убил законно избранного старейшину, после чего вы и сбежали.
  
  Я подкралась к инопланетянину, встала у него за спиной и отлепила зеленую метку от своей руки.
  
  - Но законы, принятые расой избранных, несовершенны, - попытался возразить Кампа. - Старейшины столетиями объявляют об якобы избранности уудидов с помощью метки Отцов, в то время, как большинство рас настроено против них.
  
  - Законы подлежат исполнению, даже если они кому-то не нравятся! - Удалая вбивала слова, словно гвозди. - А ваш старейшина наверняка мудр и не желает идти на поводу у толпы ради конечного блага всей планеты.
  
  - Но... Ой! - вскрикнул Кампа, почувствовав мое прикосновение: я налепила на спину его куртки метку.
  
  - Никаких ой! - женщина отстранила Кампу от микрофона. - Я констатирую, что вы в составе группы лиц совершили на своей планете преступление и пытаетесь укрыться здесь, в России. Вы - террористы, а в нашей стране с ними переговоров не ведут. Ваше место за решеткой!
  
  Я подошла к своему креслу и, уже было, протянула руку к оставленной минералке, но Семен Шульман меня опередил. Слушая Удалую, он то и дело что-то бухтел себе под нос. Затем схватил бутылочку и, приложившись к горлышку, одним махом выпил почти все ее содержимое.
  
  - Обращаю внимание всех собравшихся, - не унималась Удалая, - что в настоящее время почти все прибывшие, за исключением одного, содержатся в Лефортово и, как видите, на совершенно законных основаниях.
  
  - Ну не могу я слушать ахинею! - Семен Маркович поднялся с кресла и бодрым шагом подошел к микрофону, оттеснив от него Удалую. - Вы вообще кто, и как здесь оказались?
  
  - Подполковник Удалая, - растерялась женщина.
  
  - Ну, дала себе и дала, ваше право, - продолжил Шульман под хохот зала. - Но рассуждать о каких-то и где-то законах его вам никто его не давал. К тому же законы нашей родины в приоритете, я правильно понимаю?
  
  - Правильно, - вынужденно согласилась Удалая, пытаясь отобрать микрофон.
  
  - Раз так, то все, что вы рассказали о пришельцах, не более чем фуфло, и предъявы им не будет! - распоясался Шульман и рванул микрофон к себе, отчего женщина выронила из рук папку, содержимое которой тут же разлетелось по сторонам.
  
  Я уже почти покинула зал, но, остановившись в дверях, решила вернуться и досмотреть шоу до конца. А оно продолжалось!
  
  - А как же незаконное пересечение границы? - парировала подполковник, кинувшись собирать документы.
  
  - Занзибара? Ведь по космосу мы граничим и с ним тоже, - пошутил Семен Маркович, затем подобрал и тут же прочел один из листков. - Ой вей, она ещё что-то за переговоры и террористов! Оказывается, что в ходе пресс-конференции наш президент принял решение предоставить всем инопланетянам российское гражданство!
  
  - Отдайте сейчас же! - Удалая, подпрыгивая, безуспешно пыталась дотянуться до документа, который Шульман предусмотрительно поднял над головой. - Это - закрытая информация!
  
  - Но я ее таки открыл! Надеюсь, все штемпсели настоящие и подпись гаранта не поддельная? И он тоже проявил мудрость?
  
  - Настоящие! Не поддельная! - Женщине удалось таки допрыгнуть до цели и вырвать листок из рук оппонента. - Проявил! - подтвердила она с победным видом, но тут же изменилась в лице, осознав свою ошибку.
  
  - Ну тогда и я в свою очередь предлагаю нашим новоиспеченным землякам переехать из гостеприимного Лефортово в мой особняк на Рублевке. Места хватит всем, а финансирование готов взять на себя! - торжественно заявил Семен Маркович, но вдруг сник и упавшим голосом добавил. - Конечно, при соответствующей поддержке государства.
  
  Понятно, действие эликсира закончилось. К Шульману подбежали два человека с капитанскими погонами и, взяв его под руки, увели. Я интуитивно последовала за ними.
  
  - Эх дед, дед, - проговорил капитан с зелеными пятнами на лысой голове, усадив обмякшего родственника на скамью в коридоре, - вечно ты в истории влипаешь!
  
  - Боренька, она тут, - вдруг встрепенулся старик.
  
  - Кто?
  
  - Любочка твоя. Сидела рядом и зараз исчезла!
  
  - Но Назарюк нет в списках зарегистрированных!
  
  Что же получается? Этот противный с пятнами и есть тот самый Борис Шульман, с которым я когда-то переспала! Фу!
  
  - Где она, Семен Маркович? - спросил белобрысый капитан.
  
  - А-а, Костров, Игореша, - Старик узнал блондина. - Ищите ее, она где-то здесь.
  
  Я включила рентгеновское зрение, чтобы посмотреть, нет ли у мужчин при себе оружия. Бегло осмотрев Шульмана, я сосредоточилась на блондинчике, досконально изучив каждый сантиметр его тела. Эх, какая жалость, что он не Шульман! С ним бы я в разведку пошла, как говорят русские, и улыбнулась, вспомнив о своем задании.
  
  - Боря, - обратился Костров к напарнику, - у меня Гейгер сработал, иду на звук! Будь готов!
  
  - Всегда готов!
  
  Блондин покрутился на месте, сделал несколько шагов влево-вправо и вдруг, вытянув перед собой руки, целенаправленно двинулся в мою сторону. Я сделала шаг назад и уперлась спиной в стену. В одном из карманов капитанского кителя я углядела прибор, треск которого усиливался по мере приближения. Костров, подойдя почти вплотную, уперся мне левой рукой в правую грудь и сделал пару круговых движений. Не то, чтобы мне это не понравилось, но ведь я обнаружена, и надо что-то делать! Я стала лихорадочно перебирать пункты меню черной метки.
  
  - Боря, стреляй!
  
  Второй капитан выстрелил, и дротик с красным оперением вонзился в руку первого, пригвоздив ее к моей груди.
  
  - Ты идиот, Шульман! - дурным голосом заорал Костров и потянулся к дротику, но опоздал: я успела включить телепортацию.
  
  
  Часть 8. Аманда Джонсон
  
  
    Получив свой нехитрый багаж, я вышла из здания аэропорта Виру-Виру.
  
    - Сеньорита желает такси? Если да, то Луис мигом домчит куда надо! - Лысенький, невысокий мужчина засеменил рядом, преданно заглядывая в глаза. - У Луиса дешевле, всего пятьдесят боливиано и сеньорита в центре Санта-Круз-де-ла-Сьерра.
  
    - Отель Америка, сеньорита согласна на сорок, долларами по курсу. Идет?
  
    - Годится! - Луис чуть ли не вырвал у меня из рук чемодан. - Добро пожаловать в Боливию!
  
    - Что-то мы слишком долго едем, - спросила я водителя через двадцать минут пути. - Да и города на горизонте не видно совсем.
  
    Вместо ответа Луис резко свернул на обочину, затормозил и прижал к лицу респиратор: кабина начала заполняться белым дымом. Прежде чем потерять сознание, я секунд десять пыталась открыть двери, но они оказались заблокированы.
  
    Очнулась я оттого, что кто-то, а это оказался Луис, окатил меня, лежащую на топчане, водой из ведра. И куда только делась его обходительность! Вместе с Луисом в той же комнате находилось еще трое мужчин.
  
    - Вставай, сучка гринго! Санчес не любит ждать! - Он по-хозяйски схватил меня за рукав блузки и хорошенько встряхнул, отчего я скатилась на пол.
  
    Поднявшись на ноги, я тут же присела на топчан: голова пошла кругом.
  
    - А еще он не любит гринго! - зло продолжил Луис. - Нечего им делать в нашей стране! Что расселась, пошли!
  
    С каким же удовольствием я залепила ему пощечину! Трое спутников Луиса довольно рассмеялись.
  
    - Не нравишься ты ей, коротышка. Да и староват для нее! - ухмыльнулся один из них.
  
    - Ничего, упрошу Санчеса отдать ее бойцам, быстро станет податливой! - И Луис резко ударил меня кулаком в лицо: хлынувшая из носа кровь тут же залила блузку.
  
    - Не отдаст, - возразил ему другой. - Санчес противник того, чтобы женщину брали силой. Не выгорит у тебя, коротышка. Да и на плантации ей гораздо хуже придется.
  
    - А что, ты прав! - И Луис довольно расхохотался.
  
    Санчеса я так и не увидела: Луис отвел меня в один из домов, где прямо на полу на соломенных циновках спало несколько десятков женщин в одинаковых серых балахонах: мне выдали такой же. Мужчины содержались отдельно, но по утрам нас всех вместе рассаживали в крытые брезентом фургоны и развозили по плантациям. Чтобы избежать порезов, листья коки мы собирали с забинтованными пальцами и почти до темноты лишь с небольшим перерывом на обед. Надсмотрщиками являлись мужчины, бывшие когда-то такими же кокалерос - сборщиками листьев коки. Наш рацион был общим и небогатым: картофель, кукуруза и совсем редко рисовая каша. Приготовленная на мясном бульоне, она считалась чуть ли не пищей богов у изможденных людей. В этом аду я и провела первые полгода с небольшим трехдневным перерывом.
  
    Каждые полгода на своей ферме Санчес проводит среди рабов бои без правил, а победитель получает повышение статуса и трехдневный отдых с приглянувшейся женщиной. Принять в них участие может любой желающий.
  
    В один из дней нас привезли с плантации, но в дом не пустили и выстроили всех женщин у дверей перед двумя незнакомыми мужчинами. Один из них был одет в военную форму и черный берет, а второй в видавшие виды шорты.
  
    - Санчес! Сам Санчес! - загалдели женщины. - Новый боец! Хоть бы меня выбрал! Меня!
  
    - Тихо! - оборвал их Санчес и сплюнул зеленую слюну. - Сегодня лучшим бойцом стал Серхио. Теперь он тоже будет кокалерос. Есть желающие провести с ним три дня? Тогда поднимите руки и помалкивайте. Иди, Серхио, выбирай. Ты заслужил.
  
    Санчес запихнул в рот несколько листьев коки, которые жевал, не переставая, а мужчина с голым торсом, прихрамывая, прошел мимо леса рук и остановился напротив меня. Я поймала его взгляд и... Тоже подняла руку.
  
    Если меня спросят, какие мгновения своей жизни я хочу вернуть, то я, не задумываясь, выберу эти три дня, проведенные вместе с Сергеем, это настоящее имя Серхио, в этой убогой лачуге. К тому же мы оказались коллегами.
  
    - Ну ладно моя страна везде и всюду лезет со своей демократией, а России-то что надо на другом конце света! Не понимаю! - И я еще сильнее прижалась к Сергею.
  
    - СССР, - поправил меня он. - У нашего руководства большое желание построить социализм в стране у этих человекообразных. Сама видишь: и то, и другое бесполезно. Но я - человек военный, а приказы не обсуждаются. В твоем ЦРУ разве не так?
  
    - Тот же бардак. А кем ты был до кокалерос?
  
    - Танцором. Топтал ногами сушеные листья в яме с водой и кислотой. Топтуны долго не живут, вот я и вызвался на бой. Хочу все-таки сбежать отсюда, пока здоровье есть.
  
    - Я слыхала, что Санчес придумал сажать беглецов на кол, чтобы они умирали в страшных мучениях.
  
    - Так и это не жизнь.
  
    Он прав, и через три дня ад вернулся. Однообразные дни, недели, месяцы. Когда меня вывернуло наизнанку прямо на плантации, я поняла, что беременна. Об этом незамедлительно доложили Санчесу, и он приказал определить меня на кухню, где я и проработала до самых родов.
  
    Мальчиков-близнецов я кормила грудью около двух месяцев, потом у меня их отобрали и унесли. Мне не удалось даже поплакать, ведь я снова стала кокалерос. Но еще через месяц мы неожиданно столкнулись на плантации с Сергеем!
  
    - Я все знаю, Аманда, - Сергей крепко обнял меня и прошептал на ухо. - Сегодня приедут курьеры на мотоциклах за кокаиновой пастой, вроде бы хотят забрать куда-то еще и наших мальчишек. Бежать надо или сейчас, или никогда. Ты со мной?
  
    - Да! Да!
  
    - Мотоциклом управлять...
  
    - Умею!
  
    - Тогда слушай...
  
    Гнилую картошку на ужин я оставила нетронутой, от волнения кусок не лез в горло. Устроившись на циновке, я притворилась спящей. Ждать прошлось около часа.
  
    - Аманда! - Дверь распахнулась, и в помещение влетел Сергей с двумя рюкзаками в руках. - Давай быстрей. Я застрелил Санчеса и частично вырубил охрану, но сейчас все остальные по тревоге сбегутся!
  
    - А где наши малыши? - Я вскочила на ноги и побежала за Сергеем.
  
    - Здесь они, здесь! Оба крепко спят! - Сергей на бегу протянул мне один из рюкзаков, - Одевай! Мотоциклы за углом дома.
  
    Мы вихрем домчались до дома Санчеса, откуда только взялись силы? Там, одев на спину рюкзаки с сыновьями, завели мотоциклы и пулей вылетели из ворот. Нам вслед раздались выстрелы: это очухалась охрана.
  
    - Аманда, - пытаясь перекричать шум моторов, крикнул Сергей. - Надо разделиться!
  
    - Зачем?
  
    - За нами уже гонятся, а так хоть один может уйти!
  
    - Нет!
  
    - Да! Езжай вперед, на ближайшей развилке налево, а я чуть отстану!
  
    До развилки пришлось ехать около получаса. Перед поворотом я оглянулась: Сергей прилично отстал и, скорее всего, хочет увести погоню за собой! Может быть, он и прав. Я сглотнула комок в горле и повернула налево. Но через минуту мотор вдруг зачихал и заглох. Взяв себя в руки, я закатила тяжелую машину в придорожные кусты и затаилась.
  
    Вскоре послышался рев нескольких моторов, один за другим несколько протяжных криков, а затем наступила тишина. Я сняла рюкзак, открыла его и посмотрела на спящего сына.
  
    - Нет, сынок! - прошептала я. - Всю жизнь страдать от неизвестности я не смогу. Прости.
  
    С трудом сдерживая слезы, я снова надела рюкзак, вышла на дорогу и направилась к развилке. Недалеко от нее я заметила лежащий на боку заглохший мотоцикл, а подойдя поближе, ужаснулась: там, где дорога после развилки резко уходит влево, ограждение оказалось сбитым. Продолжается она по самому краю обрыва, где-то далеко внизу течет река. А значит Сергей и все остальные не вписались в поворот, и именно их крики...
     - А-а-а! - завопила я, тут же зажав рот рукой, чтобы не разбудить ребенка. Затем подняла заглохший мотоцикл, завела его и поехала дорогой, которую указал Сергей Сомов. Ведь за спиной у меня самое дорогое - наш сын. Продолжение следует...
07 December 2021

Немного об авторе:

... Подробнее

 Комментарии

Комментариев нет